home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 4

Угроза бури

— Мы должны узнать, — Эш прислонился спиной к ящику, который они только что опустошили. — Здесь что–то делалось пятьсот лет, потом — пустой мир.

— Ящик Пандоры, — Росс провёл рукой по лбу, смахивая пыль и мелкий песок.

Эш кивнул. «Может, мы и рискуем выпустить всех дьяволов вселенной. Но что, если этот ящик первыми откроют красные в каком–нибудь поселении на одной из своих планет?»

Всё та же старая заноза побуждает их идти на риск и безрассудство. На обоих путях ждёт опасность. Не рискуй открывать тайны галактики, но и не допускай, чтобы противник узнал их первыми. В этом деле у них в обеих руках раскалённое добела железо. И Эш прав: они наткнулись на доказательства, что вся планета была изменена с какой–то целью. А если тайну этого изменения узнают враги?

— Кто были люди с кораблей и из замка — аборигены? — вслух размышлял Росс.

— Я полагаю, что да. Или они — поселенцы, жившие здесь так долго, что развили свою цивилизацию примерно на уровень феодального общества.

— Вы так считаете из–за замка и бомбардировки камнями? Но как же корабли?

— Две различные стадии развития общества в войне друг с другом. Может, более агрессивная против менее технологичной. Американские боевые корабли наносят визит в Японию сегунов, например.

Росс улыбнулся. «Эти корабли, кажется, не дождались гостеприимного приёма. Когда начата падать камни, они быстро ушли в море».

— Да, но корабли хоть как–то соответствуют замку; пилоны же — нет.

— На какой период мы нацелимся вначале — на замок или на пилоны?

— Я думаю, вначале замок. Если там ничего не узнаем, можем совершить несколько прыжков вперёд. Но перед нами серьёзные трудности. Если бы только мы могли поместить анализатор где–то близко к основанию замка.

Росс не показал своего удивления. Если Эш говорит так, значит, он не просто собирается бросить взгляд из–за ворот; нет, он хочет записать образцы речи чужаков, постепенно приняв их обличие!

— Гордон! — между двумя кружевными деревьями появилась Карара. Она шла так быстро, что содержимое двух чашек в её руках даже расплескивалось. — Вы должны выслушать Хори…

Шедший за ней высокий самоанец быстро заговорил. Впервые за всё время их знакомства Росс видел его серьёзным, между бровей его образовалась морщина. «Приближается сильная буря. Наши приборы регистрируют её».

— Сколько у нас времени? — вскочил на ноги Эш.

— День… может быть, два…

Росс не видел никаких изменений в небе, в море, на островах. Все шесть недель после высадки стояла идиллическая погода, да и сейчас никаких признаков беды в этом гавайкийском раю.

— Буря приближается, — повторил Хори.

— Ворота почти сооружены, — вслух размышлял Эш, — слишком много собрано, мы не сможем в спешке всё разобрать.

— А если закончить сборку, — спросил Хори, — выдержат ли они бурю?

— Возможно. Они укрыты за рифом. Закончить можно быстро.

Хори согнул руки. «В таких делах мы представляем физическую силу, а не мозг, Гордон, но мы поможем. А корабль? Он стартует по расписанию?»

— Свяжись с Рембо. А что за буря? Как тихоокеанский тайфун?

Самоанец покачал головой. «Откуда нам знать? Местных бурь мы ещё не видели».

— Острова низкие, — заметила Карара. — Вода и ветер могут…

— Да! Нужно поговорить с Рембо об убежище на всякий случай.

Ещё часом раньше посёлок мирно дремал, теперь же все его обитатели были заняты. Было решено, что колонисты укроются на корабле, если буря превратится в ураган, но до её начала следовало закончить ворота. Окончательная сборка была предоставлена Эшу и Россу, и старший агент завинчивал последние болты, когда вода за рифом уже волновалась, а небо быстро темнело. Дельфины плавали взад и вперёд в лагуне, а с ними Карара, хотя Эш дважды отсылал её на берег.

Солнце полностью скрылось, и работали теперь при свете фонарей. Эш начал последний осмотр относительно простого на вид перехода — два вертикальных стержня и пластина непрозрачного материала, которая и представляла собой ворота. Устройство лишь отдалённо напоминало переход, которым Росс пользовался в прошлом. Постоянные эксперименты породили гораздо более простую и транспортабельную модель.

В сетке были приготовлены для пробного маршрута несколько контейнеров: запасные жаберные ранцы, неприкосновенный запас продовольствия, медицинская сумка — всё самое необходимое. Но неужели Эш собирается опробовать ворота немедленно? Он активировал переход, теперь стержни слабо светились, плита также испускала призрачное голубоватое сияние. Но, конечно, Эш только проверяет, работает ли установка.

Впоследствии Росс так и не смог найти подходящих слов, чтобы описать происшедшее в этот момент. Да он ничего и не помнил ясно. Нарушение ориентации при переходе он испытывал и раньше; но на этот раз его втянуло в водоворот, в котором он лишился своего тела, своей личности, утратил всякую связь с реальностью.

Инстинктивно он отталкивался ногами; не сознание, а рефлексы удержали его на поверхности в охваченном яростной бурей море. Свет исчез, остались только тьма и ревущая вода. Потом над головой сверкнула молния, и Росс увидел — он не поверил своим глазам, — что его несёт к берегу, но не к острову–пальцу, а к утёсу, о который с грохотом ударяются волны.

Росс понял, что его каким–то образом протащило в ворота, и что он оказался как раз против того места, где находился замок. Но теперь ему пришлось обо всём позабыть и только бороться за свою жизнь: волны пытались ударить его о скалу.

Впереди показалась неровная поверхность, Росс бросился в том направлении и ухватился за камень, сопротивляясь обратному течению уходящей волны. Ногти его попытались впиться в скалу и сразу же обломались, но тут пальцы правой руки попали в углубление, и Росс изо всех сил ухватился. Никакого предупреждения, никакого времени на подготовку, только воля и стремление выжить спасли ему жизнь.

Вода отхлынула, и Росс попытался подняться выше, чтобы уйти от следующей волны. Ему удалось встать на ноги до её прихода. Маска жаберного ранца не дала ему захлебнуться в кружащемся потоке, и он продолжал упорно цепляться за камень, не давая волнам унести себя в море.

В передышках между волнами дюйм за дюймом он поднимался выше, всё более прочно становясь на ноги. И вот он на скале, здесь до него долетают только брызги и пена. Он скорчился, истощённый и задыхающийся. Гром прибоя, гром в небе — всё это оглушало, притупляло чувства, как и испытание, через которое он прошёл. Он был доволен уже тем, что выбрался, и почти не сознавал окружения.

Наконец внимание Росса привлекли огоньки на берегу к северу от него. Они двигались, собирались группами у воды, некоторые виднелись и на утёсе. И это не фейерверк бури. Люди. Но почему именно в такое время?

Ещё одна вспышка молнии дала ему ответ. На краю рифа, далеко вдававшегося в морс, болтался корабль… два корабля… молот волн неустанно бил по ним. Крушение… значит, огни принадлежат жителям замка. Они вышли к потерпевшим крушение.

Росс на четвереньках прополз по скале, пока перед ним не оказалась разгневанная вода. Плыть сейчас невозможно. Он колебался… и тут ему в голову пришло новое соображение, заставившее забыть о своей участи.

Эш! Эш находился перед ним в воротах времени. Если Росса забросило через них в прошлое, значит, где–то в воде или на берегу находится и Гордон! Но как его найти?..

Прижавшись спиной к скале, держась за грубый камень, Росс встал и попытался хоть что–нибудь разглядеть в мешанине пены и воды. Не только морская вода — сверху лил проливной дождь, хлеща по голове и плечам. Холодный ливень заставил Росса вздрогнуть.

На нём жаберный ранец, пояс с подвешенными инструментами и ножом, ласты и плавки — снаряжение, вполне достаточное для той Гавайки, которую он знал; но здесь–то совсем другой мир. Посмеет ли он воспользоваться фонариком? Росс взглянул на огни на севере и решил, что они похожи на свет фонаря; можно рискнуть.

Теперь он стоял на вершине скалы, покрытой промоинами, все они до отказа заполнены водой. Слева — обрыв в кипящий бушующий котёл, из которого торчит каменный клык. Росс вздрогнул. Ну, хоть этого он избежал.

Справа, к северу, — бушующее море, узкая полоса земли и ещё один обрыв. Он измерил расстояние до этого обрыва. Оставаясь на месте, он не отыщет Эша.

Росс снял ласты и прикрепил их к поясу. Потом прыгнул и приземлился на противоположной стороне обрыва, ноги скользнули, и он ударился лицом.

Юноша сел, потирая оцарапанное колено, и увидел приближающиеся огни. А между ними шевельнулась какая–то тень, выползающая из воды на берег. Росс захромал вдоль обрыва, торопясь добраться до этой фигуры, лежавшей сейчас вне пределов досягаемости волн. Эш?

Хромая походка сменилась рысцой. Но он всё равно опоздал: другие огни, два огня добрались до фигуры раньше. Человек — вернее, тело гуманоида — лежал лицом вниз. Другие люди, трое, собрались вокруг истощённого борьбой незнакомца.

Те, что держали фонари, сами частично оставались в темноте, но третий наклонился над находкой. Росс уловил блеск металлического головного убора, влажные доспехи на спине и плечах. Наклонившийся человек быстро осматривал жертву моря.

А потом… Росс остановился, глаза его широко распахнулись. Поднялась и точным движением опустилась рука. Рука, сжимающая лезвие. И все трое сразу отвернулись от столь безжалостно убитого человека. Эш? Или спасшийся с одного из кораблей?

Росс быстро отступил к краю обрыва. Узкая полоса воды, отделявшая его от утёса, на который он выбрался из моря, уходила в пещеру в скале. Посмеет ли он забраться в неё? В маске, с жаберным ранцем он сможет продвигаться под поверхностью воды, если только волна не ударит его о стену.

Он оглянулся. Огни подобрались уже совсем близко к нему. Если отступить на вторую скалу, можно оказаться в западне, потому что уйти в кипящее море он не решится. Выбора по существу нет: оставаться и быть убитым или попробовать скрыться в пещере. Росс надел ласты и осторожно опустился в узкую полоску воды. Стены с обеих сторон защищали её от волнения, и Росс обнаружил, что двигаться здесь вовсе не трудно.

Придерживаясь за стену, он медленно плыл вперёд, часто с головой скрываясь под водой, но всё больше приближаясь ко входу в пещеру. И вот он уже внутри, в обширном пространстве, заполненном водой, но волнения здесь нет.

Заметили ли его? Росс держался за стену слева от себя, тело его поднималось и опускалось вместе с водой. Снаружи он увидел слабый свет. Должно быть, один из охотников наклонился над обрывом и светит вниз.

Губы Росса скривились под маской в гримасе ненависти. Здесь–то преимущество будет на его стороне. Пусть только попробует, пусть все трое подойдут ко входу в пещеру…

Но если его и заметили, никто из охотников не торопился к нему. Свет исчез, и Росс погрузился в темноту. Он медленно досчитал до ста, потом до двухсот, прежде чем решился включить свой фонарь.

Несмотря на узкий вход, пещера оказалась довольно обширной. Отпустив стену, Росс поплыл и тут же обнаружил, что к ближе к задней стене дно быстро поднимается.

И вот несколько мгновений спустя Росс оказался на узком карнизе, до которого лишь изредка дотягивались небольшие волны. Он нашёл временное убежище, но опасения за будущее не оставили его. Неужели там на берегу был Эш? И почему пловца так быстро убили нашедшие его люди?

Корабли, висящие на рифе, замок на утёсе у него над головой… враги… экипажи кораблей и обитатели замка? Но жестокий поступок на берегу свидетельствует о фанатичной вражде, возможно, о межрасовом конфликте.

Пока буря не кончится, он ничего не сможет узнать. В море Эша ему не отыскать. А выйти сейчас на берег к этим неизвестным охотникам — просто смертельно рисковать, ничего не получив взамен. Нет, пока ему придётся оставаться здесь.

Росс отцепил фонарь от пояса и осветил верх пещеры. Он сидел на карнизе, который уходил в воду в виде клина. За его спиной бугрилась неровными выступами стена пещеры, на которых висели клочки водорослей. Росс снял маску и тут же почувствовал запах гнилой рыбы. Насколько он мог видеть, другого выхода, кроме того, что ведёт в море, здесь не было.

Он уловил движение в воде и тут же направил туда свет фонаря. Из воды поднялась гладкая голова. Не человек, но один из дельфинов!

Удивлённое восклицание Росса прозвучало почти криком. На мгновение показался второй дельфин, а между двумя дельфинами, под самой поверхностью, закачалось третье тело.

— Эш! — Росс понятия не имел, как дельфины прошли через ворота времени, но он не сомневался, что они спасают землянина. — Эш!

Но к карнизу, где с протянутой рукой ждал Росс, приближался вброд не Эш. Росс был так уверен, что перед ним его руководитель, что растерянно замигал, встретившись взглядом с Карарой. Она, спотыкаясь, выбралась из воды.

Он схватил её руками за плечи, чтобы поддержать, и она повисла на нём всем своим весом. Сделала слабое движение к маске, и Росс помог снять её. Лицо девушки было бледным и измождённым, глаза полузакрыты, дыхание неровное, она дрожала всем телом.

— Как ты сюда попала? — спросил Росс, усаживая её на карниз.

Она медленно качнула головой — отрицательно.

— Не знаю… мы были у самых ворот. Вспыхнул свет… потом… — в голосе её зазвучали истерические нотки… — потом… я оказалась здесь… и со мной Тауа. Появился и Тино–рау… Росс! Росс… там плыл человек… Он выбрался на берег, и его убили!

Росс крепче сжал её руку и посмотрел ей прямо в лицо.

— Это был Гордон?

Она помигала, поднесла руку ко рту и вытерла подбородок. Между её пальцами показалась тонкая красная струйка, стекая по руке.

— Гордон? — повторила она, словно никогда раньше не слышала этого имени.

— Да, они убили Гордона?

В его объятиях она покачнулась. Росс понял, что это он трясет её, и постарался овладеть собой.

В глазах её появилось осмысленное выражение. «Нет, не Гордон. А где он?»

— Ты его не видела? — настаивал Росс, понимая, что это бесполезно.

— Нет, с тех самых пор, как мы миновали ворота… — голос её теперь звучал уверенней. — А разве ты был не с ним?

— Нет, я был один.

— Росс, где мы?

— Правильнее спросить: когда мы? — ответил он. — Мы прошли через ворота и перенеслись в прошлое. И нам нужно найти Гордона! — он не хотел даже думать о том, что произошло на берегу.


Глава 3 Древние моряки | Патруль не сдается! Ключ из глубины времен | Глава 5 Потерпевшие крушение во времени



Loading...