home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 10

Смерть в Кин Эдде

И вновь близился рассвет, веки Росса отяжелели, желание спать грызло, как голод. Но какое–то непонятное беспокойство привело его на палубу, и он принялся расхаживать по ней, разглядывая корабль и экипаж.

Ему приходилось видеть корабли земных торговцев бронзового века, маленькие судёнышки, полностью зависящие от вёсел, когда наступает штиль. Они плавали только вдоль берегов, не решаясь углубиться в опасное море, и часто на ночь причаливали к суше. Попадались и другие корабли, больше и крепче. Они смело отправлялись в неизвестное, ходили к далёким землям за морскими туманами, ими управляли люди, которым нужно было знать, что лежит за горизонтом.

Под ногами у него теперь такой же корабль, прочный, хорошо ухоженный, побольше драккаров викингов, которые Росс рассматривал в записях в библиотеке Проекта, но в целом похож на тот мореходный земной корабль. Нос судна изгибался мощным бушпритом, вырезанным в виде морского дракона, с каким Росс сражался на Гавайке в своём собственном времени. Причём в глазах чудовища через равные промежутки времени загорался огонь. Землянин не понимал его назначения. Сигнал или просто средство устрашить возможного врага?

Имелись и паруса, но теперь они были свёрнуты. Корабль шёл под действием какого–то двигателя. Загадка оставалась неразрешённой. Драккар викингов с мотором? Совершенно несовместимо.

Матросы казались все на одно лицо. Всех защищали гибкие пластины, шлемы, украшенные гребнем. Впрочем, в украшениях и выборе оружия попадались индивидуальные отклонения. Большинство вооружено загнутыми мечами, шире и тяжелее, чем те, что землянин видел на берегу. Но у нескольких на поясах висели топоры с серпообразным лезвием, концы их так сильно загибались назад, что почти встречались, образуя крут.

Перед бойницами в бортах стояли какие–то ящики Такие же ящики, только поменьше, находились на приподнятых передней и задней палубах. Их стволы, если переднюю часть этих контейнеров можно назвать стволом располагались по обе стороны от головы дракона. Какие–то катапульты?

— Россс… — имя было произнесено со свистом, как это делает Локет, но на этот раз к Россу подошёл не юноша из замка. — Хо… твоё боевое искусство — это сильное волшебство!

Вистур потёр грудь. «У тебя сильное волшебство, парень. Но ведь ты служишь деве. Твой оруженосец рассказал нам, что ей повинуются даже большие рыбы».

— Некоторые рыбы, — поправил Росс.

— Вот такие? — Вистур показал на пенный след за кораблём.

Росс удивлённо взглянул туда. Корабль Торгула двигался в центре линии, образованной тремя кораблями; каждый оставлял за собой длинный изгибающийся след. Позади слева по борту между двумя волнами виднелся какой–то тёмный предмет. В ограниченном лунном свете Росс смог только определить, что он плывёт вслед за кораблём.

— Это рыба? — спросил Росс.

— Следи! — ответил Вистур.

Но, должно быть, гавайкиец обладал зрением более острым, чем у землянина. Действительно ли там что–то промелькнуло? Росс не был уверен.

— Что случилось? — спросил он у Вистура.

— Он выпрыгивает из воды, как салкар. Но это не салкар. Может, Росс, у тебя есть слуги, которые никогда не попадали в наши сети. Ты ведь сказал, что ты из моря.

— Дельфины! — Неужели Тино–рау или Тауа следуют за кораблями? Но Карара… Росс перегнулся через перила, напрягая зрение, пытаясь разглядеть смазанное чёрное пятно. Бесполезно, слишком большое расстояние. Он ударил кулаком по дереву, стараясь справиться со своим нетерпением. Ему хотелось ворваться в каюту Торгула, попросить капитана повернуть корабль навстречу преследователю.

— Твой? — спросил Вистур.

Росс уже овладел собой. «Не знаю. Возможно».

Может, полезно было бы также уверить пиратов, что ему подчиняется целая морская армия. В таком случае в любых переговорах к нему бы прислушались внимательней. Но мысль о дельфинах, преследующих корабли, несла в себе и надежду, и тревогу: надежду на союзников и тревогу о том, что произошло с Карарой. Как знать, вдруг она вслед за Эшем исчезла в крепости фоанн?

Светлее не становилось. Хотя туман, который окутал их накануне, рассеялся, но небо и море всё также странно сливались, ограничивая видимость. Вскоре Росс вообще не смог видеть преследователя. Даже Вистур признал, что потерял его из виду. Может, он отстал или по–прежнему упрямо режет волны за кораблём пиратов?

Росс позавтракал вместе с капитаном Торгулом — каким–то жёстким мясом с солоноватым привкусом и похлёбкой из растёртых местных овощей. Ему приходилось пробовать пищу чужаков — в захваченном космическом корабле. Тогда это означало жизнь или смерть. И сейчас происходило нечто подобное, потому что их запасы остались в сетке. Но хотя Росс опасался дурных последствий, всё обошлось. До завтрака Торгул был не очень разговорчив, теперь же он держался гораздо свободнее и сообщил, что они почти у цели — у своего порта Кин Эдд.

Землянин не знал, можно ли расспрашивать дальше, но решил, что чем больше информации, тем лучше. Торгул как будто согласился с утверждением Росса, что тот из отдалённого района моря, где совсем другие обычаи.

Проводя всю жизнь в море, пираты стали сообразительным народом, легко приспосабливались к любой обстановке. У них создалась гибкая организация из флотских кланов. Каждый клан имел остров, служивший для него базой. Там в порту корабль ремонтировали и снабжали между плаваниями. Обычно острова эти лесисты, и пираты получали с них достаточно древесины для своих кораблей. Экспедиции кланов выходили в море не на стройных быстрых кораблях, как тот, на котором плыл Росс, но на больших, с большей осадкой судах, на которых имелось много места для жилья и товаров. Этот народ жил торговлей и грабежом, лишь небольшую часть года моряки проводили на суше, собирая урожай быстрорастущего зерна на своём базовом острове и изготавливая такие изделия, которые не смогли отыскать на других, более густонаселённых островах.

Однако главным предметом торговли служило морское животное, чья гибкая хорошо обработанная шкура шла на пластины доспехов и многие другие цели. Охоту доверяли только хорошо подготовленным и бесстрашным людям, но опасности её Торгул не стал подробно объяснять. И груз таких шкур позволял содержать в течение года целый клан средних размеров.

Иногда между кланами случались войны. Соперники пытались перехватить друг у друга охотничьи территории, выгодные пункты для набегов. Но, как узнал Росс, до недавнего времени такие стычки обычно происходили бескровно; с помощью искусного маневрирования одному клану удавалось поставить другой в невыгодную позицию, и тот предпочитал признать поражение, не вступая в бой.

Повелители замков на берегу всегда рассматривались пиратами как законная добыча, и никакой хитрости набеги на них не требовали. Они совершались с хладнокровной решимостью, и пираты старались как можно сильнее ударить по своему давнему врагу. Однако за последний год несколько столь же безжалостных нападений было совершено на базовые острова пиратов. И так как все кланы отказались признать себя виновными в этих кровавых жестокостях, пираты не знали, что и подумать: то ли нападали сухопутные грабители кораблей, внезапно изменившие характер своих действий и вышедшие в море, чтобы нанести удар по своим врагам, то ли какой–то бродячий флот по непонятной причине выступил против своих.

— А ты сам как считаешь? — спросил Росс, когда Торгул закончил свой рассказ о новых опасностях, угрожающих его народу.

Торгул рукой с длинными — паучьими, на взгляд землянина, — пальцами задумчиво потёр подбородок, прежде чем ответил:

— Трудно тому, кто давно имеет с ними дело, поверить, что береговые крысы способны отдаться на волю волн и приплыть к нам со своими мечами. Никто не станет забираться в логово салкара, чтобы пнуть его; конечно, если у него под головной лентой сохранились мозги. Что касается бродячего флота… что может заставить брата так ожесточиться против брата, чтобы убивать женщин и детей? Набеги за жёнами, да, это у нас в обычае среди молодых. И иногда в таких набегах происходили и убийства. Но никто никогда не убивал женщин и детей! В нашем народе женщин всегда было меньше, чем мужчин, желающих привести их в свою каюту. И ни у одного клана нет достаточного количества детей, они лишь надеются, что тени пошлют им больше.

— Тогда кто же?

Когда Торгул не ответил, Росс взглянул на него и увидел в глазах капитана опасный блеск. И это настолько его поразило, что он выпалил:

— Ты думаешь, я… мы?..

— Ты сам сказал, что ты из моря, незнакомец, и у тебя есть неизвестное нам волшебство. Отвечай мне правдиво: мог бы ты убить Вистура своими ударами, если бы пожелал?

Росс решил отвечать прямо.

— Да, мог, но не стал. Мой народ убивает так же неохотно, как и твой.

— Я знаю береговых крыс, знаю фоанн, да и свой народ тоже знаю… Но тебя я не знаю, незнакомец из моря, И повторю тебе то, что уже сказал один раз: если ты заставишь меня пожалеть, что я исполнил Закон Битвы, я быстро исправлю эту ошибку!

— Капитан!

Оклик раздался от входа в каюту, из–за спины Росса. На левом борту у узкого носа собралась группа моряков. Странная дымка, зыбким маревом висевшая над морем весь день, не давала возможности видеть далеко, но моряки показывали на какой–то предмет, качающийся на волнах.

Он оказался так близко, что даже Росс узнал в нём небольшую лодку, такую же как та, в которой они с Карарой и Локетом плыли к морским воротам фоанн.

Торгул взял в руки большую изогнутую раковину, прикреплённую к ремню на центральной мачте. Приложив узкий конец раковины к губам, он подул. Над волнами разнеслась странная гулкая нота, словно кашель морского чудовища. Но ответа с лодки не последовало, вообще никаких признаков, что там есть люди.

— Хау, хау, хау… — сигнал Торгула подхватили на остальных двух кораблях.

— Ложись в дрейф! — приказал капитан, — Вакти, Зиммон, Йоана, за борт! Приведите лодку.

Трое моряков взобрались на борт, застыли на мгновение и одновременно нырнули в воду. Им бросили веревку, один из них поймал её конец. И они мощными гребками поплыли к лодке. Очень быстро они привязали верёвку к суденышку, и по приказу Торгула его потащили к кораблю, а моряки плыли радом с ним. Россу хотелось узнать, почему все вокруг так напряжены. Очевидно, появление скифа озанчало для них что–то дурное.

Росс заметил в лодке тело. По следующему приказу Торгула спустили петлю, чтобы поднять пассажира лодки. Землянина оттолкнули от борта, а безжизненное тело отнесли в капитанскую каюту. Несколько моряков принялись осматривать саму лодку.

Наконец они подняли головы и взглянули на Росса. Их враждебность была так очевидна, что землянин напрягся, встречая их холодные взгляды.

Лёгкий звук сзади заставил Росса отскочить вправо, чтобы к нему не могли подобраться со спины. Неуклюжей хромой походкой к нему подбежал Локет, цепляясь за поручень. В руке он держал обнажённый меч.

— Взять убийц! — крикнул кто–то из толпы.

Росс обнажил свой нож. Потрясённый внезапным изменением отношения экипажа, он настороженно осматривался. Локет оказался теперь радом с ним.

— Лучше туда! — крикнул он. — В море, прежде чем они тебя изрежут!

— Убить! — кричали пираты. Они двинулись по палубе к Локету и Россу. Но тут кто–то прыгнул вперёд. Вистур встал перед своими товарищами.

— Отойди… — кто–то из нападающих выбежал вперёд и попытался оттолкнуть высокого пирата вытянутой рукой.

Вистур подставил плечо, и нападавший отлетел. Упал, и ещё двое споткнулись о него и тоже упали. Вистур наступил на вытянутую руку и ногой оттолкнул меч.

— Что происходит? — голос Торгула услышали все. Моряки остановились, ещё двое упали под кулаками капитана. Потом Торгул взглянул на Росса, и в глазах его горела холодная ненависть.

— Я тебе говорил, незнакомец, что если ты станешь угрозой для меня, тебе придётся встретиться со справедливостью Путки!

— Да! — ответил Росс. — А каким образом я стал опасен, капитан?

— Кин Эдд был захвачен теми, кто не принадлежит ни к грабителям кораблей, ни к пиратам и ни к фоаннам. Его захватили неизвестные из моря!

Росс мог только в смятении смотреть на него. И тут только он полностью осознал опасность. Он понятия не имел, кто эти морские разбойники, но ему стало ясно, что он сам осудил себя. Сейчас, в нынешнем состоянии, эти люди не станут выслушивать его аргументы.

Толпа рычала, как голодный хищник. Росс теперь подумал, что совет Локета был вполне уместен. Гораздо лучше оказаться в открытом море, чем перед этой толпой.

Но время выбора кончилось. Словно ниоткуда появилась кружевная серо–белая сеть и намертво приклеила его к переборке. Росс попытался высвободиться. Повернув голову, он увидел, что Локет взобрался на поручень и хотел броситься на толпу, но хромая нога помешала ему, и он упал за борт.

— Нет! — снова приказ Торгула остановил толпу. — Он примет на себя Чёрное Проклятие, когда отправится навстречу Тьме, и только один человек может произнести это проклятие. Приведите его!

Беспомощного, сгибающегося под ударами, Росса потащили и швырнули в каюту капитана. Он увидел фигуру в кресле Торгула, укутанную покровами и подушками.

Женщина с лицом смерти, кожа туго обтягивает кости, но яростный внутренний огонь позволяет ей подавить страдания тела. Она прищуренными глазами посмотрела на землянина. Одну забинтованную руку она прижимала к груди, время от времени губы её кривились, словно она не в силах была выдержать какую–то эмоцию или физическую боль.

— Тебе принадлежит право проклинать, леди Джазиа. Пусть он сам и весь его род несёт всю тяжесть проклятия за причинённую нам. всем боль.

Она поднесла здоровую руку ко рту и вытерла губы, как будто пытаясь остановить их дрожь. Всё это время взгляд её не отрывался от Росса.

— Зачем вы привели ко мне этого человека? — её высокий голос звучал чрезвычайно напряженно. — Он не из тех, кто принёс Тьму в Кин Эдд.

— Что?.. — начал было Торгул, потом заставил себя продолжать спокойнее. — Они прили из моря? — теперь вопросы его звучали мягко. — Пришли с моря, и у них было оружие, от которого у нас нет защиты?

Она кивнула. «Да, и они постарались, чтобы оставались только мёртвые. Но я ходила в Храм Путки, потому что пришла моя очередь выполнять там обязанности, и Сила Путки набросила на меня тень. Поэтому я не умерла, но я видела… да, я видела!»

— Не похожи на меня? — Росс осмелился спросить прямо.

— Нет, не похожи. Их было мало… всего вот столько… — она растопырила пять пальцев. — И они были похожи друг на друга, как близнецы. На головах у них совсем нет волос, а тело у них вот такого цвета… — и она показала на одно из покрывал, которым её укрыли, — покрывало лавандово–синего цвета.

У Росса перехватило дыхание, и Торгул тут же это заметил.

— Не твоего племени, но ты их знаешь!

— Знаю, — согласился Росс. — Они мои враги!

Лысые с древнего космического корабля, абсолютно чуждая раса, с которой у него уже случилось столкновение на берегу безымянного моря в далёком прошлом его собственной планеты. Галактические пришельцы здесь — и именно они втайне натравливают друг на друга аборигенов!


Глава 9 Испытание боем | Патруль не сдается! Ключ из глубины времен | Глава 11 Оружие из глубин



Loading...