home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 15

Дважды два — четыре

Дэн собирается провести вечер с Алексом в пабе. Объявил мне об этом, как только я вошла в дверь.

— Они с Лорной разбежались, — доложил он. — Голос у него нехороший. Не возражаешь против нашей встречи?

— Нет, конечно. — Я чмокнула его в щеку, доказывая, что совершенно не возражаю.

— Может, тоже пойдешь? — спросил Дэн. — Ты всегда умеешь развеселить Алекса. Он любит твое общество.

«Не совсем так, как ты думаешь», — подумала я, а вслух сказала:

— Как же дети? Няньку уже не успеем позвать.

Притворившись расстроенной и огорченной, я, конечно, опасалась, как бы Алекс не принялся изливать Дэну душу. Если слишком много выпьет, кто знает, какой вариант истины выложит другу. В то же время можно надеяться на решение проблемы. Он утопит в спиртном свои беды и будет жить дальше. Лорна навсегда исчезла со сцены, и теперь мы с Алексом сможем встать друг перед другом и точно выяснить, что между нами произошло.


Мы с Зоей и Уильямом просидели какое-то время перед телевизором, хотя мне трудно было сосредоточиться. К возвращению Дэна я просто расхаживала взад-вперед по гостиной, преисполненная ожидания.

— Ну, как он?

— По-моему, плохо, — ответил Дэн, подхватывая остатки моей пиццы по-арабски. — Видно, Лорна ему действительно нравится.

Я хмыкнула — к счастью, он не заметил. Перед вторым вопросом помедлила в нерешительности, но выяснить необходимо. Надо набраться мужества.

— Почему ж они… э-э-э… — Не могу посмотреть в глаза Дэну.

— Почему разбежались? Честно сказать, не знаю.

Я снова медленно вдохнула и выдохнула.

— Насколько понимаю, это ее решение. Алекс говорит, возникло серьезное недоразумение, она слишком сильно отреагировала. Я говорю, ну, тогда разберись, объясни, что она ошибается, что неправильно поняла… А он слушать не стал.

— Может, просто разыгрывает трагедию? — предположила я, радуясь, что не придется оправдываться. — Ты его знаешь.

— Не могу его видеть в таком состоянии. — Дэн налил нам обоим в бокалы мерло.

— Это было неизбежно, — заметила я. — После разрыва с Изабелл прошло слишком мало времени для новой прочной связи. Может быть, Лорна была для Алекса вроде ступеньки к чему-то другому, теперь он будет готов к встрече с какой-нибудь… более подходящей женщиной.

— Вроде тебя, имеется в виду, — рассмеялся Дэн.

Я в ответ улыбнулась. Если бы только Алекс встретил милую, славную женщину и все снова вернулось в нормальное русло!..

— Вот именно, — кивнула я.

Хотя мои секреты не особо серьезные и не слишком дурные, мне это все равно неприятно. Я стараюсь заверить себя, что храню их ради Дэна, ради их дружбы с Алексом, но все-таки чувствую себя скверно. В школе всегда первой тянула руку на вопрос учителя, кто виноват. Помню, как-то в начальных классах призналась, что толкнула Полин Купер в лужу, хотя меня вообще рядом не было. Ее толкнул Эндрю Элдон. Я просто не могла вынести неопределенного ожидания, когда наша учительница мисс Хардинг спросила, кто это сделал. Не то чтобы старалась снять с крючка Эндрю Элдона (после чего без конца подвергалась издевкам на игровой площадке: «Ты в него влюбилась, хочешь целоваться»), а стремилась разрядить напряженность. Никогда не боялась держать ответ. За свои проступки и даже за чужие. То есть до сих пор не боялась. Потому что в данном случае правда больше повредит не мне, а Дэну, чего никак нельзя допустить. Поэтому я сделала соответствующее лицо, изображая глубокое сожаление из-за разрыва Алекса с Лорной и сострадание к Алексу, но в душе нарастал оптимизм. Пусть наши отношения с Алексом не наладятся в ближайшее время, но с уходом Лорны со сцены в моем окружении останется только один ненавистник. Думаю, уже не так плохо.


Как только я пришла на работу на следующее утро, позвонила Изабелл.

— Знаешь, что Алекс с Лорной расстались? — спросила она, когда мы обменялись приветствиями и любезностями.

— Знаю, — ответила я. — А тебе кто сказал?

— Девочки. Они страшно рады.

Я рассмеялась.

— Как он это воспринял? — спросила она, не дав мне сказать даже слова. Несмотря ни на что, думает прежде всего об Алексе.

— Ну, — промямлила я, — вряд ли сильно страдает.

— Правда? — испытующе переспросила Иза. — Мне казалось, Алекс к ней привязался.

— Ничего, переживет, — отрезала я.


Видно, обстановка на работе не нормализуется так легко и гладко, как мне бы хотелось. Вошла в офис и сразу увидела Джошуа с Мелани, поджидающих меня в приемной, — оба смахивают на полицейских, явившихся с дурными вестями.

— Доброе утро, — нервно поздоровалась я и завертелась у своего стола, ожидая, что будет.

— У вас есть минуточка? — осведомился Джошуа, закрыв дверь в коридор, чтобы я не сбежала. Интересно, как они отреагируют, если ответить: «Фактически нет. Я очень занята, предварительно договаривайтесь о встрече»?

— Конечно. Что случилось? — Я села за стол.

Мелани с Джошуа переглянулись. Видно, не договорились, кто будет злым, а кто добрым копом. Джошуа уставился в пол — значит, передал Мелани бразды старшего партнера.

— Дело вот в чем, Ребекка, — начала она, получив сигнал, — Лорна нам кое-что рассказала, и хотелось бы выслушать вашу версию. Она сильно расстроена.

Я от страха в ужасе сжалась в комок. Разумеется, ясно, что за любой неприятностью будет стоять Лорна, однако заявление «Ребекка утверждает, будто мой друг не любит меня» — не пройдет ни в одном производственном суде. Не уверенная, что сумею сказать что-нибудь конструктивное, я пробормотала:

— Правда?.. — и стала ждать продолжения.

— Она принесла жалобу, можно сказать, официальную…

Я едва не вскочила от возмущения. Что значит «официальная жалоба»? Что это вообще значит? С каких пор «Мортимер и Шиди» ввели процедуру рассмотрения официальных жалоб? Кажется, я краснею. Глотнула воды из бутылочки, притворилась спокойной.

— …и, поскольку вы знаете, как мы вас любим, хочется, чтобы вы отнеслись к проблеме серьезно. Между вами сложились весьма напряженные отношения, которые портят атмосферу в офисе.

Мелани остановилась, ожидая ответа.

— На что же она жалуется? — уточнила я более агрессивно, чем хотелось бы.

Мелани заколебалась. Мне стало ее жаль. Не стоит отягощать положение. Я постаралась смягчить выражение лица. Джошуа, явно устав ждать, вступил в игру:

— Лорна убеждена, что вы в ее отсутствие просматриваете ее электронную почту и рассказываете другим людям о подробностях ее личной жизни.

Ух ты! Вот неожиданность! В самом деле, удар ниже пояса. Если уж она так повела игру, ладно, сыграем.

— Что?!.

Я блистательно изобразила оскорбление и изумление благодаря трехлетнему обучению на театральных курсах «Ройял Холлоуэй». Боссы слегка смутились, не услышав признания. Обычно я слишком охотно беру вину на себя.

Мелани нервно улыбнулась:

— По ее словам, ей рассказал об этом ваш общий друг Алекс, с которым она встречается.

— Мы с Алексом давно разошлись, — объяснила я, изо всех сил стараясь смотреть прямо на Мелани. Нельзя опускать глаза и отводить влево. Кажется, это значит, что человек лжет. Или вниз и направо? В любом случае надо смотреть по возможности твердо. — Иногда он ведет себя как последний подонок. Возможно, хотел отомстить мне таким способом. Хотя, если честно сказать, я никогда не думала, что дойдет до такого.

— Значит, это неправда? — с облегчением спросил Джошуа.

— Конечно. Я никогда бы не сделала ничего подобного.

— Ну что ж, будем надеяться, все разъяснилось. Извините, что приперли вас, так сказать, к стенке, просто Лорна очень расстроена, а наш долг — заботиться о благополучии каждого, — мило заключил Джошуа.

— Она не уточняла, какие именно личные подробности меня якобы интересовали? — не удержалась я. Вдруг Джошуа или Мелани скажет: «Да, по ее сведениям, вы рассказали друзьям, что она называет свой клитор „фасолинкой“».

Однако ответа не последовало. Мелани лишь вздохнула:

— Какой ужас! Похоже, этот Алекс нехороший тип.

— Они явно расстались, — добавила я. — Думаю, именно из-за этого Лорна сейчас так несчастна. Наши с ней отношения тут вообще ни при чем. — Подразумевается, что Лорна ведет себя не вполне разумно и способна самостоятельно выдумать дикие обвинения.

Джошуа, всегда неловко себя чувствующий, когда разговор касается личных вопросов, направился к своему кабинету. Дело закрыто. Только Мелани, полная любопытства, желала услышать жуткие детали, которыми я с ней делиться не собиралась. Она поднажала, и я повторила:

— Как я уже сказала, мы с Алексом в данный момент не общаемся, я о нем слышу только от мужа. Не имею понятия, что происходит.

— Ну, похоже, все к лучшему, — заключила Мелани и, к счастью, пошла работать.

Благодарю судьбу, что у моих боссов столь низкое октановое число. Благодарю за их доверчивость и стремление, чтобы все было в порядке в их маленьком мире. За то, что в этом мире полномочия следователей принадлежат исключительно двум театрально-литературным агентам среднего возраста, которые не желают, чтобы их беспокоили. Плохо, что я главным образом просто врала им в глаза. Не умею лгать. Никогда не умела. Честно сказать, никогда не хотела быть лгуньей. Это искусство мне не освоить. Под Новый год загадываю: научиться вязать, говорить по-итальянски, обманывать. Так теперь выживают сильнейшие.

Через несколько минут явилась Лорна, очень удачно — на десять минут позже обычного. Проходя через приемную, ухмыльнулась в мою сторону, и я, затаив дыхание, стала ждать, когда она закроется с Мелани. Несколькими секундами позже послышался громкий голос — Лорны, судя по слегка истерическому тону. Слов не разберешь, но вполне можно представить, о чем идет речь. Еще через пару минут грохнула дверь, она выскочила из кабинета. Я, трусиха, схватила телефонную трубку, притворилась, будто разговариваю, пока она не скрылась у себя. Первый раунд за мной.

По-прежнему пытаюсь решить, как быть с Алексом. Когда он звонил, обещала перезвонить попозже и, конечно, не перезвонила. Не смогла. Не знаю, что сказать. Если слишком медлить, боюсь, мы уже никогда не сумеем нормально общаться и атмосфера вечно будет тяжелой. Я взяла трубку и набрала номер, пока не передумала. Он сразу ответил, сердце у меня заколотилось. Надо что-то сказать и начать наводить мосты. Не верю, что мы снова станем друзьями, я не так наивна. Но Алекс дружит с Дэном, и поэтому необходимо найти способ взаимодействия, который позволит им оставаться друзьями.

— Алекс… — начала я и не успела продолжить.

— Мне с тобой говорить не о чем, — отрезал он.

— Знаю, у нас с тобой нелады, — говорю, — но поверь, я действительно не собиралась портить ваши отношения с Лорной. Понимаю, ты страшно расстроен…

— Слушай, она мне нравилась, — злобно объявил он. — Ясно, это тебе не по вкусу, но так оно и было. Наверняка не стала бы главной в жизни любовью, только решать это мне, не тебе. По правде сказать, наплевать, что она меня бросила, важно, что она меня бросила из-за тебя. Кем ты себя считаешь, мать твою?

— Мы должны… — заговорила я, но он бросил трубку.

Пару недель назад ликовала бы, зная, что Алекс с Лорной расстались. Понадеялась бы, что он теперь пожалеет о том, что наделал, вернется к Изабелл. Никогда не сомневалась, что она его примет. Теперь уже похоже на полный крах. Вряд ли я пожелала бы кому-нибудь нового Алекса — агрессивного, злобного и жестокого. По крайней мере тем, кого люблю.


После работы мы с Изабелл отправились выпить. Пробились сквозь толпы в «Красном льве» на Кингли-стрит, умудрились отыскать два стула у открытого камина, который показался сначала Божьей милостью, но мы быстро вспотели и сразу же поняли, почему никто их не занял. Решили, все равно лучше, чем стоять в давке, постарались как можно дальше отодвинуться от огня, не вторгаясь при этом в чужое пространство.

Изабелл хорошо выглядит. Фактически лучше, чем за долгое время, и я очень скоро выяснила почему.

— Знаешь, я кое с кем познакомилась, — выпалила она, задохнувшись. — Умирала, хотела тебе рассказать, но решила лучше обождать, пока мы с ним пару раз встретимся, понимаешь, на случай, если из этого ничего не получится.

Я на миг потеряла дар речи. Она с кем-то встречается? Как это могло случиться? По-моему, когда тебе стукнет сорок, возможности катастрофически сокращаются. Все приличные мужчины женаты или, по крайней мере, устроены. Холостыми остаются по определенной причине социопаты, психопаты, Богом обиженные и забытые, маменькины сынки или скрытые геи, опасающиеся открыто признать свои склонности. Видно, я ошибалась. Существуют еще разведенные и не успевшие прыгнуть в брачную лодку из-за того, что сосредоточились на карьере. Целая демографическая группа, о существовании которой я не подозревала.

Новый знакомый Изабелл недавно начал бракоразводный процесс, скоро вольется в массы разведенных. По ее словам, они познакомились на родительском собрании в школе. Он дожидался своей очереди на встречу с мисс Фэрли Эванс, учительницей в шестом классе, а Изабелл металась, как сбившийся с пути голубь, в поисках столика, за которым принимал мистер Лич, учитель четвертого класса. Мужчина указал ей дорогу, она поблагодарила, сверкнув своей самой лучшей благодарственной улыбкой, так как он симпатичный и очень любезный. Мужчина спросил, чья она мать, они разговорились.

А Алекс где был? — перебила я. Каким бы он ни был, но Алекс хороший отец и никогда не пропускает родительских собраний.

— У него что-то там было с Лорной, — объяснила Иза, закатывая глаза. — Позвонил в последнюю минуту, крикнул, что не придет. Собственно, это было примерно в то время, когда они расходились, поэтому у него, видно, была причина.

— М-м-м… — с сомнением промычала я. — Возможно.

— Кстати, как он, в порядке? — спросила она после минутной паузы.

— Кого это интересует? — пожала я плечами, и Изабелл опять рассмеялась.

— Ладно, — говорю. — Вернемся к новому мужчине. Как его зовут?

— Люк. Развод уже наполовину продвинулся, и поэтому он пришел в школу один. Кажется, они с женой пока не в состоянии находиться в одном помещении. У него десятилетний сын, сам он работает в финансовой сфере, занимается чем-то мне непонятным.

— Дальше что? — не отставала я. — Дай-ка я тебя исповедую вместо викария. Он указал, где найти мистера Лича, а дальше?

— Спросил, не хочу ли я выпить с ним после собрания. Я согласилась.

— Правда?

Двадцать лет я не видела Изабелл одинокой, за исключением пары последних месяцев. Невозможно представить, что она соглашается выпить с мужчиной, с которым случайно только что встретилась.

— Я подумала, что тут плохого? Школьные учителя его знают. Если это маньяк, то ему будет трудно замести следы. Поэтому мы пошли в паб у канала и замечательно провели время. Потом он предложил еще встретиться, и я сказала «очень хорошо».

— Ну? — спросила я с надеждой.

— Во второй раз пошли ужинать. В «Пти мезон».

— Всегда страшно хотела там побывать, — завистливо вставила я. — А потом?

Иза начала скрытничать, к чему я не привыкла.

— А потом… ничего…

Я вскрикнула, пара за соседним столиком неодобрительно оглянулась.

— Нет!.. Неужели ты…

— Ш-ш-ш, — прошипела она, косясь на соседей, словно они понимали, о чем идет речь. — Ничего не было. Ну, он меня поцеловал, мы какое-то время сидели в его машине… Понятно?

— Иза! — охнула я. — Во время второй встречи? Надеюсь, он первый после Алекса?

— Разумеется, — возмущенно фыркнула она.

— Ну, как было? Нет, не стану расспрашивать, ты же моя подруга. Не рассказывай.

— Я и не собираюсь. В любом случае, потом он меня домой отвез, вот и все.

— Значит, в следующий раз… Я хочу сказать, ведь следующий раз будет?

Изабелл улыбнулась:

— В понедельник мы встретимся. Завтра он должен уехать на несколько дней по делам. Ему часто приходится ездить. Главным образом в Швейцарию и в Брюссель. И в Нью-Йорк. Надеюсь, и мне пару раз выпадут увеселительные поездки.

— Значит, в понедельник?

— В понедельник опять пойдем ужинать, только где-нибудь поблизости, а потом, я надеюсь, он зайдет ко мне.

— Ох, боже! Что ж, желаю удачи, — совершенно искренне сказала я. Добрый знак. Если Изабелл встречается с другим мужчиной, значит, уже не думает о возвращении Алекса.

— Буду держать тебя в курсе, — пообещала она. — Хотя, может быть, к нашей с тобой следующей встрече все кончится. Я ему надоем, он еще с кем-нибудь познакомится…

— Будь оптимисткой, — посоветовала я. — Должны же быть вокруг достойные мужчины, может быть, Люк из их числа.

— Я и Алекса к ним причисляла, — сказала Иза, пристально глядя в стакан. — Иначе не жила бы с ним так долго. Если бы не думала, что все как-то наладится. Если бы не была уверена, что ему хочется все наладить не меньше, чем мне.

— Ну, все мы ошибаемся, — заключила я, взяла наши стаканы и пошла к стойке бара, чтобы вновь их наполнить.


Пожалуй, это слишком, думала я, петляя из подземки по Каледониен-роуд. Примерно раз в месяц мы с Изабелл оставляем детей на отцовское попечение и пару часов выпускаем пар в пабе. После третьего стакана я останавливаюсь, поскольку не уверена, что доберусь до дому в целости и сохранности, и потому что в последнее время стараюсь, хотя и не в полную силу, следовать правительственным рекомендациям насчет потребления алкоголя. А сегодня позволила себе лишнюю порцию — слишком много новостей пришлось переваривать. Не напилась в точном смысле слова, но и не совсем ясно соображаю. Дэн уже должен накормить детей и загнать их в постель, поэтому мне предстоит просидеть с ним у телевизора около часа, пока не придет пора ложиться спать. Ничего не ела и не хочу. Поворачивая за угол на нашу улицу, дерзко предположила, что вполне можно выпить еще стаканчик вина.

Вошла и направилась прямо в гостиную, шагая осторожно, чтобы не разбудить детей. Дэн всегда посмеивается надо мной, когда хлебну лишнего, поэтому я даже не пыталась скрыть этот факт. Но быстро протрезвела, видя, что он сегодня не расположен к шуткам.

Замерла на месте, уставившись на него, — выражение лица более чем серьезное.

— Что случилось?

— Лорна приходила.

— Лорна?..

— Сказала, что ей со мной надо поговорить. По-моему, была разочарована твоим отсутствием.

— О чем поговорить? — переспросила я. — Что она тебе хотела сказать? — Конечно, можно догадаться, но Лорна так ведет себя в последнее время, что разговор мог зайти о чем угодно.

Дэн скупо улыбнулся:

— Пыталась меня убедить, будто ты объявила, что Алекс тебя любит. Что он объяснялся тебе как-то вечером пару месяцев назад, прямо перед тем, как позвонить ей и назначить свидание.

Он смотрел на меня, ожидая опровержения, которого я дать не могла, а потому с трудом выдавила:

— Дэн… это правда.

Он так растерялся, что я к нему бросилась и обняла.

— Алекс?.. — переспросил Дэн и вырвался из объятий.

Я кивнула.

— Пьяный был, сам не знал, что говорит. Собиралась тебе рассказать, потом думаю, это ведь пьяный бред, когда он протрезвеет, ему будет стыдно и плохо. Не хотелось, чтобы между вами возникли проблемы. Я решила, для всех будет лучше, если сделать вид, будто ничего и не было.

— Однако сочла все это достаточно серьезным, чтобы выложить Лорне? Она говорит, ты сказала, что Алекс не может влюбиться в нее, потому что влюблен в тебя.

Правильно. Именно так и сказала. И теперь не намерена врать, хотя, может быть, можно частично уберечь Дэна от полной правды.

— К несчастью, сказала. От злости. Она чудовищно обращалась со мной на работе, должно быть, я попросту сорвалась. Просто хотела причинить ей боль. — Сама слышу, что объяснение звучит жалко и неубедительно.

— Вот как, — буркнул Дэн. — Знаешь, я себя чувствую одураченным. Как будто у всех кругом тайны. Один я не знаю, что мой лучший друг хотел переспать с моей женой.

— Прости… Я думала, что тебе лучше не знать. И никак не хотела тебя огорчать.

Дэн сделал долгий глоток из стакана.

— Теперь можешь в точности пересказать, как было на самом деле? Не щади меня. Предоставь мне судить, что я смогу стерпеть, а что нет, ладно?

— Ладно, — кивнула я и полностью описала тот вечер, ничего не утаивая, даже предложение Алекса бросить Дэна. Дойдя до этого, увидела его таким, каким никогда раньше не видела. Отчасти разъяренным, отчасти опустошенным. И умолкла, не зная, надо ли продолжать. Положила руку ему на плечо.

— Дальше, — потребовал он. — Что дальше?

К счастью, можно со стопроцентной честностью описать мою реакцию на декларацию Алекса. Я слово в слово повторила свой ответ, по крайней мере насколько запомнила. Промелькнувшее на его лице облегчение выдало, что Дэн боялся, как бы я не ответила на чувства Алекса, как бы чего-то не произошло между нами. Я даже не подумала, что подобное подозрение может прийти ему в голову. Что он сидел весь вечер, переживая не только предательство лучшего друга, но и возможность измены собственной жены. Я его снова заверила в непреклонном отказе:

— Ни секунды не сомневалась и не колебалась. Даже сотой доли секунды.

Погладила его по колену, он накрыл мою руку ладонью.

— Ну, уже кое-что. А он как на это отреагировал?

— Говорю тебе, пьяный был и, по-моему, чувствовал себя униженным. Я велела ему отправляться домой. Помнишь? Ты утром еще удивлялся, что Алекса нет.

Дэн кивнул и посмотрел мне прямо в глаза.

— И на том все действительно кончилось? Ничего больше не было?

Остальное можно было держать при себе. Сначала я так и хотела сделать, и теперь, оглядываясь назад, понимаю, что, может быть, надо было придерживаться такого решения, но Дэн заметил мои колебания и потребовал:

— Правду, Ребекка. Пожалуйста.

Меня как молнией ударило, осенило, что надо хранить верность Дэну, и только Дэну.

— Было, — нерешительно призналась я. — Еще кое-что. На другой день Алекс позвонил, попросил встретиться с ним за ленчем, поговорить…

Дэн побледнел. Я умолкла.

— Значит, на этот раз он был трезвый как стеклышко.

— Наверно, — кивнула я. — Пришлось согласиться: нельзя было разговаривать по телефону в присутствии Лорны, а я должна была добиться, чтобы Алекс все хорошо и правильно уяснил. Понимаешь?

— Да, — кивнул Дэн, стараясь меня не расстраивать. — Он поставил тебя в очень трудное положение.

— Поэтому мы с ним встретились в «Но». В суши-баре. Открытое публичное заведение, никто по углам не шепчется. Я повторила сказанное вечером: никаких шансов нет, он меня не интересует. Разозлилась за то, что он так с тобой поступает. Мы даже не ели, только ссорились. И я просто ушла.

— А он все равно объяснялся в любви? Все равно уговаривал бросить меня и уйти к нему?

— Да. Мне очень жаль, Дэн.

— Ты ни в чем не виновата, — сказал он и поцеловал меня в подтверждение. — Наверняка для тебя это было ужасно.

— Да, по правде сказать. Терпеть не могу что-то от тебя скрывать. Просто думала… ты слишком дорожишь дружбой с Алексом… Мне совсем не хотелось ее разрывать.

— Не ты ее разорвала, а он. — Лицо Дэна отвердело, и я на секунду задумалась, что он сделает дальше, что может случиться? — Поэтому ты так цинично относилась к его связи с Лорной?

Я кивнула.

— Он ей позвонил, предложил встретиться прямо после того самого ленча со мной. Просто какой-то ребяческий способ мне отомстить. Хорошо знал, что я Лорну терпеть не могу. А через пять минут нам предстояло поверить, будто у них любовь.

— Мне ее жалко, — с обычной рассудительностью сказал Дэн. — Если он ее просто использовал с такой целью… А тебе?

— Пожалуй, — неубедительно подтвердила я. — Сложный случай. Как только я подумаю, что, может быть, Лорна не так уж плоха, она обязательно делает такую пакость, что я ее опять ненавижу.

— В данном случае негодяй один Алекс.

— Черт возьми, Дэн. Я действительно себя чувствую виноватой. Надо было просто прийти к тебе и рассказать.

— Думаешь, он из-за этого ушел от Изабелл? Из-за любви к тебе?

— Возможно. По крайней мере, так он утверждает. Иза тоже ничего не знает, — поспешно добавила я, чтобы Дэн не заподозрил, будто я болтаю напропалую у него за спиной, а также чтобы сам не проговорился Изе. — По-моему, всем будет лучше, если она вообще знать не будет.

— Согласен, — кивнул он.

— Что ты собираешься сделать? — спросила я.

— Как ты думаешь? Просто убью его к чертовой матери. — Он взглянул на свои часы, и я бросила взгляд на свои. Без десяти одиннадцать.

— Прямо сейчас?

— Нет. Сейчас позвоню, поболтаю, будто все нормально, приглашу заглянуть завтра вечером. Вот тогда и убью.

— Фигурально, — подсказала я. — Словами, я имею в виду. Не буквально.

— Фигурально, — подтвердил Дэн с мрачной усмешкой. — Хотелось бы буквально.


Глава 14 | Дважды два — четыре | Глава 16



Loading...