home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 5

К половине десятого к парадному подъезду Зимнего дворца подъехал экипаж. Солидные лакеи распахнули дверцы, с низким поклоном пропуская осторожно ступающую юную даму, и деликатно посодействовав тучному господину в кавалерийской шинели. Впереди гостей важно шел церемониймейстер — все же это была особа императорской крови. Конечно это не торжественный визит на какой — то семейный праздник — когда гостей встречают кавалергарды с развернутым штандартом, серебряными трубами литаврами и всюду придворные чины: все эти камергеры, гофмейстеры, и камер-юнкеры. Тем не менее чету со всей почтительностью проводили до кабинета… — Герцог Георгий Георгиевич Мекленбург-Стрелицкий и Наталья Федоровна Вонлярская просят допустить их к Государю Императору — возгласил герольд трубным басом «С этим церемониалом надо что-то делать!» — ощутив неподдельное раздражение подумал Георгий.

— Просите!

В кабинет вошли под руку двое.

Грузный высокий человек лет за тридцать в парадном мундире. На совсем если так можно сказать невоенном лице странно смотрятся блеклые остзейские глаза.

И казавшаяся рядом с ним серой мышкой молодая брюнетка, в облике которой было что-то мальчишеское. Довольно высокая, тощая с простым лицом миловидной мещанки…

Чем то она напомнила Георгию Малечку Кшесинскую (мда — что то часто она приходи на ум).

Георгий смерил взглядом тезку — носившего в Семье прозвище — Жоржакс.

Короткой строкой пробежало в памяти… Правнук Павла I, сын великой княгини Екатерины Михайловны и Георга Мекленбург-Стрелицкого…

Отличный пианист и страстный поклонник музыки на почве чего был близко знаком с Танеевым. Даже завел свой собственный, знаменитый на весь Петербург квартет из четырёх первоклассных виртуозов. Доктор философии Лейпцигского университета.

В противоположность семейным привычкам — человек целомудренный — в юности говорят сбежал в окно из борделя куда его чуть ли не насильно затащили товарищи по полку… Не так уж и дурно — сам то Георгий воздержанием не отличается. Но что делать — Семья вообще не склонна ограничивать свои желания. Николай Николаевич много лет жил с балериной Числовой и имеет от неё четверых детей. Сын его Николай-Николаевич младший — это совершенно точное донесение дворцовой полиции — сошелся с женой дяди — великого князя Владимира Александровича. (Но тут то его особой вины нет — про нее говорили что она изменяла мужу со всеми его адъютантами…)

И вот этого человека угораздило влюбится в матушкину фрейлину.

Если бы речь шла об альковных развлечениях — наверняка бы сие было даже поощрено.

Но когда сын заговорил о браке…

На нетитулованную и небогатую девушку обрушился гнев патронессы. И «втирушка» она, и развратница, и задурила голову неопытному мальчику (а «мальчик» то на десяток лет старше Георгия Александровича)…

Тщетно сын убеждал великую княгиню что нашел в Наталье идеал — то самое, что было нужно его душе, только с ней он обреете всю полноту жизненного счастья.

Екатерина Михайловна уволила фрейлину рассчитывая что увлечение сына сойдет на нет. Не тут то было. Георгий Георгиевич проявил неожиданную в этом тюфяке-философе и любителе искусства твердость. Как жаловалась герцогиня Вдовствующей Императрице он даже летом прошлого года тайком выехал в Германию, чтобы получить разрешение деда — великого герцога Мекленбургского Фридриха Вильгельма — раз уж в России столько препятствий.

И вот теперь видать решили пойти ва-банк.

— Государь, — голос Мекленбург-Стрелицкого хрипло сорвался. Не пустая прихоть но безвыходность заставляют меня… нас припадать к вашим ногам!

Я прошу у вас разрешения жениться на Наталье Федоровне Вонлярской!

«Еще на колени и в самом деле бухнется!»

От вас одного зависит — дать мне и Наталье Федоровне счастье или…

Георгий посмотрел на гостей.

Герцог стоял статуей а вот госпожа Вонлярская… Эээ — да как бы она сейчас не разрыдалась от напряжения избытка чувств. Предложить им сесть, вызвать лакея с чайным прибором, успокоить даму? Нет — мизансцену надо доиграть до конца…

— Георгий Георгиевич, любезный дядя, — произнес он. Право же какие пустяки… Вам не стоило обременять себя визитом тем более отвлекать столь милую особу этой официальной поездкой — а достаточно было написать прошение на мое («Чуть не сказал — Высочайшее!») имя. Я бы его разумеется удовлетворил! Но раз уж вы явились — то…

Он написал несколько предложений на листке и протянул герцогу.

Вот разрешение и я приглашаю Вас с Натальей на свою свадьбу. Я И Елена будем всегда рады Вас видеть при дворе.

…Следующий визитер появился уже после обеда.

Великий князь Михаил Михайлович! — сообщил все то же придворный чин так что тренькнула люстра.

Вошел человек в мундире поручика лейб-гвардии Егерского полка, по военному четко замер на середине кабинета.

— Здравствуйте, Ваше Величество!

— День добрый…

— Позвольте передать лично в руки! — протянул он конверт.

— Что это?

— Прошение о дозволении вступить в брак с…

— С госпожой Екатериной Игнатьевой! — закончил за него Георгий. А вы кузен уверены что не ошибаетесь в своих чувствах?

Ну само собой — историю эту как и историю Георгия Георгиевича он знал — кто ее в свете не знал?

Великий князь получивший еще в детстве прозвище «Миш-Миш» с самых юных лет проявлял стремлен не обзавестись семьей.

Достигнув совершеннолетия — двадцати одного года и и получив право распоряжаться выделяемыми ему средствами, онначал постройку роскошного дворца-особняка на Английской набережной. «У насдолжен быть приличный дом», — сказал онархитектору. Говоря «мы» он подразумевал себя и свою будущую жену. Выбранных родителями невест — германских, шведских и голландских принцесс он однако отвергал, зато в поисках идеала не раз сходился с девушками неравного происхождения. Всякий раз после скандала в семье он отступал, но сейчас тянущийся два года платонический роман с дочерью графа Игнатьева похоже сподвиг его на последнее средство.

Видимо решил что настал подходящий момент — в семье его как раз приключился скандал.

Отец его великий князь Михаил Николаевич накрыл свою жену Ольгу Фёдоровну, с воспитателем своих детей (коих у четы было ровным счетом семеро) генералом Петерсом. Вообще то роман этот длился уже полтора десятка лет и мало для кого был тайной — но на этот раз так сказать все произошло при народе. В ходе семейной ссоры великая княгиня — бывшая принцесса и маркграфиня Баденская, как какая то торговка с Охты, припомнила мужу его грехи включая незаконную дочь от некоей девицы Серебряковой. Августейшая чета в итоге разъехалась по имениям а Петерс отправился в долгосрочный отпуск — подальше от столицы. Так то сейчас не до него.

— Умоляю, Ваше Величество разрешить мне этот брак! — страстно вещал между тем Миш-Миш. Я согласен на все возможные условия — отказ в приеме при Дворе, наш выезд заграницу и полное мое отречение отвсех своих великокняжеских прав ипреимуществ…. - великий князь.

— Ну раз вы действительно желаете жениться на Екатерине Николаевне, тос моей стороны препятствий кэтому браку небудет… — спокойно сообщил Георгий. И разумеется столь невероятных жертв я с вас не потребую.

И поглядывая на замершего в прострации родственника добавил — Что до отречения от прав — то тут речь не о вашем согласии и не о моем желании а о законе. Члены царской фамилии, бракосочетавшиеся с лицами невенценосной крови, обязаны подписать отречение от прав престолонаследия. Никаких других ограничений женитьба такого рода не накладывает.

Ну и заодно вам следует получить разрешение вашего полкового командира на брак — хотя думаю что тут препятствий не будет.

— Не знаю как благодарить вас, Ваше Величество! — поклонился великий князь.

— Пустое! — улыбнулся Георгий. Буду рад видеть Вас и мадам Екатерину в Зимнем…

Сообщаем что 2 февраля 1890 года в 4 часа пополудни в церкви Михайловского дворца бракосочетание состоялось в. кн Михаила Михайловича и графини Екатерины Николаевны Игнатьевой. На бракосочетании присутствовала вдовствующая императрица Мария Фёдоровна. Посаженным отцом у жениха был великий князь Михаил Николаевич, посаженной матерью — великая княгиня Екатерина Михайловна, а у невесты — её отец и графиня Софья Андреевна Толстая. Венчание совершил настоятель дворцовой церкви протоиерей Иоанн Сыренский. Вечером в Михайловском дворце состоялся свадебный обед, после новобрачные отбыли с поездом железной дороги в город Ораниенбаум на постоянное жительство.

«Санкт — Петербургские ведомости»

— Все же Георгий — не слишком ли ты легко даешь разрешения на морганатические браки? — пожаловалась вернувшаяся со свадьбы Мария Федоровна за вечерним чаем.

Я разумеется не настаиваю чтобы ты придерживался отцовского обыкновения — когда подобное было вообще немыслимо. Но два рескрипта за один день? Можно было бы просто попросить кого-нибудь из них обождать хотя бы месяца три — не так ли?

Георгий отставил чашку…

— Матушка — ну что мне вам сказать… Неужто было бы лучше если бы Жоржакс с m-l Natalie или кузен Миш-Миш со своей графиней жили во грехе как великий князь Алексей Александрович со своей Жуковской или…

Он запнулся — вспоминать княгиню Долгорукую при Марии Федоровне наверное не следовало — несмотря на прошедшие годы.

— Или иные в нашей фамилии?! — закончил он. Если я могу сделать людей счастливыми при помощи такой малости — то почему я должен отказаться от подобной возможности?

И видя как Мария Федоровна нахмурилась добавил.

— Ну а кроме того — тем самым я сократил количество возможных претендентов на престол — что тоже не маловажно! И на достаточно долгое время обрел искренне мне преданных сторонников.

— А может быть ты и прав! — согласилась Мария Федоровна немного подумав. Интриг точно станет несколько меньше…

«А и в самом деле было бы недурно если б хотя бы половина великих князей переженилась на фрейлинах да балеринах! — мысленно усмехнулся Георгий. Только вот где мне набрать столько Вонлярских и Игнатьевых?!»

Уединение их нарушил гоф-маршал Оболенский — Нелединский державший в руках какую то телеграмму.

— Прошу прощения у Ваших Величеств, за столь позднее вторжение — но нерасторопные служащие Министерства двора лишь сейчас передали ее мне.

Ваша невеста Государь, спрашивает можно ли ей посетить открытие некоего моста на которое она приглашена английской короной? Я бы оставил это до завтра но событие назначено на 4-е число и видимо надо ответить как можно быстрее?

— Мост? И тут Георгий вспомнил.

Ну конечно! Как раз на днях в Шотландии должен быть открыт необыкновенный мост через залив в две с половиной версты длиной — строившийся восемь лет. Ничего подобного в мире еще не строили…

Георгий машинально поглядел на Марию Федоровну словно безмолвно спрашивая совета.

Маменька однако был непроницаема — мол ты царь, ты жених — решай как тебе угодно..

— Ответьте так — произнес Георгий. Поскольку мы хотим мы хотим мира и дружественных отношений с Англией с урегулированием всех противоречий, то ваше посещение торжеств будет этому способствовать. В случае если вас об этом спросит принц Эдуард и только в этом случае доведите наше желание мира и дружбы до Принца Уэльского. Я в тебя верю…Постойте, — бросил он в спину гофмаршалу.

И еще — пусть узнает кто строитель этого моста и не захочет ли он поработать в России?


* * * | Корона и Венец | * * *



Loading...