home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Фруктовый торт Луизы

Итак, общежитие для девочек в Академии Волшебства. Комната Луизы. Сегодня - день Пустоты, поэтому занятий нет.

Все еще одетая в свободно сидящее неглиже хозяйка комнаты, лежа на постели, раскрыла книгу. Сайто расстелил на столе кусок ткани и занимается техническим обслуживанием так называемого "оружия", привезенного из катакомб Ромалии. Пистолет, который по конструкции подобен тщательно собранному часовому механизму... Похоже, это - вещь из мира Сайто, однако, если вот так не очищать его от грязи и не заменять смазку, то он, вероятно, не будет функционировать, как следует.

Если осмотреться, то Сиесты в комнате нет. Щеки у Луизы слегка покраснели.

С тех пор, как они начали жить в одном помещении втроем, девочка старалась не тратить попусту такие часы, когда она оставалась наедине со своим фамильяром. Ей казалось, что если так не поступать, то их отношения быстро станут прохладными.

Луиза закрыла книгу, после чего, прицелившись, швырнула подушку в Сайто, который с энтузиазмом продолжал заниматься обслуживанием пистолета. Брошенный предмет с громким звуком ударился в голову мальчика, который как раз намеревался вставить затвор в раму.

- Эй! Что творишь?! Послушай, ты, если бы рука сбилась, и потерялась хотя бы маленькая деталь, что бы я тогда делал?! - оглянувшись, заорал фамильяр.

- Было бы лучше, если бы какая-то там деталь оказалась съеденной собаками, - со скучающим видом проговорила Луиза.

- Послушай, тыыы... разве не понимаешь, насколько этот предмет ценный? Это - пистолет SIG[1] какой-то марки, оружие из моего мира, в который заряжено целых пятнадцать вот таких маленьких как желудь пуль. И точность стрельбы у него потрясающая, в общем, это - вещь, которая, по крайней мере, настолько же отличается от огнестрельного оружия из этого мира, как волшебник от простолюдина. Этот предмет в такой критический для меня момент...

- Я все это поняла, однако, кажется, сейчас ты занят простым уходом за ним? Разве не будет лучше, если ты займешься этим в другое время?

- Да ведь я случайно заметил, поэтому... Ух, как он запачкался.

- Критический момент, говоришь? Не ты ли мне заявлял? Что если бы ты был мной, то, когда нет служанки, наступал бы гораздо более критический момент, и лучше бы все остальное отложить. И, несмотря на это, ты, как болван, неизвестно откуда свалившийся, потерял голову от так называемых винтиков и деталей. Даже подушку в тебя кинула.

Луиза надула губы и отвернулась в сторону с таким выражением лица, словно она рассердилась. Сайто сначала побледнел, затем покраснел. И, хватая ртом воздух, словно маленькая рыбка, получившая удар током от электрического угря, мальчик дрожащим голосом спросил:

- Значит... иными словами... ты хочешь, чтобы я тебя крепко обнял и хочешь, чтобы я тебя поцеловал - в этом все дело?

- Зачем ты все это так подробно выспрашиваешь?

- ...Извини.

- Хорошо же. Что-то мне холодно. А тебе лучше там и дальше возиться с этим бесполезным СИГом неизвестно какой марки.

Луиза схватила одеяло и нырнула под него. Определенно, это был сигнал: "Если немедленно не придешь, я еще больше рассержусь", поэтому Сайто, словно под действием условного рефлекса, на заплетающихся ногах приблизился к постели и забрался под одеяло.

- Что за дела?! Не лезь сюда! Разве я говорила, что кому-то можно сюда лезть?! Убирайся из-под одеяла! - ворчала Луиза, однако можно было сразу же понять, что это не является ее истинными намерениями. Ведь в голосе не было силы, и прищуренные глаза так и стреляли. Щеки слегка покраснели, а пальцы несильно удерживали подол неглиже.

Откуда ни взгляни, это был сигнал: "Будь со мною нежен", а значит даже для Сайто, у которого нечувствительность и наивность в виде мелких частиц циркулировали по всей крови, этот знак был понятен. Поэтому мальчик произнес обычные волшебные слова:

- Сильно люблю.

И тогда Луиза двумя руками заткнула уши.

- В чем дело?

- М-мне не слышно.

- Что?

- Когда ты мне это говоришь, я тут же становлюсь чудной. Перестаю быть сама собой. Поэтому я делаю так, чтобы не было слышно, - поскольку она даже это произнесла, зардевшись, у Сайто иссякло смирение, ведь она была такой миленькой и очаровательной. У него невольно участилось дыхание, и он, сопя носом, приблизил к хозяйке свое лицо. Взглянул бы кто-нибудь со стороны, и для него это выглядело бы, совсем как если свинья вынюхивает трюфели, однако девочка уже попала под власть чар, поэтому для нее это выглядело так, словно принц на белом коне нежно вызволял ее из царства сновидений.

- Милая. Ты - ошеломительно милая. Сильно люблю. Я люблю тебя. Моя, только моя Луиза.

- Не слышу, не слышу, не слышу.

Девочка еще сильнее зажала уши обеими руками. Тогда Сайто взял ее за запястья и силой отвел руки от ушей.

- Нет! Прекрати!

- Я тебя сильно люблю.

Когда эти слова достигли ее ушей, заставили вибрировать барабанные перепонки, проникли в ее мозг, и Луиза осознала их смысл, то все ее тело обессилело. Обмякнув, словно медуза, она лежала на кровати. В ее мозгу циркулировала мысль: "Нельзя это делать", и при этом тело ее не слушалось. Ее губы задвигались, словно совсем ей не принадлежали, и изо рта сами собой начали вырываться слова:

- Правда? Сильно меня любишь?

- Да. Сильно люблю.

- Насколько сильно?

- На море была?

- Была.

- Моя любовь - такая же безграничная, как море.

- Нет... не настолько уж большая...

Глаза у девочки зачарованно затуманились.

- Ты - такая милая.

- Правда? Я - милая?

- Да, - Сайто кивнул. В душе у Луизы все засверкало в розовом свете.

- Нет. Почему же это я так счастлива? Хотя та часть мозга, что еще сохранила рассудок, шепчет: "Ни при каких условиях не будь слишком опрометчивой", счастливая часть покорно смирилась.

- Вот именно такую опрометчивую тебя я и люблю.

Сайто медленно приблизил к ее лицу свои губы.

- Никакая я не опрометчивая. Разве я - опрометчивая...?

И в тот момент, когда эта парочка уже готова была приступить к решительным действиям, открылась дверь, и вошла Сиеста.

- Эй! Я приготовила чай!

Луиза и ее фамильяр замерли в постели. Когда служанка заметила эту парочку, она, слегка прищурив глаза, приблизилась к ним, схватила обоих за руки и вытащила из кровати.

- Уже - дневное время, а чем это вы занимаетесь?

- Нуу... нет, знаешь... - когда Сайто с хозяйкой изобразили нерешительность, служанка покачала головой:

- Два человека любят друг друга, поэтому тут уж ничего не поделаешь. Однако, по крайней мере, выпейте, пожалуйста, чаю.

Сиеста накрыла на стол, и все трое принялись пить чай. По-видимому, Сайто было так стыдно, что он не ощущал вкуса напитка, однако... в тот самый миг, когда он положил в рот одно из кондитерских изделий, поданных на стол, его глаза широко раскрылись:

- Ох!

- Что? Что-то случилось?

Напуганная Луиза съежилась всем телом. Содрогаясь, фамильяр пристально уставился на сласти, одну из которых он только что положил в рот. Это было изделие, у которого имелась удивительная фактура, кажется, нечто среднее между бисквитом и печеньем. Внутренность была слегка влажной от пропитки, и от этого во рту растекалась изумительная сладость.

- Вкусно!

- Правда? Я научилась методике приготовление у мистера Марто. Похоже, это - сласти с родины мистера Марто. Хе-хе-хе, это я приготовила! - получив заряд хорошего настроения, Сиеста улыбнулась.

- Право же, вкуснятина! Действительно вкусно!

Сайто начал самозабвенно набивать рот сластями. Слегка озадаченная Луиза уставилась на такое поведение фамильяра. Она тоже попробовала одно кондитерское изделие, однако, хоть это и было определенно вкусно, похоже, девочка не выглядела особо взволнованной этим фактом.

- Право же, реально вкусно! Своеобразие этих сластей - убийственное!

"И в самом деле, кажется, своеобразие было заложено. Однако, хотя он недавно был без ума от меня, сейчас он без ума от сластей. Даа, хотя я даже не являюсь тем, что можно ставить в один ряд с кондитерскими изделиями, и все-таки, знаешь что..." - когда чем-то слегка взбешенная Луиза продолжала пить чай, Сиеста принялась высказывать возмутительные вещи:

- Как это отлично! Эй, Сайто, а тебе известно?

 Служанка искоса уставилась на мальчика взглядом, в котором была таинственно заключена сексуальность.

- О чем?

- О том, что близость по духу в отношении вкуса блюд в том же самом виде является сходством влюбленной пары. Кажется, в особенности это хорошо понятно для вкуса сластей.

- В-вот как?

- Да. Иначе говоря, мой вкус для тебя... такой же, как эти сласти. Вот.

Сиеста схватилась обеими руками за щеки и изогнулась в талии. "У этой служанки кипит мозг? - Луиза была возмущена. -Сходство вкусов в отношении собственноручно приготовленных сластей - это сходство характеров двух влюбленных? Фи, мели свой вздор, когда зайдет солнце", - когда она, размышляя подобным образом, бросила взгляд в сторону Сайто...

А тот с наполовину съеденным десертом уставился на Сиесту, а она в ответ - на мальчика, и они глупо покраснели, из-за чего у Луизы светло-розовые волосы встали дыбом.

- А причина в том, что внутренность настолько влажная от пропитки?

- При всем том они - настолько сладкие.

В затылок Сайто, который, словно проверяя что-то, держал в зубах одну из сластей, хозяйка вколотила великолепный высокий удар ногой. У фамильяра изо рта вылетело недоеденное кондитерское изделие, и он растянулся на полу.

- Мисс Ла Вальер! Что вы делаете?!

- По-видимому, я была до такой степени мистически околдована, и поэтому я всего лишь караю своего домашнего пса!

- Ой ли? Возможно, вы досадуете? Раз так, даже если мы захотим проверить сходство характеров Сайто с мисс Ла Вальер, вы не сумеете приготовить каких-нибудь сластей.

- Даже если я не смогу приготовить сластей, все будет хорошо. Ничего страшного, у этой псины изо рта постоянно слюна течет.

- И все же, если он вдруг подумает: "Не вкусно", что будете делать?

- Для такого нет никаких оснований, не так ли?

И хотя Луиза это произнесла, ее голос дрожал. Девочка, у которой вообще-то не было достаточной уверенности в себя, от существования такой возможности задрожала как осиновый лист.


* * *

- Почему ты спрашиваешь у меня какой-то рецепт приготовления сластей? - глядя на Луизу, явившуюся к ней в комнату, Монморанси замотала головой, всем своим видом выражая: "У меня - мигрень". Судя по внешности, вошедшая одноклассница, видимо, была одета в костюм, который откуда-то взяла на время. Белоснежный фартук и треугольная косынка на голове. Она старательно сжимала в руках сковороду и кухонную лопаточку.

- Раз ты всегда готовишь бесполезные лекарства, то, полагаю, по крайней мере, рецепт приготовления сластей ты знаешь.

Монморанси вздохнула:

- Ты действительно попусту важничаешь...

- Ты тоже - не корзинка с цветами. Ладно, быстрее, научи меня.

- Я не знаю каких-то там рецептов приготовления сластей. То, что я умею готовить - это зелья и духи. Мне не приходилось даже прикасаться к какой-то там утвари для приготовления пищи.

- Дааа, бесполезная девица.

- Можно я тебя стукну? - когда Монморанси, как и следовало от нее ожидать, произнесла это с дрожащими от гнева плечами, Луиза ледяным голосом пробурчала:

- Вот же какая неприятность...

- Зачем ты хочешь узнать еще и рецепт приготовления кондитерских изделий? Не будет ли лучше поручить это прислуге?

После этого щеки у Луизы покраснели.

- Тогда это будет бесполезно. Если я не приготовлю собственноручно... - произнесла она, уставившись за окно. Заметив такое ее поведение, Монморанси прищурилась:

- Что это ты? Ради мужчины будешь даже десерты готовить? Несмотря на то, что ты - дворянка!

- Д-да ведь есть причина.

- Какая еще причина? Рассказывай.

И тогда Луиза, потупившись, произнесла: "Прошу прощения за беспокойство", после чего попыталась выйти из комнаты. Монморанси бросилась к ней, обняла за плечи, достала из выдвижного ящика флакон, заполненный зеленой жидкостью, и вставила его горлышко однокласснице в рот.

Вращая глазами, та проглотила жидкость.

- Фу! Чт! Что ты делаешь?!

- Зачем ты собираешься приготовить сласти? - скрестив на груди руки, спросила Монморанси.

- Дура, что это ты... понимаешь, ведь сходство вкусов в отношении собственноручно приготовленных сластей в том же самом виде является сходством характеров со своим партнером... - принявшаяся безостановочно болтать Луиза зажала рот руками. - Ты! Проклятье, что за лекарство ты мне...

- Это - зелье "Во что бы то ни стало, ответь на любой вопрос". Однако, что в этом случае можно сделать? Как бы там ни было, твой нынешний рассказ - правда?

- ...Правда или нет - я не знаю. И все же, это беспокоит, разве нет?

Покрасневшая Монморанси кивнула:

- Н-нуу, не то, чтобы не беспокоило.

- Значит, буду готовить сласти.

- Даже если ты это говоришь... - подружка Гиша склонила голову набок, а затем с громким восклицанием хлопнула в ладоши. - Я знаю одного человека.


* * *

- Поэтому вы ко мне и пришли? - спросила Кэтти де Ла Ротт, глядя на Монморанси и одетую в фартук Луизу, которые явились вместе. Это была миловидная девочка с аккуратно подстриженными волосами каштанового цвета, которая училась на втором курсе Академии Волшебства. Она была на год младше пришедших к ней студенток. Эта обладающая непостоянством девочка[2], которая некогда сгорала от страсти к Гишу, и одно время бегала за приобретшим популярным Сайто, теперь с изумленным видом уставилась на двух явившихся в ее комнату посетительниц.

- Значит, сходство вкусов в отношении собственноручно приготовленных сластей в том же самом виде является сходством характеров со своим партнером... Мисс старшекурсницы, вы попробовали какое-то иностранное блюдо?

- С нами все в порядке, однако...

Кэтти поневоле согласилась, ведь если она откажет, то эта парочка может быть опасной. Приготовление кондитерских изделий являлось хобби этой девочки. По сути, в ее комнате было подобрано все оснащение. Духовка, резервуар для хранения воды. И еще - склад для хранения ингредиентов на холоде (для этого была использована магия)... В Академии Волшебства было немало учеников, которые перестраивали свои комнаты, руководствуясь собственными предпочтениями. Поскольку они возвращали помещение в исходный вид, когда заканчивали обучение, то им не высказывали много претензий.

- Собственно говоря, а какие сласти подойдут?

- Чтобы тому, кто их съест, они показались такими вкусными, словно он уже в раю, - пояснила Луиза.

- Чтобы тот, кто их съест, не забыл их вкуса до конца своей жизни, - высказалась Монморанси. Затем обе девицы с суровым видом переглянулись и совершенно серьезными голосами заявили: "Это тоже подойдет".

- Это невозможно, - когда Кэтти произнесла такое, Луиза бросилась ее душить, а подружка Гиша схватила девочку за волосы.

- Ай, больно, больно!

- Все в порядке, немедленно научи нас!

- П-поняла! Поняла, поэтому, пожалуйста, прекратите!

Задыхаясь, Кэтти воскликнула:

- Ладно, хорошо, как насчет фруктового торта?

- Скууучно.

- Зауряяяядно.

- ...Отправляйтесь, пожалуйста, в свои комнаты.

Тогда две девицы немедленно изменили свое отношение:

- Ладно, возможно, это подойдет.

- Отлично. К тому же - просто.

Кэтти, которая хотела, чтобы эти две старшеклассницы быстрее ушли, начала проворно собирать ингредиенты:

- Значит так. Сначала...


Фруктовый торт Луизы



* * *

На следующий день вечером...

Когда Сайто вернулся с тренировки Отряда Рыцарей Ундины, в комнате никого не было.

Вместо этого на столе стояла тарелка, накрытая салфеткой.

- Зачем это?

Когда он попытался поднять салфетку, оказалось, что там лежит маленький фруктовый торт. Наполненный розовыми ягодами, он выглядел вкусным. Вероятно, это приготовила Сиеста?

Сайто устал на тренировке и был голоден, поэтому отщипнул кусочек и поднес его ко рту.

- Хмм...

И тогда шкаф открылся, и из него выскочили Луиза и служанка.

- Ах! Что это, в чем дело?!

- Съел? Съел? - хозяйка с пугающим выражением лица подсела к нему поближе.

- Съел? Ну, съел? - Сиеста вне себя подступила вплотную к Сайто.

- С-съел, однако... Возможно, это было недопустимо?

Две девочки энергично замотали головами.

- Да что это с вами? Не пугайте меня. Кстати, это приготовила Сиеста?

Когда он это спросил, служанка начала что-то говорить, а Луиза зажала ей рот рукой.

- О-ошибаешься. Э-это было заказано в городской кондитерской. И что-то не хотелось есть. Ладно, как оно на вкус?

Сайто пытался подобрать слова, однако...

- Нуу, не то, чтобы оно невкусное, и все же... Возможно, не настолько, чтобы платить за него деньги...

У Луизы уныло поникли плечи. А Сиеста, почему-то пританцовывая от радости, прижалась к груди мальчика.

- Вот так! Все-таки Сайто больше нравятся сласти, которые он ел вчера!

- Ага. Определенно, они были вкусными.

Луиза в подавленном настроении забралась в кровать.

- Что такое? Что-то случилось?

- Ничего...


* * *

На следующий день хозяйка все также с уныло поникшими плечами отправилась на уроки. К ней с улыбающимся лицом подошла Монморанси:

- Луиза, как дела с твоим десертом? Когда я заставила Гиша съесть, он сказал: "Мне еще не приходилось есть таких вкусных кондитерских изделий!", вот так! Действительно, то, что ты говорила по поводу сходства вкусов в отношении сластей - похоже, правда.

После этого Луиза злобно взглянула на Монморанси.

- Наверняка, у твоего кавалера нет вкуса. Полагаю, поэтому он и сказал, что ему понравилось.

- Да что это с тобой? Вероятно, тебе сказали, что было невкусно? Хи...! - у подруги Гиша вырвался сдавленный смешок, однако Луиза даже не побеспокоилась затеять ссору. Аааах, все-таки, мое сердце разбито.

Неужели все-таки у нас сходство характеров неприемлемое...

Если подумать, ведь мы все время только и делаем, что ссоримся. В последнее время не доходит ни до флирта, ни до открытого приставания. Может быть, только мне приятно, когда меня обнимают настолько крепко, что хочется умереть, а Сайто, возможно, так не думает...

И вот, когда, размышляя о том и о сем, Луиза с уныло поникшими плечами вернулась в комнату...

Там находился ее фамильяр в каком-то нервозном состоянии.

- У тебя что-то случилось?

- Нет... - мальчик почесал затылок. - А вчерашнего фруктового торта уже нет?

- Что?

- Да, знаешь, когда ел, даже и не думал, что такое случится, и все-таки... Как-то странно затянуло.

- Ч-что это значит?

Тогда Сайто скрестил руки на груди, словно бы ненадолго погрузился в размышления.

- Хотя у того торта - какой-то средненький вкус. Однако, то ли тот вкус уже стал для меня привычным, то ли мне кажется, что кроме того вкуса для меня другие не имеют смысла...

У Луизы внезапно просияло лицо:

- Правда? Тогда ничего не поделаешь! Еще раз тебе приготовлю.

- В смысле?

- Что? Нет! Все не так! Еще раз тебе закажу!

После чего девочка, мурлыкая себе под нос, легла на бок на кровать, со счастливым видом раскрыла книгу и принялась читать.

"Вчера ты была такая подавленная, и, тем не менее... сейчас ты - в прекрасном расположении духа, словно твое настроение мгновенно изменилось. Собственно говоря, что же произошло?" - совершенно ничего не понимая, Сайто склонил голову набок.


Предисловие переводчика | Фруктовый торт Луизы | Примечания