home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню




2

Попрежнему на рейде Кептауна тишина. Молчат и волна и ветер, и чужое знойное небо, так же как и паруса барка, томится безветрием.

Кептаун — город рабовладельцев. На каждом углу — наглая кричащая роскошь, и тут же рядом — страшная нищета, при виде которой на глаза невольно навертываются злые, гневные слезы.

В порту множество баров. Бары для капитанов, штурманов, гарпунеров и простых матросов. Сейчас они полны: китобойные флотилии «Космос», «Туршаве» и «Балена» не сегодня-завтра уходят на промысел, и моряки пропивают остатки своих денег — кто знает, вернутся ли корабли назад!

На барке снова свистят в дудку. Но ветер молчит. Он не приходит и к вечеру. Огни кораблей причудливыми гирляндами отражаются в воде. С «Поллукса» доносится матросская испанская песня:

Не верь в просторах морских тишине,

Где синий смеется май:

Волна закипит, загремит — и тебя

Затянет в соленый рай…

Лишь компасу, солнцу верь, матрос,

Да звездам — твоим друзьям…

Голос сильный, юношеский, знакомый. Это поет Хосе.


Наш друг Хосе | Наш друг Хосе | cледующая глава



Loading...