home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 12

Лысые

— Оххх! — Карара схватилась за Росса, дыхание её вырывалось толчками, выдавая затаённый страх. Они не предвидели всего, к чему может привести их план, и, конечно, не ожидали подобного смятения в бухте.

Возможно, энергетический луч врага привёл и так уже возбуждённых салкаров в состояние крайней агрессивности. Вода на поверхности бухты вспенилась, животные нападали друг на друга с яростью, какой землянам не приходилось видеть.

На берегу засверкали огни: должно быть, внимание захватчиков привлёк шум сражения морских рептилий. Где–то по высотам над берегом лагуны отборная группа пиратов пробирается к противоположной стороне Кин Эдда. У них имелся строжайший приказ — до сигнала не нападать и не обнаруживать себя. И Росса больше всего волновал вопрос, смогут ли независимые морские волки выполнить этот приказ.

Тино–рау и Тауа дрейфовали в море с наружной стороны рифа, земляне сидели на самом рифе, а между ними и берегом бушевала толчея взбешённых салкаров. Росс вздрогнул. Сигнал соника, беспрерывно негромко звучавший из аппарата, внезапно прекратился. Энергетический луч с лодки перестал действовать! Время выступать, но сейчас никакой пловец не выживет в этой лагуне.

— Вдоль рифа, — предложила Карара.

Росс знал, что обходной путь будет долог, но только он теперь возможен. Он всматривался в огни на берегу. Там передвигались две–три фигуры. По–видимому, всё внимание чужаков по–прежнему привлекала битва в лагуне.

— Оставайся здесь! — приказал он девушке. Надев маску, он ушёл в воду, отплыл от рифа и повернул параллельно ему. Тино–рау плыл рядом, направляя Росса во вторую брешь в рифе и к берегу на некотором расстоянии от того места, где слышался шум сражения салкаров.

Землянин выбрался из воды, снял ласты и прикрепил их к поясу, опустил маску на грудь. Потом направился к тому месту берега, где видел чужаков. Теперь он был вооружён куда лучше, чем когда противостоял пиратам со своим единственным ножом. Он прихватил с собой ручное оружие, которое отыскал на галактическом корабле чужаков. Да и им пользоваться нужно бережно: он не знает, можно ли его перезарядить, а тайна этого луча так и не раскрыта учёными Земли.

Росс пробрался к кустарнику, откуда открывался хороший вид на берег и чужаков. Он насчитал троих — все лысые, выше и тоньше людей, лишённые волос головы отсвечивали серо–белым цветом, мощный купол черепа у каждого нависал над лицом с заострённым подбородком. На всех поблескивали облегающие сине–пурпурно–зелёные костюмы космических путешественников. Росс уже давно знает, что эти костюмы защищают своих владельцев, они же служат средством связи друг с другом. Когда–то его самого в таком костюме проследили через многие мили дикой местности.

Для него все трое чужаков выглядели совершенно одинаково, как будто они сделаны по одному образцу. А их движения свидетельствовали о привычной натренированной точности. Все они стояли лицом к морю, нацелив свои трубки на полную салкаров лагуну. Никаких взрывов, но зелёные лучи хлестали чешуйчатые тела, показывавшиеся из воды. И под ударами этих лучей плоть салкаров начинала гореть. Трое пришельцев методично очищали лагуну. Но, как заметил Росс, лучи эти постепенно стали прерываться какими–то вспышками. Один из лысых перевернул свою трубку и ударил её рукоятью по камню, как будто хотел этим привести в действие. Но оружие его отказало. Через несколько мгновений прекратилось действие оружия и у остальных. Слабые лучи упирались в песок, освещая сцену, они постепенно темнели, как гаснущие угли. Кончился заряд?

Невероятная фигура выбралась из воды и поползла по песку берега, вытянув тонкую шею, угрожающе опустив рогатую голову. Росс не знал, что салкары могут выходить из своей привычной среды, но этот дракон с диким взглядом явно собирался добраться до своих мучителей на берегу.

Одну–две секунды лысые продолжали удивлённо смотреть на салкара, как будто не могли поверить, что их оружие отказало. Потом повернулись и побежали к посёлку, который так легко захватили. Салкар полз за ними, но движения его становились всё медленнее, пока наконец он не лёг, приподняв голову и поворачивая её из стороны в сторону, раскрыв пасть с огромными клыками.

И тут на берег выбрался второй салкар. У него сразу за шеей виднелась ужасная рана, но он продолжал ползти, шипя и свистя в боевом кличе. Он не напал на первого, а прополз мимо него, стараясь добраться до лысых.

Салкары продолжали выползать на берег, появились ещё два, третий, четвёртый, все они были изранены. Как могли далеко, они ползком взбирались на берег. И затем падали, глядя в глубину острова, шеи их извивались, рогатые головы дёргались, драконы оглушительно кричали. Росс не мог понять, что заставило их прервать битву между собой и попытаться добраться до чужаков. Может быть, им хватило ума связать с чужаками эти обжигающие лучи и ответить попыткой добраться до общего врага.

Но одно лишь желание не помогло им. Беспомощно лежа на песке, они пытались закопаться в него, их плавники дрожали в попытке продвинуть массивные тела дальше.

Росс обогнул салкаров и направился к посёлку. Длинная шея дёрнулась, голова повернулась к нему. Он ощущал едкий запах рептилий и вонь сгоревшей плоти. Должно быть, ближайшее из чудовищ учуяло землянина и попыталось перерезать ему путь. Но на песке оно было абсолютно беспомощно, и человек продолжал упрямо двигаться вперёд.

Трое лысых бежали от салкаров в этом направлении. Однако Джазиа сообщила, что из моря вышли пятеро чужаков. Двух не хватает? Где они? Остались в посёлке? Или вернулись в лодку. А сама подводная лодка — что случилось с нею? Её энергетический луч явно прервался: Росс сам видел, как отказало оружие чужаков и погасли огни на берегу. Может, лодку подверглась нападению салкаров? Впрочем, Россу не верилось, что звери могут причинить ей вред.

Землянин двигался вперёд почти на ощупь, держась, насколько возможно, укрытий, зная только, что должен идти в глубь острова. Земля у него под ногами пошла в гору; он вспомнил чертёж острова, сделанный Торгулом и Джазией. Это, должно быть, часть небольшой гряды, за которой начинается посёлок. На этой же гряде расположен храм Путки, в котором пряталась Джазиа. Посёлок пиратов лежал к западу, поэтому Россу нужно было свернуть налево и спускаться, чтобы добраться до бреши, через которую прошЯИ лысые. Росс двигался с лёгкостью тренированного разведчика.

Взошла луна Гавайки, втрое больше спутника Земли, и местность ярко осветилась, чётко обрисовались тени. Свет, странный для глаз землянина, усилил ощущение ночного кошмара, а рёв салкаров превратился в дьявольский хор.

Вокруг домов пиратов располагались небольшие поля. Теперь все они были покрыты уже пригодными к жатве растениями. Зерно, если, конечно, к этому продукту Гавайки можно применить земной термин, зрело в длинных стручках, свисавших с кустов высотой Россу по плечо. И эти стручки оказались сплошь покрытыми острыми шипами, безжалостно рвущими кожу. Первая же попытка пробраться таким полем показала Россу, что это просто невозможно. Он остановился, чтобы осмотреть царапины и изучить местность.

Но если пойти по дороге, его могут увидеть из зданий. Конечно, на берегу оружие отказало лысым, но это вовсе не означает, что теперь чужаки безоружны.

Росс решил, что лучше всего повернуть на север и вернуться по руслу ручья. Он уже вышел на его берег, когда лёгкий шум заставил его застыть с оружием наготове.

— Росссс…

— Локет!

— И Торгул, и Вистур.

Это отряд, подошедший с противоположной стороны острова. Пираты хорошо использовали своё знание местности. В ярком свете луны Росс совсем не видел их, но голоса прозвучали почти рядом.

— Они там, в большом зале, — это Торгул. — Но света там больше нет.

— Что это? — их внимание привлекло чьё–то восклицание.

Свет внизу. Но не такой, какой Росс видел на берегу. Тёплый жёлто–красный свет костра, языки пламени вздымались всё выше, кто–то лихорадочно подбрасывал дрова.

Возле костра двигались три фигуры. Росс начинал думать, что на берегу действительно остались только трое чужаков. Он не увидел оружия в их руках. Впрочем, это не означает, что они не вооружены. Русло ручья проходит вблизи задней стены одного из зданий, и Росс посчитал, что у его берега вполне можно укрыться. Он сказал об этом Торгулу.

— А если их волшебство подействует, тебя повлечёт к ним, и ты будешь убргг? — капитан пиратов прямо перешёл к главному.

— Придётся рискнуть. Но вспомни… волшебство фоанн у морских ворот на меня не подействовало. Может, и это не подействует. Когда–то в прошлом я его победил.

— У тебя есть ещё одна рука, чтобы положить её в огонь? — выступил вперёд Вистур. — Однако никто не имеет права мешать человеку, решившему идти в бой.

— Ты прав, — резко отвеитл Росс. — И меня готовили к таким действиям.

Он скользнул к ручью. Теперь строения посёлка оказались между ним и костром. Под прикрытием берега он добрался до длинной стены, встал и, крадучись, пошёл вдоль неё. И за углом увидел дикую сцену. Огромными языками вздымалось вверх пламя. Уже горела крыша одного из зданий посёлка пиратов. Росс не мог догадаться, зачем чужаки разожгли такой пожар. Сигнал на большое расстояние?

Но он не сомневался, что сделано это с какой–то важной целью. Потому что трое чужаков с лихорадочной поспешностью продолжали подтаскивать топливо, они выносили из домов пиратов связки тканей и бросали их в огонь, тащили мебель — всё, что могло гореть.

Наконец–то Росс получил некоторое преимущество. Чужаки, полностью поглощённые своей деятельностью, совсем перестали следить за окружающей местностью, только время от времени один из них подбегал к тропе, ведущей в лагуну, и вслушивался, словно ожидал приближения салкаров.

— Они… они испуганы! — Росс не мог поверить своим глазам. Чужаки, которые в его воспоминаниях оставались практически неуязвимыми сверхсуществами, теперь вели себя как смертельно перепуганные држари! А когда враг выведен из себя, нужно только надавить на него — и посильнее.

Росс нащупал кнопку на рукояти своего странного оружия, тщательно прицелился и выстрелил. Синяя фигура на тропе упала, и какое–то время другие чужаки этого не замечали. Потом один из них повернулся и посмотрел на неподвижно лежащее тело, второй побежал к упавшему. Росс позволил им добраться до жертвы, потом выстрелил во второй и в третий раз.

Все трое лежали неподвижно, но Росс не показывался. Он неторопливо досчитал до десяти. Потом пополз вперёд, по–прежнему стараясь не выходить из укрытия, пока не добрался до тел.

На ощупь одетое в синюю ткань плечо показалось каким–то вялым: мышцы больше не управляли движением. Росс перевернул чужаков и взглянул в ярком свете костра в широко раскрытые глаза лысых. Удивление — землянину показалось, что именно это выражение застыло в пустых зрачках, — и ещё гнев, холодный и смертоносный гнев.

— Убей!

Росс резко развернулся, стоя на одном колене, и увидел бегущего к нему пирата. В огне костра глаза гавайкийца блестели фанатической ненавистью. Он держал наготове свой крючковатый меч. Землянин подставил плечо под колено пирата, тот упал. Росс прижал его к земле, пытаясь избежать ударов лезвия.

— Локет! Вистур! — крикнул он.

Из–за здания появилось ещё множество пиратов, они побежали к неподвижным чужакам и двум борющимся. Росс узнал хромую походку Локета, который опирался при ходьбе на палку.

— Локет, сюда!

Гавайкиец преодолел последние несколько футов в прыжке, который приблизил его к Россу и пирату. «Держи его!» — приказал землянин и успел броситься между лысыми и остальными моряками. Пираты что–то гневно выкрикивали, и Росс, зная их характер, опасался, что не сможет спасти пленных, которых пираты считали своей законной добычей. Нужно надеяться, что найдутся одна–две хладнокровные головы, которые удержат шлтагелей. Иначе ему придётся обездвижить и их своим оружием.

— Торгул! — яростно закричал он.

Цепь бегущих разорвалась. Вперёд вырвался огромный человек — это мог быть только Вистур. Другой, выкрикивающий приказы, — Торгул. Теперь всё зависит от того, насколько сильна власть капитана над его людьми. Росс встал на ноги. Луч он поставил на минимальную мощность. Он не убьёт, а вызовет у жертв временный паралич; но сколько будет продолжаться такое состояние, Росс не знал. На земле испытания проводили на животных, и время колебалось от нескольких дней до недель.

Вистур плоской стороной своего боевого топора сбивал с ног бежавших впереди, своим мощным телом он создал непреодолимую преграду. И приказы Торгула, кажется, в конце концов были услышаны, всё больше и больше бегущих останавливались; наконец, остались только несколько самых горячих. Двоих из них Вистур уложил кулаками.

Капитан подошёл к Россу. «Значит, они живы?» — он наклонился, осматривая лысых, которых землянин перевернул на спину.

— Да, но двигаться не могут.

— Хорошо, — Торгул кивнул. — Согласно закону они встретятся с Правосудием Путки. Я думаю, они пожалеют, что не стали жертвами гневных топоров.

— Они нам нужнее живыми, чем мёртвыми, капитан. Разве ты не хочешь узнать, почему они начали войну с вами, сколько их… и многое другое? К тому же, — Росс кивком указал на огонь, охвативший уже второе здание, — зачем они развели этот костёр? Как сигнал своим?

— Хорошо сказано. Да, нам нужно узнать всё это. И Путка не будет сердится, он подождёт, пока мы получим ответы на свои вопросы, много ответов, — он пнул лысого концом своего сапога. — Сколько он будет оставаться таким? Твоё волшебство кусается.

Росс улыбнулся. «Это не моё волшебство, капитан. Это оружие я захватил на одном из их кораблей. А как долго они будут в таком состоянии, я не знаю».

— Хорошо, тогда нужно принять меры предосторожности, — по приказу Торгула чужаков тщательно завернули в липкие сети, такие же, какими поймали когда–то Росса и Локета. Морская водоросль мгновенно прилипала, она связывала пленника по рукам и ногам, и он становился совершенно беспомощен.

Убедившись в этом, Торгул приказал осмотреть разрушенный Кин Эдд.

— Как ты сказал, — заметил он Россу, — этот костёр вполне может послужить сигналом другим чужакам. Думаю, в этом деле нам благоприятствовал Путка, но благоразумный человек не может на это вечно рассчитывать. К тому же, — он осмотрелся, — мы отдали Путке и теням своих мёртвых. Для нас здесь ничего не осталось, кроме ненависти и печали. За один день мы лишились своего клана и превратились в горстку бездомных людей.

— Вы присоединитесь к какому–нибудь другому клану? — Карара вместе с Джазией остановилась у подножия колонны, на которой странная голова устремила задумчивый взгляд в сторону моря. Джазиа руководила снятием этой головы.

Услышав вопрос полинезийки, капитан долго смотрел на ужасное опустошение в долине. По–прежнему слышался рёв умирающих салкаров. Рептилии, поднявшиеся на берег, не уходили в море. Некоторые из них уже умерли, другие лежали, с трудом ворочая головами. И весь посёлок был охвачен огнём.

— Мы теперь дали клятву кровной мести, дева моря. А для таких клана нет. Есть только преследование и убийство. Может быть, с помощью Путки преследование будет недолгим, а убийство хорошим.

— Вот так… сюда… так… — Джазиа сделала шаг назад. Голову, смотревшую на море, опускали осторожно, на широкой полосе золотистой материи, принесённой с корабля Торгула. Здоровой рукой женщина закрыла голову, оставив только глаза. Большие глубоко вырезанные овалы, в глубине которых Росс увидел сверкание. Драгоценные камни? Но у него появилось странное чувство, что в этих глазницах не просто драгоценности, что голова действительно взглянула на него, оценила и отпустила.

— Мы уходим, — Джазиа махнула рукой, и Торгул отдал приказ своим людям. Они подняли голову и пошли вниз по склону.

Карара вскрикнула, и Росс оглянулся.

Столб, на котором стояла голова, сам собой рушился, превращался в груду камней, которые кубарем покатились по склону. Росс мигнул. Возможно, простая иллюзия. Но он слишком устал и потому только слегка удивился. Потом присоединился к процессии возвращавшихся на корабль.


Глава 11 Оружие из глубин | Патруль не сдается! Ключ из глубины времен | Глава 13 Морские ворота фоанн



Loading...