home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 13

Морские ворота фоанн

Росс поднёс к губам чашу из раковины, но едва пригубил огненный напиток. Это чисто церемониальный жест, а ему нужна трезвая голова и острый язык в предстоящем обсуждении. Торгул, Афрукта, Онгал — три капитана пиратских кораблей, Джазиа, представляющая загадочную Силу Путки, Вистур и некоторые другие офицеры, Карара и, наконец, он сам, с держащимся поблизости Локетом, — таков состав военного совета. Но против кого?

Землянин далеко отошёл от своей первоначальной цели — найти Эша в крепости фоанн. И теперь он изрядно сомневался в возможности достичь этой цели. Нападение на лысых сделало его слишком нужным пиратам, и вряд ли они теперь добровольно позволят ему заниматься своим поиском.

— Эти люди со звёзд… — опустив чашу, Росс начал говорить, стараясь выбирать наиболее подходящие слова из своего ограниченного гавайкийского словаря, — обладают оружием и силой, которые вам и не снились, против которых у вас нет никакой защиты. В Кин Эдде нам просто повезло. Салкары напали на их подводную лодку и прервали энергетический луч. Иначе мы бы с ними не справились, хотя нас было много, а их только несколько. Теперь вы говорите о нападении на лысых на их собственной территории — в горах, где у них база. Это также глупо, как плыть безоружным навстречу салкару.

— Так что же нам остаётся — сидеть и ждать, пока они нас проглотят? — вспыхнул Онгал. — Я говорю: лучше умереть с окровавленным мечом!

— А разве ты не хотел бы прихватить с собой хоть одного врага? — возразил Росс. — Они могут убить вас всех ещё до того, как вы к ним подойдете.

— Но у тебя ведь есть оружие, — вступил в разговор Афрукта.

— Я уже вам говорил: это оружие украдено у них. У меня только одно такое, и я не знаю, долго ли оно ещё будет мне служить. Может, у них есть против него защита. Те, против кого мы сражались, лишились защиты: им отказал луч энергии. Но слепо напасть на их базу — это поступок сумасшедшего.

— Нам открыли дорогу салкары… — заметил Торгул.

— Но разве мы можем привести стаю салкаров в горы? — разумно возразил Вистур.

Росс изучал капитанов. Землянин догадывался, что Торгул вынашивает какой–то план действий, и план этот наверняка должен быть достаточно хитроумным. Со времени первой встречи его уважение к капитану пиратов постоянно возрастало. Корабли всегда возглавлялись самыми храбрыми людьми кланов. Но Росс понимал также, что капитан корабля должен обладать незаурядной выдержкой, умом, уметь заглядывать в будущее.

Силам гавайкийцев нужен ключ, который раскроет перед ними базу лысых, как салкары открыли доступ в лагуну. И помощью им могут послужить лишь скудные сведения, полученные от пленных.

Странно, но отмычку к умам пленных предоставили дельфины. Точно так же, как Тино–рау и Тауа образовали коммуникационный мостик между Россом и Локетом, они смогли прочесть и перевести мысли чужаков. Потому что лысые — среди своих — общались телепатически, голосом они отдавали приказы только низшим существам.

То, что их пленили эти самые «низшие существа», оказалось для них страшным шоком, а проникновение в мозг с помощью дельфинов поставило эти «сверхсущества» на грань безумия. Для них оказалось невозможным признать в животных равных себе.

Но мысли и воспоминания звёздных людей были прочитаны и доложены импровизированному совету. Пираты и земляне узнали план чужаков, согласно которому они собирались овладеть планетой. Даже дельфины не смогли понять, зачем им она; но, может быть, пленникам и самим это не объяснили.

Их план поражал своей простотой и презрением к обитателям планеты, словно галактические силы абсолютно не опасались сопротивления. Правда, за одним исключением…

Пальцы Росса сильнее сжали чашу. Может, Торгул уже пришёл к заключению, понял, что их ключ — у фоанн. Если так, они могут одновременно добиться осуществления своих столь различных целей.

— Похоже, они опасаются фоанн, — заметил он, ожидая ответа Торгула. Но на невысказанный вопрос Росса ответила Джазиа.

— У фоанн есть могучее волшебство; они могут приказывать ветру и волне, людям и животным, если захотят. И правильно, что эти убийцы боятся фоанн!

— Но теперь они выступают против них, — указал Росс, по–прежнему глядя на Торгула.

Капитан в ответ слегка улыбнулся.

— Не прямо, как ты слышал. Их план заключается в том, чтобы натравить нас друг на друга, заставить вести множество войн и истратить свои силы без всякого риска для чужаков. Они дождутся дня, когда мы будем истощены, и тогда явятся и объявят, что им нужно. Поэтому сейчас они сеют вражду между грабителями кораблей и фоаннами, так как знают, что фоанн немного. И ещё они нападают на наши острова, чтобы мы поверили, что это дело рук грабителей или фоанн. Таким образом… — он изобразил пальцами щипцы, — они надеются зажать фоанн между грабителями и пиратами. Потому что фоанн они считают самыми опасными для себя. Нас они используют, чтобы ослабить своих главных врагов. Умный план, но он составлен людьми, которые не любят сражаться собственными мечами.

— Они хуже береговых крыс, эти трусы! — выкрикнул Онгал.

Торгул снова улыбнулся. «Они надеются, что мы так и подумаем, родич, и тем самым недооценим их. Согласно нашим обычаям, да, они трусы. Но думали ли мы о салкарах, когда использовали их для прорыва в лагуну? Нет, они всего лишь животные, наше орудие. И у чужаков такое же отношение к нам, вот только мы знаем об их намерениях. И не станем их послушным орудием. Если наш ответ — фоанны, тогда…» — он умолк, глядя на чашу, как будто мог прочесть в её глубине будущее.

— Если наш ответ — фоанны, что тогда? — настаивал Росс.

— Тогда мы должны не сражаться с фоаннами, а заключить с ними союз, предупредить их. И делать всё, что можем, пока ещё у нас есть время!

— Но как нам это сделать? — спросил Онгал. — Фоанны, которых ты хочешь предупредить и заключить с ними союз, — наши враги. Разве несколько дней назад мы не пытались прорваться сквозь их морские ворота? Теперь мы не можем заключить с ними мир. И разве существа с плавниками не предупредили нас, что эти убийцы женщин уже в армии грабителей, осаждающих крепость фоанн? Эти сыновья Тьмы собираются дать им своё оружие. Неужели нужно бросить три корабля — всё, что у нас осталось, — в эту безнадёжную схватку? Такое решение может принять только безумец.

— Возможность есть — у меня, — вмешался Росс. — В крепости фоанн заключён мой повелитель, которому принадлежит мой меч, и которому я поклялся служить. Мы собирались освободить его, когда ваш корабль подобрал нас в волнах. Он лучше меня умеет обращаться с неизвестными людьми, и если фоанны действительно так умны, как вы утверждаете, они уже знают, что он не просто раб, которого они забрали у лорда Захура.

Вот он наконец её и высказал — свою надежду, что Эш сумеет дать понять хозяевам крепости, какими знаниями и возможностями располагает. Он специально подготовлен для общения с чуждыми цивилизациями. И существует вероятность, что Гордон сумел уберечься от той участи, которая ожидала пленников фоанн. Если это так, то именно Эш поможет проникнуть в крепость фоанн.

— Вот что я знаю. Защита ворот, то средство, которое воспламеняет ваши головы и отбрасывает вас назад, на меня не действует. Я могу проникнуть внутрь, найти своего вождя и после этого договориться с фоаннами.

Береговые грабители — невольные соучастники происков лысых — не недооценивали силы крепости фоанн. Когда корабли пиратов под покровом ночи приблизились к ней, огни и факелы и у осаждающих, и у осаждённых отбрасывали яркие блики на небо. Только на обращенной к морю стороне крепости никакого движения не было видно. Должно быть, защита ворот всё ещё действовала.

Росс стоял на палубе, широко расставив ноги, чтобы справиться с качкой. Его предложение обсудили, с ним горячо спорили, но наконец его поддержали Торгул и Джазиа, и теперь ему предстоит попытка осуществить его. Пираты и Локет рассказали ему всё, что знали о морских воротах, но остальное зависит только от него одного. Карара, дельфины, гавайкийцы — все они чувствительны к барьеру.

В слабом свете фонаря показался Торгул. «Мы близко, действие нашей энергии подходит к концу. Если пройдём ещё дальше, нас унесёт течением».

— Значит, пора, — Росс направился к верёвочной лестнице, но тут его уже ждали. У поручня стояла Карара. Он сердито взглянул на неё.

— Ты не можешь идти со мной.

— Знаю. Но здесь мы ещё в безопасности. Росс, только потому, что на тебя не действует защита, не думай, что это легко.

Его поразило, что она может считать его таким самоуверенным.

— Я знаю своё дело.

Росс миновал девушку, спустился по верёвочной лестнице, чуть задержался на уровне воды, надевая ласты, — проверил, на месте ли пояс с грузом, и наконец натянул на лицо маску. Рядом с ним послышался всплеск: это ушла под воду сетка с запасным поясом, ластами и маской. Он подхватил её. Эти приспособления помогут Эшу бежать из крепости.

Огни на берегу были ясно видны с моря. Направляясь к берегу, Росс слышал крики и множество прочих звуков. Всё говорило о том, что как раз сейчас идёт штурм крепости. Росс, без усилий продвигаясь вперёд, время от времени всплывал и осматривался. Он хорошо видел теперь пелену, поднимающуюся с поверхности моря между двумя каменными столбами, которые обозначали морские ворота.

И тут раздался громовой треск, разорвавший воздух над маленьким заливом. Росс как раз подплыл к одному из каменных столбов и остановился, ухватившись за него рукой. Пелена, поднимавшаяся с поверхности воды, становилась всё гуще. Новые и новые клубы поднимались вверх, между морем и берегом быстро возникала стена из тумана.

Над головой снова прогремело. Землянин даже невольно нырнул. Потом повернулся лицом к небу, отыскивая признаки грозы. Скорее всего, быстрое образование тумана вызвало как раз то, что исходило от башен крепости. Но если туман был серо–белого цвета, то с вершины крепости спускалась темнота. Росс не мог объяснить, чем отличается эта темнота от тьмы ночи, как он способен разглядеть её, но он её отчётливо видел — или только чувствовал? Он потряс головой, заставляя себя отвести взгляд от этого устремлённого к нему пальца тьмы. Но только это больше не палец. Это кулак, нацеленный на звёзды, и те быстро исчезали от его ударов. Кулак, вознесённый в небо, чтобы потом обрушиться на крепость, прижать её к скалам и земле.

Туман клубился вокруг Росса, комками вываливаясь через ворота в море. Он отпустил столб, нырнул и проплыл через ворота. Теперь перед ним открылась крепость фо–анн.

Где–то впереди должен быть причал: так следовало из описания Торгула. Слуги фоанн изредка отплывали отсюда в быстроходных кораблях. Росс осторожно вынырнул и обнаружил, что на уровне воды ничего не видно. Здесь туман был настолько густ и непроницаем, что Росс даже не мог определить направления. Он снова нырнул и поплыл дальше.

Эта неопределённость рождена туманом или она в его голове? Может, он тоже в конце концов реагирует на защиту ворот? Росс отогнал это сомнение, снова выныривая под влажным одеялом тумана. Он прошёл через ворота там, значит причал должен находиться… здесь!

И несколько мгновений спустя Росс убедился, что чувство направления ему не изменило. Плечи его коснулись какого–то препятствия, и он вытянутыми вперёд руками нащупал плиты причала. Юноша снова вынырнул и на этот раз услышал не гром, но пение фоанны.

Громкое пение, почти непосредственно у него над головой; но из–за тумана он не боялся, что его увидят. Певец, должно быть, находился на самом причале. А справа от себя Росс рассмотрел тёмное пятно. Должно быть, один из их кораблей. Может быть, осаждённые планируют вылазку?

И тут ночь разрезал ослепительный луч, намного выше головы Росса. Он упал на корабль и разрезал его с лёгкостью стали, пронзающей глину. Пение оборвалось на середине ноты, послышались крики удивления и тревоги. Росс, прижимаясь к камням, уловил реакцию своего соника.

Должно быть, на дне за воротами лежит подводная лодка лысых. И луч должен был упасть на стены самой крепости, а не на корабль.

Фоанна снова запел, негромко и чисто. Послышались всплески: с причала в воду что–то бросали. Что именно, Росс разглядеть не смог — тело землянина непроизвольно дёрнулось, маска заглушила возглас боли. Ноги и нижнюю часть тела, находившиеся в воде, охватил сильнейший холод, он обжигал кожу. Страх заставил Росса выбраться под устой причала. Он забился в убежище и лёг, с силой растирая заледеневшие ноги.

Чуть позже он пополз вдоль берега. Энергетический луч отыскал новую цель. Росс видел, как луч разрезал второй корабль. Если контрудар фоанн должен был отогнать противника, то он не подействовал.

Сеть, в которой находилось запасное оборудование для Эша, тянула землянина вниз, но он не оставлял её, ощупью продвигаясь вперёд. От волн внизу исходили ледяные испарения, тело дрожало от холода. И Росс знал, что пока сохраняется действие этого средства, он не может вернуться в воду.

Свет… вместе с холодом воде начала слабо фосфоресцировать, поплыли какие–то белые полосы, они тихо качались на волнах. Собираясь под устоями причала, они прилипали к камням. И с их появлением туман поредел, как будто эти полосы поглощали его. Землянин теперь видел, что добрался уже до конца причала. Он снова прицепил ласты к поясу и натянул на ноги обувь из шкуры салкара, которую дал ему Торгул.

Если не считать плавок, пояса и жаберного ранца, Росс был полностью обнажён, и ему стало совсем холодно. Но, повесив сетку через плечо, он лёг на влажный песок и прислушался.

Шум нападения, который с берега отчётливо доносился до кораблей пиратов, теперь утих. И грома больше не было слышно. Но зато пошёл сильный дождь.

Посмотрев в сторону моря, Росс больше не увидел огненных лучей. Туман начал подниматься, и Росс разглядел разрезанные корабли, их носы всё ещё были пришвартованы к причалу. Там не было видно никакого движения. Неужели с причала все бежали?

Точка… тире… точка…

Росс чуть не выронил сетку. Но тут же присел под защитой столба и на мгновение застыл, выжидая.

Точка… тире… точка…

Это не сигналы, вызванные излучением врага. Настоящее кодированное сообщение, пойманное соником. И он знает этот код.

Не торопись, резко сказал он себе, сохраняй спокойствие. Только два человека в этом времени и месте знают этот код. И у одного нет никаких причин использовать его. Но — вдруг ловушка? Возможно. Несмотря на свой скептицизм, он испытывал некоторые опасения перед возможностями фоанн. Может быть, его выманивают, пользуясь призывом Эша.

Росс приготовился к действиям, спрятал сетку в углублении меж камней подальше от воды. Ручное оружие чужаков он оставил Караре, не доверяя его морю. Но у него есть нож и две руки, которые с его подготовкой могут быть смертоносным оружием.

Прижав диск соника к обнажённой коже — так он чувствительней — и зажав в руке нож, Росс вышел на открытое место. Света маловато, но он был уверен, что призыв прозвучал со стороны причала.

Там что–то неясно колыхнулось. А соник? Росс должен быть уверен, полностью уверен. Звук явно становился сильнее, когда он поворачивался в том направлении. Посмеет ли он выйти на открытое место? Может, в темноте ему удалось бы освободить Эша, и они уплыли бы вместе.

Росс прощёлкал кодированный ответ. Точка… точка… точка…

Последовал быстрый и повелительный ответ: «Где?»

Никто, кроме Эша, не может так ответить! Росс больше не колебался.

— Будьте готовы к бегству.

— Нет, — и ещё повелительней: — Здесь друзья…

Правильно ли он догадался? Эш установил дружеские отношения с фоаннами? Но Росс сохранял осторожность, которая так долго служила ему оружием и защитой. Есть вопрос, на который может ответить только Эш, — из того прошлого, когда они вместе путешествовали во времени, выдавая себя за торговцев–горшечников из бронзового века. Росс начал передавать вопрос.

— Кого мы убили в Британии?

И напряжённо приготовился ждать ответа. Но ответ пришёл не посредством соника, в ночи послышался знакомый голос:

— Белого волка, — и сказано это было по–английски.

— Эш! — Росс бросился вперёд, навстречу едва различимой фигуре.


Глава 12 Лысые | Патруль не сдается! Ключ из глубины времен | Глава 14 Фоанны



Loading...