home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 17

Тени против Тьмы

Коридор привёл в узкую комнату, передняя стена которой представляла собой не обычный камень крепости, а сплошную плиту, похожую на стекло.

Здесь находились и фоанны, снова в плащах. Каждая держала жезл, концом наружу. Они двигались медленно, но точными и уверенными движениями, словно занятые очень важной работой; концами своих жезлов они прощупывали все углубления в плите. Вниз, вверх, вокруг… ноги их вновь двигались в танцевальном ритме, а жезлы продолжали чертить линии.

— Пора!

Жезлы опустились, указывая теперь концами в пол. Фоанны двигались на равном расстоянии друг от друга. Затем разом, как одна, они подняли жезлы вертикально и с громким звуком соединили их.

Голубые линии, которые они вычерчивали на стене, потемнели, слились. Стеклоподобная плита дрогнула, раскололась и упала беспорядочной грудой осколков. И узкая комната превратилась в балкон над большим залом.

Внизу вдоль всего зала шла платформа, и на ней были смонтированы ряды овальных зеркальных дисков. Диски были повёрнуты под разными углами и каждый, отражая свет, устремлял яркий луч на одну из машин, чьи металлические конструкции, ощетинившиеся антеннами, казались странно не на месте в этом зале.

Снова поднялись в воздух жезлы фоанн. На этот раз из их наконечников показались не обычные искры, а мощные лучи света, голубого света, который, удаляясь от жезлов, постепенно становился всё темнее и внизу казался почти физически ощутимым.

Когда эти лучи соприкоснулись с овалами дисков, те начали покрываться трещинами и вскоре раскололись. Осколки со звоном посыпались на платформу. В дальнем конце зала, где стояли машины, началось беспорядочное движение. Стали ясно видны фигуры. Лысые! Росс выкрикнул предупреждение, увидев, как один из звёздных людей поднял оружие и нацелился на балкон, где стояли фоанны.

Молния с треском устремилась к балкону. Копья света встретились с искрами тьмы, и последовала вспышка, ослепившая Росса, звук, расколовший мир.

Землянин раскрыл глаза, но увидел не тьму, а ослепительный свет, вспышки, разрывавшиеся над ним большими пологими арками. Ослеплённый, оглушённый, он попытался вжаться в твёрдую поверхность, на которой лежал. Но невозможно было укрыться от этой бури света и грома. Пол под ним дрожал и раскачивался, как будто сам готов был расколоться на мелкие осколки.

Вся воля и способность двигаться исчезли. Росс мог только лежать и терпеть. Он не знал, что происходит, знал только, что рядом с ним сражаются враждебные силы, питаясь за счёт друг друга, стараясь захватить господство.

Игра лучей света напоминала фехтование с его выпадами и уклонениями. Росс закрыл рукой глаза, чтобы убрать это невыносимое сверкание. Тело его корчилось в такт энергетическим схваткам. Он чувствовал себя избитым, отупевшим, как человек, много времени пролежавший под огромной тяжестью.

Как это кончилось? Одним ужасающим громовым звуком и схваткой сил? И когда кончилось… часы… дни назад? Время не имело ничего общего с этим. Росс лежал в тишине, которой так жаждало его тело. Потом ощутил прикосновение ветра к лицу, ветра с солёным запахом моря.

Он раскрыл глаза и увидел над собой затянутое облаками небо. Потрясённо приподнялся на локте. Сплошных стен больше не было, только груды обломков, как разбитые зубы в оскаленном черепе. Открытое небо, тёмные облака, дождь.

— Гордон? Карара? — голос Росса прозвучал всего лишь слабым шёпотом. Росс облизал губы и попробовал снова:

— Гордон!

Послышался ли ему в ответ стон? Росс прополз между двумя обрушившимися блоками. Лужа? Нет, это плащ одной из фоанн лежал на полу бывшей комнаты. Росс увидел и Эша. Землянин плечом поддерживал фоанну.

— Инвалда! — требовательно и напряжённо звал Эш. Фоанна шевельнулась, приподняла руку в летящем рукаве плаща.

Росс опустился на корточки.

— Росс… Эш? — он повернул на голос голову. Там стояла Карара, и вот она подошла, осторожно переступая через обломки, вытянув руки, глаза её широко раскрыты, но ничего не видят. Росс приподнялся и прошёл ей навстречу, обнаружив, что недавно прочный пол покачивается под ним; и ему тоже пришлось нащупывать путь руками. Руки его сомкнулись на плечах девушки, земляне искали поддержки друг в друге.

— Гордон?

— Он там. Как ты?

— Думаю, всё в порядке, — голос её звучал слабо. — Фоанны… Инлан… Инвалда… — держась за него, она попыталась оглядеться.

То, что вначале было узкой комнатой, а потом балконом, превратилось в узкий навес над полным хаоса пространством. Исчез зал с овальными дисками, погрузившись в провал в земле, оттуда бил пар, что–то булькало, словно под землёй кипел огромный котёл.

Карара вскрикнула, и Росс оттащил её подальше от края пропасти. Теперь в голове у него прояснилось, и он решил попытаться найти выход из этого опасного места. Остальных двух фоанн не было видно. Может, их втянуло в ад, который они сами открыли своим применением энергии против вторжения лысых.

— Росс, смотри! — воскликнула Карара, указывая рукой. Под мрачными надвигающимися грозовыми тучами поднимался шар, как пузырь поднимается к поверхности воды прежде чем лопнуть. Корабль — корабль лысых улетал из разрушенной крепости! Итак, враг всё–таки выжил в этом испытании сил!

Шар маленький, разведчик, используемый для испытательных полётов в атмосфере, решил Росс. Вначале он поднимался вертикально, потом полетел в глубь суши, обгоняя надвигавшуюся бурю, и через несколько мгновений исчез из вида. Он отступал? Или направился за подкреплениями?

— Лысые? — спросила Карара.

— Да.

Она ладонью вытерла лицо, смешав грязь и сажу на щеках. Дождь пошёл сильнее, и Росс увлёк девушку в нишу, где укрывались Эш с фоанной. Женщина в плаще сидела, сжимая в руке жезл, теперь наполовину сгоревший.

Эш посмотрел на них так, словно впервые вспомнил об их существовании.

— Корабль лысых только что улетел в глубь суши, — сказал ему Росс. — Других фоанн мы не видели.

— Они ушли делать то, что должны, — ответила спутница Эша. — Итак, кое–кто из врагов бежал. Ну, что ж, может, они усвоили урок и не будут больше вмешиваться со своими механизмами. Ахх, как много ушло такого, что больше никогда не вернётся! Никогда…

Она подняла полурасплавленный жезл, повертела его перед собой, потом отбросила. Он упал в котёл, в который превратился зал. На легко одетых землян обрушился поток холодного дождя.

Эш помог фоанне встать. Несколько мгновений она медленно поворачивалась, разглядывая руины. Потом заговорила: «Сломанные стены не имеют ценности. Беритесь за руки, мои братья и сестра, нам пора уходить отсюда».

Карара взяла Росса за правую руку, Эш — за левую, оба они в свою очередь взялись за руки с Инвалдой. И тут же оказались во дворе, где под проливным дождём лежало множество тел. Среди них расхаживали две остальные фоанны, время от времени нагибаясь и осматривая лежавших. Примерно в одном из трёх случаев они устраивали консультацию, потом проводили жезлом по некоторым частям тела. И тогда человек начинал шевелиться, стонать, снова выказывать признаки жизни.

— Росс!.. — из–за полуобрушившейся стены выполз гавайкиец, на котором не было привычного вооружения. Жаберный ранец, маску и ласты с него сняли. На лице у него краснела царапина, левую руку он прижимал к телу, поддерживая её правой.

— Балеку!

Пират приподнялся и теперь стоял, покачиваясь. Росс быстро подхватил его и не дал упасть.

— Где Локет? — спросил землянин.

— Убийцы женщин взяли его, — пират проговорил это с немалым трудом, пока Росс вёл его туда, где фоанны собирали тех, кого им удалось оживить. — Они хотели узнать… — Балеку, очевидно, говорил с большим трудом… — откуда мы пришли… и где взяли эти ранцы.

— Итак, они о нас знают или узнают, если Локет им расскажет, — Эш с помощью Росса закреплял сломанную руку пирата. — Сколько их было, Балеку?

Голова пирата медленно повернулась из стороны в сторону. «Не знаю. Всё это… было… как сон. Я плыл через морские ворота. И вдруг оказался в другом месте, где меня ждали эти, со звёзд. Они отобрали у нас ранцы и пояса и стали спрашивать у нас, откуда это. Локет словно находился в глубоком сне, и они оставили его и стали расспрашивать меня. Потом послышался громкий шум, пол под нами задрожал, в воздухе засверкали молнии. Двое убийц женщин выбежали из комнаты, и все они были очень возбуждены. Взяли Локета и унесли его, вместе с ним ранцы и все остальные вещи. А меня оставили одного, но я не мог двигаться, как будто лежал в невидимой сети.

Потом всё больше и больше вспышек. В дверях появился один из убийц женщин. Он поднял руку, и ноги у меня освободились, но я мог только идти за ним. Мы прошли по залу и вышли во двор, где неподвижно стояли люди, хотя со стен на них начали падать камни и земля задрожала…»

Голос Балеку зазвучал резче, пират заговорил быстрее. «Тот, что вёл меня за собой по своей воле, вдруг закричал и прижал руки к голове. Побежал в одну сторону, потом в другую, сталкиваясь со стоящими, однажды наткнулся, словно слепой, на стену. А потом исчез, и я остался один. Камни продолжали падать, один ударил меня по плечу, и я упал на землю. И лежал, пока вы не пришли».

— Так мало… из многих так мало… — рядом с ними стояла одна из фоанн, по плащу её стекал дождь. — А что касается этих… — она взглянула на ряды тех, кого не удалось оживить, — для них всё кончено. Они погибли так беспомощно, словно вышли на схватку с вооружённым мечом противником, а у самих руки связаны! Здесь совершено великое зло.

Эш покачал головой. «Да, зло, Инлан, но не вы его искали. И те, кто беспомощно погиб здесь, может быть, лишь малая доля тех, кто ещё будет принесён в жертву. Вы забыли о бойне в Кин Эдде и на других островах, где женщин и детей убивали ради цели, о которой мы даже ещё не знаем?»

— Леди, Великая… — Балеку пытался сесть, и Росс помогал ему. — Та, для которой я готовил брачную чашу, стала мясом для них в Кин Эдде, вместе со многими другими. И если к этим убийцам не приложить лезвие меча, другие острова испытают ту же участь. Эта Тьма обладает силой, которая делает человека беспомощным и влечёт его на смерть. Великая, у тебя есть сила: все знают, что ветер и волна повинуются тебе. Используй своё волшебство! Лучше пасть от известной силы, чем погибнуть от заклинаний, которыми связывают людей эти убийцы!

— Это оружие они больше никогда не смогут использовать, — ответила Инвалда со своего каменного блока. — И, может быть, это было самое опасное их оружие. Но в борьбе с ним мы и сами ослабли. Крепость этих людей не на берегу, а в глубине суши. И их предупредят те, кто бежал отсюда. Ветер и волна, да, в прошлом они не раз нам служили. Но теперь мы узнали, что наша сила не самая сильная! К тому же за это, — она жестом обвела развалины цитадели, — за это будет и расплата!

Может быть, фоанны и обладали властью над бурями, но нынешний потоп им не подчинялся. Ошеломлённые и раненые, уцелевшие обитатели крепости скрывались в подземных переходах.

Никаких сведений об армиях грабителей кораблей, осаждавших крепость, кроме тех, что оказались во дворе, не было. Но в ближайшие часы постепенно начали возвращаться те, кто поколениями служили фоаннам. И сами фоанны открыли морские ворота, чтобы корабли пиратов смогли причалить в небольшой гавани под разрушенными стенами.

Не очень–то серьёзная сила, к тому же недостаточно оснащённая, чтобы выступать против лысых. В развалинах нашли тела пятерых звёздных людей, но корабль улетел, и остальные будут предупреждены. И, по мнению Росса, преимущество всё ещё на стороне захватчиков.

Но гавайкийцы не хотели смириться с мыслью, что сила не на их стороне. Как только буря начала стихать, корабль Онгала направился на север, к островам других кланов, с которыми пираты состояли в родстве. А Афрукта с таким же поручением отплыл на юг. Некоторых из грабителей разослали с предупреждением их лордам. Но вопрос о том, какую силу можно собрать такими средствами и насколько она будет эффективной, оставался открытым, и земляне изрядно беспокоились.

Карара вместе с фоаннами исчезла во внутренних переходах под крепостью. Эш и Росс остались с Торгулом и его офицерами, пытаясь внести в окружавший их хаос хоть какой–то порядок.

— Мы должны точно узнать, где их логово, — высказал очевидную мысль Торгул. — Вы считаете, что в горах, и они оттуда могут летать в своих небесных кораблях. Что ж, — он расправил карту, — вот горы на этом острове, они идут в этом направлении. Любая армия, подходящая к ним, будет замечена с небесных кораблей. К тому же горы очень обширны. Где в них нам нужно искать? Могут потребоваться десятки дней, чтобы их найти, а они будут знать, где мы, следить за нами сверху и спокойно готовиться к нашему приходу…

И снова Росс мысленно оценил способности капитана ухватиться за самое важное.

— У тебя есть решение, капитан? — спросил Эш.

— Вот здесь река, — задумчиво сказал Торгул. — Может, я думаю прежде всего о воде, потому что я моряк. Но река протекает в нужном направлении, и мы можем по ней подняться… — он указал пальцем. — Но она протекает по территории Кликмаса, а он сейчас самый сильный из лордов грабителей, и его меч всегда был направлен против нас. Не думаю, чтобы мы смогли уговорить его…

— Кликмас! — прервал капитана Росс. Оба вопросительно посмотрели на него, и юноша повторил рассказ Локета о повелителе грабителей, который имеет дела с «силой с гор» и оттуда получил приспособления для притягивания кораблей.

— Вот оно как! — воскликнул Торгул. — И это злое дело Тьмы с гор! Нет, в таких обстоятельствах я не думаю, чтобы мы смогли уговорить Кликмаса поддержать наш поход. Ведь эти, с гор, помогли ему стать главным среди лордов. Наоборот, он, скорее, выступит против нас.

— Если не использовать корабли на реке, — Эш пальцем ударил по карте, — может, один или несколько небольших отрядов смогут пробраться вот здесь и пересечь реку в предгорьях.

Торгул мрачно разглядывал карту. «Не думаю. Даже небольшие отряды будут замечены людьми Кликмаса. Тем более, если будут направляться в глубь территории. Он не захочет делить свои тайны с другими».

— Но, допустим, отряд с фоанной.

Капитан пристально взглянул на Эша. «Тогда он не посмеет. Да, я уверен, он не посмеет вмешаться. Не настолько высоко он поднялся, чтобы обнажить против них меч. Но согласятся ли фоанны?»

— Если не фоанны, то люди в их одежде, — медленно проговорил Эш.

— Другие в такой же одежде, — повторил Торгул, нахмурившись. — Никто не согласится одеться фоанной: его за это уничтожит их сила. Если фоанны сами поведут нас, мы пойдём с радостью, зная, что их волшебство с нами.

— Вот ещё что, — вмешался Росс. — Теперь у лысых ранцы, которые они отобрали у Локета и Балеку, у них и сам Локет. Они захотят побольше узнать о нас. Мы надеялись, что цитадель привлечёт их, послужит приманкой, так и получилось. Но наш план захватить их здесь провалился. Я уверен, что если лысые узнают о нашем приближении, они не станут сразу нападать на нас, надеясь захватить нас невредимыми. Они пойдут на такой риск.

Эш кивнул. «Согласен. Мы и есть то неизвестное, что они должны установить. И я уверен — будущее этой планеты и всех её жителей теперь зависит от нашего выбора. Надеюсь, что мы сделаем правильный выбор».

Торгул скупо улыбнулся. «Мы живём в опасное время: тени требуют наши мечи, чтобы выступить против Тьмы!»


Глава 16 Великая Дверь открывается | Патруль не сдается! Ключ из глубины времен | Глава 18 Изменится ли будущее?



Loading...