home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


1

Они жили недалеко друг от друга, и Адвокат уже давно собирался навестить Грифа. Его разбирало любопытство — что изменилось в жизни приятеля после того, как тот с его подачи сорвал солидный куш, но так как пруха продолжала сопутствовать отставному менту, ему в жаркий период жатвы ассигнаций, сопровождаемый легкими запоями, было как-то недосуг, и эта встреча все откладывалась.

Столкнувшись с Грифом на улице буквально нос к носу, Адвокат был чрезвычайно поражен внешним видом и подавленным состоянием дружка. Тот, видимо, только вышел из булочной; он держал в руках скромный батон хлеба, который уже успел надкусить. Глаза Грифа были полны вселенской тоски, обычно холеная и ухоженная физиономия носила следы свежих побоев без какой-либо попытки их как-то закамуфлировать. Этот факт крайне насторожил Адвоката, но, стараясь скрыть свои эмоции, он, как ни в чем не бывало, для начала задал самый традиционный вопрос:

— Привет, Гриф! Как жив-здоров, как дела?

— Спасибо, хреновей не бывает, — невесело обронил тот.

— Что так? — вырвалось у окончательно сбитого с толку Адвоката.

Он в упор не мог себе уяснить, почему человек, к которому на днях, как манна с небес, свалилось в карман пять тысяч баксов, ходит точно занюханный бомж и вместо того, чтоб кутить в первоклассных кабаках и нежиться в объятиях элитных проституток, жует на ходу всухомятку банальную булку за двадцать сантимов. Адвокату, для которого с недавнего времени началась новая, розовая полоса в жизни, все это казалось нелепым и диким.

— Ты, Сеня, все равно не поверишь, скажешь — такого не бывает, — печально скуксился Гриф.

— Юра, мы же порядочные люди, — польстил ему Адвокат, тревожное любопытство которого переваливало через край, — какой тебе смысл меня накалывать?

— Теперь смысла нет, — уныло подтвердил Гриф. — Все, что можно было потерять, я уже потерял. Представляешь, Сеня, сначала оказаться на белом коне, а потом свалиться в кучу дерьма, от которого не знаешь как отмыться, это…

И Гриф запнулся, не зная, как бы поточней сформулировать постигшее его несчастье.

— Ну, я в душу лезть не хочу, смотри сам, — блефуя показным безразличием, проронил Адвокат. — Если не торопишься, зайдем давай в кафешку, вмажем, я выставляю.

— А у тебя что, бабки завелись? — подозрительно уставился на него Гриф, знавший безнадежную нищету Сени и его самого, как отъявленного «шаровика», готового кому угодно «упасть на хвост» ради рюмахи, другой любого пойла.

— Имеются. Провернул недавно одно забавное дельце, — небрежно, словно о чем-то обычном, сообщил Адвокат.

— Герой! А я вот тоже провернул… на свою голову, — пожаловался Гриф. — Ладно, пойдем, уговорил.

Недолго думая, парочка зашла в первую попавшуюся на пути точку. В полуподвале небольшого частного гастрономчика отпускали на разлив, и они заняли один из двух свободных столиков.

— По соточке и по бутербродику? — спросил Адвокат, доставая новый «лопатник».

— По двести и четыре бутика, два с ветчинкой и два с лососиком, — скорректировал его Гриф, с недоумением косясь на непривычный в руках Адвоката аксессуар, и добавил: — Это мне, а себе смотри сам, хозяин — барин.

Принесенную водку Гриф без лишних слов осушил залпом до дна, и, занюхав обкусанной булкой, с афоризмом «русские после первой не закусывают», отправил Адвоката за новой порцией. Сеня начал опасаться, что приятель уйдет в аут и забудет, зачем его сюда привели, но тот, ополовинив второй стакан, и плотно закусив, без напоминания сам завел речь:

— Случилось, май диэ фрэнд, это недавно. Подходит ко мне в «Омуте» один тип, весьма интеллигентной наружности и почти без предисловий спрашивает, мол, не хочу ли я неплохо заработать. Тип, скажу сразу, какой-то залетный, я его раньше у нас ни разу не наблюдал. Я, конечно, вначале навострился — ты ж знаешь, Сень, я и сам кого угодно могу на заработки завербовать хоть на Луну, а тут мне предлагают…

— Ну, и… — нетерпеливо подгонял его Адвокат, который знал предысторию этого дела не хуже самого рассказчика.

— Я хотел было спросить, кто он такой и с какой заморочки решил меня вдруг облагодетельствовать, но он намекнул, что за бабки, которые он отстегивает, мне лучше, в этом плане, прикинуться немым.

— И сколько же он тебе предложил? — для приличия осведомился Адвокат, знавший ответ заранее.

— А вот тут начинаются чудеса из рубрики «хотите верьте — хотите нет»… — Гриф по-ельцински поднял вверх указательный палец. — Он предложил… он предложил…

Гриф поспешно, словно за ним гнались, схватил со стола посудину и, влив в себя ее содержимое, придвинул к Адвокату: — Он предложил… повторить заход. Бог любит троицу, Сеня, еще сто и на этом финита.

Адвокат после несложных прикидок отметил про себя, что это в общей сложности уже будет пол-литра, но желание довести дело до конца взяло верх, и он в точности исполнил новый заказ.

— О'кей, рассказываю дальше, — подвигая поближе к себе стакан, продолжал Гриф. — Так вот, этот фрукт, в общем-то за плевую услугу предложил мне аж двадцать штук в баксах.

И он замолчал в ожидании последствий от произведенного эффекта, которые, впрочем, и не заставили себя ждать.

— Сколько-сколько?! — Адвоката словно пружиной подбросило вверх со стула, ибо сумма, названная Грифом, ровно вчетверо превышала ту, что он ожидал услышать.

— Я же говорил, не поверишь и все же это так — двадцать штук как с куста, чтоб мне сдохнуть на месте!

«Ах, Влад, сволочь, наколол! — в душе у Адвоката закипало законное негодование. — Разделил по-братски называется, вот и верь друзьям после этого. Наверняка раза в три цифру занизил, чтоб себе побольше урвать, знал, что я проверять после всех дел уже не сунусь, точно рассчитал… Ну, да ладно, бог не фраер, он все видит, — Грифа уже, кажись, наказал, а с главным затейщиком тоже разберемся — интересно посмотреть, как он будет выкручиваться…»

— Ну, а что потом? — спросил он у Грифа.

— А потом я так облажался — вспоминать тошно. Последний лох так бы не влетел…

И он, опуская подробности, горестно поведал о том, как угодил в засаду, сымитированную под водопроводную аварию, и что последовало за этим, сознательно умолчав о своем постыдном провале в турфирме при попытке отыграться за досадный промах.

— А сейчас меня пасут как козла на полигоне, — заканчивал свое повествование Гриф. — Там такая мафия, Адвокат, от них в куст не спрячешься, в затылок дышут. Живу в полном напряге, видишь, меня даже водка не берет, стресс! Вот мы с тобой тут торчим, а меня возможно на улице хвост поджидает. Кто знает, может и тебя после нашего рандеву под колпак возьмут.

— Да ну тебя, — струхнул Адвокат, не на шутку обеспокоенный подобной перспективой.

— А что ты думаешь, — видя побледневшее лицо собеседника, продолжал стращать Гриф. — У меня они все выпотрошили, теперь на заводилу выйти хотят. Если выйдут, скажу точно, ему п…ц с мраморной крышкой. — Он наклонился поближе к уху Адвоката, словно опасаясь, что их мог кто-то подслушать, и зашептал: — Там, Сенечка, строго криминальная фирма, они за свои бабки жопу наизнанку вывернут и дикобраза запихнут. На фоне такого удовольствия геморрой праздником покажется, понял? Когда меня на хате эти мордовороты по полу размазывали, небо с овчинку, все, думаю, отпрыгался, но бог миловал. Шкура пока цела, а жизни не стало — на каждом углу как партизан озираешься, без стопаря уснуть не могу.

— И что теперь ты намерен делать?

— Выбора у меня нет, — подвел невеселый итог Гриф. — Дергаюсь, как мандавошка в паутине, а бежать некуда. Выйти б на того деятеля, что меня на дело оформил, я бы знал как его потрясти, а потом на дно, как подводная лодка, или вообще из Латвии…

Адвоката вдруг осенило. Ему пришла в голову забавная, лихая мыслишка выловить еще хотя бы одну рыбку из мутной водицы загадочной, непредсказуемой истории.

— А как он выглядит? — на всякий случай поинтересовался Сеня.

— Тебе-то зачем?

— Мало ли. Рига — город маленький, ты его не знаешь, а я вдруг и встречался. Не забывай, я когда в ментовке работал, через меня столько проходило…

«А чем я собственно рискую», — подумал Гриф и слегка заплетающимся языком описал словесный портрет руководителя операции, впрочем, весьма приблизительный — черты незнакомца постепенно стирались в его памяти.

— Да, описание не ахти, — как бы между прочим отметил Адвокат. — Надо напрячь гемоглобины, стряхнуть с мозгов пыль, может, что и вспомнится.

— Напрягайся, только не пукни, — пьяно улыбнулся Гриф. — Если долго мучиться, что-нибудь получится, а за мной не заржавеет.

— Ну, мне пора, — сказал Адвокат, поднимаясь. Все, что он хотел выяснить, он выяснил, а заседать здесь далее в компании поднадзорного Грифа ему вовсе не климатило. — Если не возражаешь, выйдем по одному, береженого бог бережет…

— А-а, зассал, гвардеец, теплым дождичком, — подковырнул его тот, ощерясь, — очко-то не железное. Да линяй, линяй, мне глубоко по хрен…

Водка видать-таки сделала свое дело, и он заметно осовел.

— Тогда пока, — и Адвокат в спешке, даже забыв подать руку, зашустрил к выходу.

Грифа это нисколько не огорчило — в стакане у Адвоката осталась недопитая водка, да и свой был еще не совсем пуст. А тут еще молоденькие продавщицы включили магнитофон с забойными записями и плотные, тугие ляжки одной из них уже успели взволновать его пьяное воображение.

Адвокат же, тем временем шагая по улице, тщательно взвешивал все за и против. Идея сделать рокировку, и теперь уже Грифа навести на Перегудова с тем, чтоб еще раз поживиться на этом витиеватом деле, крепко засела в его голове и не давала покоя. Аппетит, как водится, приходит во время еды… «Конечно, Влада за такую подлянку пощипать надо, но аккуратно, чтоб ненароком не сдать бандитам, — рассуждал он. — Попадется Влад и мне хана, он и меня по дружбе не забудет, расшифрует в два счета…»


Часть четвертая АГЕНТСТВО «ОЛВЕР» В ЕДИНСТВЕННОМ ЧИСЛЕ | Ресурс Антихриста | cледующая глава



Loading...