home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 3

Древние моряки

Эш достал ещё одну карту и расстелил её на песке, прижав камешками.

— Здесь, здесь и здесь, — Эш указал на три точки по трём сторонам от острова–пальца. В каждом из таких мест находилось по три подводных углубления в точном соответствии с местностью; согласно древней карте, здесь когда–то находился мыс большого материка. Земляне нашли руины, если можно так назвать эти блюдца, хотя их назначение и оставалось крайне загадочным.

— Установим зонд здесь? — спросил Росс. — Нам нужно всего одно сообщение из прошлого… — после такого подтверждения последует поток материалов и персонала с Земли, от руководителей Проекта.

— Установим здесь, — принял решение Эш.

Он выбрал место между двумя линиями, где риф даёт безопасное основание. И как только решение было принято, земляне принялись за работу.

Оставалось два дня на установку зонда и пробу, и корабль улетит — с доказательствами или без них. Росс и Эш перенесли установку на риф, Уи и Карара помогали перевозить оборудование и части, дельфины постоянно кружились вокруг. Эти водные животные были так же заинтересованы, как и люди. А в воде помощь их была неоценима. Росс бегло подумал, что если бы у дельфинов были руки, они давно уже захватили бы контроль над родной планетой — или по крайней мере контроль над морями.

Все работали с привычной лёгкостью, даже в масках и под водой, устанавливая зонд, нацеливая его на контрольный пункт — выступающую на конце острова–пальца скалу. После того как Эш проделал последние приготовления, испытал каждую часть, он жестом велел всем всплывать.

Карара быстрым движением руки задала вопрос, и Эш ответил щёлканьем соника: «В сумерках».

Да, сумерки — подходящее время для испытания временного зонда. Они смогут подсмотреть, сами оставаясь в безопасности. Здесь у Эша нет для руководства никаких исторических данных. Поиск обитателей прошлого может оказаться долгим, придётся просмотреть многие столетия.

— Когда они здесь жили? — Карара на берегу распустила волосы, давая им возможность просохнуть. — На сколько сотен лет назад уйдёт зонд?

— Скорее всего, на сколько тысяч, — заметил Росс. — С чего начнём, Гордон?

Эш стряхнул песок с блокнота, который положил себе на колено, и посмотрел в сторону рифа, где установили зонд.

— Десять тысяч лет., Мы знаем, что тогда галактические корабли садились на Землю. В то время их торговля и империя — если, конечно, это была империя — далеко раскинулась в пространстве. Может, она достигла тогда зенита цивилизации, а может, уже шла к упадку. Не думаю, чтобы это было близко к началу. Дата подходит для первой попытки не хуже других. А если ничего не найдём тогда, передвинемся ближе к нашему времени.

— Вы думаете, тут было туземное население?

— Вполне могло быть.

— Но ведь здесь нет никаких крупных животных, мы не нашли никаких следов, — возразила Карара.

Эш пожал плечами. «Можно найти объяснение. Предположим, эпидемия, которая привела к гибели целые виды. Или война, в которой использовались разрушительные силы, изменившие лицо планеты. Многое могло привести к уничтожению разумной жизни. И тогда развились такие виды, как обитатели нор и меньшие животные».

— Мы нашли на пустынной планете обезьяноподобные существа, — Росс вспомнил свой первый полёт на галактическом корабле. — Может, когда–то это были люди, но они дегенерировали. А крылатые люди не были тогда людьми, но потом развились…

— Обезьяноподобные существа… крылатые люди, — прервала Карара. — Расскажите.

Что–то повелительное прозвучало в её просьбе, тем не менее Росс начал подробно описывать свои прошлые приключения, вначале на песчаной планете с закрытыми зданиями, где корабль сделал остановку — причину этой остановки его невольные пассажиры так никогда и не узнали; потом об исследовании планеты, которая когда–то могла быть столицей огромной звёздной империи. Там они заключили договор с крылатыми людьми, жившими в огромных зданиях, затерявшихся в густых джунглях.

— Видите, — полинезийка повернулась к Эшу, когда Росс закончил, — вы нашли их, этих обезьян и крылатых людей. А здесь только драконы и обитатели нор. Начало это или конец? Хотела бы я знать…

— Почему? — спросил Эш.

— Не только из любопытства, хотя и это тоже, но потому что у нас должно быть начало и конец. Неужели мы вышли из моря, научились думать и чувствовать, только чтобы вернуться снова к началу? Если ваши крылатые люди поднимаются, а обезьяны опускаются… — она покачала головой. — Страшно было бы держать в руках оба конца нити жизни. Разве хорошо для нас видеть подобное, Гордон?

— Люди всегда задавали себе этот вопрос, Карара. Были такие, кто отвечал «нет», пытался отвернуться, прекратить познание, заставить человечество остановиться на одной ступени лестницы. Но в нас есть что–то такое, что не даёт остановиться, как бы ни труден был подъём. Этими действиями я могу навлечь на нас всех серьёзную опасность. Но не могу остановиться. А вы?

— Да, я тоже не смогла бы, — согласилась девушка.

— Мы здесь потому, что мы из тех, кто хочет знать, — добровольцы. У нас такой темперамент, мы всегда делаем следующий шаг.

— Даже если он ведёт к падению, — негромко добавила девушка.

Эш взглянул на неё, но она смотрела на море, где кружева пены обозначали начало рифа. Слова её звучали очень обычно, но Росс распрямился, встречая взгляд Эша. Почему он ощущает мгновенное беспокойство, как будто сердце его застыло, перестало биться?

— Я знаю вас, агентов во времени, — продолжала Карара. — Нам о вас много рассказывали во время обучения.

— Могу себе представить, — рассмеялся Эш, — ещё какие байки! — но его весёлость показалась Россу вымученной.

— Может быть. Но я всё же думаю, что там много правды. И я слышала о вашем строгом правиле: вы никак не должны изменять ход истории. Но предположим, предположим, здесь можно изменить ход истории, предотвратить развернувшуюся катастрофу. Если это произойдёт, что будет с нашим поселением здесь и сейчас?

— Не знаю. Мы никогда не осмеливались на такой эксперимент и не осмелимся…

— Даже если это означает жизнь целой расы? — настаивала девушка.

— Может быть, альтернативные миры, — воображение Росса разыгралось. — Два мира в переломный момент истории, — объяснил он, заметив её изумлённый взгляд.

— Один происходит от одного решения, другой — от альтернативного.

— Я слышала об этом! Но, Гордон, если бы вы оказались в нужный момент и в вашей власти было бы сказать: «Да, живи!» или «Нет, умри!» целому народу чужаков, как бы вы поступили?

— Не знаю. Но не думаю, чтобы когда–нибудь оказался в таком положении. А почему ты спрашиваешь?

Она сплетала всё ещё влажные волосы в конский хвост, пытаясь перевязать его лентой. «Потому что… потому что я чувствую… Нет, я не могу выразить это в словах, Гордон. Такое чувство, словно мы на пороге очень важного события — предчувствие, страх, возбуждение. Пожалуйста, разрешите мне пойти с вами сегодня вечером! Я хочу увидеть — не Гавайку, а другой мир, с другим названием, тот мир, который знали и видели они!»

Росс готов был резко возразить, но не успел, потому что Эш уже кивнул.

— Хорошо. Но нам, может быть, совсем не повезёт. Охота во времени — рискованное занятие, так что не будь разочарована, если мы не найдём этот другой мир. А теперь я хочу уложить свои старые кости на часок–другой. Развлекайтесь, дети, — он лёг и закрыл глаза.

Прошедшие два дня почти стёрли тени с его худого загорелого лица. Он сбросил два–три года, с благодарностью подумал Росс. Если им сегодня повезёт, Эш полностью придёт в норму.

— Как ты думаешь, что здесь случилось? — Карара теперь сидела спиной к морю, лицо её оставалось в тени.

— Откуда мне знать? Могло произойти всё, что угодно.

— А мне полагается заткнуться и оставить тебя в покое?

— быстро продолжила она. — Ты хочешь в одиночестве наслаждаться возбуждением, исследовать мир за миром, верно? Мы на Гавайке Один, это для нас новый мир; но есть и Гавайка Два, удалённая не в пространстве, а во времени. И исследовать её…

— Мы, в сущности, не будем её исследовать, — возразил Росс.

— Почему? Разве вы, агенты, не проводили дни, недели, даже месяцы в прошлом Земли? Что помешает вам сделать то же самое здесь?

— Отсутствие тренировок. У нас нет нужной подготовки.

— Что ты имеешь в виду?

— Ну, и на Земле было всё далеко не так легко и просто, как тебе кажется, — презрительно начал он. — Мы не могли просто пройти в ворота и заняться делом, скажем, в Риме Нерона или Мехико Монтесумы. Агент должен физически и психологически соответствовать эре, которую он собирается исследовать. Тогда он тренируется, и ещё как тренируется! — Росс вспомнил бесконечные часы тренировок в пользовании бронзовым мечом, в изучении торговой техники народа горшечников, гипнотические уроки языка, мёртвого уже много столетий. — Изучаешь язык, обычаи, всё о том времени, в котором будешь. Всё должен изучить в совершенстве, пока тебя выпустят в пробный маршрут.

— А здесь у вас никаких инструкторов нет, — кивнула Карара. — Да, я понимаю, в чём трудность. Значит, вы просто будете подглядывать?

— Вероятно. Но, может быть, позже сумеем ненадолго проскользнуть в ворота. Когда накопится достаточно материала. Однако это будет строго ограниченный проект, и мы не допустим никакого риска. Может, умные головы дома обработают информацию и создадут основу для нашего проникновения.

— Но на это уйдут годы!

— Вероятно. Ведь плавать тоже начинаешь с мелких мест, верно? Не станешь сразу прыгать с утёса?

Она рассмеялась. «Верно! Однако даже простой взгляд в прошлое может разрешить большую загадку».

Росс хмыкнул и по примеру Эша лёг. Закрыл глаза, но мозг продолжал работать. Конечно, проба — это тоже хорошо, но Карара права. Хочется чего–то большего, чем маленькое окошко в тайну, хочется принять участие в решении загадки.

Солнце садилось и из розового стало красным, оно набросило винного цвета занавес на всё небо, и море тоже стало алым. Когда Росс оглянулся на остров, тени на нем стали янтарными, а не пепельными. Три человека, два дельфина и машина на рифе, который, может быть, и не существовал в то время, которое они ищут. Эш произвёл последнюю настройку и нажал кнопку. Все смотрели на экран размером не шире двух ладоней.

Ничего, тусклое серое ничего! Вероятно, какая–то ошибка при сборке. Росс коснулся плеча Эша. Но на экране начали сгущаться тени, постепенно появилось изображение.

Они снова увидели закат солнца. Но цвета бледнее, меньше красного, чем сейчас. И они видят не остров, на который сейчас нацелена машина — они увидели неровную береговую линию, где над полоской берега высоко вздымаются крутые утёсы. А на утёсах!.. Росс даже не почувствовал, что Карара схватила его за руку, пока её пальцы не впились ему в тело. И даже тогда он не обратил внимания на боль. Потому что из утёса вырастало сооружение!

Массивные стены из местного камня заканчивались башнями. И на самой высокой башне на ветру развевалось знамя. К северу уходил крутой берег, а огибали его…

— Боевые каноэ! — воскликнула Карара, но у Росса имелось другое определение:

— Драккары!

На самом деле корабли были не тем и не другим — не двойные каноэ, перевозившие воинов от одного острова Тихого океана к другому, и не увешанные щитами боевые корабли викингов. Но земляне не ошиблись в их цели: эти быстроходные с острыми носами корабли предназначаются для стремительного продвижения по морю, они маневренны как оружие.

За первым шёл второй, за ним третий. Паруса их окрасило солнце, но на парусах сияли изображения, и их линии сверкали, словно металлические.

— Замок! — возглас Эша привлёк их внимание снова к суше.

На стенах замелькали тени. Последовала вспышка, рядом с первым кораблем всплеснулась вода, обрызгав его палубу.

— Они стреляют! — Карара плечом оттолкнула Росса, чтобы лучше видеть.

Корабли меняли курс, отворачивая от суши в море.

— Движутся очень быстро для парусников, а никаких вёсел я не вижу, — Росс был изрядно удивлён. — Как это возможно…

Бомбардировка из замка продолжалась, но успеха не имела. Корабли вышли за пределы досягаемости, причём передовой корабль исчез и с экрана зонда. А потом остался только замок и закат. Эш распрямился.

— Камни! — удивленно сказал он. — Они бросают камни!

— Но ведь у этих кораблей явно какие–то двигатели. Отступая, они не пользовались парусами, — выразил своё собственное удивление Росс.

Карара переводила взгляд с одного на другого. «Вы чего–то не понимаете. Чего именно?»

— Да, это катапульты, — кивнул Эш. — Соответствуют периоду Римской империи и Средних Веков. Но ты прав, Росс, у кораблей точно стоит какой–то двигатель, который быстро увёл их от берега.

— Технически развитый народ встречается с отсталым? — предположил более молодой агент.

— Возможно. Заглянем немного вперёд, — прилив поднял уровень воды у рифа. Эшу пришлось надеть маску и погрузиться с головой, чтобы произвести необходимую регулировку.

Снова он нажал кнопку. Удивлённый возглас Росса послышался одновременно с выдохом девушки. Снова утёс, но на нём уже нет замка, только руины, всего лишь груда развалин, А над теми местами, где теперь расположены блюдца–углубления, высятся огромные пилоны из серебристого металла, согретые тёплым закатом; они тянутся в небо словно пальцы истощённой руки. Ни кораблей, ни других признаков жизни. Даже растительность, которая раньше виднелась на берегу, исчезла. Атмосфера опустошения и смерти обрушилась на землян.

Росс внимательно разглядывал пилоны. Что–то в их конструкции показалось ему знакомым. Печальная планета, на которой дважды останавливался их корабль — на пути вперёд и на обратном пути. Мир металлических сооружений. Ему показалось, что он находит какое–то сходство между ними и этими пилонами. Но никакой связи с замком на скале.

Снова Эш нырнул, чтобы переналадить зонд. И в быстро тускнеющем свете они увидели третью — и последнюю — картину. Но на этот раз они словно смотрели на знакомый им остров, только без растительности, с резкими очертаниями скал, которые ныне полностью сгладились.

Может быть, пилоны — ключ к перемене, происшедшей в этом мире? Что это такое? Кто их установил? Росс считал, что на последний вопрос ответ он знает. Это, несомненно, продукт галактической империи. А замок… корабли… туземцы… поселенцы? Два различных периода, и между ними — тайна. Смогут ли они извлечь ключ к ней из глубин времени?

Они поплыли к берегу, где Уи развёл костер и где их ожидал ужин.

— Сколько лет между этими пробами? — Росс пальцами разделывал жареную рыбу.

— Первая — десять тысяч лет назад, вторая, — Эш помолчал, — на две тысячи лет позже.

— Но это значит… — Росс взглянул на своего руководителя.

— Что произошла война или вторжение. Да.

— Прилетели чужаки со звёзд и захватили планету? — спросила Карара. — Но зачем? И для чего эти пилоны? Насколько позже была последняя картина?

— На пятьсот лет.

— Значит, к этому времени пилоны исчезли, — заметил Росс. — Но почему?.. — повторил он вопрос Карары.

Эш взял свой блокнот, но не стал раскрывать его. «Думаю, нам следует это узнать», — голос его прозвучал довольно мрачно.

— Поставим ворота?

И Эш нарушил все правила их службы, ответив:

— Да, ворота.


Глава 2 Логово Мано Шуи | Патруль не сдается! Ключ из глубины времен | Глава 4 Угроза бури



Loading...