home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 5: Отряд Рыцарей Ундины

Сайто официально стал дворянином, однако его жизнь не слишком изменилась.

Обладание титулом шевалье предусматривало получение ежегодной ренты, поэтому финансовое положение мальчика стало более-менее нормальным, однако его быт совершенно не изменился.

Прожиточный минимум на одного человека в Тристейне меняется в зависимости от места проживания, однако на год он не превышает ста двадцати экю. Сумма ренты, которую стал получать Сайто, составляла пятьсот экю. Это были деньги, на которые, не испытывая неудобств, могла прожить семья простолюдинов из четырех человек. Похоже, таков был доход мелкотравчатого дворянина, не имеющего владений.

В начале каждого месяца в интендантстве финансов выплачивалась сумма, составляющая одну двенадцатую часть годовой ренты. Поэтому было заведено, что каждый месяц Сайто, взяв письменный ордер, подтверждающий его титул, становился в очередь в кассу интендантства финансов в Тристании, где скапливалась толпа мелкотравчатых дворян, намеревающихся получить свое жалование или ренту.

Место его проживания тоже не изменилось. По-прежнему это была комната, принадлежавшая Луизе. Если бы мальчик хотел арендовать себе жилье, то он мог бы снять освободившуюся комнату в Академии Волшебства, однако хозяйка этого не потерпела. Она настояла: "Нет необходимости излишне тратить деньги, ведь так?"

Следуя совету Луизы: "Прежде всего, для службы рыцарем существует категорически необходимая составляющая", фамильяр взял авансом сумму годовой ренты и купил лошадь.

Это была настоящая военная лошадь пегой масти с лоснящейся шкурой.

Также следуя совету хозяйки: "Хороший всадник одновременно уделяет внимание и сбруе", мальчик купил соответствующую упряжь. На эти две покупки ушла почти вся сумма годовой ренты, однако Сайто нехотя купил и лошадь, и сбрую, поскольку Луиза постоянно пилила его, и если бы он не сделал так, как она говорит, то девочка бы взбесилась.

Однако, чувствуя свое недовольство, фамильяр сначала дал этой лошади кличку "Луиза".

- Луиза. Если хочешь морковку, заржи.

- Хэй, Луиза. Сегодня предстоит дальняя поездка, поэтому скачи энергичнее. Если будешь медлительной, я тебя накажу! Поняла?!

Мальчик передразнивал стиль разговора своей хозяйки, однако такое мелкое вымещение досады вскоре было раскрыто.

- Называть лошадь "Луизой" запрещаю!

Фамильяр, который был избит девочкой настолько, что его лицо распухло вдвое, изменил кличку лошади.

И еще на оставшиеся деньги он построил рядом с лабораторией Кольбера ангар, чтобы поставить сгруженный с "Вюсенталя" истребитель Зеро... строение из досок и бревен исключительно для защиты от дождя.

Мальчик хотел навестить могилу Кольбера, однако, по-видимому, Кирхе увезла останки учителя, у которого не было родственников, в дом своих родителей. Говорили, что Табита сопровождала ее. Были неясны причины, почему рыжеволосая девица так поступила, однако Сайто намеревался расспросить ее о местоположении могилы и при случае навестить ее, как только Кирхе вернется из Германии.


* * *

Итак, реакция в отношении внезапно ставшего дворянином фамильяра Луизы у людей в Академии Волшебства была совершенно различной.

Мистер Осман, директор школы, был обрадован.

"Похоже, ты выразил готовность дожить в этом мире до своей смерти", - прищурившись, произнес он. Когда фамильяр объяснил, что у него нет таких намерений, Старейшина высказался: "Ты пока что говоришь так, поскольку у тебя нет молодой жены. В ознаменование того, что ты стал дворянином, остепенись, заключив брак, кстати, как тебе моя племянница? Ей уже за сорок, и она четвертый раз неудачно вышла замуж, однако она достаточно недурна собой..." - и после таких наставлений Сайто сбежал.

- Ну, надо же, - прищурившись, произнесла Шеврез Красная Глина, которая также была обрадована. - Мисс Вальер тоже горда этим, - поделилась впечатлениями учительница. - Однако вы, как и все, будете здесь учиться? Если будете посещать уроки, купите эту, эту и вот такую книги, хотя это дорого, и все-таки, безусловно, полезно, - пухлая женщина начала рекомендовать свои собственные сочинения, используемые в качестве учебников, поэтому Сайто снова бросился бежать.

Итак, среди учителей только эти двое были обрадованы, остальные, похоже, не были особо довольны подобным событием. Как и было до сих пор, они не обращали на мальчика внимания, словно он был воздухом. Были и такие преподаватели, которые вскользь бормотали: "Выскочка". Как и следовало ожидать, они были возмущены, однако раз объект их злости являлся равным им, то они просто его игнорировали.

Реакция учеников тоже была разной.

Были такие, которые надсмехались: "Из грязи - в князи", и такие, которые не приближались к мальчику, будучи напуганными его военными достижениями, и такие, которые вели себя безразлично...

И все равно от учеников, исполненных зависти, а таковых была половина школы, можно было услышать, как они вскользь бормочут: "Хотя он - простолюдин" или "Он там всем головы заморочил" и тому подобные оскорбления. После подобных слов Сайто, заявляя: "Если противник будет студентом - вероятно, тоже неплохо", затевал дуэль.

Так уж повелось, что ученики, которые с пренебрежением говорили о фамильяре: "Да ладно, полагаю, самое большее, на что он способен - проучить Гиша, а то, что он остановил семидесятитысячную армию - недоразумение", в итоге меняли свои взгляды, ощутив все на собственной шкуре.

Когда мальчик во дворе Вестри безжалостно победил троих обидчиков подряд, огульное злословие в его адрес прекратилось.


* * *

Спустя две недели после того, как Сайто стал дворянином...

Во дворе Вестри из утренней дымки один за другим появились ученики. Это все были студенты, принимавшие участие в альбионской кампании.

Со слегка напряженными лицами они уставились на двоих человек, застывших перед ними.

То стояли Гиш и Сайто, на плечи которых были накинуты черные плащи.

Должно быть, пребывая в напряжении, ухажер Монморанси замер без движения.

Фамильяр Луизы ткнул его локтем.

- Ч-чего тебе?

- Кажется, ты - командир. Поприветствуй отряд как следует.

- Уу... - Гиш застонал.

- В чем дело?

- Ж-живот болит...

Собравшиеся ученики разразились хохотом.

- ...Крепись, - когда Сайто, вздыхая, произнес это, Гиш с обеспокоенным лицом возразил:

- Разве не было бы лучше, если бы ты все-таки стал командиром? Для меня быть командиром отряда Рыцарей Ундины[8] - слишком тяжелое бремя.

Отряд Рыцарей Ундины...

Этот отряд Гвардии был создан при посредничестве Анриетты через три дня после того, как фамильяр вернулся в Академию Волшебства. После принятия решения Сайто сразу же прибыл к Королеве, где его поставили в известность о его вступлении в должность командира Отряда Рыцарей. Тогда Принцесса предложила ему заново сформировать отряд, и это действительно было реализовано на практике.

Это было легендарное подразделение, окутанное ореолом славы, существовавшим в былые годы. Если мысленно вернуться в прошлое на более чем тысячу лет, то именно тогда был сформирован этот отряд Рыцарей, получивший название в честь Королевской семьи Тристейна и духа глубоких зеленоватых вод.

Однако, несколько столетий назад во время политической смуты он был расформирован, и так продолжалось до настоящего времени, и все же... Анриетта возродила это название.

- Что с того, что у этого отряда - славная история? Полагаю, от этого была головная боль - и только, - заявил Гишу Сайто.

Что касается студентов, то, возможно, для них это было названием легендарного подразделения, однако, что до фамильяра, то у него не возникало ни душевной приверженности, ни благоговейного трепета, ни каких-либо устремлений.

- О-однако... как и следовало ожидать, то, что я - командир этого легендарного отряда Рыцарей, хмм...

Глаза у Гиша закатились.

Изначально Сайто собирался сам занять этот пост, однако... прислушавшись к словам Аньес: "Будет весьма сильное неприятие того, что бывший простолюдин стал командиром", - отказался от такой мысли. Он не хотел навлекать ненужной зависти.

В конце концов, после совещания с Луизой было решено: пока что выдвинуть на этот пост Гиша, а на ближайший период сам фамильяр сможет быть его заместителем.

Похоже, Анриетта хотела сделать командиром Сайто, однако все-таки он являлся прибывшим из параллельного мира человеком, который не был хорошо знаком с местными законами и правилами, не владел магией и официально был неспособен на подобное.

А ведь Гиш, проявив себя в сражении за город Саксен-Гота, получил орден, и вдобавок его отец был маршалом. Какие там сила характера, реальные магические способности и опыт, - главное, что его происхождение и успехи в нынешней войне не вызывали возражений.

- Эй! Гиш! Сайто! Сколько времени должно пройти, чтобы вы начали тренировку?! Разве вы не должны гонять нас до изнеможения каждое утро?! - ученики, которые стали членами отряда Рыцарей, закричали двум медлительным командирам.

Если окинуть взором эту картину, то, возможно, станет понятным, что отряд Рыцарей Ундины был сформирован из студентов Академии Волшебства. В продолжение Полков Магической Стражи и Полка Мушкетеров Анриетта собрала третий отряд Рыцарей Гвардии из подростков, которые не принадлежали к различным фракциям, существующим в народе или при Королевском дворе.

- Эй, разве наши подчиненные не выражают недовольство из-за того, что ты - такой медлительный? - произнес Сайто, слегка похлопывая Гиша по щеке. Тот, тоже не уступая, парировал:

- Да ведь ты тут бездельничаешь и только и делаешь, что жалуешься, разве не так?!

- Полагаю, все это потому, что ты - жалкий!

- Поэтому я тебе и говорил, чтобы ты исполнял роль командира, разве не так?!

Два подростка, скрипя зубами, злобно уставились друг на друга. Сайто внезапно отвернулся, после чего издевательским тоном парировал:

- ...Проклятье. Вот поэтому ты не сможешь получить признание и доверие Монморанси.

Его собеседник моментально разозлился:

- Полагаю, наши с Монмон дела тебяяяяяяяяяя не касаютсяяяяяяяяяя! - почти расплакавшийся Гиш выхватил свою волшебную палочку.

- Как занятно. Право, я еще не вернул тебе должок за ту поломанную руку, - зарычал Сайто, после чего взялся за рукоятку Дерфлингера. Руны на его левой руке сияли. Гиш, опомнившись, спрятал палочку, после чего стиснул кулаки. Ну нет, шевалье Сайто - тот самый парень, который остановил семидесятитысячную армию. Когда он держит в руках оружие, шансов на победу у меня нет.

- Ты не способен использовать магию, поэтому ничего не поделаешь! Будем сражаться голыми руками!

Сайто убрал руку от Дерфлингера, после чего набросился на соперника.

Теперь собравшиеся студенты были в восторге.

- Сделай так, чтобы он пожалел! Проучи этого дерзкого простолюдина! Гиш!

- Эй, Сайто! Накажи[9] этого самоуверенного Гиша!


* * *

Две девочки, сидя на скамейке немного вдалеке, следили за эффектной схваткой, которую устроили Сайто и его противник. Этими наблюдательницами были Луиза и Монморанси. Почему-то эти ученицы созерцали зрелище тренировок, вот таким образом устраиваемых ребятами каждое утро перед завтраком.

- О, боги. Если они подумали, а не сыграть ли нам после войны в рыцарей, то на этот раз у них вышла простая драка. Мальчишки, и с этим действительно ничего не поделаешь, - озадаченным тоном произнесла Монморанси.

Кстати, о Луизе: она уже давно с удивительно нервным видом чем-то занималась.

- ...А ты что делаешь?

Слегка раздраженным голосом хозяйка Сайто ответила:

- Занимаюсь починкой.

И в самом деле, оказалось, что это была футболка ее фамильяра. На ткани везде зияли прорехи. Когда Луиза хотела это как-нибудь починить, ее подстерегали серьезные страдания[10]. Однако... она была неумехой. Нитка запуталась, и вместо того, чтобы заделывать дырки, девочка их наоборот увеличивала.

- Разве это не становится еще ужаснее?

- Умолкни.

- Разве не лучше ли было поручить починку и все такое прочее хотя бы служанке?

- Все в порядке. Я сделаю это.

Простонав, хозяйка Сайто снова принялась за починку.

- Луиза, а ты изменилась.

- С чего это?

- Право же... чинишь мальчишке рваную майку... неужели все-таки влюбленные девицы изменяются?

Луиза в панике подняла голову. Ее лицо стало пунцовым.

- Н-нет тут никакой любвиииии! В-ведь он такой изодранный, н-на него жалко смотреть, только поэтому и зашиваю!

- Не принимай это все настолько всерьез. Признай это хотя бы себе.

- По правде, я не хочу чинить ее! Ааа, надоела! Вот же! - произнеся это, Луиза усердно двигала иголкой.

Хозяйка размышляла, как ей поддержать Сайто, увлеченного обязанностями в отряде Рыцарей. Однако я сама не являюсь членом отряда... и хотя пытаюсь придумать, что я смогу сделать, ничего толком в голову не приходит. Пока что она занялась починкой его одежды.

Что касается Сайто, то он, словно ненормальный, начал самозабвенно прилагать все усилия для формирования и обучения отряда Рыцарей. Поэтому, как только занятия в классе заканчиваются, немедленно следуют тренировки. Вымотавшись, он возвращается в комнату и, зевая, засыпает. Каждое утро, вот так же ни свет, ни заря, он собирает студентов, являющихся рыцарями-практикантами, и ребята занимаются фехтованием на мечах, практикуются одновременно атаковать с использованием магии и отрабатывают рукопашный бой.

Он совершенно оставил меня без внимания.

К слову сказать, его отношение гласит: "Не нуждаюсь в твоем содействии или чем-либо подобном". То есть, вероятно, это означает: "Раз хозяйка не является членом отряда Рыцарей, тут уж ничего не поделаешь".

Луиза тихонько вздохнула.

"Я не в состоянии ни умело успокоить его, ни оказать какое-либо содействие. Когда она так подумала, ее уверенность в себе пошатнулась.

Все-таки я бесполезна...?" - когда ее глаза затуманились от слез, Монморанси благодаря своему отточенному опыту мага Воды, вероятно, заметила такие терзания своей собеседницы и прищурилась:

- Что это у нас? Ты подавлена, не так ли? Даа, когда возлюбленный оставляет тебя без внимания и самозабвенно увлекается чем-то иным, поневоле лишишься хорошего настроения.

- Чтооо? О чем ты говоришь? Кто тут возлюбленный? Прекрати!

- Ошибаюсь? Значит, неразделенная любовь? Разумеется, твоя к тому Сайто.

- Ошибаешься! Категорически ошибаешься! Это - не любовь! Я ничего такого и не помышляю! - покраснев до корней волос, возразила Луиза.

- Ладно, и все-таки дам я тебе один совет.

- Что еще?!

- Только потому, что ты его любишь, не сдавайся ему легко и быстро.

- Чтооо?! О чем ты говоришь?! Совсем дура, разве нет?!


Бал Лун-Близнецов

- Девицы, подобные тебе, на вид выглядят непоколебимыми, и при этом с легкостью уносятся течением. Слушаешь меня? Ведь все мужчины ветреные. Когда ты доверяешься ему с мыслью: "Ну ведь немножко-то можно", он немедленно пресыщается и отправляется к другой девице.

- Г-глупости! Нет никаких причин доверяться ему, ведь так? И что ты имеешь в виду под словом "довериться"?! - заорала Луиза, скрывая[11] тем самым свое недавнее поведение.

- Твой голос дрожит. Ведь он сразу же дрожит, если тебя задеть за больное место. Однако, вероятно, это беспокойство ни к чему. Полагаю, в последнее время он тебя забросил. Действительно, девицы с чувством неудовлетворенности неприятны. Ведь они раздражаются по такому мелкому поводу.

- Чтооо? Кто тут и заброшен, так это - ты, не так ли?! Монморанси Мокрая. Что ты здесь делаешь? Караулишь Гиша? Тот болван из болванов случайно получил орден, поэтому привлекает большее внимание, чем прежде, не так ли? Прибавился еще младенец, утверждающий: "Даже если он таков, все в порядке"!

Монморанси легко похлопала свою собеседницу по плечу. И указала в направлении ребят.

Оказалось, что потасовка незаметно утихла.

- Чтооо? - глаза у Луизы округлились.

Ее фамильяру как раз что-то подавала какая-то ученица, на плечи которой был наброшен светло-коричневый плащ.

- Похоже, тот, кто привлекает внимание - совсем не Гиш.


* * *

- Что случилось? - спросил Сайто у девочки, которая стояла перед ним.

Краснеющая студентка, которую когда-то обманывал Гиш, встречаясь одновременно с двумя девицами... это была Кэтти. Рядом с ней находилось еще несколько учениц, которые с одинаковым выражением на лицах уставились на фамильяра. Все они носят светло-коричневые плащи... кажется, это означает, что они - первокурсницы?

- З-знаешь... вот это, можешь прочесть?

Со смущенным видом миловидная Кэтти с длинными волосами каштанового цвета достала что-то, похожее на письмо.

- Я-я тоже написала.

- Пожалуйста, взгляни и на мое.

Остальные ученицы, одна за другой, подавали свои послания.

- Письма?

- Понимаешь... я сочинила стихи. Обязательно прочти их.

Чрезвычайно изумленный Сайто спросил у первокурсниц:

- ...Почему мне?

Девочки переглянулись и разом кивнули:

- Да ведь ты - изумительный. В одиночку удачно остановил семидесятитысячную армию.

- Когда в следующий раз будешь свободен, если согласишься, не расскажешь ли нам о том событии, пожалуйста?

Сзади послышался укоризненный голос Гиша:

- А для м-меня? Для меня нет писем?!

- Для мистера Гиша существует мисс Монморанси, разве не так? - с холодной серьезностью заявила Кэтти.

- Вы, девицы, - непременно на первом месте! Монморанси - это Монморанси, а вы - это вы! Вот так! Несмотря на то, что для храбреца доблестью и боевыми заслугами является только любовь! Поймите же это!

И в тот момент, когда, прокричав это, Гиш с напыщенным видом зажал в зубах свою палочку-розу, его тело окутал ком воды.

- Што ва! Шорт! Фыфание! Фа вефь я не мову фышать, - ловелас мучился внутри водяного столба. У него за спиной незаметно оказалась Монморанси, которая теперь взмахивала своей волшебной палочкой. Ее лицо было бесстрастным, однако, очень пугающим.

- Ох, Монмон - пугающаяяяяяя, - пока Гиш дрожал, Кэтти быстро передала Сайто сверток:

- Знаешь... возможно, тебе не понравится, и все-таки я испекла бисквиты. Непременно попробуй.

- Бисквиты?

Из свертка плыл сладкий мягкий аромат.

Выглядело вкусно, поэтому Сайто невольно протянул руку, и тут же... сбоку появилась маленькая ручка.

Она разорвала сверток и вытащила изнутри бисквиты.

Раздалось чавканье.

Когда фамильяр робко повернулся в ту сторону, оказалось, что там, нахмурившись, Луиза набивала рот бисквитами с таким видом, словно было невкусно.

- Ч-что ты творишь?!

- Что это такое? На вкус - отвратительно.

- Несмотря на то, что я так усердно их готовила.

- Не корми чужую домашнюю собаку, - пробурчала Луиза, злобно уставившись на Кэтти.

- Что за домашняя собака?! Мистер Сайто - герой!

- Герой? Кто же?

Фамильяр невольно выпятил грудь:

- Я.

В следующий момент, как и было предопределено, колено Луизы попало ему в солнечное сплетение, и Сайто рухнул на землю. Хозяйка энергично наступила ему ногой на лицо. В совершенно привычном стиле она прокричала:

- Армию с численностью самое большее в семьдесят тысяч остановил, и этим кичится, не так ли? Полагаю, это - то же самое, что остановить стадо коров. Что здесь поразительного?

Хозяйка надавила Сайто ступней в пах, тем самым прикончив его. Застонав, фамильяр затих.

Все присутствующие подумали: "Луиза поразительна. Она говорит о семидесятитысячной армии как о стаде коров". Ученицы, напуганные ее странной мощью, бросились врассыпную.

Хозяйка схватила за ноги Сайто, потерявшего в муках сознание, после чего поволокла его.

Как пушинка парящий в воздухе Гиш, руки и ноги которого оказались скованными ледяными кольцами, был препровожден Монморанси.

Собравшиеся студенты остались без командира и его заместителя, поэтому они с озадаченным видом переглянулись. Вздохнув, Маликорн произнес:

- Разве Луиза и Монморанси не были бы более подходящими командирами?

Ученики одновременно кивнули в знак согласия.


* * *

Хозяйка притащила Сайто в комнату и швырнула его на пол.

Пришедший в сознание мальчик вскочил и заорал на нее:

- Ты что творишь?

Надувшись, Луиза скрестила на груди руки:

- Я думала, что будет лучше, если ты будешь трудиться, не обращая внимания на усталость, и будешь проявлять рвение, тем не менее...

- Тем не менее - что?

Девочка замолчала.

- Что случилось? - когда он так спросил, хозяйка как-то безнадежно вздохнула и забралась в кровать:

- ...Вот же. Не будь же занят исключительно своими делами.

- А? - Сайто не находил слов. По-видимому, я в последнее время был занят своими делами и не слишком-то обращал внимания на Луизу, поэтому она сердится.

С этим ничего не поделаешь. В последнее время я преисполнен рвением.

Новый пост, дела, с которыми не приходилось ранее сталкиваться...

Это заставляло сердце взволнованно биться. Естественно, время, которое я проводил с Луизой, сократилось, однако тут уж ничего не поделаешь, не так ли?

Вдобавок, компания, которая недавно совершила нападение...

- Та банда, которая недавно на нас напала... полагаю, будут проблемы, если они снова так нас атакуют. Разве не лучше, если у нас будет больше союзников?

- Ну, все так, однако... - хозяйка надула губы, - С ними-то я справлюсь даже всего лишь с твоей помощью.

- Это еще неизвестно! - заорал Сайто, однако, похоже, по сравнению с такими проблемами Луиза выражала большее недовольство тем, что ей пренебрегают.

- К слову сказать, полагаю, ты должен больше времени проводить с хозяйкой! - роптала девочка, топоча ногами под одеялом. - Что это за недовольное выражение лица? - спросила она, выглянув из-под одеяла.

- Ничего... надоело: хозяйка то, хозяйка се - хватит уже.

- Почему это?

- Да ведь теперь я - тоже дворянин, верно? Полагаю, мы равны?

- Чтооо?! О чем ты говоришь?! Разве я тебе уже не говорила? Не сравнивай простого шевалье и род герцога Ла Вальера! Раньше мы разнились как пес и человек, а теперь стали как обезьяна и человек, только и всего. Не строй себе иллюзий! - заявила девочка, поправляя свои волосы.

- Ну, еще бы...! - настроение у Сайто еще больше испортилось.

Хотя я считал, что мы с Луизой немного сравняли свое положение, похоже, это вовсе не случилось.

Когда Сайто умолк, хозяйка с разочарованным видом спряталась в кровати... и с головой накрылась одеялом.

У Луизы не было причин с особой серьезностью думать: "Между нами равенства нет". Или лучше сказать, для нее, так или иначе, не составляла проблем разница в общественном статусе и все такое прочее. Сайто - он и есть Сайто. Поэтому все в порядке.

Просто факт, что фамильяр самозабвенно окунулся с головой в дела отряда Рыцарей, был немного непростителен. И тогда хозяйка невольно излила свое раздражение даже на титул шевалье.

Раз Сайто хранил молчание, Луиза высунулась из-под одеяла.

- ...

Словно кролик, который, высунув голову из норы, наблюдает за происходящим на поверхности, девочка уставилась на своего фамильяра. А затем снова спряталась.

- Подумай о том, что нужно сделать с целью улучшения настроения своей хозяйки.

- Даже если ты так говоришь... - когда Сайто с озадаченным видом почесал в затылке, Луиза высунула из-под одеяла руку и подняла палец вверх:

- Может обнять ее покрепче, может на ушко прошептать: "С радостью готов получать ваши приказания" ... полагаю, существует множество способов.

Что за: "Может обнять ее покрепче"? Мальчик слегка обозлился.

"Ты хочешь привлечь меня такой приманкой...?" - подумал он, однако у него не было неприятия к тому, чтобы обнять девочку, поэтому он крепко прижал к себе Луизу, завернувшуюся в одеяло.

Хозяйка внутри этого кокона стала послушна, словно кошка.


* * *

Луиза... ощутила, что даже щеки у нее невольно расслабились.

"Право же... полагаю, это так приятно, когда тебя крепко обнимает мальчик, которого ты "возможно" любишь. Даже если вместе с одеялом.

Если такое возможно, мне хочется, чтобы так было все время, однако доверить ему самое дорогое нельзя. Ах, и все-таки, если он станет домогаться, что мне тогда делать? Правда ли, что если я один раз это позволю, то, как говорила Монморанси, он начнет изменять? Что мне делать?" - когда она размышляла над этим вопросом... Сайто сказал:

- Послушай, Луиза.

- Ч-что...?

- Уже довольно?

- Чтооо? - под одеялом глаза у девочки превратились в точки.

Заявив напоследок: "Как бы, все меня ждут. Раз я - заместитель командира... поэтому, если буду саботировать тренировки, то не смогу служить хорошим примером", фамильяр быстро отошел от кровати и покинул комнату.

Оставленная Луиза некоторое время ошеломленно дрожала, однако...

Она с шумом вскочила с кровати, после чего принялась пинать стену.

- Что это?! Как это понимать?! Моя гордость растоптана в прах!

После того, как девочка некоторое время пинала стену, она, тяжело дыша, пробормотала:

- Гляди же... если я проявлю серьезность... будь то служанка, будь то девица-эльф, они убегут, поджав хвосты!


* * *

На следующий день... после уроков Сайто отправился с визитом вежливости на кухню.

Он поступил так, поскольку вспомнил, что некоторое время не видел лица Сиесты. Он должен был собственными устами точно сообщить ей, что он стал дворянином.

Служанки не было видно, поэтому мальчик попытался обратиться с вопросом к дядюшке Марто, который снимал пробу с тушеного мяса.

- Не знаете, где Сиеста?

Тогда шеф-повар сердито уставился на фамильяра:

- Не могу рассказать это субъекту, который виляет хвостом перед дворянами, - заявил он. Возможно, повара на кухне, которые ранее до такой степени превозносили Сайто, теперь разделяли мнение своего шефа, поэтому только смотрели на мальчика ледяными взглядами.

Рана, причиненная фамильяру этими людьми, была во много раз страшнее тех, которые были нанесены ему злословием дворян-учеников.

Когда подобные слова были произнесены человеком, который проявлял к Сайто доброту, у мальчика на глаза постепенно навернулись слезы. Тогда дружелюбный дядюшка Марто заволновался:

- Эй-эй! Разве существуют люди, которые плачут, хотя с таким трудом смогли стать дворянами?

- Да ведь... хотя вы были добры ко мне... как-то вы изменились... а я совершенно не изменился...

- Не плачь! Проклятье, собственно говоря, зачем ты хотел тоже стать дворянином?

Сайто закусил губу.

- Хотя я не способен корректно это объяснить... почему-то хотел. Послушайте, дядюшка, вы в состоянии одним блюдом заставить человека растрогаться. И вот вы - шеф-повар, и есть место, где вы необходимы. Ошибаюсь?

- Хм, нуу... теперь, когда ты сказал, похоже, что так.

- И мне тоже нужно подобное. Попытаться сделать то, что сможешь, находясь на своем месте. И если дворянский титул - такое место в обществе, где я легко осуществлю свои мечты, то я хочу попытаться стать дворянином. Не то, чтобы я желал добиться титула. Однако если место в обществе приблизит меня к тому, что я желаю совершить... наоборот, я намереваюсь именно использовать это свое положение.

Когда мальчик это произнес, дядюшка Марто пожал плечами:

- Да ведь я академий не кончал. И не понимаю, когда мне говорят что-то сложное. Просто, знаешь, ты, нуу, говоришь, что совершенно не кичишься...? - со смущенным видом пробормотал шеф-повар.

- Кичиться? Совершенно не намерен такого делать! Поэтому, прошу, относитесь ко мне так же, как и до сего момента. Если же так нельзя, то я не скажу, что это несправедливо.

И тогда дядюшка Марто фыркнул. Затем внезапно обнял Сайто:

- И-извини... Сказать по правде, я завидовал тебе... ведь простолюдину стать дворянином, такое настолько же трудно, как человеку стать богом! Однако, выслушав тебя, я успокоился. Ты так и остался собой. Верно? "Наш меч"!

- Хотя я не совсем вас понимаю, это - просто замечательно, если я всегда буду для вас, дядюшка, "Нашим мечом".

Шеф-повар потрепал его по голове.

- Скажи Сиесте то, что сказал мне. Ведь она сейчас - в расстроенных чувствах...

И в этот момент.

Дверь в кухню с грохотом распахнулась, и внутрь, топая каблучками, вбежала служанка.

- Ах-ах! Это ужасно! Ах-ах! - она из-за чего-то устроила большой переполох.

- Что такого ужасного? - спросил шеф-повар.

- Меня! Переводят! Именно так!

- Переводят?

Мальчик и дядюшка Марто переглянулись. Только сейчас Сиеста заметила присутствие фамильяра и покраснела до корней волос.

- Сайто... я, я... - пробормотала девочка преисполненным эмоциями голосом.

- Собственно говоря, что... или лучше сказать, разве ты не была в расстроенных чувствах?

- Ты прав. Я была слегка расстроена. Ведь ты стал дворянином. Возможно, ты меня забыл, и у меня в душе клубились тучи.

- Я о тебе не забываю.

- Однако уже все в порядке.

- Вот именно поэтому, что же произошло? - спросил дядюшка Марто, и Сиеста низко ему поклонилась:

- Большое вам спасибо за то, что до сих пор заботились обо мне.

- Чтоо?

Девочка показала имеющему рассеянный вид шеф-повару бумагу, которую держала в руке.

- Разве это - не подпись Ее Величества Королевы?!

И действительно, то был документ, подписанный Анриеттой. Внизу также была подпись Старейшины Османа.

- Ну-ка, ну-ка. "Мистеру шевалье Сайто де Хирага назначить одного слугу, выбранного из штата Академии". И что это?

- Сегодня утром мистеру Осману из Королевского Дворца было доставлено это письмо. Соответственно главной горничной был отдан приказ выбрать кого-нибудь. И поэтому она выбрала меня. Должно быть, чтобы заботиться о Сайто, я подходила как нельзя лучше, ведь мы в очень хороших отношениях.

Мальчик растерялся, все еще не понимая, что к чему, и тогда Сиеста резко отвесила ему поклон:

- По этой причине, прошу, позаботьтесь обо мне.


* * *

В то же самое время Луиза... именно сегодня намеревалась реализовать тактику, которую она тайком распланировала, напряженно размышляя в течение двух дней.

- До сего момента мой образ действий был ошибочным.

- Каким же образом? - тем, кто задал этот вопрос девочке, перемежающей свои бормотания вздохами, был Дерфлингер. Как и всегда, Луиза назначила разумный меч на роль штаба по осуществлению ее тактического плана.

- Ну, как сказать? Я пыталась состязаться не в своей области возможностей. В костюме черной кошки, в костюме служанки... как бы там ни было, это - не те шаги, которые делают дворяне.

- Вполне возможно.

- Прежде всего, чтобы удовлетворить свою гордость, я решила вернуться к основам, - громко заявившая об этом Луиза наконец-то додумалась нарядиться в униформу... это была легендарная матроска. Недавно девочка вымолила ее на время у Монморанси. Некогда Гиш получил лишний комплект от Сайто и подарил эту вещь своей подруге. Та была худощавой, и ушила костюм так, чтобы ей шло, поэтому, хоть эту вещь и надела Луиза, смотрелось неплохо. Разумеется, лиф был великоват, и длина была излишней, однако... девочка подогнала это, заколов булавками.

- К основам?

- Да. Я должна блеснуть оригинальностью. Кошачьи уши и все тому подобное - это слишком. Как бы там ни было, твои идеи очевидны, не стоит об этом и думать, поэтому я буду сражаться с помощью своих собственных идей и своего таланта. Это - путь настоящего дворянина.

Луиза скрестила руки на груди, после чего удовлетворенно взглянула в зеркало.

Одетая в мешковатую матроску девочка раз-другой обернулась вокруг себя. При этом ее светло-розовые волосы, галстук и плиссированная школьная юбка легко взвились вверх.

- Разве это - не подражание служанке?

- Умолкни. Моя сила отличается от ее.

- Ты - слабее? Как-то мешковато костюмчик смотрится...

Глубоко вздохнув, Луиза протянула руку к волшебной палочке, которая лежала рядом на маленьком столе. Мнение Дерфлингера кардинально изменилось:

- Нет, ты - сильнее.

- Полагаю, это - очевидно.

Девочка с торжествующим видом позировала перед зеркалом.



Бал Лун-Близнецов

Она начала делать разные движения: взявшись за подол юбки, приподняла ее, закусила мизинец... Дерфлингер охладил ее пыл:

- Как бы там ни было, если ты до такой степени любишь партнера... как насчет того, чтобы быть более откровенной? Не будет ли лучше, не бродя вокруг да около, сказать ему: "И со мной сделай то же самое", как ты сказала это раньше?

- Нет.

- Почему?

- Да ведь... если я так поступлю, он увлечется, разве нет? Это понятно из предыдущих моментов. Поэтому я буду придерживаться такой линии поведения, что трогать грудь - это запрещено. Такие действия невозможно позволить.

- Ты не ведешь себя честно.

- К слову сказать, - Луиза схватила меч и со свирепым лицом уставилась на его рукоятку, - Я его нисколько не люблю.

- Хорошо, - пробормотал Дерфлингер голосом, в котором ощущалось, что он совершенно не поверил ей.

И тогда девочка глубоко вздохнула.

- Что случилось?

- Все равно я - прелестная. Это - преступление.

- ...Также у тебя - прекрасный миролюбивый характер.

- Когда это ничтожество увидит меня такую, чистую и милую, ему ничего не останется, как пасть ниц передо мной.

- Уверена?

- Хи-хи-хи. Хи-хи-хи-хи-хи.

- Извини, но мне страшно.

- Это создание непременно ощутит именно такие чувства.

Увлеченная девочка распростерлась на полу. Пока Дерфлингер изумленно наблюдал, она устроила театр одного актера, который в последнее время был ей по душе.

- Луиза... Луиза... ты - такая милая... этот костюм подходит тебе лучше, нежели той служанке... я уже схожу от тебя с ума...!

Затем она резко вскочила:

- Фу ты! Разве это не очевидно?! Теперь ты заметил мое обаяние? Ничем помочь не могу!

Луиза снова распростерлась на полу:

- Прости меня... прости за то, что пренебрегал тобой... прости за то, что потерял голову из-за своего дворянского титула... прости за то, что самозабвенно играл в рыцарей... прости за то, что ухлестывал за служанкой... прости за то, что хватал странные груди той девицы-эльфа...!

Луиза вскочила на ноги:

- Полагаю, ты знаешь, как себя лучше вести, когда просить прощения?

Девочка распростерлась на полу:

- Да! Я - жалкий пес... вульгарный домашний пес к вашим услугам, мисс Луиза... сделаю все, что прикажете... прошу, позвольте мне быть рядом с вами...

Девочка вскочила, после чего скрестила на груди руки. Она сильно увлеклась. Сосем словно Сайто был перед ней. С причудливо выросшим возбуждением и торжествующей улыбкой от своего возвышения она взглянула сверху вниз на своего воображаемого фамильяра:

- Если ты все понял, л-лл-лижи мои б-ббб-ботинки.

- Да! Вылижу! Пес Сайто все вылижет! - распластавшись, Луиза низко склонила голову.

- Эй, дворяночка.

- Чего тебе?! Сейчас - интересное место! Не отвлекай! Ведь отсюда начнется самое поразительное!

- Дверь...

- Дверь - что?! Что с ней случилось?!

Когда девочка обернулась, оказалось, что на нее уставились Сайто и Сиеста, и у них были такие взгляды, словно они наблюдают за мучительной агонией живого существа. Луиза побледнела как мел.

Служанка, топая каблучками, подбежала к своей сопернице и схватила ее за руки.

- Пойдемте в бесплатную больницу, ладно? На вас повлияла весенняя погода... Все будет в порядке. Ведь вас быстро вылечат.

Сайто приблизился к хозяйке и посмотрел ей в лицо:

- Скажи мне честно. Ты что-то съела?

Внезапно Луиза стряхнула их обоих и бросилась к окну. Затем она пыталась выпрыгнуть.

- По! Постой!

- Луиза! Эй! Это - третий этаж!

Сиеста и Сайто бросились следом. Девочка в полубезумном состоянии кричала:

- Отпустите! Пожалуйста, отпустите!


* * *

Прошло уже два часа, когда ребята наконец-то заставили Луизу успокоиться.

Она с раздражением на лице уставилась на Сайто и Сиесту. А те потупились. Чтобы скрыть свое смущение тем, что ее ранее застали за таким занятием, Луиза с угрюмым видом пробормотала:

- Зачем ее привел?

- Прошу любить и жаловать! - с широкой улыбкой Сиеста поклонилась своей сопернице.

- Если речь идет об личной прислуге, то мы обойдемся, - заявила Луиза, пристально уставившись на служанку.

- Нуу... ваша правда, однако я здесь не для того, чтобы помогать мисс Вальер. Я явилась, чтобы заботиться о Сайто.

- По крайней мере, о себе он и сам позаботится.

- Это - личный приказ Ее Величества Королевы.

- Принцессы? - паническим голосом воскликнула Луиза.

- Да. Прошу, взгляните на это.

Сиеста показала сопернице документ, присланный от Королевы Анриетты.

- ...И правда. "Мистеру шевалье Сайто де Хирага назначить одного слугу".

- Даже я не проявляю такого нахальства, чтобы вторгнуться по собственной воле.

- Что делается? - пробормотав это, Луиза покачала головой. - Нуу, а ты что же? - она сердито уставилась на фамильяра.

- Что? Я?

- Именно. У тебя есть причины желать, чтобы Сиеста находилась рядом? Что скажешь?

Луиза пронзила Сайто злобным взглядом. Мальчик с озадаченным видом почесал нос:

- В последнее время я стал слишком занят, поэтому... не могу нормально убрать в комнате и все такое прочее...

Если внимательно взглянуть, то станет заметно, что в комнате тонким слоем скопилась пыль. Раньше фамильяр выполнял уборку в помещении, однако с момента формирования отряда Рыцарей у него не стало времени прибирать комнату.

- Я сделаю все, что угодно!

- Ты уверена? Ведь это - неприятное занятие.

- Да ведь заботиться о Сайто - счастье для меня, - Сиеста тепло улыбнулась.

"Это - опасно, - подумала Луиза. - Т-такие приятные слова, не так ли? Как и следовало ожидать, фамильяр слегка покраснел, разве нет?

Для парня нет более приятных слов. И Сиеста их без всяких сантиментов произнесла".

Положение стало угрожающим, поэтому Луиза решила контратаковать с другой стороны:

- Ладно, ничего не поделаешь, а придется признать, что ты права... неприятно, однако все в порядке... а где ты будешь спать? Ведь кровать - только одна.

- Разве плохо спать всем вместе? Ведь кровать - достаточно большая, - сухо заявил Сайто. У его хозяйки глаза на лоб полезли:

- Так нельзя! Так не годится! Ни в коем случае! Она - узкая! Вдобавок, Сиеста...

"...Простолюдинка, не так ли?", - уже намеревалась произнести Луиза, однако прикусила язык. Она вспомнила, что в долгу перед служанкой. И теперь уже она не могла относиться к простолюдинам с презрением.

Тем не менее, недопустимо ложиться в кровать вместе. Пока я буду спать, непонятно, чем эта служанка будет заниматься с моим фамильяром, разве я неправа?

- Ладно, пусть так. Тогда я постелю солому и буду спать на полу, - снова сухо заявил мальчик.

- Чтооо?

И тогда Сиеста энергично замотала головой:

- Послушайте! Сайто ведь теперь - рыцарь! Не пристало ему спать на полу! Ладно, я составлю ему компанию!

- ...Чтоооо?

Мальчик снова покраснел. Луиза задрожала как осиновый лист. И волей-неволей произнесла слова, которые не хотела говорить:

- П-понятно. В-все в порядке. Будем спать вместе.

- Такое... ведь вместе с аристократкой...

- И Сайто теперь - тоже аристократ.

- Однако, Сайто - это Сайто... - и Сиеста задергалась всем телом.

Натянуто улыбаясь, Луиза произнесла:

- Все в порядке.

- Хорошо, - служанка со смущенным видом потупилась. Затем она произнесла: "Ладно, первым делом займусь уборкой!" - и со счастливым видом принялась наводить порядок в комнате.

- Я помогу, - заявил фамильяр и начал трудиться вместе с Сиестой. Луиза некоторое время наблюдала, как эта парочка с весельем на лицах наводит порядок в комнате, однако... скоро как-то ощутила, что ей трудно оставаться в стороне.

- Я тоже займусь этим.

У Сайто и служанки округлились глаза.

- Что? Странно смотрится, когда я занимаюсь уборкой?

- Нет, просто такого еще ни разу не случалось.

Луиза выхватила тряпку из рук Сиесты, после чего начала протирать пол. Однако, так или иначе, девочка была неумехой. Она выполняла уборку мокрой тряпкой, скатавшейся в комок, поэтому от ее трудов ничуть чище не становилось. Служанка, которая не смогла дальше смотреть на такую работу, объяснила своей сопернице: "Вот как надо".

Ребята потратили несколько часов, и теперь Сиеста, разглядывая сверкающую комнату, с радостным видом произнесла:

- Стало так чисто!

- Да, - Луиза кивнула. Глядя на эту сверкающую комнату, она чувствовала, что успокоилась... "Ох, и хорошо ли это?" - таково было ее настроение.


* * *

Этой ночью.

Ребята спали, составляя иероглиф "Река"[12]. Сайто лежал посередине, справа была его хозяйка. Слева находилась Сиеста.

Луиза, которой почему-то было стыдно как обычно положить фамильяру голову на грудь, устроилась от него поодаль и отвернулась спиной. Возможно, служанка ощущала то же самое, или у нее были какие-то иные причины, а, может, она чувствовала себя стесненно, поэтому она также спала поодаль от мальчика. Хозяйка Сайто решила пока что не спать и караулить поведение остальных. Если они будут заниматься чем-то странным, она намеревалась вскочить и избить своего фамильяра.

Однако ни Сиеста, ни мальчик не двигались. Для Луизы уборка была непривычным делом, поэтому девочка скоро заснула.


* * *

Сайто, как от него и ожидалось, лежал, окаменев. Как бы там ни было, а рядом с ним спали его хозяйка и служанка. Он и не представлял себе, что будет спать, зажатый с двух сторон девочками.

"...Это - не очень хорошо, - размышлял фамильяр. - Только из-за того, что я нахожусь в напряжении, у меня нет ни капли приятных ощущений. Или лучше сказать, что между Луизой и Сиестой существуют незаметные глазом враждебность, и ярость, и чувство безысходности, и от этого молчаливого давления, возможно, я буду раздавлен только потому, что зажат девчонками с двух сторон.

Однако... сейчас - не тот случай, когда можно ломать себе голову по поводу девиц.

Луиза сказала: "То - награда"...

Я ее всеми силами люблю, поэтому, раз на других девиц остаются чувства, то в отношении Сиесты невозможно совершать странные действия...

Чем больше мучаешься в сомнениях, тем сильнее путаются мысли.

Для начала - забудь о девицах.

Ведь, так или иначе, сейчас то, чем я самозабвенно занимаюсь - формирование отряда Рыцарей.

Ведь я самозабвенно занимаюсь мужским делом".

Сайто выкинул Луизу и Сиесту из головы... и задумался:

"Какие есть в этом мире деяния, которые я способен совершить?

Не знаю.

Даже пытаясь вложить всего себя в тренировочный процесс, я все равно не нахожу ответа.

Ладно, я только начал. Хорошо, если я постепенно пойму", - продемонстрировав свойственный ему оптимизм, Сайто закрыл глаза.

- Учитель, ведь я буду стараться изо всех сил... - тихо пробормотал он.

Усталость от дневных тренировок медленно увлекла мальчика в мир сновидений.


* * *

Ненадолго вздремнув, Луиза внезапно проснулась. Так или иначе, спала она чутко.

Когда она взглянула на Сайто, поскольку у нее были неприятные предчувствия... да ведь Сиеста незаметно стала использовать другую руку моего фамильяра в качестве подушки, не так ли? Несмотря на то, что до недавнего времени служанка спала поодаль! Луиза невольно оскалилась.

- Фу ты! - пробормотала хозяйка и без колебаний положила свою голову мальчику на левую руку. Тогда... голова Сиесты нечаянно сдвинулась, и на этот раз заняла в качестве подушки плечо мальчика.

Луиза стиснула кулаки и таким же образом положила свою голову на левое плечо фамильяра. Голова служанки снова сдвинулась и, в конце концов, достигла груди Сайто.

- ...Полагаю, ты проснулась?

- Хрр-хрр, - Сиеста, по-видимому, нарочно изображала сопение во сне, хотя ее лицо слегка покраснело. Луиза, всем своим видом выражая: "Это - мое место", положила свою голову на грудь фамильяра.

Глаза служанки медленно открылись.

Две девицы, зажимая грудь мальчика с двух сторон, злобно уставились друг на друга.

- Убирайся, - когда Луиза это произнесла, Сиеста парировала:

- Если Сайто скажет, чтобы я так поступила, я только так и сделаю.

- Он спит, поэтому я тебе приказываю. Убирайся.

- Нет.

- Разве ты не уступила в Альбионе? Полагаю, ты подразумевала, что отступаешься.

- Ошибаетесь. Это - потому, что мисс Вальер выглядела очень жалкой.

Луиза некоторое время дрожала как осиновый лист, однако глубоко вздохнула, после чего медленно прижала свои губы к устам спящего Сайто.

- Чтооо?

- Ммм... - и хозяйка эффектно просунула свой язык между его губами. - Мммм, млммм...

Сиеста ошеломленно наблюдала. К слову сказать, сила ее соперницы была ужасающей. Это был скорее не поцелуй, а мощь, которая вонзалась, словно кинжал.

Энергично покрутив языком во рту у Сайто, Луиза затем отвела свои губы и заявила:

- Для меня он - не возлюбленный. Однако, знаешь, он - моя собственность. Поэтому твое вмешательство - несправедливо, - произнесла она голосом, который был исполнен желания убить.

Сиеста некоторое время была поглощена силой своей соперницы, однако... скоро пришла в себя. Отразив прямой взгляд Луизы, она взяла правую руку Сайто.

И, не давая сопернице времени на то, чтобы себя остановить, вложила руку мальчика в декольте своей ночной рубашки. Рука фамильяра оказалась прямо-таки зажатой в ложбинке между грудями, и от этого зрелища Луиза почувствовала удушье.

- Ч-чч-чччт...!

- Ведь я до сих пор не знала. Как привлечь внимание мальчика.

- ...Сплошная ложь!

- Это - правда. Однако ребенок в одной с нами комнате, не в силах смотреть на меня такую... научил меня разнообразным вещам. Разнообразным ведь...?

- С-смотрится вульгарно. И поэтому ты позволяешь ему трогать себя за грудь? Действуешь любыми путями, не так ли? - спросила Луиза, щеки у которой подергивались.

- В отличие от мисс Вальер я не буду просто ждать. Так что, добро пожаловать в реальность.

- И тебе - того же. Можешь делать все возможное. Однако, знаешь, думаю, что все это бесполезно. Этот парнишка - без памяти от меня, - торжествующе произнесла Луиза.

- Ах... наверняка он одурманен этой атмосферой знатности - и только.

- И совсем не так!

- В таком случае ему нравится все, включая содержимое этой атмосферы? - Сиеста стала серьезной.

Луиза умолкла. Ответа на этот вопрос она не знала

И тогда служанка произнесла, заглянув в лицо своей соперницы:

- Ладно, а не поступить ли нам так? Если на днях, на Балу Слейпнира[13] Сайто сумеет найти мисс Вальер... я признаю, что он действительно любит мисс Вальер. В таком случае я действительно смирюсь с неизбежным.

- Разве не занятно? - заявила Луиза, которая почувствовала прилив крови к голове.

- В таком случае не будет обид или ревности? А если, в противоположность, он не сумеет найти...

Ни капельки не осознавая, что на его груди разворачивается такая девичья битва...

Сайто, который в этот момент, вероятно, был самым счастливым и одновременно - самым несчастным мужчиной в Халкегинии, страдал от иронического ночного кошмара, в котором Гиш и Маликорн в разгар тренировки отряда Рыцарей добивались его любви.


* * *

На правой руке мальчика служанка начала сопеть во сне. Луиза злобно уставилась в ее лицо, однако... вздохнула.

Возможно, как и сказала Сиеста, Сайто заворожен моей атмосферой знатности - и только?

Моя уверенность в себе еще больше пошатнулась.

Несмотря на то, что мы так близки... чувства не понять. Это, так или иначе, заставляло Луизу беспокоиться.

И в то же время у нее возник один вопрос.

Насчет Анриетты.

"Как бы много подвигов Сайто ни совершал, по этой причине издавать личный приказ Королевы: "Назначить одного слугу" - это немыслимо.

Это превосходит обычное радушное отношение.

Собственно говоря, что Анриетта умышляет?

Может, она действительно намеревается снова направить нас на опасную миссию?

В следующий раз, когда мы решим попытаться навестить Анриетту..." - и тут Луиза заснула.


Глава 4: Титул шевалье | Бал Лун-Близнецов | Глава 6: Мысли Королевы