home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 23

Дважды два — четыре

Квартира Лорны располагается в одном из викторианских краснокирпичных домов, которые стоят в ряд по обеим сторонам улиц близ станции подземки «Вейда-Мейл». В парадном домофон, но, если позвонить и представиться, она наверняка меня просто не впустит. Я на секунду вполне серьезно замыслила звякнуть и убежать, не сказав ни единого слова, если она ответит. Цель будет достигнута. Значит, Лорна жива и ни чуточки не поумнела. Впрочем, такой трусливый выход показался сомнительным.

Я дождалась прихода каких-то жильцов, извинилась, пробормотала, будто бы позабыла ключи, и меня впустили без лишних вопросов. Поднялась на второй этаж к квартире сто тридцать два. Слышно, внутри включен телевизор. Я громко постучала и отступила в сторону, чтобы Лорна меня не увидела в дверной глазок. Даже не придумала, что сказать, если откроет. «А, хорошо, жива и здорова пока…»

Ей явно в голову не приходило, что я знаю, где она живет, и тем более что загляну навестить, поэтому она открыла мгновенно. Может, надеялась, что пришел Алекс с известием, что передумал, опомнился и по-прежнему любит ее.

С виду похожа на настоящее пугало. В халатике — дурной знак в пять часов дня, — исхудавшая, пожелтевшая, непричесанные волосы торчат во все стороны самым неподобающим образом, будто она только что вылезла из постели. Из квартиры дурно пахнет, словно там давно не открывались окна и не выносился мусор. Лорна даже не потрудилась скрыть разочарование, если не сказать презрение, при виде меня.

— Чего тебе? — бесстрастно спросила она.

— Просто хочу убедиться, что с тобой все в порядке. На звонки Кей ты не отвечаешь…

— Ну, теперь убедилась. И что? Думала, будто бедная жалкая Лорна загнулась, потому что ей жить незачем? Извини, если разочаровала.

— Я всем говорю, что ты вирус схватила, — сообщила я. — Всё под контролем. Все твои клиенты довольны, Жасмин сегодня участвует в ток-шоу «Лондон в шесть часов», но после выходных обязательно надо вернуться, иначе трудно будет объяснить, куда ты запропастилась. Понятно? — Может, следует рассказать про Хитер и Мэри, но это потребовало бы слишком долгих объяснений, а Лорна пока еще не осыпает меня благодарностями.

Я попятилась. Она явно не хочет меня видеть, и мне оставаться не хочется, поэтому самое лучшее — удалиться.

— Если что-нибудь надо сделать, скажи мне или Кей. — Я повернула к выходу.

Неожиданно Лорна меня окликнула:

— Ребекка…

Я оглянулась.

— Как Алекс? Ты его видела?

— Нет. Не видела. Слушай, забудь ты о нем. Он не привык быстро менять решения, и вообще, как я уже говорила, не стоит внимания…

Она захлопнула дверь у меня перед носом. Ну и ладно. Отлично. Я поймала такси, по дороге позвонила Кей и доложила:

— Все в порядке. — Если так можно сказать при полнейшем физическом истощении, злости и полном безумии Лорны.

— Она все та же? — рассмеялась Кей.

— В принципе да, — подтвердила я.

— Думаешь, собирается скоро вернуться?

— Понятия не имею.


Мы с Дэном провели сказочный пятничный вечер за ужином с Роуз и Саймоном. Я в конце концов убедила его в необходимости общаться с другими людьми, если мы вообще собираемся в следующие пятьдесят лет разговаривать с кем-нибудь, кроме Изабелл и детей. Честно сказать, я сама опасалась этого мероприятия до ужаса. Во время наших немногочисленных встреч Роуз с Саймоном держались очень мило. Из всех прочих знакомых они наилучшие кандидаты в новые друзья. Просто мы совсем плохо их знаем, и поэтому вечер грозил обернуться кошмаром. Нам предстояло кружить вокруг друг друга на цыпочках, выискивая общие темы и вкусы, чтобы, возможно — возможно, — нашлось достаточно оснований для следующей встречи вчетвером.

Важно, что нам одинаково нравились оба супруга. Не хочется вступать в такие отношения, когда вынужден каждый раз повторять: «Она очень славная, а он полный осел». Кроме того, члены компании должны равновелико симпатизировать друг другу. Если Роуз после нескольких рюмок примется заигрывать с Дэном или Саймон начнет слишком долго смотреть мне в глаза через стол, значит, это не те люди, которых мы пожелаем впустить в свою жизнь.

Дружба семьями — трудное дело, по крайней мере, для нас в данный момент, ибо ставка очень высокая. Возможно, для Роуз и Саймона речь идет всего-навсего о приятном вечере и вкусной еде. Они даже понятия не имеют, что их пригласили на конкурс под девизом «Лучшие друзья среди супружеских пар — 2010».

Я готовилась целую вечность. Надо выглядеть хорошо, но не так, чтобы казалось, будто я приложила для этого слишком много усилий. Дважды переоделась, в какой-то момент сняла весь макияж и накрасилась снова. Постаралась припомнить, чем Роуз и Саймон зарабатывают на жизнь. По-моему, он кадровый военный на какой-то скучной, но хорошо оплачиваемой службе. Она работает в неизвестной мне благотворительной организации, которая, кажется, занимается какими-то скрытыми заболеваниями. Наверно, считает мою работу до нелепости тривиальной. В одном классе с Уильямом учится их дочка Лили, вроде бы очень милая девочка. Пришла туда из той же начальной школы. Собственно, так мы с ними и познакомились. В начале лета одноклассников Уильяма, которым предстояло учиться на Барнсбери-роуд, пригласили знакомиться с новой школой, а родителей созвали на первое собрание. У меня сразу возник контакт с Роуз. Помню, как обе мы волновались за своих детей — сумеют ли подружиться. Лили не менее эксцентрична, чем Уильям, но это тихая нервная крошка, и Роуз сильно беспокоилась, как бы смена обстановки не слишком на нее подействовала.

— Лили Фрешни освоилась в школе? — спросила я Уильяма, зайдя к нему в комнату попрощаться и строго наказав няньке не позволять ему без присмотра включать плиту на кухне и прочую технику.

— Получила А с плюсом за контрольную по математике, — доложил он и больше ничего ценного не сообщил, хотя все пять последних лет ежедневно просиживает с ней в одном классе по шесть с половиной часов.

— Значит, умная девочка? — уточнила я, а он пожал плечами. Для него А с плюсом по математике попросту означает, что человек нормальный.

Кажется, у Роуз и Саймона есть еще двое детей поменьше. Гарри и Фабия, что-то вроде того. В любом случае мальчик и девочка.

Я поборола искушение попросить Дэна позвонить и соврать, будто кто-то из нас заболел и поэтому нам вдвоем — только вдвоем — необходимо свернуться в клубок на диване. Пришлось припомнить, для чего я все это затеяла. Дэн которую неделю мрачно бродит по квартире. Конечно, Саймон не заменит Алекса за один вечер, но можно хотя бы надеяться, что ему будет с кем быстренько выпить пива, потрепаться о футболе по телефону. У меня нет для этого подобающей квалификации, не говоря уж о том, что душа не лежит.

— Ну ладно, — сказал Дэн, когда мы вышли. — Пройдем через это, — и, к счастью, рассмеялся.

Мы встречаемся в новом марокканском заведении на Аппер-стрит: сплошной лиловый бархат, низкие подвешенные на стропах сиденья, громкая нестройная музыка, которая, видно, должна сойти за североафриканскую, что меня всегда бесит. Официанты и официантки одеты так, словно все происходит в садах «Тысячи и одной ночи».

— Господи Иисусе, — шепнула я Дэну. — Кто предложил сюда пойти?

— Ты, — услужливо подсказал он.

Роуз с Саймоном уже явились, пристроились на банкетках высотой в фут, как два гнома на мухоморах.

— Я бы встала, — сказала Роуз, когда мы подошли к столику, — да на это уйдет приблизительно полчаса, и, по-моему, если встану, то уж больше не сяду, коленки не выдержат.

Мы с Дэном попытались усесться, для чего надо было сначала ступить на какую-то вогнутую подножку вроде корыта. В процессе я чуть не свалилась на столик, но, к счастью, это лишь всех рассмешило, включая меня.

— Простите, — извинилась я. — По правде сказать, мы здесь никогда не были.

— Тут очень интересно, — заверила Роуз, явно стараясь проявить любезность в ситуации, когда ничего хорошего не скажешь. Весьма ценное качество.

— Ужас, правда? — вздохнула я. — Признаю.

Подскочила официантка, точная копия джинна из лампы Аладдина, и сказала «бонжур», но страдальчески сморщилась, как бы понимая смехотворность антуража.

— Слушайте, может, просто в пивную пойдем? Там хоть можно чего-нибудь съесть, — предложил Саймон, и мы дружно оценили идею как наилучшую.

Отправляясь ужинать с малознакомыми людьми, обязательно надо заказывать столик в дрянном ресторане: так быстрей разбивается лед. В конечном счете, неплохо провели время. Сидели до закрытия, чересчур много выпили. Вроде смеялись над одним и тем же. Выяснилось, что мы с Роуз одинаково любим театр, она забрасывала меня вопросами о работе, клиентах, самых перспективных, на мой взгляд, драматургах. Договорились вместе что-нибудь посмотреть в «Ройял корт», хотя точно не обсудили когда. Благотворительная организация, где она работает, проводит вакцинацию детей в странах третьего мира (не знаю, с чего мне взбрели в голову скрытые заболевания, хотя вполне возможно, что их прививают именно от скрытых заболеваний). По этой причине она часто разъезжает по свету, что также составило тему нашей беседы. Я постоянно косилась на Дэна и Саймона, которые непринужденно болтали и без конца посмеивались. В общем, вечер удался. Прошел не так легко и весело, как с Изабелл и Алексом до катастрофы — те были члены семьи, с которыми можно часами не разговаривать, и никто не обидится, — но вполне мило, поэтому договорились вновь встретиться. Может, я приглашу их на ужин с Изабелл и Люком. Тогда ему будет легче предстать перед близкими друзьями Изы.

— Хорошо было, — сказала я Дэну, когда мы возвращались домой в обшарпанном такси.

— Правда, — согласился он. — Они мне понравились.

— И мне тоже.


Ребекка и Дэниел, Роуз и Саймон. Возможно.


Глава 22 | Дважды два — четыре | Глава 24



Loading...