home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 17

Дважды два — четыре

Необходимо решить, что можно рассказать Изабелл о случившемся. Хотя мы больше не общаемся всей компанией, она непременно узнает о страшном скандале между Дэном и Алексом. У нас есть общие знакомые, которые скоро почуют неладное и разнесут весть повсюду. Алекс и Лорна непредсказуемы, неуправляемы. После происшествия с Дэном я больше не намерена хранить секреты, но и разглашать их не готова, сообщая подруге, что ее семейная жизнь была сплошным обманом. Мы с Дэном поговорили об этом, прежде чем в субботу утром я отправилась за детьми. Отныне буду просить его одобрения на каждый свой дальнейший поступок. Пока мы остановились на несколько отредактированной, удобоваримой версии правды, которую я решила максимально естественно вплести в беседу.

Изабелл многодетная мать и единственная кормилица. Она из тех женщин, у которых, кажется, всегда есть все — дом, работа, прекрасные дети, любящий муж (ох, как мы ошибались на этот счет!), — но завидовать ей невозможно, потому что она очень добрая, милая и рассудительная. Ей прощается даже завидная внешность — хорошенькая блондинка, мягкая, нежная, — от нее никогда не исходит угроза. Она обо всех придерживается наилучшего мнения, пока ей не докажут обратное, — словом, полная противоположность мне. Сколько раз она меня поддерживала и выручала, даже не сосчитаешь. Я всегда знаю, что она будет рядом, когда мне понадобится. Изабелл для любого сделает все что угодно. Она никогда не забывает про дни рождения и годовщины, она не только хорошая мать и хорошая дочь, она двадцать лет была верной женой, содержала семью… Сказать, что она заслужила выпавшую ей судьбу, — все равно что приговорить к изгнанию из дома щенка за то, что тот однажды чихнул. Мягко говоря, жестоко и несправедливо. Я все сделаю, чтобы не расстраивать ее еще больше.

Войдя, я увидела Уильяма на куче подушек на кухонном стуле, с салфеткой, повязанной на шее вроде слюнявчика. Никола и Натали по очереди «кормят малютку», засовывая ему в рот ложку овсяных хлопьев.

— Привет, девочки, — говорю я, целуя своего младшенького в макушку. — Хорошо проводите время?

— Малыш ведет себя отлично, — ответила Натали, погладила моего сынка по головке и тоже чмокнула.

— По-моему, малыш пукнул, — объявила Никола, когда я выходила с кухни на поиски Изабелл. — Теперь пусть срыгнет.

Зоя лежит на диване в гостиной, набирая, как всегда, сообщения.

— Привет, мам, — бросила она, не поднимая глаз.

— Хочу немного поболтать с тетушкой Изабелл, — говорю я. — Ты не против?

— Отлично, — кивнула дочь. — По пути забросишь меня к Керри? Она хочет пробежаться по магазинам.

— Конечно.

Я ждала, что Зоя скажет: «Вы с тетушкой Изабелл можете поговорить здесь, а я уйду в другую комнату», — но ей тринадцать, поэтому она не сказала. Я направилась к двери. Выходя, спросила:

— Кстати, где тетушка Изабелл?

Зоя пожала плечами:

— Не знаю.


Она была в спальне, застилала постели. Я взялась ей помочь. Как ненавязчиво завести разговор об Алексе?

«Да, слушай, я тебе не рассказывала, что Алекс ушел от тебя, потому что любит меня?»

«Знаешь, вчера вечером Дэн дал Алексу в морду и велел навсегда убираться из нашей жизни к чертовой матери. И все из-за меня!»

Пожалуй, не пойдет.


Иза рассказывает, что Зоя весь вечер разучивала с девочками стихи с обложки каталога Лили Аллен. С одной стороны, я рада, что моя сердитая дочка потрудилась обратить внимание на двух своих младших некровных кузин. Напомнила себе, что Лили Аллен неплохая модель для подражания: сильная, независимая, преуспевающая молодая женщина, которая известна и другими делами, кроме раздевания. С другой стороны, мысль о том, что мои обожаемые двойняшки бегают по игровой площадке и без всякой иронии декламируют: «Хочу кучу шмоток, гору бриллиантов…», показалась не слишком приятной. Хотя вроде бы Изабелл считает это забавным, что, пожалуй, самое главное.

— Они обожествляют Зою, — объяснила моя подруга, и я почувствовала себя виноватой. Изабелл наверняка не хочется, чтобы близняшки подражали надутой девчонке.

— Посмотри на этот кошмар, — хмыкнула Иза. — Что они с Уильямом вытворяют!

Я вдохнула.

— Слушай, ты знаешь, что Алекс с Лорной расстались?

Изабелл кивнула.

— Ну, есть еще кое-что, о чем я тебе раньше не говорила. — Подруга с любопытством на меня взглянула. — Ничего страшного, — заверила я. — По крайней мере, по-настоящему страшного.

И преподнесла ей полную историю, опустив заявление Алекса, что он любил меня много лет и поэтому больше не мог оставаться с женой. Постаралась, чтобы все это выглядело смешным одноразовым пьяным бредом. Возмутительным, но не убийственным безобразием.

Изабелл нервно рассмеялась:

— Боже мой! Думаешь, у него кризис среднего возраста?

— Определенно, — подтвердила я.

Кризис среднего возраста явно начался у Алекса лет в двадцать. Я дала понять, что сильно преувеличила события в разговоре с Лорной, и, к счастью, Изу это позабавило.

Радикально смягчив дурное поведение Алекса, трудно объяснить реакцию Дэна. Изабелл знает, что он по натуре не ревнив и не злобен. Никогда никого не ударил. Даже голос практически не повышает.

— По-моему, это все их мужские дела, — сказала я, хватаясь за соломинку. — Они слишком серьезно относятся к дружбе и верности. В военных фильмах видно, как пули друг в друга всаживают. Дэн наверняка успокоится.

В последнем я совсем не уверена, но в любом случае это единственная возможность отвести от него подозрения в агрессивности. Слава богу, Изабелл поверила.

— Бедняги вы с Дэном… — Она погладила меня по плечу. — Попали в такую передрягу…

— Переживем, — заверила я и через паузу спросила:

— Ты с Люком разговаривала? — решив, что теперь уже можно без опасений сменить тему.

— Да, — кивнула Изабелл, превращаясь в взволнованную девчонку. — Он вчера позвонил мне из Цюриха. Ты еще согласна взять девочек вечером в понедельник?

— Конечно. Мы с Зоей научим их крэк курить.

— Даже не шути по этому поводу.

— Ну, и что он сказал? В Швейцарии без тебя пусто?

— Что-то вроде того. Нет, просто рассказал, что делает, потом мы болтали о всяких пустяках. С ним по-настоящему легко говорить. Он был на каком-то приеме, стоял на снегу на улице, и мы все-таки почти час протрепались.

Не могу не завидовать ее волнению. Не то чтобы поменяла Дэна на кого-то другого, но вспомнилась молодость, когда бывало потрясающее ощущение, будто оживаешь при первом знакомстве, слегка теряешь контроль над собой. Изабелл даже выглядит иначе. Сбросила пару фунтов, хотя в том не нуждалась. Кожа светится. Вообще вся сияет. Люк наверняка очень мил, но, по-моему, дело в сознании, что она остается по-прежнему привлекательной женщиной, что есть мужчина, который ею интересуется. Умный, интеллигентный, симпатичный мужчина. По крайней мере, предположительно симпатичный. Хотя кому какое дело, пока он хорошо к ней относится и она довольна.

— Ну, пусть лучше поймет поскорей, как ему повезло, — сказала я и крепко обняла Изабелл.


Проснулась в понедельник утром с ощущением, что, по крайней мере, жизнь может двигаться дальше. Действительно, казалось, ничего нет хуже вовлечения Дэна в разборку, зато теперь, когда все открылось, можно собирать обломки.

Я пришла в офис на десять минут раньше, а у дверей уже стоит Кей, вышедшая в первый день на работу, чистенькая, аккуратная.

— Привет, — поздоровалась я. — А вы энтузиастка.

— В школе всегда была зубрилкой, — улыбнулась она.

Мы поднялись по лестнице, я провела ее по кабинетам, показала, где повесить пальто, заварила ей кофе на кухоньке, объяснила, как любят пить Джошуа и Мелани.

— А Лорна? — уточнила она.

Решив относиться к Лорне нейтрально, по крайней мере в присутствии Кей, я ответила:

— Черный, без сахара, — и тем ограничилась. Умудрилась даже не закатить глаза.

Показала Кей ее рабочий стол, познакомила с телефонной системой. Желая облегчить ознакомление с делами, дала папку с резюме всех наших клиентов, чтобы она поняла, кто есть кто, предупредила, что нынче утром буду сама отвечать на звонки, а она должна слушать, изучать обстановку.

Лорне пришлось зайти в приемную, чтобы поздороваться со своей ассистенткой, поэтому я всеми силами постаралась разулыбаться и продемонстрировать, как рада ее видеть. Понятно, она думает, будто после ее визита в пятницу вечером к Дэну я прожила выходные в истинном аду. В ответ на мой веселый вопрос, как она провела уик-энд, на лице ее промелькнуло смятение, и это был бесценный подарок. Впрочем, желая произвести на Кей благоприятное впечатление, она была вынуждена дать столь же дружелюбный ответ. После их разрыва с Алексом я впервые нахожусь в одном с ней помещении дольше пары минут и теперь вижу: она даже больше обычного смахивает на скелет, темные круги под глазами не исчезают. Выглядит постаревшей. Я вдруг догадалась, что Лорна по-настоящему тяжело пережила расставание. Какой бы противной она ни была, Алекс с ней обошелся нечестно. Наверняка цинично ускорил развитие отношений, заставил ее искренне верить в его влюбленность. Разумеется, это было легко отчасти потому, что она всегда жутко хотела, чтобы кто-то ее полюбил. Ей же лучше от него избавиться, понимает она сама это или нет (я бы сказала, нет, судя по кругам под глазами). Когда взглянет на их отношения с определенной временной дистанции, наверняка увидит яснее. Тогда я попробую поговорить с ней обо всем, что было. Может, удастся прояснить ситуацию.

В офисе нынче большое волнение — у нас новая клиентка. И не просто новая. Лорна — золотая чемпионка — каким-то образом уговорила Хитер Барклей, некоронованную, но всемирно признанную королеву вечерней субботней телевизионной программы, которая выходит в прайм-тайм, присоединиться к скромной маленькой конюшне агентства «Мортимер и Шиди».

Насколько я понимаю (Лорна не собиралась делиться со мной хорошими новостями, но я слышала историю из ее собственных уст, когда она принялась хвастаться перед Джошуа в присутствии Кей), она встретилась с Хитер Барклей пару недель назад на просмотре короткометражного фильма общего знакомого. Лорна сама ей представилась и умудрилась внушить, будто может ее обеспечить гораздо более высокооплачиваемой и достойной работой, чем чтение чужих текстов с телесуфлера. Хитер признала, что к ней насильно приклеили маску слегка туповатой милашки, которая известна всей стране, и что она не верит в способность своего нынешнего агента расширить ее горизонты. Она связана с одним из крупнейших агентств, но не думает, что кто-то из его сотрудников проголодался настолько, чтобы ради нее постараться. Их вполне устраивает ее нудная деятельность, пока они получают пятнадцать процентов от ее немалых доходов.

— И поэтому я говорю… — докладывала Лорна, обрадованная вниманием слушателей к каждому ее слову (под слушателями я имею в виду Кей и Джошуа, тогда как сама притворно погрузилась в работу), — и поэтому говорю, что я сама агент, причем до смерти изголодавшийся! — Посмеялась собственной шутке, хотя, конечно, ирония заключается в том, что в данный момент она действительно выглядит умирающей с голоду. Буквально.

После паузы рассказ продолжается:

— Сообщаю про «Мортимер и Шиди». Честно скажу, все забыла, пока она не позвонила мне в нынешние выходные и объявила, что сегодня откажет своему агентству «Фишер Парсонс менеджмент». Придет в три часа для детального обсуждения дальнейшей работы.

Мне показалось, что Лорна как-то слишком ровно ведет рассказ, несмотря на самодовольство и шуточки. Как будто следует затверженной схеме, красуясь лишь потому, что от нее этого ждут, а не потому, что испытывает от этого удовольствие.

— Молодец, — похвалил ее Джошуа, как похвалил бы собаку-ищейку. — Как я понимаю, сами ею займетесь? — В конце последней фразы поставлен вопросительный знак, и мне показалось, что он ждет отрицательного ответа: «Нет, вы будете ее представителем», — только Лорна, конечно, этого не сказала. По-моему, при всей радости за компанию, поймавшую крупную рыбу, Джошуа немного завидует, что не сам ее выловил. Разумеется, Лорна не собирается никому отдавать крупный приз.

— Хитер полагает, — продолжала она, — что мы договоримся.

Нечего отрицать, что перебежка этой самой Хитер действительно великая новость для агентства «Мортимер и Шиди». Чем больше компания заработает денег, тем лучше для нас. Очень немногие наши клиенты получают большие бабки. Мы главным образом существуем на медленные, но постоянные поступления. Впрочем, приход Хитер не изменит наше финансовое положение в мгновение ока. Фактически нет гарантии, что вообще когда-нибудь изменит. Положение таково, что она будет по-прежнему выплачивать комиссионные своим бывшим агентам из «Фишер Парсонс менеджмент» за всю работу, полученную до дезертирства. Поэтому, если еще пять лет будет вести убойное шоу «Любовь с первого взгляда», мы ничего не заработаем. То же самое касается ее участия в «Караоке для знаменитостей». Задача Лорны — найти для нее новые проекты, заключить новые выгодные договоры. Это не так просто, как кажется, тем более что Хитер воображает себя очень важной фигурой. Тем не менее, даже если она не принесет нам ни единого пенни, то послужит отличной рекламой компании. Поскольку знаменитости тянутся к знаменитостям, как мошки к свечке, есть шанс привлечь в ближайшие месяцы нескольких других клиентов высшей категории.

Понятно, на Кей произвели впечатление блистательные успехи ее новой начальницы.

— Ух ты! — вздохнула она после ухода Лорны и Джошуа. — Хитер Барклей…

— Угу, — промычала я, уже не совсем доверяя себе. Сказать по правде, Лорна нанесла очередной удар, и меня это несколько разозлило.

— Просто вот так вот подойти и заговорить на вечеринке… — восхищалась Кей. — Здорово!

— Угу, — буркнула я, — еще бы не здорово.

Я повела Кей на ленч в «Красный лев» и между делом спросила, возникли ли у нее вопросы на данный момент. Оказалось, возникли, причем очень разумные, с дальним прицелом. Я обрадовалась, поняв, что поставила на правильную лошадку. Обрадовалась, что смогу вылепить из нее идеальную сотрудницу, которая обязательно отвечает если не на второй, то на третий звонок телефона. (Собственно, пока осваиваешь азы, лучше принимать максимально возможное количество звонков, обучаясь понимать, кто звонит и зачем.) Кей так рада вернуться к работе, так благодарна за выпавшую возможность, что впитывает мои советы и указания, как самая современная губка. Я стараюсь быть честной. Четко объясняю, как мы будем делить обязанности. Не собираюсь сваливать на нее нелюбимые мною дела, хотя вполне могу это сделать. Кей и так уже плохо придется, работая с Лорной.

Когда мы вернулись, Лорна заглянула в приемную, и я сразу занервничала. Взглянув на часы, она обратилась к Кей:

— В дальнейшем будете ходить на ленч по очереди. Вместе не уходите, кто-то должен постоянно находиться у телефона.

— Ох, — выдохнула Кей с озабоченным видом.

— Это я виновата, — легкомысленно прощебетала я. — Спросила у Мелани, и она разрешила, сказала, что сама не собирается никуда выходить.

— Меня надо было предупредить, — недовольно проворчала Лорна.

— Наверно, — согласилась я, не проглотив наживку. — Ну, все равно, ничего страшного не случилось.

Если бы рядом не было Кей, мы с Лорной наверняка поцапались бы. Она меня обвинила бы в нарушении субординации, а я ее — в превышении полномочий. К счастью, на этот раз она лишь что-то прошипела сквозь зубы и ушла к себе готовиться к важной встрече.

Хитер вела себя мило и дружелюбно, пока не сообразила, что я просто ничтожная ассистентка, после чего осталась вежливой и любезной, но полностью потеряла ко мне интерес. Просто сидела и ждала, когда Лорна закончит телефонные разговоры. Я принесла ей чашку чаю, надеясь, что ее не разочаруют развешанные на стенах фотографии наших клиентов, которых она явно не узнаёт.

Видимо, встреча прошла по плану. Хитер подтвердила свое решение отказать своим нынешним представителям и присоединиться к нам. После ее ухода Джошуа добыл откуда-то бутылку шампанского и потребовал, чтобы мы все в его кабинете выпили по бокалу, отметив это событие.

— Не подумайте, — улыбнулась я Кей, — так бывает не каждый день.

Она рассмеялась, а Мелани спросила, как ей у нас нравится.

— Замечательно, — сказала Кей. — Думаю, мне здесь очень понравится.

Я молча понадеялась, что так оно и будет.


Глава 16 | Дважды два — четыре | Глава 18



Loading...