home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 2

Логово Мано Шуи

Даже глубоко под поверхностью воды море здесь тёплое; цвета подводной странной жизни Росс ещё мог назвать, оттенки же — нет. Кораллы, животные, выглядящие как растения, растения, замаскированные под животных, — все разновидности, населяющие океаны Земли, имели здесь свои соответствия. И поселенцы давали им привычные названия, хотя крабы, рыбы, анемоны и водоросли в здешних мелких лагунах вовсе не были идентичны земным организмам. Беда в том, что слишком уж их много, огромное богатство морской жизни привлекает взгляд, удерживает внимание и потому мешает работать, искать неестественное, не природное, такое, чему здесь нет места.

Острова Гавайки оглушали чувства, зачаровывали поселенцев, но и море имело своё очарование. Росс решительно обогнул лес кружевных водорослей, слегка раскачивающихся в воде, цвет их менялся от светло–зелёного до почти чёрного и далее к таким оттенкам, которые он не смог бы определить. Среди качающихся длинных опахал таятся рыбки–призраки, настолько прозрачные, что в них можно рассмотреть недопереваренную пищу.

Земляне начали свой поиск с полчаса назад, скользнув в воду с каноэ и направляясь теперь к контрольному пункту на конце острова–пальца. Опытные ныряльщики выстроились широкой дугой; эти мужчины и женщины в океане как дома, они смогут сделать столь необходимое Эшу открытие, если только оно действительно существует.

На Гавайке загадка громоздится на загадку, подумал Росс, отводя своим гарпунным ружьём водоросли, чтобы заглянуть за них. Туземная жизнь на планете, по–видимому, всегда в основном сосредоточивалась в воде. Поселенцы обнаружили на островах лишь несколько разновидностей небольших животных. Самое крупное из них — обитатель нор, зверёк, похожий на обезьяну, передвигающийся на задних лапах, а передние вооружены когтями, которыми животное пользуется как человек руками. Тело у него безволосое и, подобно хамелеону, способно менять окраску, сливаясь с почвой и скалами, где оно живёт. Голова сидит непосредственно на плечах, без всякой шеи; на самой макушке торчат круглые выпуклые глаза, а нос — всего лишь вертикальная щель. Широкой сильной пастью он легко справляется с панцырями существ, которыми питается. На взгляд землян, отвратительное создание. Но насколько они смогли установить, это здесь высшая форма наземной жизни. Маленькие грызуны, две разновидности бескрылых птиц и странный набор рептилий и земноводных — вот и все обитатели островов и одновременно добыча жителя нор.

Мир моря и островов, какая же разумная жизнь некогда на нём обитала? Или тут была только галактическая колония и до прибытия звёздных исследователей местной разумной жизни не было? Росс внезапно остановился и завис над тёмным углублением в виде блюдца. Края углубления заросли водорослями, но в этих очертаниях ощущалась какая–то правильность…

Росс поплыл по окружности блюдца. Если принять во внимание все эти водоросли, облепившие края и искажающие очертания… да, что–то не свойственное природе здесь есть! Углубление слишком правильное, слишком ровное. Росс решил удостоверится в этом. Чувствуя прилив возбуждения, он начал спускаться в чашу, стараясь найти доказательства своей догадки.

Сколько лет, веков всё это медленно зарастало морскими растениями, одни процветали, умирали, другие поселялись на их останках? И теперь с большим трудом можно разглядеть, что углубление образовалось не естественно.

Держась одной рукой за гавайкийский коралл, более гладкий, чем земные породы, Росс рукоятью гарпунного ружья принялся расчищать ближайшую стену блюдца, пытаясь заглянуть за два больших куста водорослей. Ружье отскочило, здесь такое хрупкое орудие ему не поможет. Но, возможно, ниже будет легче рассмотреть.

Впадина оказалась глубже, чем он первоначально предположил. Стало темнее. Исчезли красные и жёлтые цвета, и Росс увидел такие оттенки синего и зелёного, которые незаметны с поверхности. Он включил фонарь, и в его свете вернулись цвета мелководья. Розовые в луче фонаря водоросли за пределами освещенного пространства становились тёмно–изумрудными, словно тоже обладали способностями хамелеона или обитателя нор.

Росса слегка отвлёк этот феномен, и поэтому он нарушил основное правило ныряльщика — никогда не увлекаться окружающим настолько, чтобы забыть об осторожности. В какой момент он понял, что внизу появилась какая–то тень? Когда неожиданно бросилась врассыпную окружавшая его стая рыб–призраков, и он повернул вслед им фонарь? И случайно краем луча осветил какую–то тень, какое–то колебание воды в глубине?

Росс повернулся спиной к стене блюдца и направил луч фонаря вниз. И увидел существо, которое могло появиться только в кошмарах его родной планеты. Впоследствии Росс узнал, что это существо вовсе не так уж велико, как показалось ему вначале, в эти первые бесконечные мгновения ужаса. На самом деле оно не больше дельфинов.

Росс тренировался в населённых акулами морях Земли, его инструктировали о возможности появления опасных жителей глубин. Но такие существа могут быть только в сказках, как драконы из древних легенд. Чешуйчатая голова с большими глазами, сверкающими в луче фонаря холодной и мрачной ненавистью; огромная, полная зубов пасть на рогатой морде; длинная извивающаяся шея, а под ней почти не видное чудовищное тело.

Ни гарпунное ружьё, ни нож на поясе не защитят его! Но повернуться спиной к этой поднимающейся голове Росс не мог. Он прижался к стене углубления. Существо, зависшее перед ним, не торопилось нападать. Оно явно его видело и двигалось неторопливо, как охотник, уверенный в исходе схватки. Но свет как будто мешал ему, и Росс продолжал направлять луч фонаря прямо в эти полные злобы глаза.

Шок от неожиданной встречи проходил; Росс сунул ласт в щель стены, чтобы прочнее удерживаться на месте, нащупал рукой коммуникатор–соник у себя на поясе и нажал кнопку тревоги: теперь дельфины смогут передать его сигнал всем пловцам. Голова дракона перестала раскачиваться и застыла на чешуйчатой неподвижной колонне шеи в центре блюдца. Ультразвуковые колебания либо обеспокоили, либо удивили охотника, заставив его насторожиться.

Росс снова нажал кнопку сигнала. Всё сильнее становилось убеждение, что если он попытается уйти, то погибнет; нужно оставаться на месте. Теперь голова дракона покачивалась всего лишь в нескольких дюймах ниже уровня его ног в ластах.

Снова гибкое движение, голова поднимается, дрожь по всей длинной шее, волнение в глубине. Дракон вновь передвинулся. Росс направлял луч света непосредственно ему на голову. Чешуйки хищника, насколько он мог судить, представляли собой не просто роговые пластинки, а перекрывающие друг друга серебристые овалы, как у рыбы. Хотя нижняя часть туловища, возможно, уязвима для гарпуна. Но Росс знал, что земная акула способна выдержать удар стрелы гарпуна и выжить, и потому не торопился стрелять, продолжая выжидать.

Тут он заметил над собой и чуть левее небольшое углубление; здесь водоросли были кем–то вырваны и пока ещё не успели отрасти. Если он сможет забраться в это углубление, там можно дождаться помощи. Росс двинулся, используя всё своё мастерство. Рукой ухватившись за край ниши, он вывернулся и добрался до убежища как раз в тот момент, когда голова дракона устремилась вперёд. Итак, он правильно решил, что дракон нападает на движущуюся добычу. Без посторонней помощи подняться на поверхность он не сможет.

Теперь Росс стоял в щели лицом наружу и следил за головой. Он выключил фонарь, и исчезновение света удивило дракона и задержало его на несколько драгоценных секунд. Росс как можно глубже забился в расщелину, пока не прижался спиной к холодной ровной поверхности стены. И шок от этого прикосновения чуть не заставил его отскочить.

Держа ружьё перед собой правой рукой, Росс осторожно пощупал за собой левой. Пальцы скользнули по гладкой, без щелей и трещин, поверхности, с которой были сорваны водоросли. Он не смел повернуть голову и посмотреть, но был полностью уверен, что нашёл наконец доказательство: стены этого блюдца созданы какими–то разумными существами.

Дракон поднялся, теперь он висел в воде непосредственно перед щелью, откинув шею назад. Стало видно всё тело, от пологих плеч до острого конца. Тело что–то смутно напоминало. Если снабдить земного тюленя головой горгоны и заменить шерсть чешуёй, получится нечто подобное. Но перед Россом в этот момент плавал явно не тюлень.

Лёгкими движениями плавников поддерживая равновесие, дракон неподвижно висел в воде перед Россом. Шею он прижал к туловищу, голову наклонил так, что рога были нацелены прямо на Росса. Землянин крепче взялся за своё ружьё. Самая уязвимая цель — глаза дракона; если существо нападёт, Росс будет стрелять в глаза.

Человек и дракон были так поглощены своей дуэлью, что не заметили колыхания воды наверху. Гладкое тёмное тело торпедой устремилось вниз, за спину дракона. Некоторые из поселенцев умели передавать свои чувства дельфинам, но Росс этой способностью почти не обладал.

Однако теперь даже он ощутил уверенность в помощи и предложение напасть. Дракон повернул голову, пытаясь заглянуть себе за спину, но дельфин уже превратился в быстро исчезающую полоску. А его движение нарушило равновесие, подтолкнув дракона к Россу.

Землянин выстрелил слишком поспешно, совсем не прицелившись, поэтому гарпун пролетел мимо головы. Но прикреплённая к нему нить задела за шею дракона и смутила его. Росс как можно глубже отодвинулся в своё убежище и достал нож. Против когтей дракона это почти бесполезная игрушка, но больше у него ничего не было.

И снова дельфин устремился вперёд, схватил пастью нить гарпуна, дёрнул её и тем самым ещё больше нарушил равновесие дракона, оттащив его к центру углубления.

Росс увидел, что теперь действуют два дельфина, они играли с драконом, как матадоры с быком, отвлекая чудовище своими проворными движениями. Очевидно, природная добыча этого монстра Гавайки ведёт себя не так, и дракон явно не был готов эффективно противостоять тактике быстрых уходов и уклонений. Дельфины не касались зверя, но продолжали непрерывно беспокоить его.

Но дракон, крутясь и изворачиваясь, чтобы не терять из виду своих мучителей, в то же время не оставлял уровня ниши Росса, и время от времени голова его металась к землянину: чудовище не собиралось отказываться от добычи. Один из дельфинов поднялся выше, одновременно своим коммуникатором Росс уловил его предупреждение. Где–то наверху люди. Росс торопливо простучал собственный сигнал–предупреждение.

Два дельфина снова принялись отталкивать дракона от ниши Росса, увлекая чудовище в глубь. Потом резко устремились вверх. Дракон тоже начал подниматься, но теперь сверху ему навстречу спускался светящийся шар; вместе со светом появились цвета и чёткая видимость.

Росс рукой прикрыл глаза. Последовала вспышка, вибрацию ощутили даже его нервы, не настолько чувствительные к ней, как окружающая его жизнь. Росс помигал под маской. Мимо вверх животом проплыла рыба. Водоросли вокруг обвисли, безжизненно покачиваясь в воде; огромное тело дракона быстро скрывалось в глубине. Оружие, разработанное на Земле для защиты от акул и барракуд, оказалось здесь эффективным и против более страшного противника.

Землянин выбрался из ниши и поплыл навстречу другому ныряльщику. Пока Эш спускался, Росс сообщил ему по коммуникатору–сонику свою новость. А дельфины устремились в глубину, вслед за туловищем погибшего противника.

— Смотрите… — Росс показал Эшу нишу, которая спасла его. Он прав! Под водорослями показалась ровная канавка, футов шести длиной, поднимающаяся строго вертикально. Эш прикоснулся к ней, потом ответил тоже по сонику:

— Металл или сплав. Нашли!

Но что они нашли? После часа поисков даже Эш с его огромным запасом знаний артефактов и древних руин всё ещё пребывал в затруднении. Потребуется огромный труд, инструменты, которых у них нет, чтобы очистить всё блюдце. Они знают только размер углубления, его форму, знают, что стены его из неизвестного вещества, которое море смогло покрыть водорослями, но не смогло разъесть — на всём протяжении серой поверхности не нашлось ни следа износа.

Внизу, в самом центре углубления, они обнаружили логово дракона — арку, поросшую водорослями. Перед ней лежало обмякшее туловище чудовища. С помощью дельфинов его оттащили в сторону, чтобы потом поднять на берег для изучения. Но сама арка… возможно, часть какой–то древней установки?

Выставив перед собой фонари, они углубились в её тень, но недоумение не рассеивалось. Тут и там попадались полоски того же серого материала. Эш порылся рукоятью ружья в песчаном дне и обнаружил новое овальное углубление. Но что оно означает, с какой целью сделано — об этом можно только догадываться.

— Ну как, установим здесь временной зонд? — спросил Росс.

Эш медленно покачал головой в знак отрицания. «Посмотрим дальше… разойдёмся пошире», — прощёлкал соник.

Через несколько мину! дельфины сообщили о новой находке — ещё два блюдца, каждое больше первого, и все они расположены на дне океана на одной линии, указывающей прямо на остров пальца. Их осторожно исследовали и обнаружили только безвредных морских обитателей; драконов больше не было.

Когда земляне поднялись на берег, чтобы поесть и отдохнуть, один из них прошёлся вдоль вытащенного на песок дракона. На берегу чудовище не стало менее страшным. И, глядя на него, неподвижного, мёртвого, Росс ещё раз удивился своей способности выжить в такой встрече, не получив ни единой царапины.

— Я думаю, он был один, — заметил Пакики. — Едок такого размера обычно бывает один в округе.

— Мано–Нуи! — девушка Таэма вздрогнула, дав чудовищу имя демона–акулы из преданий своего народа. — В этих водах может быть только один царь акул такого размера. Но почему мы раньше не замечали таких? Тино–Рау Тауа доложили бы нам…

— Может, потому что, как говорит Пакики, эти существа редки, — ответил Эш. — Хищник такого рамера должен иметь очень большую охотничью территорию, и у нас есть доказательства, что он долго прожил в своём логове. Значит, он не позволял никому вторгаться на свои охотничьи угодья.

Карара кивнула. «К тому же он может охотиться изредка, наедаться и лежать, пока пища не переварится. Большие акулы на Земле так и поступают. Росс просто оказался у него на переднем дворе, поэтому он и вышел поглядеть…»

— Отныне, — Эш проглотил четвертушку фрукта, — мы знаем, чего опасаться, знаем и оружие против этой опасности. Не забывайте об этом!

Точные механизмы их соников уже зарегистрировали колебания воды, вызываемые приближением дракона, а глубинный шар позаботится об остальном.

— Слишком большой череп, он не соответствует туловищу по размерам, — Пакики присел на корточках возле лежащей на песке головы на конце теперь полностью вытянутой шеи.

Росс раньше обращал внимание в основном на вооружение этой головы, на клыки в мощных челюстях, на пасть на рыле. Но замечание Пакики заставило его заметить, что череп нависает над глазами, в нём очень много места для мозга. Может, это существо разумно? Карара выразила его мысли в словах:

— Первое правило? — она продолжала разглядывать туловище.

Россу не понравился этот вопрос, даже если девушка просто рассуждала вслух.

Первое правило гласит: «Всеми средствами сохранять местную жизнь. Гуманоиды — не единственная возможная форма разума».

На самой Земле есть дельфины, доказывающие истинность этого правила. Но разве Первое правило означает, что нужно дать чудовищу возможность сжевать тебя, если ты заподозришь в нём наличие разума? Пусть Карара вспомнит об этом правиле, вися в нише, когда ей в живот нацелена рогатая голова.

— Первое правило не отменяет самозащиту, — спокойно заметил Эш. — Это существо — хищник, а если тебя рассматривают как законную добычу, ты имеешь право применять всю свою технику. Если ты сильнее или по крайней мере равен — да, остановись и подумай, прежде чем нападать. Но в такой ситуации — не нужно рисковать.

— Всё равно, — настаивала Карара, — отныне мы должны не убивать, а только отпугивать.

— Гордон, — Пакики отвернулся от туши, — а что мы вообще нашли, помимо этого?

— Даже гадать не могу. Знаю только, что эти углубления сделаны с какой–то целью и очень давно. Мы не знаем даже, сразу же они были сооружены в воде или вначале находились на суше. Но теперь мы знаем, где установить временной зонд.

— Прямо здесь? — спросил Росс. Его грызло нетерпение. Но Эш продолжал хмуриться. Он покачал головой.

— Мы должны быть уверены в месте, очень уверены. Не хочу начинать цепную реакцию по ту сторону стены времени.

Он прав, вынужден был признать Росс, вспомнив, что случилось, когда чужаки узнали о воротах времени красных, проследили их до самого двадцатого столетия и всё уничтожили. Если сравнивать технические знания, то первоначальные колонисты Гавайки по сравнению с землянами — гиганты. И если использовать временной зонд, пусть даже тайно, вблизи одного из их поселений — значит, просто напрашиваться на быструю и ужасную месть.


Глава 1 Мир лотоса | Патруль не сдается! Ключ из глубины времен | Глава 3 Древние моряки



Loading...