home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


1

Сам я не считаю себя ни лучше, ни хуже большинства людей, но я знаю, что, расскажи я о всех поступках, какие совершил в жизни, и о всех мыслях, какие рождались у меня в мозгу, меня сочли бы чудовищем.

Мне непонятно, как у людей хватает духу осуждать других, когда им стоит только оглянуться на собственные мысли.

Уильям Сомерсет Моэм «Подводя итоги»

Ресурс Антихриста

Легко по-летнему одетый молодой мужчина повернул декоративную золоченую ручку двери с табличкой «Фирма ПИКАДОР» и без стука вошел в офис. Там, несмотря на разгар рабочего дня, почему-то царили тишина и какое-то безнадежное уныние — посетителей не было, три из четырех письменных столов пустовали и лишь за одним сидела, склонив над компьютером белокурую головку, секретарь-референт Илона Страутмане. Секунду спустя она оторвала взгляд от экрана и с неподдельной радостью воскликнула:

— О, какие люди! Вице-президент собственной персоной!.. Какими ветрами, Валерий Дмитрич, вы, помнится, обещали появиться где-то в сентябре…

— Предполагал в сентябре, — развел руками Каретников, присаживаясь рядом с секретаршей. — Да что есть человек — игрушка в руках судьбы. Она им крутит по своему разумению. Судно у нас поломалось серьезно, поставили в Касабланке на ремонт, а экипаж — домой. Что поделаешь, мы люди подневольные, вверху решили по домам — значит так тому и быть. Да может оно и к лучшему — в Африке сейчас под сорок. На берегу в такой зной торчать, что в аду жариться. Как говорит наш боцман, «жарким летом быть в Марокко — это мука и морока»…

— Да у нас тоже не подарок — почти месяц двадцать восемь-тридцать в тени. Такого не припомню, Рига изнывает.

— Заметно, город как вымер, — Каретников вытер платком повлажневший лоб и перевел взгляд на экран компьютера. — Преферансом забавляешься? И как успехи?

— Да это Игорь все играет, и с таким азартом — вечерами напролет может сидеть. Думаю, что за штука такая, ну и пристала: научи да научи. Он сначала отнекивался: мужская игра, говорит, тебе неинтересно будет, а потом сдался, объяснил азы, что к чему. Мужская игра… Вы, мужчины, хитрецы, себе что полегче — карты, домино, бинго, а женщинам — кастрюли, пылесосы…

— А где же наш президент, опять в командировку укатил?

Взгляд Илоны сразу потух, стал каким-то отчужденным, словно этот вопрос был ей неприятен.

— Не знаю… В командировку? Да нет, не думаю… — рассеянно произнесла она странным голосом, но тут же, вмиг сбросив секундное оцепенение, деловито спросила: — Валерий Дмитрич, я кофе приготовлю?

— Пожалуй, — согласился Каретников, явственно ощутив в настроении девушки нечто такое, что не могло его не насторожить. Ее реакция на вопрос о президенте, да и необычное поведение только подтверждали первые впечатления Каретникова о том, что за время его почти четырехмесячного отсутствия в фирме произошли какие-то непредвиденные события. В самом деле, вся обстановка наводила на определенные размышления: посетителей нет, из четырех сотрудников на месте только один, канцелярские шкафы, обычно переполненные документацией, полупусты…

«Что же случилось? — раздумывал Каретников, пока Илона колдовала у изящной немецкой кофеварки. — Девочка явно не в себе. Зашел в тупик роман с Игорьком? Что-то не клеится в делах фирмы? Другие неприятности?»

Он уже давно уразумел, что здесь, на земле, жизнь складывается по каким-то иным законам, нежели в море и, возвращаясь из очередного рейса, уже переставал удивляться непредсказуемости ожидавших его на берегу перемен.

Илона тем временем разлила кофе в шестигранные керамические чашечки и вместе с вазой печенья поставила на журнальный столик в углу комнаты.

— Ну, рассказывай, — сказал Каретников, с наслаждением сделав небольшой глоток. Напиток был превосходный; что-что, а кофе золотко-секретарша готовила отменно.

— Что рассказывать? — без энтузиазма откликнулась Илона, не отводя глаз от изучающего взгляда.

— Как идут наши дела, и вообще что новенького…

— Времена сложные наступили, — неопределенно ответила Илона. — Вы давно в Риге, Валерий Дмитрич?

— Вчера вечером прилетел.

— Понятно, — произнесла она нараспев. — Значит, прессу проглядеть не успели, не в курсе последних новостей?

— Откуда… — пожал плечами Каретников. — Я же говорю, пришел сюда в буквальном смысле с корабля на бал.

— Закончен бал, Валерий Дмитрич, — невесело усмехнулась Илона, — в буквальном смысле. Свечи погасли, публика…

— Погоди, — перебил ее Каретников, — говори, пожалуйста, ясней.

— Хорошо, попробую по порядку. Все у нас шло нормально, дела крутились, от вкладчиков отбоя не было. По депозитам на двадцать — тридцать процентов рост ежемесячно выдерживался, а месяца полтора назад… — Илона сделала паузу и достала из пачки сигарету, — да, примерно так, наше мудрое правительство взрывает бомбу. Принимается постановление — деятельность фирм, работающих с вкладами от населения и не имеющих на то специальной лицензии, запретить. А это как спичка в бочку пороха. Возникла паника, народ сломя голову бросился за своими кровными. Процесс пошел в одну сторону, представляете, что началось — крестный ход. А дальше клубок все запутанней — фирмы деньги вернуть не могут: у кого в обороте, у кого еще где, сами понимаете, при массовом наплыве это практически невозможно. А тут еще президенты некоторых фирм в бега ударились в буржуинские государства…

— И, разумеется, не с пустыми руками, — завершил за нее Каретников. — Плохиши. Да, Илона, но у нас ведь такая лицензия имеется?..

— Имеется, — подтвердила секретарь. — Ну и что, это уже никого не колышет. Вернее как, в отношениях с государственными органами у нас все в ажуре, а вот с клиентами… Клиент гнет свое — «гив ми мани» и весь разговор.

— Андэстэнд, — в тон ей произнес Каретников. — А как в этом плане обстоит в нашей фирме?

— Спросите что-нибудь полегче, — вздохнула Илона, и в ее глазах вновь мелькнула уже знакомая Каретникову грустинка. — Я уже сама ничего не знаю… и не понимаю. Просто голова кругом идет.

— Что я слышу? Нет, я не верю своим ушам, — с деланной бодростью откликнулся вице-президент «Пикадора», меняя позу в кресле. — И это говорит наш суперсекретарь, которую среди ночи разбуди — и любой ответ на любой вопрос, причем на четырех языках…

— Валерий Дмитрич, дело в том, — она медленно и отчетливо проговаривала каждое слово, — дело в том, что фирма уже три недели как фактически прекратила деятельность.

Благодушное настроение Каретникова сдуло, будто майский цвет порывом ветра.

— Прекратила? — переспросил он. — И есть акт о самоликвидации?

— Нет, — ответила Илона, — документально еще ничего не оформлено, но никаких операций уже не ведется. Да и люди, — бухгалтер уволен, агенты сами ушли, одна я и осталась.

— А Таланов? Таланов, где он и что? Чем занимается? — начал нервничать Каретников, наконец-то прочувствовав всю нешуточность ситуации.

— Игорь появляется здесь редко, все мотается, какие-то проблемы улаживает. Последний раз три дня назад был. На пять минут буквально заехал, забрал всю основную документацию, сказал, что поработает с ней дома. — Илона погасила сигарету и с иронией добавила: — Наверное, работает до сих пор.

— Значит, документации в офисе нет? — переспросил вице-президент, задумчиво барабаня пальцами по стенке чашки. — Ни по банку, ни текущей отчетности?

Илона молча кивнула.

— Тик-так. Ну а что в таком случае ты здесь делаешь?

— Присутствую. Фактически мои функции сведены к простому дежурству. Сижу, отвечаю посетителям, что начальство в командировку поохало за их денежками, чтоб не волновались. Аренда у нас до конца квартала оплачена, что будет дальше, не знаю — живу одним днем, а там пусть Таланов решает.

— Так значит шеф фирмы, говоришь, сейчас в Риге? — Каретников хлопнул ладонями по коленкам и резко поднялся.

— Я этого не сказала, — вставила Илона. — Но вчера, по крайней мере, он звонил в офис.

— А сегодня быть не обещался?

Илона молча пожала плечами.

— Ладно, буду ловить его дома. Озадачила ты меня, Илоночка, что и говорить.

Та невесело улыбнулась и ничего не ответила.

Уже в дверях Каретников обернулся и ободряюще подмигнул:

— Впрочем не будем заниматься домыслами, сегодня встречусь и Игорем и… Больше жизни, мадам, все будет в норме, все образуется. «Пикадору» пока рано в отставку, копье еще не притупилось, а? Ну, чао, и спасибо за кофе.

— Твоими бы устами, вице-президент, — беззвучно прошептала ему вслед суперсекретарь Илона.


ОТ АВТОРОВ | Ресурс Антихриста | cледующая глава



Loading...