home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава пятнадцатая

Они провели возле корабля ещё пару дней. Манулито расхаживал по звездолёту в своём скафандре, внимательно изучая аппаратуру и системы. По вечерам он рисовал какие–то сложные схемы на кусках коры. Иногда он начинал объяснять своим спутникам те или иные технические идеи, но при этом вдавался в такие дебри, что ни Тревис, ни Льюп не понимали ни слова. Однако всем им было достаточно знать лишь то, что сам Манулито прекрасно понимает, что делает.

На утро третьего дня появился Нолан, его пыльное лицо осунулось и даже заострилось от долгого тяжёлого перехода. Тревис сразу же предложил ему флягу, и усталый апач первым делом напился, торопливо глотая воду. Затем он опустился на землю и положил рядом фляжку.

— Скоро будут… с девчонкой.

— Неприятности были? — поинтересовался Джил–Ли.

— Монголы перенесли свой лагерь. Поступили мудро. Красные, должно быть, взяли на заметку их прежнее местонахождение. Теперь они дальше к западу, а мы… — он отёр губы тыльной стороной ладони, — мы побывали в твоей долине башен, Фокс. Да, это действительно заколдованное место.

— Никаких признаков красных?

Нолан отрицательно покачал головой.

— Мне кажется, что золотистый туман, наполняющий долину, скрывает башни. С воздуха их не увидеть. И только приблизившись вплотную можно отличить их от природных скал.

Тревис расслабился. Значит, у них ещё есть время. Взглянув на Нолана, он заметил лёгкую улыбку на усталом лице.

— Эта скво, она вроде как в родне с пумой, — объявил Нолан. — Она ободрала Цуая не хуже дикой кошки.

— Надеюсь, она сама не ранена? — забеспокоился Тревис.

На этот раз Нолан хохотнул в открытую.

— Ранена?! Да нет, это нам пришлось из шкуры лезть вон, чтобы уберечься от её когтей, мой младший брат. Она и впрямь дочь Волка. И она не потеряла головы, эта скво. Всю дорогу отмечала путь, хотя и не знала, что нам это на руку. Да, она наверняка постарается сбежать.

Тревис поднялся и поморщился от резкой боли в боку.

— Покончить бы с этим быстрее, — хрипло сказал он. Вся эта идея так до конца и не нравилась ему. Ему нестерпимо было думать о том, что Кайдессу приведут сюда, в этот тёмный, страшный звездолёт и оставят наедине со страхами и тревогами. И в то же время он прекрасно понимал, что ничего опасного ей не грозит. Он и сам постарается держаться поближе, чтобы прийти на помощь, если таковая понадобится.

Звук осыпающихся камешков предупредил о приближении разведывательной группы. Манулито уже спрятал скафандр, и теперь они предстанут перед Кайдессой обыкновенными дикими апачами.

Через несколько секунд из–за склона холма появилась целая процессия. Впереди шёл Цуай с багровыми царапинами через всё лицо. За ним Деклай и Эскелта грубо толкали перед собой пленницу. Косы у Кайдессы расплелись, у рубашки оторвался рукав, но по глазам Тревис видел, что боевой дух не оставил девушку. Следом за ними гордо вышагивал Осторожный Олень, непроницаемо поглядывая то на пленницу, то на воинов, подгонявших её. Апачи впихнули её в кольцо поджидавших. Кайдесса остановилась, широко расставив ноги, чтобы не упасть. Она презрительно оглядела их всех, затем взгляд девушки упал на Тревиса.

— Свинья! Грязный шакал! Дохлый верблюд,. — начала она с жаром перечислять по–английски, но тут же в запальчивости перешла на родной язык.

Руки у неё были связаны, но уж язык–то никто не мог удержать.

— У этой скво язык словно жало, — прокомментировал Осторожный Олень. — Упрячьте её подальше, пока она всех тут не отравила.

Цуай демонстративно заткнул уши:

— Если эта кошка не способна царапаться, то оглушить может запросто. Давайте не будем тянуть, избавимся от неё поскорее.

Однако несмотря на насмешки, в их взглядах читалось настоящее уважение. Апачи высоко ценили храбрость, даже в пленниках. Пинда–лик–о–йи, Том Джеффернс, смело вошедший в самую гущу индейского лагеря и вступивший в переговоры со своими заклятыми врагами, получил уважение и дружбу вождя, с которым до этого сражался не на жизнь, а на смерть. И Кайлесса, проявившая невиданное для женщины мужество, имела теперь большее влияние на своих тюремщиков, чем даже могла предположить.

Наступил черёд Тревиса разыгрывать свою роль. Он поймал Кайдессу за плечо и грубо толкнул её в сторону звездолёта. Но, похоже, к этому моменту она уже выдохлась, и повиновалась без всякого сопротивления. И только когда они подошли достаточно близко к звездолёту, Кайдесса вдруг замерла на месте, и Тревису показалось, что она даже ахнула от изумления.

Как и было запланировано, четверо апачей — Цуай, Нолан, Джил–Ли и Деклай — расположились вокруг корабля, поднявшись на пригорю! для удобства осмотра окрестностей. А Манулито, надев скафандр, уже скрылся в корабле, чтобы в любую минуту кинуться на помощь, если это понадобится.

Стиснув зубы, Тревис подтолкнул Кайдессу к пролому. В эту минуту Тревис даже не знал что лучше: войти в звездолёт и впервые столкнуться со страхом, который выкручивает мозги как верёвки, или же ничего не знать о предстоящем. Он уже готов был бросить всю эту затею при одном взгляде на угроюмо шагавшую впереди девушку. Но мысль о башнях, о хранящейся в них информации, и о том, что произойдёт, если красные до неё доберутся, останавливала его.

Тревис первым нырнул в пролом, а Эскелта перерезал верёвку на запястьях Кайдессы, и впихнул пленницу следом.

— Полезай, скво, — небрежно бросил он ей в спину.

Тревис шёл по тёмным коридорам, направляясь к каюте, которую они выбрали. Они рассчитывали довести её до этого места, а затем разыграть панику и страх, дав ей таким образом возможность сбежать.

Изобразить страх? Тревис и двух футов не прошёл, как понял, что ничего разыгрывать не придётся. Стены, пол, потолок, сама атмосфера корабля, казалось, излучали яд9 который пронизывал буквально всё тело. Каждую его клеточку, добираясь до мозга. Тревис чувствовал, что с каждым новым вдохом его тело наполняется страхом, хотя в то же время ничего опасного он не ощущал. Он весь взмок, ноги ослабли, а руки нервно тряслись. Во рту пересохло, и он то и дело пытался сглотнуть тошнотворный ком, застрявший в горле.

Тишину прорезал визг Кайдессы. От неожиданности Тревис оступился, его шатнуло к стене. В тот же миг монголка развернулась, бросилась на него и вцепилась, как настоящая дикая кошка. Он едва сумел защитить лицо и глаза от её ногтей. Затем она отпрыгнула назад и бросилась в проём. К этому моменту Эскелта уже куда–то пропал, и остановить её было некому.

Всё это Тревис заметил краем глаза. От резкого движения боль вновь прорезала бок. Он осел на пол, стараясь сдержать дыхание. Откуда–то выскочил Эскелта, подбежал к нему и помог подняться. Они выбрались к пролому в корпусе корабля, но вниз спустились не сразу. Тревис, которого мучала боль, не был уверен, что сумеет спуститься самостоятельно, а Эскелта, получивший приказ не торопиться, тянул время.

В проёме они могли разглядеть совершенно пустой склон холма. Не было видно ни спрятавшихся апачей, ни Кайдессы. Тревис даже поразился: как ей удалось так быстро улизнуть.

Спустившись на землю, Тревис почувствовал под ладонью расползающееся мокрое пятно. Он отнял пальцы и посмотрел. Кровь. По–видимому, рана снова открылась. Он даже выругался. Теперь он даже и думать не мог о том, чтобы самостоятельно преследовать Кайдессу. Конечно, от него было мало пользы, как от хромого коня. Но у него ещё есть союзники! Он мыслено позвал койотов. Из–за куста высунулась острая мордочка Наликидью. Он сосредоточился и приказал ей бежать за Кайдессой, следить за ней и охранять. Голова койота тут же исчезла. Тревис облегчённо вздохнул. Он прекрасно понимал, что хотя апачи замечательные следопыты и воины, но койоты легко могут дать им сто очков вперёд. Он знал, что Наликидью и Нагинлта всю дорогу будут находиться рядом с девушкой и, прячась по кустам и в высокой траве, ни разу не покажутся ей на глаза. Она и не заподозрит, что кто–то за ней наблюдает и охраняет её.

— Разыграно как по нотам, — заметил Джил–Ли, выбираясь из своего укрытия. — Но что это с тобой? — он подошёл к Тревису и отнял прижатую к боку руку.

К тому времени, как вернулся Льюп, Тревис уже снова был перебинтован и смирился с мыслью, что за Кайдессой ему теперь следить не придётся.

— Насчёт башен… — сказал он Джил–Ли. — Если наш план удастся, мы захватим часть красных здесь. Но не будем забывать, что нам ещё нужен и сам звездолёт. И значит, придётся обыскать башни в поисках оружия. А может, подождать возле башен, на случай, если красные с Кайдессой вернутся именно по тому пути.

Льюп бесшумно спрыгнул с уступа, широко улыбаясь.

— Эта скво с головой, — заметил он полушутливо. — Улепётывает от звездолёта быстрее, чем заяц от волка. Потом начинает думать и взбирается по холму, — он ткнул пальцем в склон позади. — Затем прячется и наблюдает. А когда из звездолёта появляется Тревис, снова пускается убегать. Тут Осторожный Олень показывается в кустах, и она сворачивает на восток. Как мы и добивались…

— А потом? — встревоженно спросил Тревис.

— Она бежит поверху, словно настоящая скво из племени. Нолан убеждён, что она обязательно остановится на ночь немного передохнуть. Он следует за ней.

Тревис облизал пересохшие губы.

— Без пищи и воды,. — задумчиво произнёс он. Губы Джил–Ли сложились в хитрую улыбку:

— Цуай проследит, чтобы она «случайно» наткнулась на провизию. Не забывай, мы учли все эти мелочи, мой младший брат.

Тревис понимал, что апачи действительно предусмотрели и запланировали всё: и случайные встречи, и случайные находки. Уж они–то наверняка сумеют направить её по нужному для них пути. Она и знать ничего не будет.

— К тому же, теперь у неё есть оружие, — добавил Джил–Ли.

— Что? — удивился Тревис.

— Посмотри на свой пояс, мой младший брат. Где твой нож?

Тревис ошарашенно уставился на свой пояс. Ножны действительно были пусты. Последний раз он пользовался ножом за завтраком, когда резал мясо. Льюп расхохотался, увидев выражение лица Тревиса.

— Ну и ловко же она вырвала зуб у лисы, — хохотнул Льюп.

— Да, — растерянно заметил Тревис. — Это случилось, наверное, когда мы боролись.

Он вдруг вспомнил с каким отчаянием она бросилась на него. В тот момент ему показалось, что она буквально обезумела от страха. Однако, как видно, эта девчонка умеет держать себя в руках. Сообразила же она в такую минуту выхватить у него нож, да ещё и так, что сам он ничего не заметил. А может, здесь опять сказалась разница между двумя нациями? Ведь не действуют же на них, апачей, машины красных. Возможно, и редакс не способен затронуть нервные струны монголов.

— Она отважна, эта скво, стоит многих лошадей, — Эскелта как нельзя более кстати припомнил древнюю меру женщине.

— Это верно, — тут же согласился Тревис с чувством и, заметив, что улыбка Джил–Ли стала ещё шире, раздосадованно поспешил сменить тему разговора: — Манулито на звездолёте. Готовит красным ловушку.

— Вот и прекрасно. Эскелта и он останутся здесь, и ты вместе с ними.

— Ничего подобного. Мы должны во что бы то ни стало добраться до башен, — с горячностью запротестовал Тревис.

— Мне показалось, — прервал его Джил–Ли, — что ты считаешь древнее оружие башен слишком опасным.

— Может, мы и будем вынуждены им воспользоваться, однако я говорю о другом. Мы должны быть уверены, что красные там не появлялись и не появятся, особенно после того, как Кайдесса попадёт в плен.

— Да, согласен, лучше принять меры предосторожности, мой младший брат. Но что до тебя, то сегодня и, возможно, ещё и завтра, тебе придётся отдыхать, — строго произнёс Джил–Ли. — Если рана снова откроется, то ты уже долго не сможешь подняться на ноги.

Несмотря на нетерпение, которое так и подмывало Тревиса изнутри, он вынужден был согласиться с разумными доводами. И когда на следующий день он пустился в путь, то услышал только одну новость, что Кайдесса переночевала у одного из небольших водоёмов в холмах и теперь двигается прямо к горам.

Три дня спустя Тревис, Джил–Ли и Осторожный Олень прибыли в долину башен. Кайдесса шла по северным холмам, и её уже дважды заворачивали на восток, в сторону равнин. А полчаса назад с помощью зеркала передали хорошее известие: вертолёт красных кружил в воздухе, видимо, сопровождая новую охотничью партию. И они очень надеялись, что в скором времени беглянку заметят и отловят.

Цуай также сумел засечь группу из трёх монгольских всадников. Но едва завидев кружащий в небе вертолёт, они тут же повскакали на коней и опрометью умчались в горы.

Осторожный Олень присел на корточки и сучком нацарапал на земле грубую схему местности. Красным придётся пройти по этому маршруту, чтобы добраться до звездолёта. И вся эта дорога контролировалась разведчиками–апачами. А с помощью сообщений, переданных по эстафете, ожидавшие возле башен узнают, удался их план или нет.

Всем троим это ожидание казалось нестерпимо долгим. Слишком уж они нервничали и волновались. У Трсвиса почти иссякло терпение, когда наконец на утро второго дня прибыло сообщение, что красные засекли Кайдессу, включили машину и она сама явилась к ним.

— Теперь за оружием в башнях! — скомандовал Осторожный Олень, услышав это приятное сообщение.

Тревис понимал, что откладывать неизбежное больше не удастся. Его мучала мысль о Кайдессе, которая теперь снова оказалась в плену ненавистной машины. Совесть не давала ему покоя, и чтобы забыться, ему хотелось действовать, и чем скорее, тем лучше.

Он тяжело вздохнул и повёл Осторожного Оленя и Джил–Ли к башне. Они по очереди забрались внутрь по свисавшей верёвке, и Тревис вновь увидел знакомую сияющую колонну.

Он пересёк комнату и неуверенно протянул руки к светящейся поверхности. Он сомневался: станет ли лифт работать снова. Однако к своему облегчению он почувствовал, как тело знакомо притягивает к колонне как магнитом, и услышал за своей спиной изумлённый возглас, когда стал медленно скользить вниз.

Спустившись, он отошёл от колонны, внимательно вглядываясь в темноту привычных изгибов коридоров. Следующим спустился Осторожный Олень, затем Джил–Ли. Тревис провёл их по коридору в помещение с каменным столом и ридером

Он сел на скамью и принялся возиться с диском кассеты, спиной чувствуя на себе настороженный взгляд двух апачей. Тревис вставил диск в щель, надеясь, что сумеет правильно расшифровать инструкции, которые выдаст ридер.

Он пытливо взглянул на стену. Три… четыре шага… одно точное движение… и замок отперт…

— Ты знаешь! — без тени сомнения в голосе произнёс Осторожный Олень.

— Могу догадаться…

— Ну что? — придвинулся к столу Джил–Ли. — Что теперь делать?

— Вот что,. — Тревис встал из–за стола и подошёл к стене.

Выставив вперёд обе руки, апач ладонями коснулся зеленовато–лиловой поверхности. На ощупь она была прохладной и твердой, совсем не такой, как материал колонны. Он провёл по стене ладонями вниз…

В конце концов одной рукой он нашёл нужное место, ладонь согрелась. Он принялся на ощупь отыскивать вторую точку, и когда наткнулся на второе тёплое место, быстро расставил пальцы, уперев их в тепловые точки. Наступала самая ответственная минута. Тревис напрягся всем телом, в боку закололо, запульсировала рана. Он с силой вдавил пальцы в ставший вдруг податливым материал стены.


Глава четырнадцатая | Патруль не сдается! Ключ из глубины времен | Глава шестнадцатая



Loading...