home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 16

Дважды два — четыре

Теперь, когда правда открылась, пусть даже запутанная и осложняющая обстоятельства, мне действительно кажется, будто с плеч сброшен тяжелый груз. Чего бы ни добивалась Лорна, передавая мои слова Дэну, удар произвел колоссальный обратный эффект. Может быть, она думала, что Дэн на меня рассердится за сокрытие тайны. Невозможно поверить, что ей хотелось его ранить, — он всегда был с ней добр и приветлив. Конечно, она злюка, но не настолько же. Возможно, вообще не подумала, просто душу хотела облегчить. Все выложить и посмотреть, что из этого выйдет. Или, скорее всего, стремилась наказать Алекса. Лишить его единственного, чем он, предположительно, больше всего дорожит, — старой дружбы, хоть это, конечно, сомнительно. Может, другие возможные варианты вообще ей в голову не приходили.

Встретившись с ней на работе на следующий день, я не проронила ни слова. Отказалась от сатисфакции. Впрочем, в какой-то момент заговорить пришлось — и это был стыд и позор, тогда как, игнорируя друг друга, мы вполне уживались. Пока Лорна разговаривала по другой линии, о чем свидетельствовал огонек на телефонной панели, позвонила литературная редакторша «Дороги на Реддингтон» и спросила, почему Крейг не явился на сценарное совещание. Не имея об этом никакого понятия, я попросила обождать у телефона и быстро звякнула ему на мобильник. К счастью, Крейг ответил, и я принялась выяснять, где он находится, когда сможет добраться до места.

— О чем вы говорите? — спрашивает он, а на фоне слышится громкая музыка и время от времени металлический грохот.

— Где вы?

— В спортзале. Что там с «Дорогой на Реддингтон»?

— Совещание сценаристов, — объясняю я. — Оттуда на прошлой неделе звонили, хотят вам поручить эпизод.

— Шутите? — переспросил Крейг. — Никто мне ничего не сказал. Теперь вы сообщаете, что я должен присутствовать на совещании? — Он немного повысил тон.

Я не знала, что делать. Если он не страдает провалами памяти, значит, Лорна оплошала, не оповестив его о судьбоносном событии в короткой карьере. Надо разворачивать спасательную операцию.

— Крейг, — говорю я, — не паникуйте. Произошла накладка. Я сейчас разберусь и вам перезвоню. Потрясающе, что вам предлагают писать «Дорогу на Реддингтон», правда?

— Только лучше бы не пропускать совещание, — проворчал он, охваченный паникой.

— Не выключайте телефон, — велела я. — Сейчас выясню, что происходит.

Лорна все еще разговаривала, поэтому я вернулась к редакторше сериала и сообщила, что Крейг сильно болен. Мол, его подружка сейчас мне сказала, что он почти в беспамятстве от гриппа, а она не знала о сегодняшнем совещании, иначе обязательно позвонила бы и предупредила.

Редакторша тем не менее проявила легкое раздражение.

— Теперь мне придется лезть из кожи, чтобы ему дали шанс, — проворчала она, но вела себя вполне разумно, приняв извинения.

Я посулила, что Лорна ей перезвонит, как только освободится, и что-нибудь придумает.

Подойдя к закрытой двери ее кабинета, я ничего не услышала и чуть погодя постучала, потом заглянула. Видно, она закончила разговор секунд за двадцать до моего появления. Открыв дверь пошире, вижу — сидит, тупо глядя в пространство, телефонная трубка лежит перед ней на столе. Заметив меня, она дернулась, схватила трубку, небрежно швырнула на место и пробурчала:

— Стучать надо.

— Я стучала. — Сейчас было не время скандалить, поэтому я добавила: — Должно быть, ты не слышала.

— Ну? — спросила она. — В чем дело?

— Звонили из «Дороги на Реддингтон». Спрашивали, почему Крейг не явился на совещание сценаристов.

Судя по выражению ее лица, Лорну на мгновение охватила паника, но она тут же умудрилась принять безмятежный вид. В этот момент мне впервые пришло в голову, что, может быть, это моя вина. Может быть, это я позабыла уведомить Лорну о предложении, сделанном Крейгу. Помню, как говорила с заказчиками, помню, как отправила ей электронное сообщение, но ведь сообщений поступало множество. К счастью, ее испуганный вид подтвердил, что я все сделала правильно. Впрочем, не в ее духе брать вину на себя.

— На какое совещание? — переспросила Лорна, демонстрируя, что злится на меня вместо того, чтобы признать свой промах.

Спокойно поясняю:

— По «Дороге на Реддингтон». Разве не помнишь? На прошлой неделе звонили, предложили Крейгу написать эпизод, я тебе сообщила по электронной почте.

— Я никаких сообщений не получала, — заявила она. — Иначе обязательно позаботилась бы самым подробным образом проинструктировать Крейга. То есть я имею в виду, мы вообще никаких предложений не обсуждали. Зачем мне было посылать его на какое-то совещание?

Настал мой черед.

— Редакторы объяснили: отпал кто-то из сценаристов, надо срочно подыскать кого-то другого. Назвали дату и время сценарного совещания, предупредили, что платят по низшей ставке для неопытных авторов. Просили, чтоб ты перезвонила, если возникнут проблемы, или просто подтвердила, что все в порядке. Я тебе все это передала.

— А я говорю, — повторила она, — никакого сообщения не получала.

— Можно заглянуть в твой компьютер? Точно знаю, там есть сообщение.

Обороняясь, Лорна вцепилась в мышку.

— Видимо, ты забыла поставить меня в известность. Сейчас позвоню Крейгу и все объясню, потом попробую уговорить «Дорогу на Реддингтон» дать ему еще один шанс.

— Я сказала, что он болен, — доложила я, — а его подружка нас не предупредила. — Дальше препираться было бессмысленно.

— Ладно, — бросила Лорна. — Посмотрю, нельзя ли спасти положение.

Я развернулась, но, не в силах стерпеть несправедливость, уже в дверях объявила в свое оправдание:

— Я послала тебе сообщение. И еще, слушай, может, не стоит сидеть перед снятой телефонной трубкой, дожидаясь конца рабочего дня? Тогда будешь реально с людьми разговаривать, не полагаясь на электронную почту.

Лорна проигнорировала мое замечание и, когда я захлопывала за собой дверь, уже тараторила в трубку:

— Ох, Крейг, привет… Я ужасно расстроена! Ребекка ничего мне не сообщила…

Точно знаю: среди отправленных мной сообщений в ее компьютере есть и то со всеми подробностями, но если при следующем удобном случае я загляну в почту Лорны, то не найду от него и следа.

Впрочем, готова признать, что подобный промах для нее нетипичен. Крейг серьезно воспримет прокол. Я ожидала от Лорны энергичных действий вкупе с самодовольством и высокомерием. Поэтому фокус с телефоном показался мне диковатым. Сколько она так сидит? За последнюю пару часов я пыталась как минимум трижды соединить ее, и все безрезультатно. Неужели просидела все утро, сняв трубку и тараща глаза в пустоту?

Остаток дня я провела в ожидании каких-нибудь подвижек. Надеюсь, даже Лорна не так глупа, чтобы жаловаться по поводу происшедшего Мелани и Джошуа. Хотя я не могу доказать, что она получила мое сообщение, могу продемонстрировать, что я его отправила. Видно, она тоже это понимает и поэтому не стала больше склочничать, одержала над собой маленькую победу, сохранив репутацию фирмы в глазах клиента. Будем надеяться, она сможет добиться возобновления предложения. Что же касается меня, то с понедельника буду передавать ей сообщения исключительно через Кей.


Чтобы заманить к нам домой Алекса, Дэн ему сообщил, что я вечером ухожу. На самом же деле, беспокоясь из-за возможного развития событий, я собралась спрятаться в спальне, держа палец на кнопке мобильника на случай, если ситуация выйдет из-под контроля. Дети отправлены на ночь к тетушке Изабелл, чтобы не увидели, как их отец убивает их любимого дядюшку, своего лучшего друга. Дэн взвинчен до предела от адреналина и гнева. Признался мне, что весь день еле сдерживался, порываясь позвонить Алексу, крикнуть, что ему известно о предательстве. Его ярость слегка меня пугает, но на самом деле больше всего тревожит мысль о будущем. Что произойдет, когда Дэн осознает потерю закадычного друга, с которым тридцать лет разговаривал несколько раз на дню?

— Не сходи с ума, — предупредила я, прежде чем ретироваться в спальню с бокалом вина и тарелкой пасты. — Просто выплесни накипевшее, и тебе станет лучше.

Дэн расхаживал по коридору, как тигр в цирковой клетке, который выжидает возможности вцепиться в физиономию укротителя.

— Сиди на месте, — велел он. — Не хочу, чтобы ты еще раз во все это впуталась.

— Хорошо, — пообещала я, не испытывая никакого желания видеть Алекса.

— Теперь это наше с ним дело, — добавил Дэн, отбрасывая со лба волосы. Лоб заметно вспотел. — Я его знаю с первого класса начальной школы, можешь представить? А он вот как со мной обошелся.

— Знаю, — кивнула я. — Успокойся.

— Я спокоен. — Судя по тону, все что угодно, только не спокоен. — Справлюсь.

Прозвенел дверной звонок, я быстренько чмокнула Дэна, и он пошел открывать.

— Люблю тебя, — бросила я, закрывая дверь спальни.

Раздался веселый голос Алекса: «Как жизнь, дружище?», потом звук удара и громкий стук. Полностью позабыв о намерении прятаться в спальне, я выскочила в прихожую, увидела лежавшего Алекса с хлещущей из носа кровью и Дэна, который стоял над ним с таким видом, будто не понимал, что случилось.

— Какого хрена?.. — выдохнул Алекс, вытирая с лица кровь. И заметил меня. — Ох…

Дэн любезно помог ему подняться на ноги и только потом принялся осыпать его обвинениями. Алекс, надо отдать ему должное, терпеливо слушал и, дождавшись, когда Дэн перестанет вопить, спокойно сказал:

— Ладно, я сам все полностью и бесповоротно изгадил. Знаю.

— Ты мне только вот что скажи, — продолжал Дэн. — Если бы Ребекка ответила «да», ты бы дальше пошел? Разбил мою семейную жизнь?

Алекс уставился в пол.

— Наверно. На самом деле до конца не обдумал. Никогда не собирался действовать реально, дошел до предела, бросил Изабелл, ну… а потом все вышло наружу. Когда вышло, обратно не переиграешь. Это была ошибка. — Он с полным равнодушием взглянул на меня. — Теперь понимаю. Большая ошибка.

Дэн немного помолчал и сказал:

— Значит, ты мог разбить мой брак, а потом пришел к выводу, что это большая ошибка? Кому от этого легче?

— Конечно, никому… Просто хочу сказать… э-э-э… не хочу, чтобы ты беспокоился, будто я все еще ее люблю. Это не так. Не люблю.

— Ну, тогда все в порядке, — саркастически заметил Дэн. — Все нормально. Едем вместе отдыхать.

— Мне сказать нечего, кроме того, что я виноват. Не могу ничего изменить. Говорю просто, что, если бы ты ничего не узнал, все развеялось бы само собой, вот и все. — Он бросил на меня обвиняющий взгляд.

Я промолчала.

— Ребекка мне ничего не рассказывала, — объявил Дэн. — Это Лорна.

Алекс на мгновение опешил.

— Когда ты с ней виделся?

— Она приходила сюда, чтобы мне объяснить, какой ты замечательный друг. Как я понял, по этой причине вы с ней разбежались?

Алекс покосился в мою сторону.

— Мы из-за Ребекки расстались.

— Надеешься на мое сочувствие? — хмыкнул Дэн. — Ты потерял подружку, которую знал пять минут, а я чуть не потерял жену, с которой двадцать лет прожил.

— Нет, — быстро вставила я. — Не потерял бы.

— Да ведь он на это рассчитывал. Этого он пытался добиться. Мой лучший друг.

— Дэн, — говорит Алекс. — Не знаю, что тебе сказать. Это была ошибка. Колоссальная дерьмовая ошибка, о которой я буду жалеть до скончания жизни. Просто хочу… должен знать, есть ли какой-нибудь шанс забыть? Ты мой ближайший друг… Я… — Голос его дрогнул, прервался, и, должна признаться, я на секунду его пожалела, но быстро опомнилась. — Не знаю, что без тебя буду делать…

Он ждал ответа, Дэн молчал, и поэтому Алекс продолжил:

— Прошу тебя, пожалуйста… Давай поговорим…

— Я уже сказал, мне с тобой говорить не о чем. Не хочу тебя больше слушать. И не звони мне, ладно? Теперь уходи. Проваливай в задницу. Я серьезно.

— Дэн… — Алекс не сдвинулся с места, так и стоял с потерянным видом.

Казалось, что Дэна вот-вот стошнит. Я за все время знакомства не видела его таким взбешенным.

— Все кончено, Алекс. Если ты в самом деле чувствуешь себя таким виноватым, как утверждаешь, тогда убирайся, оставь нас в покое. Вот чего я хочу.

Алекс по-прежнему не шевелился, и Дэн крикнул:

— Уходи немедленно!

Его голос прозвучал так громко, что я на миг забеспокоилась, что подумают соседи. Наконец Алекс понял, чего от него требуют, и направился к двери. Мельком посмотрел на меня, я отвела глаза, просто не зная, что делать. Все пошло вразнос, превратилось в безумие.

Обняла Дэна, которого била дрожь, начала уговаривать, что все будет хороню, сама тому не веря. Чем заменишь тридцатилетнюю дружбу? Знаю, как Дэн меня любит, но также знаю, что в жизни ему нужна не только я. Крепко его стиснула, с ужасом поняла, что он плачет, обливая меня слезами. Прижалась щекой к его щеке, вот так мы и стояли. Наконец я сказала:

— Прости. Мне очень жаль.

Он взглянул на меня и опять повторил:

— Ты ни в чем не виновата. Это только его вина.


Глава 15 | Дважды два — четыре | Глава 17



Loading...