home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 15

Возвращение к битве

Росс лежал, прислушиваясь к спокойному дыханию в каюте. Он только что проснулся, но как всегда мгновенно перешёл от сна к бодрствованию. Однако не шевелился. Эш ещё спал.

Эш. Он считал, что знает его, как один человек может знать другого. Эш, занявший в жизни одинокого Росса Мэрдока место семьи. Годы… уже четыре года как они партнёры.

Он повернул голову, хотя в темноте не мог разглядеть это худое тело, спокойное волевое лицо. Эш выглядит всё так же, но… Росс ощущал глубокое чувство утраты, смешанное с гневом. Что они сделали с Гордоном, эти три женщины? Околдовали? Предания, которые земляне в течение столетий считали чистейшей фантазией, пришли ему в голову. Неужели и на его родной планете были свои фоанны?

Росс нахмурился. Невозможно опровергнуть их волшебство, даже если назвать его научным словом… Допустим, гипнозом… телепортацией. Они добиваются результатов, и эти результаты впечатляют. Но он вспомнил предупреждение, несколько часов назад сделанное самими фоаннами. Их возможности ограничены: они напрягают умственную и физическую энергию, и она постепенно истощается. Таким образом, у них свои пределы.

Росс снова подумал об этих ограничениях. Карара сумела понять чужаков, она обменивается с ними мыслями даже лучше, чем Эш. Способность, которая позволяла ей общаться с дельфинами, помогла и с фоаннами. Эш и Карара могут войти в их круг, но Росс Мэрдок не может. И вместе с ощущением оторванности от Эша он испытал унижение, подчинённость, и чувство это было очень неприятным.

— Легко не будет. Итак, Эш не спит.

— Что они могут сделать? — спросил в ответ Росс.

— Не знаю. Не думаю, что они могут телепортировать целую армию на базу лысых, как надеется Торгул. Да и ничего хорошего не даст этой армии встреча с оружием лысых, даже если они туда и попадут, — размышлял Эш.

На Мгновение Росс ощутил тепло и комфорт: это тон прежнего Эша. Эш изучает проблему, хочет выяснить все затруднения, как всегда делал раньше.

— Нет, открытое нападение — не ответ. Нам нужно больше знать о противнике. Одно удивляет меня: почему лысые вдруг ускорили ход своих действий.

— А почему вы так считаете?

— Согласно рассказам, которые я слышал, прошло три или четыре года, как в местную цивилизацию начали проникать какие–то чуждые новации…

— Такие, как притягивающие устройства на рифе у замка Захура? — Росс вспомнил рассказ Локета.

— Это и кое–что другое. Двигатели на кораблях пиратов… Торгул сказал, что они распространяются среди пиратов от флота к флоту; и никто не знает, где всё началось. Лысые начинали медленно, но сейчас они вдруг стали действовать гораздо быстрее. Например, все эти недавние нападения на острова. И непонятное нападение на крепость фоанн, начавшееся буквально в одну ночь под каким–то несущественным предлогом. Почему такая перемена при медленном начале?

— Может, они решили, что теперь аборигенов легко одолеть, что у них больше нет серьёзных противников, — предположил Росс.

— Может быть. Уверенность в своих силах становится высокомерием, если не встречаешь достойного противника. А может, что–то заставляет их торопиться. Если бы мы знали, зачем им эти пилоны, мы могли бы догадаться о причине их действий.

— И вы попытаетесь изменить будущее?

— Это тоже звучит высокомерно. А можем мы это сделать, даже если захотим? На Земле мы на это никогда не решались. И риск может оказаться сильнее всех наших опасений. К тому же, не нам делать выбор.

— Я одного не понимаю, — задумчиво сказал Росс. — Почему фоанны ушли из своей крепости, оставили её беззащитной перед врагами? А как же их стражники? Они их тоже оставили? — он пытался найти хоть какой–то недостаток в чужаках.

— Большинство их людей уже ушли подземными ходами. Остальные начали уходить, когда затонули корабли, — ответил Эш. — А почему они оставили крепость, я не знаю. Решение принимали они.

Вот оно — опять между ними барьер. Но на этот раз Росс отказался смириться, он решил вернуть Эша в привычный мир теперь и здесь.

— Возможно, это приманка, самая хитроумная на планете! — мысль была высказана просто для того, чтобы привлечь внимание Эша. Но высказав её, Росс понял, что, может быть, он прав. Прекрасная приманка для лысых.

— Разве вы не видите? — Росс сел, спустив ноги с койки, и оживлённо продолжил: — Разве не видите… если лысые хотят больше узнать о фоаннах, а я готов биться на что угодно, хотят, они обязательно придут в их крепость. Не захотят опираться на сообщения из вторых и третьих рук, сообщения таких дикарей, как грабители кораблей. У них там подводная лодка. Экипаж, наверно, прямо сейчас охотится за добычей!

— Ну, многого они не найдут, — голос Эша прозвучал насмешливо. — Замки фоанн лучше ключей их врагов. Ты ведь слышал, что сказала Инлан: тайны останутся тайнами.

— Но это приманка — приманка в западне! — настаивал Росс.

— А ты прав! — к радости младшего агента, Эша охватил энтузиазм. — И лысых можно заставить поверить, что нужное им легко получить, стоит только приложить ещё немного усилий, применить необходимые инструменты…

— И западня не только для подчинённых! — с не меньшим энтузиазмом воскликнул Росс. — В операции будут участвовать все их шишки! Но как это всё организовать? Есть ли у нас время?

— Ловушку должны расставить фоанны; наша же роль начнётся, когда ловушка захлопнется, — Эш снова впал в раздумье. — Но сейчас это наш единственный ход, у которого есть хоть какая–то надежда на успех. И подействует он, только если согласятся фоанны.

— И действовать нужно быстро, — заметил Росс.

— Да, понимаю, — Эш прошёл к выходу из каюты, фигура его тёмным силуэтом мелькнула на более светлом фоне. — Если Инвадда согласится… — он вышел, и Росс за ним.

По просьбе самих фоанн, им отвели помещение на носу, где с помощью запасного паруса сделали палатку. И пираты не приближались к ней. Эш коснулся клапана, послышался мелодичный голос:

— Ты нас ищешь, Гордооон?

— У нас важное дело.

— Да, важное, мы слышим твои мысли. Входите, братья!

Клапан поднялся, а за ним клубился… туман?.. свет?.. полосы бледного цвета? Росс так никогда и не смог описать увиденное, но там были фоанны, он различал их по движению волос, по сливающимся цветам их одежды.

— Итак, младший брат, ты думаешь, что наш дом и сокровищница теперь служат западнёй для тех, кто считает нас своими врагами?

Почему–то Росс не удивился, что они узнали об его плане ещё до того, как он сказал хотя бы слово, прежде чем Эш начал объяснения. Всеведение — только малая часть их способностей.

— Да.

— А почему ты так считаешь? Мы ручаемся, что береговых жителей ничем не заманить в определённые части крепости, как морские ворота нельзя миновать, если мы того не хотим.

— Но я — то проплыл через морские ворота, и подводная лодка уже была там, — Росс испытал…, удовольствие?., что может сказать так. Всё–таки в защите фоанн были уязвимые места.

— Это верно. В тебе, младший брат, есть нечто — одновременно и недостаток, и преимущество. И правда, что подводный корабль вошёл вслед за тобой. Может быть, в нём есть какая–то защита; может, люди со звёзд обладают каким–то щитом. Но того, что им нужно, они не достигнут, если мы сами не откроем перед ними двери. Ты считаешь, младший брат, что они попытаются сломать эти двери?

— Да. Они знают, что за ними можно что–то узнать, и попытаются пройти в них. Не посмеют оставить их в покое, — в этом Росс был совершенно уверен. Его встречи с лысыми не позволили ему вполне понять их. Но то, с какой тщательностью и безжалостностью они уничтожали станции времени красных, показывало, как они реагируют на то, что считают угрозой для себя.

От пленных, взятых в Кин Эдде, Росс знал, что лысые считают своим главным врагом на планете фоанн, хотя представители древней расы до сих пор им ничем не мешали. Отсюда следовало, что, захватив их крепость, лысые постараются проникнуть во все их тайны.

— Ловушка с хорошей наживкой…

Кто из фоанн это сказал, подумал Росс. Трудно было видеть только клубы разноцветного тумана и слышать бестелесные голоса. Часть сценических декораций, решил он, для того, чтобы укрепить свой престиж перед другими расами. Ведь они — всего три женщины, и им нужны такие подкрепления своей власти.

— Ну, младший брат, ты, кажется, начинаешь понимать нас! — смех, мягкий, но, несомненно, смех.

Росс нахмурился. Он не чувствовал умственного контакта, как с дельфинами. Но не сомневался в том, что фоанны читают его мысли. По крайней мере, некоторые из них.

— Некоторые, — услышал он подтверждение из тумана. — Не все. Не так, как у твоего старшего брата или девушки, их разум прямо встречается с нашим. А с тобой, младший брат, мысль здесь, мысль там, и только наша интуиция соединяет их в единое целое. Но теперь нам предстоит серьёзная разработка плана. Ты, зная врага, считаешь, что он будет искать то, что найти не сможет. Но ведь у врага есть оружие, о котором ты не знаешь, верно, младший брат? Хоть пираты и храбры, их мечи бессильны перед пламенем, а руки — перед убийцей, который поражает их на расстоянии. Что же остаётся, Гордооон? Чем мы можем воспользоваться?

— Но у вас тоже есть оружие, — ответил Эш.

— Да, есть, но уже давно оно использовалось только в одном отношении и настроено на другую расу. Разве наша защита удержала тебя, Гордооон, когда ты захотел доказать нам, что ты не тот, за кого мы тебя принимали? Разве помешала она твоему младшему брату пройти морские ворота? И мы не можем доверять этой защите: ведь у чужаков и разум чужой. Только проверка покажет, выстоит ли наша защита, но при этом мы можем изведать горький вкус поражения. Рисковать всем и, возможно, потерять всё.

— Наверное, это правда, — согласился Эш.

— Ты имеешь в виду то, что вы видели в нашем будущем? Да, поставить на кон всё и рискнуть — не только самими собой, но и всей жизнью планеты — это серьёзное решение, Гордооон. Но ловушка многообещающая. Подумаем об этом. Посоветуйся с пиратами, если они согласны принять участие в этой отчаянной попытке.

Торгул расхаживал по палубе, подальше от палатки фоанн, но сразу посмотрел на неё, когда Росс объяснил, что возможно успешное нападение.

— Эти убийцы женщин не боятся волшебства фоанн. Конечно, они придут посмотреть. И мы сможем захватить их предводителей.

— Ты ведь слышал, что сказали пленники. Да, они будут искать, и мы сможем их захватить…

— Но с чем? — спросил Торгул. — Я не Онгал, который считает, что лучше погибнуть в схватке, но прихватить с собой хоть одного врага. Какие у нас шансы против их силы?

— Спроси у них! — Росс кивнул в сторону палатки.

И тут же появились три фоанны в плащах и скользнули на середину корабля, где собрались Торгул его офицеры, Росс и Эш.

— Мы об этом думали, — голос фоанны песней звучал на рассветном ветру. — Мы хотели бы отступить, переждать беспокойства этой земли, потому что нас мало и то, что в нас, нужно сохранить. Но теперь какая польза от этого сохранения, если нам некому будет передать сохранённое? И если ты видел правду, старший брат, — головы в капюшонах повернулись к Эшу, — ни у кого из нас нет будущего. Но наши возможности тоже ограничены. Пират, — теперь она обращалась непосредственно к Торгулу, — мы не можем перенести твоих людей в крепость по своему желанию, нам нужна помощь, которая сейчас недоступна для нас. Нет, мы сами физически должны оказаться там… и тогда, может быть, удастся затянуть сеть…

— Провести корабль через ворота… — начал Торгул.

— Нет, не корабль, капитан. Несколько воинов в воде смогут пройти через ворота, корабль не сможет.

Вмешался Эш. «Сколько у нас жаберных ранцев?» Росс торопливо подсчитал. «Один спрятан у причала. Есть ранцы у меня, Карары, Локета… и ещё два».

— Нам, чтобы пройти ворота, — добавили фоанны, — ваша помощь не нужна.

— Вы, — сказал Росс Эшу, — я с ранцем Карары…

— Этот ранец для Карары!

Оба землянина оглянулись. Полинезийка стояла рядом с фоаннами, слегка улыбаясь.

— Это и моё дело, — убеждённо заговорила она. — И дело Тино–рау и Тауа. Разве я не права, дочери Алии этой планеты?

— Да, дева моря. Существует различное оружие, и не всё оно принадлежит только воинам. Не для всякого оружия нужна мужская сила. Да, это и твоё дело, сестра.

Росс не мог спорить, приходилось соглашаться с окончательным решением фоанн. Похоже, ход дела определяли эти три женщины, а не те, кто опытен в таких дела. А Эш согласен с их предводительством.

И вот странное общество пустилось в путь на рассвете. Локет крепко держался за свой ранец, он настоял, что будет одним из пловцов, и фоанны с этим согласились. Поплыли Росс, Эш, Локет и Балеку, молодой офицер с корабля Онгала, считавшийся лучшим пловцом во флоте. А также Карара и дельфины. И три тени, спокойно плывшие в воде, невозмутимо, словно они в своей палатке. Впереди резвились дельфины. Тино–рау и Тауа весело играли вокруг фоанн. Когда все оказались в море, дельфины устремились к берегу.

Может быть, подводная лодка в гавани излучает такой же смертоносный луч, как в Кин Эдце? Но если это так, дельфины предупредят.

Росс плыл легко. Сзади Эш, слева Локет, чуть позади Балеку, а впереди Карара, напрасно пытавшаяся соперничать с дельфинами. И в стороне слева — фоанны. Очень странная группа вторжения, особенно если учесть, что Ждало её впереди.

Этим утром ни туман, ни буря не скрывали берег, на котором высилась крепость фоанн. В усиливающемся свете ясно видны были устои морских ворот. Росса охватило обычное возбуждение, которое он всегда испытывал перед началом решительных действий; но теперь он ощущал и лёгкое сомнение, когда вспоминал, что ведёт их группу не Эш, а эти загадочные фоанны.

Никакого предупреждения, никаких неожиданностей. Они миновали столбы ворот. Росс прислушивался к своему сонику, но чувствительный прибор молчал. Ужасный холод, который он испытал в морской воде накануне, исчез, но кое–где плавали мёртвые морские животные и водоросли, их терзали волны.

Они уже миновали ворота, когда Росс увидел, что Локет изменил позицию и устремился вперёд. За ним выдвинулся Балеку. Они поравнялись с Карарой и обогнали её.

Росс взглянул на Эша, потом на фоанн, но не увидел никаких объяснений действиям двух гавайкийцев. И тут послышался сигнал соника. Пришло сообщение Эша:

— Опасность… следуй за фоаннами… налево. Карара уже сменила курс, направляясь туда. Впереди

Росс по–прежнему видел Локета и Балеку, они быстро приближались к причалу и к затопленным там кораблям. Эш проплыл мимо него, и Росс неохотно выполнил приказ.

От крутой стены берега отходил мыс, в нем темнело отверстие. Фоанны без колебаний направились к нему; Эш, Карара и Росс — за ними. Несколько мгновений спустя они выбрались из воды, перед ними полого вверх уходил камень. А за ними высовывались из воды головы Тино–рау и Тауа, они «говорили». Карара поторопилась им ответить.

— Локет… Балеку… — начал было Росс и тут же уловил такой смертельный гнев, что разум его похолодел. Он смотрел на фоанн, удивлённый и чуть испуганный.

— Они не придут — сейчас, — в воздухе протянулся жезл с утолщённой рукоятью и указал на подъём. — Никто не придёт их крови, если мы не победим.

— Но что случилось? — спросил Эш.

— Ты был прав, полностью прав, человек из времени! Не так–то легко справиться с этими захватчиками. Они обратили против нас одну из наших собственных защит. Локет, Балеку и все остальные из их племени — они теперь слепое орудие в руках хозяев. Теперь они принадлежат врагу.

— И мы так быстро потерпели поражение? — спросила Карара.

Снова гневный удар, почти физически ощутимый.

— Поражение? Нет, мы ещё даже не начали схватку! Ты был прав: это враг, с которым нужно сразиться, даже рискуя жизнью! А теперь мы должны сделать то, что никто из нашей расы не делал уже множество поколений, — мы должны открыть три замка, распахнуть Великую Дверь и найти Хранителя Скрытого Знания!

Из конца жезла вырвался яркий луч. Фоанны последовали за лучом, за ними трое землян… устремились в неизвестность.


Глава 14 Фоанны | Патруль не сдается! Ключ из глубины времен | Глава 16 Великая Дверь открывается



Loading...