home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 11

Оружие из глубин

Джазиа рассказывала свою историю с такими подробностями, с такими точными указаниями времени, что Росс почувствовал искреннее восхищение. Она стала свидетельницей гибели и уничтожения всего, что составляло её жизнь, и тем не менее отметила и запомнила для использования в будущем всё, что смогла увидеть.

Незнакомцы появились с моря на рассвете, они шли с полной уверенностью и без всякого страха. Стража окликнула их, они не ответили, но поднятые топоры их даже не коснулись. Отразили они и бомбардировку тяжёлыми снарядами. Они оказались неуязвимы для любого оружия пиратов. Мужчины, предпринявшие самоубийственную попытку с мечами и топорами напасть на них, падали, прежде чем смогли приблизиться, под лучами трубок, которые несли незнакомцы.

Пираты никого не боятся, их невозможно покорить, но в конце концов они бежали от пятерых пришельцев, прятались в домах, пытались добраться до стоявших у берега кораблей, но встречали только смерть. Они устроили безжалостную бойню, в живых осталась только Джазиа в своём храме на холме. Весь остаток дня она пряталась и видела, как чужаки убили нескольких беглецов, а ночью пробралась на берег, нашла лодку, стоявшую в бухточке невдалеке от главной гавани и пустилась в море, надеясь встретить корабли и предупредить их.

— Они остались на острове? — спросил Росс. Это место в её рассказе особенно поразило его. Если целью нападения было вызвать вражду среди пиратов Гавайки, натравить один клан на другой, как он заключил из рассказа Торгула о предыдущих подобных нападениях, звёздные люди должны были исчезнуть, завершив своё грязное дело, оставить мёртвых взывать к мести — но не с виновных. Им совсем не нужно, чтобы были раскрыты подлинные виновники убийств.

— Когда лодка уже плыла в морс, в пиршественном зале всё ещё виднелись огни, но это не наши огни и не огни мёртвых, — медленно ответила женщина. — Чего им бояться? Их невозможно убить!

— Если они ещё там, мы можем это проверить, — мрачно ответил Торгул под одобрительный гул офицеров.

— И погибнуть всем остальным? — холодно возразил Росс. — Я встречался с ними раньше; они могут заставить человека подчиняться им. Смотрите… — он положил на стол левую руку. На загорелой коже ясно были видны рубцы. Он не знал лучшего способа показать опасность встречи со звёздными людьми, чем продемонстрировать свои шрамы. — Я держал руку на огне, чтобы боль победила их приказ, они подчиняли себе мои мысли, хотели, чтобы я сам пришёл к ним и стал лёгкой добычей.

Джазиа легко провела пальцем по его старым шрамам, глядя ему прямо в глаза.

— Это правда, — медленно проговорила она. — И меня от подчинения им удержала только боль в теле. Они стояли у зала, и я видела, как Прахад, Окун, Мосаджи сами шли к ним, словно в сетке, и были убиты. Что–то призывало и меня идти туда же, но я взмолилась Силе Путки, чтобы она спасла меня. И странным был ответ на мою мольбу: я упала и порезала руку о камень. И эта боль словно ножом разрезала сеть. И тогда я уползла в лес, и этот зов больше не приходил ко мне…

— Если ты столько о них знаешь, скажи, какое оружие на них действует, — спросил Вистур.

Росс покачал головой. «Не знаю».

— Да, — произнесла Джазиа, — всё, что живёт, рано или поздно должно умереть. И мне кажется, что у них тоже есть конец, которого они страшатся. Может, мы сумеем найти его.

— Они пришли с моря… в корабле? — спросил Росс. Женщина покачала головой.

— Нет, корабля не было. Они вышли из волн, словно шли по какой–то подводной дороге.

— Подводная лодка!

— Что это? — спросил Торгул.

— Корабль, который движется под водой, а не по ней, он несёт в себе воздух, которым дышит экипаж.

Глаза Торгула сузились. Один из капитанов, приглашённых на совет, недоверчиво фыркнул.

— Таких кораблей не бывает… — начал он, но жест Торгула заставил его умолкнуть.

— Мы не знаем таких кораблей, — сказал Торгул. — Но мы не знаем и оружия, которое видела Джазиа в действии. Как можно сражаться с подводными кораблями, Росс?

Землянин в нерешительности помолчал. Ему казалось невозможным объяснить людям, понятия не имеющим о взрывчатке, классический способ использования глубинных бомб. Но он попытался.

— Мой народ умеет заключать в сосуд большую силу. Потом этот сосуд бросают рядом с лодкой…

— А как узнать, где этот корабль? — прервал его один из капитанов. — Или вы умеете видеть сквозь воду?

— Некоторым образом — не видеть, а слышать. Есть машины, которые показывают капитану надводного корабля, где лежит или движется подводная лодка, так что он может следовать за ней. И когда оказывается близко, бросает сосуд с силой, и она высвобождается — и разрушает подводный корабль.

— Но чтобы сделать такой сосуд и заключить в него силу, нужно обладать большими знаниями, — заметил Торгул. — У нас ими обладают, может быть, только фоанны. А ты? — спросил он.

— Нет, нужно много лет обучения и усилия многих людей, чтобы сделать такой сосуд или машину для подслушивания.

— К чему тогда думать о том, чего у нас нет? — решительно сказал Торгул. — А что есть?

Росс поднял голову. Он вслушивался не в то, что происходит в каюте, нет, звук доносился из иллюминатора над его головой. Вот, опять этот звук! Он вскочил на ноги.

— Что? — рука Вистура легла на рукоять топора. Росс увидел, что пират пристально смотрит на него.

— К нам подошло подкрепление! — землянин был уже на полпути к палубе.

Подбежав к поручню, он свистнул — резким призывным свистом, в котором практиковался несколько недель, с самого начала этого фантастического приключения.

Гладкое тёмное тело разорвало поверхность воды, Тино–рау дельфиньей улыбкой ответил на его призыв. Хотя способность Росса общаться с дельфинами намного уступала Караре, он уловил смысл сообщения и повернулся к толпившимся за ним пиратам.

— Теперь у нас есть способ больше узнать о врагах.

— Там лодка, она движется без вёсел и парусов! — крикнул один из моряков.

Росс яростно замахал руками, но в скифе никто не откликнулся. Однако он продолжал приближаться, явно стремясь к трём кораблям.

— Карара! — выкрикнул Росс.

И тут рядом в Тино–рау в воде показались две мокрые головы, с закрытыми масками лицами — Карара и Локет.

— Бросить верёвки! — приказал Росс, как будто он, а не Торгул командовал кораблем. И сам капитан был одним из исполнивших этот приказ.

Первым поднялся на борт Локет. Он держал наготове меч и переводил взгляд с Росса на Торгула. Землянин протянул к нему пустые руки и улыбнулся.

— Никаких неприятностей.

Локет снял маску. «Морская дева сказала, что то же сообщили и эти, с плавниками. Но ведь перед этим они жаждали твоей крови. Какое волшебство тут подействовало?»

— Никакое. Просто обнаружилась правда, — Росс протянул руку Караре, поднимавшейся по верёвке, и втащил её на палубу, где она стала выжимать волосы, с живым любопытством поглядывая вокруг.

— Карара, это капитан Торгул, — Росс представил капитана, который округлившимися глазами смотрел на девушку. — Карара плавает с этими морскими существами, и они ей повинуются, — Росс указал на Тино–рау. — А скиф ведёт Тауа? — спросил он у полинезийки.

Она кивнула. «Мы следуем за вами от самых ворот. Потом появился Локет и сказал, что… что… — она помолчала и добавила: — Но, кажется, тебе вовсе не угрожает опасность. Что случилось?»

— Многое. Слушай, это важно. Там, на острове впереди, беда. Там побывали лысые, они перебили весь род этих людей. Вероятно, они добрались туда на какой–то подводной лодке. Пошли одного из дельфинов посмотреть, что там происходит и там ли они ещё…

Карара не задавала больше вопросов, она свистнула дельфину. Хлестнув хвостом, Тино–рау скрылся.

Так как они всё равно не могли составить конкретного плана действий, капитаны пиратских кораблей согласились подождать доклада Тино–рау, а пока держаться вне пределов видимости из гавани.

— У этой веры в волшебство, — заметил Росс в разговоре с Карарой, — есть одно преимущество. Аборигены совершенно спокойно отнеслись к тому, что дельфины выполняют для нас разведку.

— Они всю жизнь провели на море и должны уважать его. Вероятно, они знают, что у океана есть множество тайн, и некоторые доступны только тем, кто живёт в воде. Но даже если мы обнаружим подводную лодку лысых, что смогут с ней сделать пираты?

— Не знаю — пока, — Росс не стал объяснять, почему считает, что они смогут нанести удар по превосходящим их по силам чужакам. Просто он верил, что это возможно.

— А Эш?

Да, Эш — это проблема.

— Не знаю, — Россу было больно признаваться в этом.

— Но что на самом деле произошло у морских ворот? — спросил он у Карары. — Дельфины словно сошли с ума.

— Я думаю, на одно–два мгновения так и было. Ты ничего не почувствовал?

— Нет.

— А у меня словно огонь вспыхнул в голове. Мне кажется, это какое–то оборонительное устройство фоанн.

Мозговая защита, к которой он оказался нечувствителен. А это означает, что он может преодолеть ворота, и только он один. Но сначала надо туда добраться. Предположим, только предположим, что Торгула удастся убедить, что теперь нападение на уничтоженный Кин Эдд бесполезно. Отвезёт ли пиратский капитан его к крепости фоанн? Или попытаться вернуться в скифе с помощью дельфинов?

Росс сомневался, что сможет справиться сам. Прошедшие сутки его не покидало возбуждение. Но теперь навалилась усталость, тяжким грузом подавив тренированность и добавленные к земной пище стимуляторы, погрузив юношу в туман неопределённости. Его предупреждали о такой реакции, но и это предупреждение он сознательно отодвинул в сторону. И последнее, что он помнил, — Карара, вглядывающаяся в туман.

Где–то слышались голоса, шёл спор, но слов Росс не понимал. Он с трудом приходил в себя от тяжёлого сна без сновидений, поднял отяжелевшие веки и снова увидел Карару. Что–то укололо его в руку — или это тоже часть охватившей его нереальности.

— …четыре — пять — шесть, — считала девушка, и Росс невольно присоединился к ней:

— …семь — восемь — девять — десять!

При счёте «десять» он полностью пришёл в себя и понял, что он применила к нему процедуру, к которой их готовили: сделала ему укол стимулятора. Росс сел на узкой койке и увидел, что в каюте горит огонь, а в иллюминаторе темно. Торгул, Вистур, два капитана с остальных кораблей — все здесь. Джазиа тоже.

Росс спустил ноги с койки. Уже началась головная боль от укола, но она скоро пройдёт. В каюте чувствовалось напряжение. Что–то ведь заставило Карару применить укол.

— Что случилось?

Карара укладывала медицинскую сумку в небольшой переносной ящик.

— Вернулся Тино–рау. В заливе стоит подводная лодка. Она испускает энергетический луч, направленный на берег.

— Значит, они всё ещё там, — Росс без вопросов принял доклад дельфина. Ни один разведчик не допустит ошибки в таком деле. Энергетические волны, направленные на берег. Какая–то энергия для установок лысых? А если пираты сумеют перерезать этот источник энергии?

— Дева моря сказала нам, что корабль лежит на дне бухты. Если бы мы могли попасть на него… — начал Торгул.

— Да! — Вистур опустил кулак на край койки, на которой продолжал сидеть землянин. В голове у Росса даже зазвенело. — Захватить его, потом обрушиться на остальных!

На лицах всех пиратов читалось оживление. Такую игру эти гавайкийские моряки понимают: захватить вражеский корабль и обернуть его оружие против остальных кораблей врага. Но этот план не сработает. Росс испытывал глубокое уважение к техническим познаниям галактических пришельцев. Конечно, он, Карара, даже Локет могли бы добраться до подводной лодки. Но совершенно другое дело — пробраться внутрь.

Полинезийская девушка покачала головой. «Эти лучи — Тино–рау говорит, что они смертельны. В заливе плавает мёртвая рыба. Он получил предупреждение у самого входа. Без защиты нам до лодки не добраться».

— Можно с таким же успехом пожелать глубинную бомбу… — начал было Росс и внезапно умолк.

— Ты что–то придумал?

— Защита… — Росс повторил её слово. Дикая мысль. Возможно, никаких шансов на то, что получится. Он почти ничего не знает об источниках энергии захватчиков. Можно ли уничтожить этот луч, который защищает лодку и, возможно, приводит в действие оружие захватчиков на берегу? Стая из рыб, щит из морских организмов… Дикая мысль, совершенно дикая, но вдруг сработает? Росс объяснил свою идею, обращаясь больше к Караре, чем к пиратам.

— Не знаю, — с сомнением ответила она. — Для этого потребуется много рыб, слишком много, чтобы их можно было гнать и направлять…

— Не рыб, — вмешался Торгул, — салкаров!

— Вы видели резьбу на носу корабля. Это салкар. Он больше сотни рыб! Если погнать салкаров… они могут даже сломать подводный корабль своим весом и гневом.

— А вы сможете найти этих салкаров поблизости? — Росс загорелся. Этот дракон, который напал на него… у него огромное тело, гораздо больше всех других морских существ. А его свирепость он и сам может подтвердить.

— Они размножаются на рифах. Мы в это время не охотимся. Салкары находят себе пару. И в это время они так легко приходят в гнев, что могут напасть даже на корабль. И убивать их сейчас невыгодно: шкура не годится. Но если их встревожить, они готовы для сражения.

— А как увести их от рифов к Кин Эдду?

— Это–то не очень трудно. Рифы находятся вот здесь, — Торгул начертил несколько линий концом меча на столе. — А Кин Эдд вот здесь. В это время салкары испытывают сильный голод. Покажи им приманку, и они последуют за тобой; особенно за плывущей приманкой.

В таком плане очень много пробелов. Маловероятно чтобы он сработал. Но пираты ухватились за него с энтузиазмом, и так и было решено.

Примерно два часа спустя Росс уже плыл к Кин Эдду. На берегу, слева от него, виднелись огни. Это поселок пиратов. И снова землянин удивился, почему захватчики остались в нём. Может, они знают, что корабли ушли в рейд, и ждут их возвращения, чтобы уничтожить всех жителей острова.

Карара плыла справа от него, а Тауа между ними, чувства дельфина направляли и предупреждали их. Самый быстрый из кораблей ушёл, с его борта Локет переговаривался с Тино–рау в воде. Самец–дельфин должен был послужить приманкой в этой дикой рыболовной экспедиции.

— Дальше нельзя! — соник Росса уловил сигнал предупреждения. Росс отвернул от входа в бухту.

— На риф… — Карара прощёлкала указатель нового курса. Несколько мгновений спустя они выбрались из воды, хотя волны продолжали омывать им ноги. Со скал, среди которых они скрылись, хорошо было видно тёмное пятно посёлка на берегу. Но они пока далеко от бреши в рифе, через которую, если удастся {«дикий план, ворвутся салкары.

— Один шанс из миллиона! — заметил Росс, снимая маску.

— А разве весь Проект агентов во времени не основан на таких шансах? — справедливо спросила Карара. Это дело как раз для Росса. Да, агенты во времени не раз действовали при подобных шансах на удачу. Именно таковы были шансы, когда они пытались вернуться из своего путешествия на космическом корабле.

А что, если потом повторить такое нападение? Если салкары смогут преодолеть сопротивление лысых, почему бы не использовать их и против морских ворот фоанн? Может быть… Но всему своё время.

— Идут! — Карара пальцами впилась Россу в плечо. Рука у неё сильная и жёсткая. Но он ничего не видел и не слышал. Должно быть, её предупредили дельфины. Их план действует: к гавани приближаются чудовища гавайкийского моря.


Глава 10 Смерть в Кин Эдде | Патруль не сдается! Ключ из глубины времен | Глава 12 Лысые



Loading...