home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 22

Дважды два — четыре

Лорна четвертый день не является в офис. Ни разу не позвонила. Мы знаем, что она жива, исключительно потому, что Кей по моей просьбе звонит ей каждый день, проверяет. Лорна на ее звонки не отвечает, включает автоответчик, но она торчит на линии, повторяет: «Не разъединюсь, пока не возьмете трубку» или: «Если не ответите, вызову службу спасения, попрошу взломать дверь», после чего Лорна орет: «Уволю к чертовой матери!» Кей день ото дня становится все храбрее, сохраняет полную невозмутимость. «Надеюсь, вам лучше, — говорит она. — Если завтра не придете, перезвоню, справлюсь о самочувствии».

Джошуа с Мелани несколько забеспокоились, но мы с Кей их всячески уверяем, что ничего страшного не происходит. Якобы Лорна звонит каждый день, инструктирует, распоряжается. Все ее клиенты довольны. Неизвестно, сколько продержимся. Можно не выходить на работу неделю, убедив окружающих, будто вы подхватили какой-нибудь вирус, по словам врачей, очень заразный. Чуть дольше — и люди начнут волноваться, подозревая что-то серьезное. Пока я успокаиваю Джошуа и Мелани сообщением, что у Лорны тяжелый желудочный грипп, когда постоянно тошнит, поэтому на два шага не отойдешь от туалета. Я так красочно расписала омерзительные болезненные симптомы, что они перестали расспрашивать, видимо не желая вдаваться в подробности.

Клиенты Лорны действительно довольны; другой вопрос — надолго ли. Сэмюель получил роль в «Ноттингемской больнице» (он играет мужчину, попавшего по своей вине в автокатастрофу, в которой погибла молодая женщина, и столкнувшегося мимоходом с врачом, сестра которого скончалась в таких же обстоятельствах, — сплошное негодование, масса эмоций). Сообщая нам новость по телефону, ассистентка по кастингу изложила детали — количество съемочных дней, гонорар, оплата транспортных расходов. Я обещала обсудить условия с Лорной и Сэмюелем и перезвонить. По-моему, все справедливо, но для верности я набрала номер Лорны, надеясь получить одобрение. В конце концов, Сэмюель ее клиент. Не получив ответа, оставила сообщение, зная, что мне она не перезвонит. Просмотрела архивы — условия вполне сопоставимы с оплатой других актеров, но понятно, нельзя принимать решение самостоятельно.

Мелани у себя в кабинете листала какую-то рукопись, поэтому я зашла и стояла на месте, пока она на меня не взглянула. Потом рассказала о предложении для Сэмюеля.

— Не хочется беспокоить Лорну, может быть, вы посмотрите? На мой взгляд, приемлемо, но…

Она посмотрела:

— По-моему, нормально.

— Я тоже так думаю.

— Все в порядке. Только тут не сказано, будут ли ему оплачивать ночевку между последовательными съемочными днями, и, поскольку сроки твердо не обозначены, надо бы прояснить.

Видно, она заметила, что я встревожилась, и спросила:

— Хотите, чтобы я это сделала?

Хочу. Конечно. Пожалуйста. Только опасно привлекать Мелани или Джошуа к делам клиентов Лорны в ее отсутствие, иначе шарада полностью раскроется. Они должны быть уверены, что все под контролем. При мысли о необходимости обсуждения даже столь мелкого пункта мне стало плохо.

— Да нет. Ничего. Я сама, если не возражаете.

Мелани явно обрадовалась, избавившись от лишних хлопот.

— Думаю, если после решения этого вопроса Сэмюель будет доволен, то и хорошо. Впрочем, если что-то потребуется, обращайтесь, — добавила она таким тоном, который недвусмысленно предупреждал: «Я занята, больше меня, пожалуйста, не беспокойте».

Я позвонила Сэмюелю, обо всем рассказала, и он на все согласился, существенно облегчив мне жизнь. Если бы пришлось выклянчивать больше денег, впору было бы слечь в постель следом за Лорной.

Я сделала глубокий вдох и снова связалась с ассистенткой по кастингу.

— Мы не совсем поняли насчет ночевок между последовательными съемками. Ему отель оплатят?

— Дайте проверить, — сказала она, и я, страшно нервничая, принялась ждать звонка.

Если скажет «нет», что делать? Отказаться от предложения? Сдаться и согласиться? Настаивать на своем, рискуя услышать «Ладно, возьмем кого-то другого»? К счастью, перезвонив через пять минут, ассистентка заверила, что все в полном порядке, ночевка между съемочными днями при необходимости оплачивается автоматически, но если Сэмюель хочет, условие вставят в контракт.

— Замечательно, — говорю. — Давайте так и сделаем.

Вот и все. Очень просто. Я самостоятельно устроила контракт для клиента. Ну, почти самостоятельно. За шесть лет работы в компании впервые реально сделала нечто большее, чем просто передала кому-то телефонное сообщение или назначила время прослушивания. Я прямо-таки возгордилась собой, а когда Кей соединила меня с Мэрилин Карсон, стало еще лучше.

— Я только что разговаривала с Кейт из «Дороги на Реддингтон», — доложила она, — туда вводят новое семейство: мамашу и папашу лет двадцати с двоими детками. Ищут кого-нибудь новенького и неизвестного, но пока не разглашают, не желая прослушивать каждого, кто возомнил себя звездой мыльной оперы. Я рассказала про Мэри и пообещала, что вы нынче днем с ними свяжетесь.

— Замечательно, Мэрилин! — воскликнула я. — Только у нее нет ничего… Она никогда не снималась.

Мэрилин разочарованно охнула:

— Никогда? Н-ну, я им сообщу, хотя никто с ней не станет встречаться, пока не посмотрит…

Понятно, у Мэри нет ни малейшего шанса на роль, но если организовать просмотр, день не пропадет даром.

— Постойте, — говорю я. — А если мы сейчас ее позовем и отснимем, как она просто что-то читает? Годится?

— Хорошая мысль, — согласилась Мэрилин. — Только текст подыщите.

Я попросила подробнее описать роль: беззащитная мамаша из рабочего класса, которая становится жертвой насилия со стороны мужа, милая и заботливая, несмотря на жестокую жизнь, внешне мягкая, крепкая духом.

— Вылитая Мэри, — заключила я. — Не считая побоев от мужа.

— Вот именно, — подтвердила Мэрилин.

Я пообещала держать ее в курсе и звякнула Мэри. Та была на работе, исполняла обязанности официантки. К счастью, почти все служащие в том самом заведении — актеры, согласные прикрывать друг друга в чрезвычайных обстоятельствах, и поэтому Мэри пообещала прибыть через час.

Тем временем мы с Кей рылись в рукописях, валявшихся по всему офису, в поисках подходящего текста. Нашли сцену из комедийного фильма Гэри, где молодая мать скандалит со своим дружком-гангстером, и признали ее идеальной. Я позвонила Изабелл, зная, что она сегодня работает дома, попросила одолжить видеокамеру. Когда Мэри примчалась, мы уселись в кабинете Лорны и наставили на нее объектив. Кей взялась подавать мужские реплики. Абсолютно непонятно, что я делаю, а, с другой стороны, что плохого? Мэри либо назначат прослушивание, либо нет. Прошли сцену трижды, я была в восторге от Мэри, но какой из меня судья и ценитель?

Попросила Кей переписать запись на диск и немедленно отправить в студию «Дороги на Реддингтон» в Стритеме. Как только это было сделано, мне пришло в голову, что надо было бы предварительно посоветоваться с Мелани и Джошуа, но течение событий меня захватило, и было уже поздно. Кей уверяет, что нечего беспокоиться. Что ж, дальнейшее покажет.


Больше ничего не произошло. По крайней мере, на сегодняшний день. Я твердила себе: без сомнения, Кейт получает сотни дисков от других претендентов и до того себя взвинтила, что в конце рабочего дня вместо того, чтобы вернуться домой, предложила Кей заскочить в паб чего-нибудь выпить. Получив согласие, позвонила Дэну узнать, не возражает ли он напоить детей чаем. Разумеется, он не возражал. Всегда охотно выполняя подобные просьбы, сегодня он особо старается мне угодить.

Мы отправились в «Корону», я заказала Кей водку с тоником и большой бокал белого вина для себя. В первый раз мы получили возможность спокойно посидеть, поболтать, так как с самого ее прихода офис превратился в сумасшедший дом.

Кей живет одна в маленьком домике в Шепердс-Буш. Муж ушел от нее, когда их младшему сыну (которому теперь восемнадцать) было всего три года, а старшему семь. Удивительно, как она все это время самостоятельно растила мальчиков. Отец появлялся в их жизни случайно. Интересно, есть ли у нее кто-нибудь? Спрашивать неудобно. Впрочем, она откровенно призналась, что пошла работать потому, что дома нечего делать. Не знает, куда девать время, — больше не надо отмывать мальчишек после тренировок, застилается только одна постель. Ей хочется рассказывать о сыновьях, но это не раздражает, а восхищает. Она откровенно гордится ими и тем, что их вырастила. Мне показалось, что они нечасто дают о себе знать, и это разбивает ей сердце, но, по-моему, так и бывает после отъезда детей в колледж. Только что входишь в мельчайшие детали их жизни, кормишь, убираешь за ними, споришь, можно или нельзя смотреть телевизор, и вдруг все кончается. Хорошо, если раз в неделю пять минут поболтаешь по телефону.

Кей мне по-настоящему нравится. В ней есть надежность, рассудительность. Хотелось бы поделиться с ней своими проблемами, да вдруг она увидит во мне неудавшуюся трагическую актрису или специфический магнит, притягивающий эмоциональные травмы. Я пока не очень хорошо ее знаю, хотя надеюсь в будущем подружиться. Начинаю нуждаться в новых друзьях.

Мы не поддались искушению выпить еще.

— У меня завтра много важных дел, — объявила я, и Кей рассмеялась.

По дороге домой почуяла в душе крошечную надежду, что Лорна завтра опять не придет.

Войдя в дверь, увидела, что Дэн приготовил ужин и вино. Он стиснул меня в медвежьем объятии, поцеловал в макушку.

— Ну, рассказывай, как прошел день.

И действительно, было о чем рассказать.


Изабелл в панике: никак не может решить, что взять с собой в Мюнхен.

— Вдруг нам придется идти на шикарную вечеринку? Мне потребуются два совсем разных наряда, — лепетала она, позвонив в третий раз.

— Думаешь, Люка твоя одежда волнует? По-моему, он зовет тебя не для этого.

— А куртка? Брать куртку вдобавок к пальто?

Весь вечер повторяется одно и то же. Безусловно, заботами о гардеробе прикрываются гораздо более серьезные сомнения насчет самой поездки. Важный шаг для Изабелл и для Люка. Проверка, готовы ли оба изменить привычную жизнь. Конечно, Люка целыми днями не будет, им не придется общаться круглые сутки, но выпадет верный шанс убедиться, стерпят ли они взаимные привычки и странности. Представляя себе, что значит еще раз все это пережить, я чувствую мурашки, бегущие по спине, хватаю Дэна за руку и поглаживаю по плечу, извиняясь, что снова сижу на телефоне.

Впрочем, по описаниям Люк мне нравится. Заказал машину с водителем, которая доставит Изабелл в аэропорт, избавив от тяжелой поездки в подземке. Купил ей два путеводителя, отметив страницы с достопримечательностями, которые можно осматривать, пока он занят. Когда Изабелл высказалась по этому поводу, объяснил: «Я просто предлагаю. Не думай, вовсе не указываю, что тебе делать». Вдобавок он ее уведомил, что заказал отель с морским бассейном на случай, если она пожелает расслабиться. По словам Изы, жутко беспокоится, как бы ей не наскучило целый день развлекаться одной.

— Очень мило, — одобрила я. — Хороший мужчина. Держись за него.

— Знаю, — сказала она. — Он мне все больше нравится.

И сообщила, что Алекс опешил, узнав о ее планах.

— По-моему, сильно расстроился. По-настоящему.

Я презрительно фыркнула:

— Надеюсь, расстроился из-за того, что наделал.

— Возможно, — неохотно согласилась Изабелл. — Хотя мне не хочется огорчать его. То есть это плохо для девочек в первую очередь.

— Он тобой манипулирует. Ты его знаешь. Люк в твоем описании выглядит гораздо лучше. Постарайся, чтобы тревога об Алексе не омрачила вашу поездку.

— Постараюсь, — пообещала она.

Я пожелала ей хорошо отдохнуть и развлечься, отпустить вожжи и посмотреть, что из этого выйдет. Сама ни за что не последовала бы таким советам. Иза пообещала позвонить, как только Люк отправится на первую деловую встречу, а я ей напомнила, что она заслужила удачу.


Меня чуть инфаркт не хватил при звонке будильника в половине седьмого, а потом я припомнила, что решила сегодня прийти на работу пораньше, доделать дела, которые на прошлой неделе должна была сделать для Джошуа и Мелани. Не стоит пренебрегать собственными обязанностями ради спасения Лорны.

— Извини, извини, — обратилась я к Дэну, прихлопнув будильник, и явилась в офис в пять минут девятого. Поразительно, сколько можно сделать, если никто тебя не отвлекает. Когда Мелани вошла в контору в двадцать пять минут десятого, я уже справилась с основными задачами и просмотрела в электронной почте расписание кастингов, приметив роль для Кэтрин.

Мелани сняла пальто и неожиданно села в кресло Кей. Я занервничала и спрашиваю как ни в чем не бывало:

— Все в порядке?

— Ребекка, — говорит она, — что там на самом деле с Лорной?

Я смертельно боялась этого вопроса, поскольку убедительно врать не умею. Едва не выложила правду, что поистине было бы облегчением, только не знала, что после этого станет с Лорной, поэтому решила предложить полуправду, отрепетированную именно для подобного случая.

— По правде сказать, не вирусный грипп, — призналась я, стараясь смотреть в глаза Мелани. — Я вам говорила, что они с Алексом расстались? — Начальница кивнула. — Ну, она слишком переживает, и все.

— Я думала, она сама его бросила.

— Правильно, но, наверно, надеялась, что он вернется. Без конца плачет, не может на глаза никому показаться…

— Боже мой, бедная Лорна, — вздохнула в принципе добродушная Мелани. — Почему ж она мне не доверилась? Я бы поняла.

— Э-э-э… по-моему, боялась, что это будет непрофессионально. Вы ее знаете. Возможно, не надеялась на понимание Джошуа…

— Но ведь с ней все в порядке? Как вам кажется по телефонным разговорам?

Дальше пойдет вранье.

— Ничего. Она очень страдает, что вынуждена прогуливать, но думает, пока клиенты считают ее больной, будет время собраться и прийти в себя… Она полностью в курсе происходящего… просто как бы работает дома. Все дела делает через меня, а не лично.

— Я предполагала нечто подобное, — кивнула Мелани. — Позвонить ей?

— Нет! — воскликнула я слишком громко, не успев сдержаться. — Я обещала не выдавать. Если Лорна поймет, что вы с Джошуа знаете, обязательно через силу вернется, а, по-моему, ей надо еще пару дней отдохнуть. Простите меня, Мелани… ну, знаете… за то, что пришлось вам соврать во спасение…

— Ничего страшного, пока с ней все в порядке и все под контролем. Как справляется Кей?

— Превосходно, — объявила я с искренним энтузиазмом, радуясь перемене темы. — Отличная помощница.


Мэри приглашена на прослушивание. Позвонили из «Дороги на Реддингтон», чтобы назначить время, и, по-моему, были слегка ошарашены моим волнением. В конце концов, это только прослушивание. Может быть, я пятнадцатая, кому звонят по этому поводу, насчет той же роли. Меня не волнует, достанется она Мэри или нет, шанс, возможно, один из ста, главное — ее прослушают. Я пообещала и сделала. Она рада не меньше меня, и очень хорошо, ибо я неожиданно сообразила, что надо было спросить ее согласия на съемки в мыльной опере, прежде чем договариваться на утро понедельника. Прослушивание назначено на десять минут двенадцатого: видимо, претендентов приглашают каждые десять минут, пропуская по шесть за час. Мэри еще никогда не бывала на телевизионном кастинге и принялась расспрашивать, что там будет. Слава богу, я знаю: у нас есть клиенты, которые постоянно пробуются на телевидении.

— Сделают пробную запись. Когда вы придете, дадут пару сцен, поэтому постарайтесь явиться как минимум минут за двадцать, чтобы успеть просмотреть. Кто-то вам подыграет, потом с вами поговорят. Собственно, кончится все очень быстро, вы даже не заметите.

— Спасибо, Ребекка, — взволнованно вздохнула Мэри. — Поблагодарите, пожалуйста, Лорну от моего имени.

— Обязательно.


Говорю с Изабелл по телефону. Трудно сосредоточиться, когда Кей громко талдычит: «Лорна, ответьте, ответьте, ответьте. Я не разъединюсь, пока не ответите». Иза взахлеб рассказывает о первой ночи, целиком проведенной с Люком.

— …Пошли в чудный ресторан, которому почти пятьсот лет. То есть не ресторану, а зданию. Заказали шампанское, устрицы, прочую романтическую белиберду, но ведь это действительно был романтический вечер. Он мне книжку купил — «Граф Монте-Кристо», — мы однажды о ней говорили, это его любимый роман, а я не читала. Потом вернулись в отель, и там все было просто… ну ладно. Я думала, что не смогу заснуть, буду чувствовать себя неловко с другим мужчиной, а на самом деле мне было легко и свободно. Правда, не скажу, чтобы мы долго спали…

— Хорошо, — перебила я, — хватит. Без подробностей. Ты же знаешь мою щепетильность.

— Ну, просто говорю, было сказочно. Потом утром вместе завтракали в номере перед тем, как он пошел по делам. Попросил положить цветы на поднос…

— Очень мило.

— Он мне определенно нравится. Милый, предусмотрительный и ответственный. В отличие от Алекса.

— Видно, взрослый мужчина, — заметила я. — Алекс еще ребенок.

— Вот именно.

— Ну а сегодня что будешь делать?

Изабелл рассказала, куда пойдет. Погода морозная, но рождественские ярмарки в полном разгаре, поэтому она, несмотря на снег, отправится за подарками для девочек. Я сообразила, что много лет не слышала, чтобы Иза была так счастлива.

— Развлекайся, желаю удачи, — сказала я, заметив краем глаза, что Кей панически машет рукой. — Прошу прощения, у меня дела.

Изабелл пообещала позвонить завтра по возвращении и дать полный отчет.

— Что? — оглянулась я, положив трубку.

— Лорна не отвечает, — доложила Кей. — Даже после угрозы вызвать пожарных, полицию и отправить к ней Джошуа.

— Ох, господи помилуй, — вздохнула я. — Просто смех. Что теперь делать?

— Ты ее знаешь лучше, чем я, но… наверняка с ней все в полном порядке. Скорей всего, мои звонки надоели.

— Я даже адреса не знаю… — Боже мой, неужели? Работаю с Лорной шесть лет, а знаю только, что живет она где-то в районе Мейда-Вейл. Улица мне неизвестна, что весьма странно, учитывая склонность Лорны без конца рассказывать о себе.

— Адрес должен быть в каком-нибудь файле, — заметила Кей. — Или у Мелани. Скажи, будто хочешь цветы послать. Собираешься съездить?

— Не знаю. Как думаешь, надо?

— Давай пару часов обождем, потом снова попробую дозвониться. Может, по магазинам пошла? В конце концов, она ведь не больна, правда?

Благодарю Бога за спокойствие и рассудительность Кей. Разумом понимаю, что с Лорной все в порядке. Должно быть, прослушивает сообщения на автоответчике и хохочет, видя, как мы обе крутимся белками в колесе. Но какая-то клеточка подсознания, которая вечно выходит из-под контроля, рисуя трагедии и несчастья, подсказывает нехорошие варианты.

— Интересно, у нее есть родственники? — спросила Кей, и я, тоже этого не зная, почему-то ответила:

— По-моему, где-то сестра есть.

Стараясь отвлечься, позвонила Филу Мастерсону, объяснила, по какому поводу, и меня соединили.

— Похоже, вы колдунья, — начал он, не дав мне даже слова сказать. — Один из приглашенных участников нашего шоу только что предупредил, что сегодня не сможет явиться, и мы как раз сейчас составляем список тех, кто мог бы его заменить. Я совсем позабыл про Жасмин. Идеальная кандидатура. Мы готовы заехать за ней в четверть пятого.

Я взглянула на часы. Полтретьего.

— Ох, боже, не знаю. Надо уточнить. Какая тема?

— Использование митохондриальной ДНК в качестве криминалистического доказательства. Думаете, у Жасмин есть мнение насчет использования митохондриальной ДНК?

— У нее есть мнение по любому вопросу. Я сейчас выясню, свободна ли она, и сразу же перезвоню.

— Фантастика, — сказала Жасмин, услышав от меня, что ее собираются пригласить.

Я объявила тему, и она спросила:

— Что это за чертовщина?

Ее проблема в том, что она хочет выглядеть интеллектуалкой, а в действительности ничего не знает. Впрочем, ей на это глубоко плевать, она счастлива, когда ее показывают по телевизору даже в виде полной идиотки.

— Кажется, эта ДНК наследуется только от матери. Или что-то вроде того. — Об этом я знаю, часто глядя кошмарные документальные фильмы по кабельному телевидению. Знаю также, что с помощью какого-то люминола можно найти мельчайшие следы крови на коврах и на мягкой обивке даже после многократной чистки. Никогда не знаешь, что пригодится. — Слушайте, если хотите, могу поискать информацию и, как только найду, переброшу по электронной почте.

— Правда? — переспросила она. — Грандиозно.

— Загляните в почту через полчасика.

— Да, Ребекка, — спохватилась Жасмин, когда я уже клала трубку. — Сколько заплатят?

— Пока не знаю. Сколько вы обычно получаете?

— Постараются отделаться, посулят триста двадцать пять, но вы не соглашайтесь. Я бы взяла четыреста. У меня имя, а кого они еще найдут за такое короткое время?

— Ладно. — Я задергалась, но постаралась этого не выдать. К чему вечные недоговоренности? Почему не сделать приемлемое предложение, сразу обговорив все детали? — Попробую.

Оставила сообщение на автоответчике Лорны. Она до сих пор так и не перезвонила насчет роли Сэмюеля в «Ноттингемской больнице», поэтому я особых надежд не питаю. Прежде чем звонить Филу, заглянула в досье Жасмин, обнаружив, что за последнее шоу — год назад — она получила три сотни фунтов.

— Можно просто попробовать, — подсказала Кей. — Если откажут, пусть сама решает, соглашаться или нет. Ее дело.

Верно, но у меня все равно пересохло во рту, когда я звонила Филу. Дело вдруг показалось необычайно важным. Страшно хочется сообщить Жасмин, что лично я, Ребекка Моррисон, выбила гонорар в четыреста фунтов за то, за что ей в ином случае заплатили бы на семьдесят пять меньше.

Фил обрадовался возможности кем-то заткнуть прореху — кем именно, ему, по-моему, все равно.

— Значит, — сказал он, — сейчас стандартная сумма триста двадцать пять. Я договорюсь…

— Фил, — перебила я, — дело в том, что Жасмин придется отказаться от другого предложения, чтобы освободиться для вашего шоу. На самом деле надо заплатить ей четыреста.

Он опешил:

— Никому не платят четыреста.

— Она лишь при этом условии сочтет дело стоящим. — Не знаю, насколько позволительно торговаться и сильно ли можно давить.

Он вздохнул:

— Высшая ставка триста семьдесят пять. Причем действительно высшая. Столько мы платим Джонатану Миллеру или Стивену Хокинсу…

— Ну, попробую уговорить, — сдалась я. — Думаю, согласится, раз это потолок.

Филу наверняка хотелось попросить меня передать Жасмин, чтобы она катилась к чертям, но он находился в отчаянном положении — в шесть программа выходит в живой эфир, а гостя нет.

— Сообщите как можно скорее, — буркнул он уже не столь приятельским тоном.

— Боже, грандиозно, — охнула Жасмин, когда я осторожно передала ей известие. — Это же высшая ставка!

Я чуть не спросила: «Тогда какого черта ты велела потребовать больше?»

— Пожалуйста, не забудьте найти материалы по этой хреновине, — продолжила она. — Надо произвести впечатление, будто я понимаю, о чем говорю.

Первоочередная задача. Я довела до конца переговоры с Филом, после чего мы с Кей двадцать минут сидели в Интернете, изучая вопрос о митохондриальной ДНК.

Перебросив главные пункты на электронную почту Жасмин, я только потом осознала, что за прошедшие полчаса ни на секунду не вспомнила о Лорне. Кей снова повисла у нее на автоответчике, уговаривая, угрожая, умоляя взять трубку. Бесполезно. Часам к четырем я решила пораньше уйти, чтобы отправиться к ней на квартиру, выяснить, что происходит, если, конечно, найдется адрес. В конце пятницы деловая активность практически глохнет, люди рано разъезжаются по загородным домам или еще куда-то. У меня с собой мобильник, ничего не пропущу. Впрочем, сначала решила привлечь на свою сторону Мелани.

— Подумываю заскочить к Лорне, — сообщила я, — кое-что передать, чтобы она не чувствовала себя выключенной из жизни.

— Хорошая мысль, — одобрила она.

— Только вспомнила, что у меня нет адреса, может, вы знаете, чтобы опять не звонить ей и не беспокоить?

Мелани адрес знала, записала, сказала, конечно, идите сейчас же, в конце концов, это тоже по делу. Возьмите такси за счет фирмы, если что-то придется везти. Я поблагодарила и снова признала себя полной дрянью за то, что столько от нее скрываю. Впрочем, и на такси согласилась. Ехать на встречу с Лорной без того противно, чтобы еще портить себе вечер пятницы.


Глава 21 | Дважды два — четыре | Глава 23



Loading...