home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


8

На следующий день меня будит отнюдь не волшебный голос злой волшебницы Бригитты Хейм.

— Подъем, недомерок! Советую тебе сегодня постараться и как следует напугать народ, а то выгоню и не заплачу ни гроша!

В эту рань ее пронзительный голос вызывает у меня тошноту. Мною владеет любовное похмелье, и пробуждение слишком жестоко вырывает меня из эйфории.

Что со мной, может, я увлекся и спутал свои мечты и вчерашнюю действительность? Доведется ли мне еще хоть раз испытать это дразнящее наслаждение? От одного воспоминания у меня начинает покалывать в часах. Я прекрасно знаю, что мое поведение идет вразрез с советами Мадлен. Никогда еще я не был так счастлив и так напуган одновременно.

Захожу к Мельесу, чтобы он проверил мои ходики.

— Твое сердце работает лучше, чем прежде, мой мальчик, — уверяет он. — Когда будешь вспоминать события прошедшей ночи, не забывай смотреться в зеркало: ты сразу поймешь по своему взгляду, что барометр твоего сердца показывает «ясно».

Целый день я летаю как на крыльях по вагонам «Поезда призраков», думая о том, что вечером опять смогу приобщиться любовной алхимии.


Мы видимся только по ночам. Самолюбивое кокетство Мисс Акации неизменно помогает мне узнать о ее приходе: приближаясь к «Поезду призраков», она всегда на что-нибудь натыкается. Вот такая у нее оригинальная манера сообщать о своем появлении.

Мы любим друг друга пламенно, как пара живых горящих спичек. Мы не разговариваем — мы вспыхиваем от любого соприкосновения. Стадия поцелуев уже миновала, теперь наступило время «пожара»; мое тело — сплошное землетрясение, волна цунами высотой в сто шестьдесят шесть с половиной сантиметров. Мое сердце рвется наружу из своего часового узилища. Оно ускользает оттуда по артериям, проникает в черепную коробку, заменяет собой мозг. В каждой мышце, даже в кончиках пальцев бьется сердце! Нет, не сердце, а жгучее солнце, оно повсюду. Розовый смерч с багряными отсветами.

Я больше не в силах жить без нее; мне необходимы, как воздух, аромат ее кожи, звук ее голоса, милые повадки, делающие ее самым стойким и одновременно самым хрупким созданием на свете. Ее упорный отказ носить очки, желание смотреть на окружающий мир сквозь дымку близорукости, чтобы тем самым оградить себя от этого мира. Видеть, по-настоящему не видя, и как бы оставаясь незамеченной.

Я открываю для себя причудливую механику ее сердца. Оно состоит из прочной скорлупы, скрывающей глубоко затаенную неуверенность. Отсутствие веры в себя борется в ней с редкостной твердостью характера. Искры, которые высекает Мисс Акация, когда поет, — это всего лишь отражение ее собственной слабости. Она способна блистать, стоя на сцене, но едва затихает музыка, как она теряет душевное равновесие. Я пока еще не разобрался, какая именно шестеренка вызывает сбой в ее устройстве.

Код доступа к ее сердцу меняется каждый вечер. Иногда его скорлупка тверда, как скала. И тщетно я перебираю множество комбинаций — ласки, ободряющие слова, — дальше порога меня не пускают. А ведь как я люблю преодолевать сопротивление этой оболочки, слышать тихий звук, с которым она поддается, видеть, как возникает ямочка в уголке губ, которые словно говорят: «Подуй!» И система защиты рушится, вспыхнув напоследок мягкими сполохами.


— Как приручить искру? Вот какой мне нужен учебник! — говорю я Мельесу.

— Ты хочешь сказать, руководство по абсолютной алхимии… Ох-хо-хо! Но ведь искру приручить нельзя, мой мальчик. Ты можешь себе представить спокойное житье-бытье рядом с искрой, заключенной в клетку? Она и сама выгорит, и тебя заодно спалит дотла, даже не подпустив к решетке.

— Да не собираюсь я держать ее под замком, мне просто хотелось бы внушить ей побольше уверенности в себе.

— Вот это и называется абсолютной алхимией!

— Пойми, я ведь мечтал о любви размером всего-навсего с Артуров холм, а теперь мне кажется, что во мне воздвигся целый горный хребет.

— Это исключительное везение, мальчик, редко кому из людей доводится испытать такое чувство.

— Возможно, но теперь я узнал его сладость и уже не смогу без него обходиться! А когда она замыкается в своей скорлупе, я просто с ума схожу.

— Так умей наслаждаться теми мгновениями, когда все это проходит через твое сердце. Однажды мне довелось воспламениться от такой же искры, и могу тебя заверить, что у этих девушек нрав — как погода в горах: совершенно непредсказуемый! Даже если Мисс Акация любит тебя, ты никогда не сможешь ее приручить.

Мы любим друг друга втайне от всех. Нам всего тридцать лет на двоих. Она — маленькая певица, знаменитая с раннего детства. Я — иностранец, работающий пугалом в «Поезде призраков».

«Экстраординариум» — это настоящая деревня, где все всех знают, где сплетни разлетаются в мгновение ока. Кого тут только нет — и ревнивцы, и добряки, и моралисты, и завистники, и храбрецы, и благонамеренные зануды.

Я охотно согласился бы терпеть пересуды окружающих, лишь бы почаще целовать ее. Но Мисс Акация решительно не желает посвящать кого бы то ни было в нашу тайну.

Вначале это положение нам очень нравилось: мы чувствовали себя дерзкими нарушителями закона, и сладкое сознание того, что мы всех обвели вокруг пальца, помогало нам держаться на плаву.

Но если жаркая страсть после первой вспышки не остывает, а разгорается все пуще, ей становится тесно, как океанскому пароходу в ванне. И нужен простор, все больший и больший простор… И уже мало наслаждаться любовью при луне, хочется еще и солнечного света.

— Я мечтаю обнимать тебя у всех на глазах. Ну чем мы рискуем?

— Мне тоже было бы приятно обнимать тебя средь бела дня и делать все, что делают другие. Но пока нас не видят вместе, мы ограждены от сплетен. А вот если люди вроде Бригитты Хейм откроют нашу тайну, нас больше не оставят в покое.

Конечно, все эти нежные словечки, которыми она утешает меня, слаще леденцов, я с удовольствием сунул бы их под язык. Но мне все тяжелей смотреть, как она ускользает от меня в темные закоулки перед наступлением рассвета. Ее острые каблучки отстукивают ритм бегства и усугубляют мою бессонницу. У меня ломит все тело, когда наступает утро и птичий щебет возвещает, что спать мне осталось всего ничего.


Прошло еще несколько месяцев, а наша любовь стала только крепче. Она больше не согласна довольствоваться ночными утехами. Отдайте нам солнце и ветер, ведь нашей любви необходим кальций, чтобы укрепить свой костяк! Я хочу сбросить наконец романтическую маску летучей мыши. Я жажду любви при свете дня!


Увы, почти год спустя после наших первых пламенных объятий ситуация эта еще не разрешилась. Она застыла на месте — ни туда ни сюда. Мне не удается победить боязнь Мисс Акации обнаружить перед другими наши отношения. Мельес советует мне быть с ней терпеливым. И я увлеченно исследую механику ее сердца, пробую отомкнуть его тугие замки, подобрав к ним ласковые ключи. Однако некоторые дверцы кажутся запертыми навсегда.


Теперь ее слава «пламенной» певицы шагнула за пределы «Экстраординариума». Я люблю слушать, как она поет в кабаре окрестных городов, чувствовать ветер, поднятый ее юбками в вихре фламенко. Но всегда прихожу после начала выступления и ухожу, не дожидаясь конца, чтобы никто не заметил моего постоянного присутствия в зале.

После представлений толпа хорошо одетых мужчин ждет ее под дождем, чтобы вручить огромные, выше ее самой, букеты. Они флиртуют с ней у меня на глазах. А я торчу за их спинами, на опушке этого леса теней, не имея права выйти на свет. Они превозносят ее таланты, называют великой певицей. А кому, как не мне, знаком этот священный огонь, которым она опаляет зрителей со всех сцен, где стучат ее каблучки. Увы, мое место — на обочине ее публичной жизни. Видеть, как эти искры отражаются в глазах сотен мужчин с нормальными, здоровыми сердцами — все равно что сгорать в жестоком пламени пожара. Вот она, оборотная сторона любовной медали с ее мрачными отблесками: я обнаруживаю, что тоже подвержен ревности.

Нынче вечером я решил проделать один опыт, чтобы удержать ее в моей постели. А именно заблокировать стрелки, остановить время. И дать ему ход, только если она сама меня об этом попросит. Мадлен всегда запрещала мне трогать их — боялась, что я нарушу течение времени. Если бы у Золушки были вделаны в сердце часы, она бы остановила время за минуту до полуночи и блистала на балу всю жизнь.

И вот, пока Мисс Акация одной рукой натягивает башмачки, а другой приглаживает волосы, я останавливаю минутную стрелку на часах своего сердца. И целую четверть часа она показывает 4 часа 37 минут, пока я снова не запускаю ее. Тем временем Мисс Акация уже скрылась в затихшем лабиринте «Экстраординариума», и на звук ее шагов откликаются первые предутренние пташки.

Ах, как мне хотелось бы еще больше затянуть время, чтобы вволю налюбоваться ее хрупкими, тоненькими лодыжками, а потом медленно повести взгляд вверх, вдоль стройных, плавно очерченных икр, переходящих в янтарные округлости коленей. А от них я поднялся бы к ее полураздвинутым ляжкам и еще чуть дальше, к самой сладостной из всех посадочных полос. И там приложил бы все силы, чтобы стать величайшим ласкателем-целователем на свете. И начинал бы снова и снова, всякий раз, как она соберется уходить, посвящая временную остановку времени занятиям языком, только не иностранным, конечно. А когда я снова запущу стрелки, она почувствует, что не может совладать с собой, и уступит искушению провести еще несколько ослепительных — но уже реальных — минут в моей постели. И хотя бы в течение этих коротких, украденных у времени мгновений будет принадлежать мне одному.

Однако эти дурацкие ходики, которые прекрасно умеют отсчитывать время своим тиканьем, когда я маюсь бессонницей, отказываются помогать мне в любовной магии. И я сижу на кровати в полном одиночестве, сжимая пальцами проклятые шестеренки, чтобы хоть как-то унять сердечные боли. О, Мадлен, ты пришла бы в ярость!..


На следующее утро я решаю нанести визит Мельесу. Он построил себе мастерскую, в которой упорно трудится над осуществлением своей мечты о движущихся фотографиях. Я навещаю его почти каждый день, перед тем как отправиться на работу в «Поезд призраков». Нередко я застаю его там с «красотками». То с длинноволосой брюнеткой, то с крошкой шатенкой. И однако, он по-прежнему корпит над своим проектом путешествия на Луну,[15] которое мечтал подарить единственной женщине своей жизни.

— Я лечусь от потерянной любви укрепляющими средствами, — заявляет он. — Такая щадящая медицина помогает мне восстанавливаться, хотя иногда от нее тошнит. Розовая магия обернулась против меня… Ну да я тебе уже говорил, ни один фокус не гарантирован от провала на все сто. Мне необходим курс реабилитации перед тем, как снова броситься в море великих страстей. Но ты не бери с меня пример. Продолжай претворять свои мечты в действительность, только не забывай самого главного: сегодня Мисс Акация влюблена в тебя.


предыдущая глава | Механика сердца | cледующая глава