home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 24

Дважды два — четыре

Иза заскочила по дороге из аэропорта. Алекс должен был забросить девочек в балетный класс, и ей следовало убить около часа, прежде чем их забрать. От Изабелл словно исходило сияние. Даже Дэн заметил. А он, в принципе, не отличается наблюдательностью. Никогда не смог бы выступить свидетелем. Даже если грабитель к нему подойдет, снимет маску, представится по имени и фамилии, он и назавтра едва ли отличит его на опознании в ряду других.

Иза представила отредактированное описание последних суток, включая пробежку по магазинам, посещение замка семнадцатого века и полный сюжет любовного романа Миллса и Буна. Кроме прочих достоинств, Люк действительно оказался, во-первых, романтиком, во-вторых, ненасытным. Собственно, я попросила никогда мне об этом больше не рассказывать. В такой эйфории Изабелл просто не понимает, что я не хочу знать подробностей ее сексуальной жизни. Это моя подруга. Не желаю мысленно представлять, как она… ну, вы понимаете.

Я изложила ей планы на ужин с Роуз и Саймоном, и она обрадовалась. Жаждет продемонстрировать Люка. Разумеется, она все ему рассказала про нас с Дэном, включая разрыв Дэна с Алексом. Люк сильно переживает, что развод с женой отражается на его дружеских связях, потому что в их круг входят пары, с которыми жена была знакома до свадьбы. Они всегда общались с ее друзьями, объяснил он Изе — его приятели разбросаны по стране, а ее по какой-то случайности живут в Лондоне. На мой взгляд, замечательно. Может, Люк впишется в наш новый экспериментальный кружок. Надеюсь, он мне понравится. Страшно подумать — вдруг не понравится, хотя, честно сказать, видя, какой эффект он производит на Изабелл, исключаю такую возможность.

— Спроси у него насчет будущей недели, — предложила я. — Нам так плохо, что любой вечер годится.

Позже днем она позвонила. Тон далеко не радостный. На вопрос, что случилось, ответила:

— Алекс был в классе, когда я приехала за девочками, и… какая-то дикость… попросился поехать домой вместе с нами, а там, когда близнецы поднялись к себе, начал меня умолять пустить его обратно.

— Шутишь…

— Говорит, наконец, понял, что совершил чудовищную ошибку, страшно по нам тоскует…

— Тем более что ты на несколько дней уезжала с другим. Элементарный рефлекс собственника.

— Я не знаю. Не знаю, что делать. Алекс просит хотя бы подумать… не говорить «никогда». А я и не скажу — он отец моих детей, и поэтому…

Ох, нет.

— Реши, чего действительно хочешь. Помнишь, ты мне говорила, что никогда не была с ним по-настоящему счастлива. — Конечно, Изабелл половины не знает, мы ведь договорились избавить ее от кошмарных деталей того предложения, которое сделал мне Алекс, а также не рассказывать о его отношениях с другими женщинами.

— Не беспокойся. Я не собираюсь его принимать.

Правильно, но не совсем уверенно сказано. Ну, пожалуй, уже кое-что. Я не смогу стоять в стороне и смотреть, как Алекс снова переворачивает вверх дном ее жизнь исключительно потому, что один жить не может, а лучший друг и женщина, которую он, возможно, действительно любит, отвергли его. Трудно даже представить, каким ужасом обернется для нас возвращение Алекса в нашу жизнь. Впрочем, если Иза его примет, какая альтернатива? Расстаться с ней и с близняшками?

— Он тобой манипулирует. Шантажирует девочками и своей неприкаянностью, еще бог знает чем…

— Знаю. Все понимаю. Еще раз повторю: не имею абсолютно никакого намерения пускать его обратно. Просто я за него беспокоюсь, и все. Согласна, чтобы он больше времени проводил с девочками, потому что безумно скучает по ним. Им его тоже явно не хватает. Знаешь, — сказала она, помолчав, — а я думала, ты всей душой за то, чтобы мы с Алексом снова сошлись и наша славная компания возродилась. Видно, стала совсем иначе к нему относиться после его приставаний к тебе и стычки с Дэном.

— И так можно сказать. Только не позволяй ему хитростью влезть в твою жизнь. Конечно, пусть чаще общается с Натали и Никола, раз им это на пользу. Но не допускай, чтобы под этим предлогом он чаще общался с тобой.

— Не допущу. Просто переживаю за Алекса. Не будь к нему слишком строга.

— Он взрослый человек. Справится. И посмотри, как далеко сама зашла с…

— Слушай, Ребекка. Я уже сказала, что не собираюсь к нему возвращаться. Перестань твердить одно и то же. Вообще не надо было тебе рассказывать.

Действительно. Я читаю нотации. Только хочу убедиться, что Иза не сдается, держит оборону. Алекс коварный и хитрый. Если вобьет себе в голову, что к ней надо вернуться, будет обхаживать и обхаживать, пока она не уступит.

— Прости, увлеклась. Стараюсь тебя защитить, ты же знаешь.

— Кроме всего прочего, — добавила она, — у меня теперь Люк есть.

— Вот именно, — согласилась я. — Причем он по сравнению с Алексом кажется принцем.

— Так и есть. Кстати, вторник годится для ужина? Он говорит, не может дождаться знакомства с вами, хотя, по-моему, страшно боится.

— Все будет в порядке. Я только выясню его намерения…

Изабелл рассмеялась:

— Ты должна вести себя прилично. Не пугай его.

— Я? Кого я могу напугать?


К счастью, Роуз с Саймоном тоже свободны во вторник, поэтому я почти все выходные составляла меню и, постоянно меняя планы, то и дело бегала в магазин. Всех предупредила, что кордон-блю не будет, подам обычную еду, которую можно заранее приготовить или очень быстро состряпать, вернувшись с работы. Остановилась на хвостах морского черта, замаринованных в лимонном соусе с розмарином. Дэн готовит десерт — запеченный творожный пудинг, — а Уильям предложил принести что-нибудь с занятий по пищевой технологии, которые у него как раз во вторник, хотя я вовсе не уверена, что это удачная мысль. Зоя разрывается между естественным стремлением облить вечер презрением, проведя его в собственной комнате, и непреодолимым желанием увидеть нового приятеля тетушки Изы. В конце концов избрала следующую стратегию: выйти на пару минут, посмотреть на него.

— Не гримасничай, если он вдруг тебе не понравится, — предупредила я, на что она закатила глаза.

Мне еще предстоит отработать понедельник и вторник перед великим событием, и в понедельник я несколько заволновалась, припомнив, что сегодня у Мэри прослушивание. Быстренько позвонила, удостоверилась, что она готова и знает, куда надо идти.

К десяти часам никаких признаков Лорны: видно, по-прежнему прячется дома. Я сказала, чтобы Кей не трудилась звонить.

— Все в порядке. Вернется, когда пожелает.

Разумеется, Джошуа с Мелани уже начали чуточку нервничать, и поэтому я изложила для Джошуа версию своего пятничного визита (Лорна отчаянно спешит вернуться, но врач велит выждать еще пару дней; впрочем, не прекращает работу, просто отдыхает, поэтому, возможно, получится несколько дольше). Потом скормила Мелани несколько иную, но тоже не совсем правдивую версию (до сих пор в полной депрессии, надо ждать, пока лекарства подействуют, потом все будет в полном порядке; Джошуа я якобы сказала чистую правду: Лорна работает). Сама я уже дергаюсь. Бесконечное вранье сводит меня с ума. Если в какой-то момент Джошуа прямо спросит, что происходит, я не выдержу и расколюсь. Мама всегда говорила: один раз соврешь, потом ложь начинает накапливаться. Чистая правда. Ложь начинает жить собственной жизнью, и, чтобы ее поддерживать, приходится наворачивать горы неправды. Боюсь, если покончить с враньем, каждому станет ясно, что всю последнюю неделю я сплошь обманывала и хитрила. Подрывала репутацию компании, скрывая отсутствие Лорны и пытаясь самостоятельно делать ее дело. Хотя я невероятно довольна собой, надо, чтобы она вернулась, пока обман не открылся.

День прошел без особых событий. Звонила Хитер: «Куда к чертям Лорна девалась?» Она ушла из прежнего агентства — одного из крупнейших, надо заметить, — не для того, чтобы ее игнорировали. Я ее, как могла, успокоила, напомнив о назначенном ленче с Нилом Джонсоном. Спросила, что могу для нее сделать, и она презрительно фыркнула: «Ничего». Судя по тону, столь важная персона не нуждается в помощи какой-то ассистентки, ей требуется первоклассная команда. Впрочем, от грубости она удержалась, прямо не сказала. Чем дольше я имею дело с Хитер, тем меньше она мне нравится. Сталкиваясь с таким начальственным поведением, чувствуешь себя пешкой. Она вынырнула на телеэкраны пару лет назад неизвестно откуда, попавшись на глаза некоему телевизионному боссу в некоем баре. Может быть, опасается так же легко и быстро очутиться на прежнем месте, если будет слишком фамильярничать с маленькими людьми? Как будто незначительностью можно заразиться.

При всех волнениях в пятницу я забыла посмотреть Жасмин в программе «Лондон в шесть часов». К счастью, Кей хватило присутствия духа записать передачу перед уходом, поэтому мы теперь вместе ее посмотрели. Фактически Жасмин нечего было сказать на обсуждавшуюся тему, но она выкладывала то, что удалось нам нарыть, с такой убедительностью, что опровергла в итоге левых, правых и центристов. По правде сказать, ее энтузиазм послужил желанным отдохновением от надутых значительных физиономий других гостей, и я поняла, почему удалось протолкнуть ее в передачу. Я позвонила ей, похвалила, принесла свои поздравления и пообещала поддерживать связь с Филом насчет следующих ток-шоу.

— Может, станете постоянной участницей. Они знают о вашей способности говорить обо всем.

— Блестящая мысль, — выдохнула Жасмин. — Предложите.

Я согласилась позвонить Филу, даже не потрудившись добавить преамбулу: «Надо сначала с Лорной поговорить». Вполне могу сама справиться.

В конце концов возможности поговорить с Филом не представилось из-за кучи других дел. День пролетел молниеносно. Не успев опомниться, я очутилась среди полного хаоса на месте прежней кухни, где Дэн с Уильямом использовали всю имеющуюся посуду для приготовления лимонного творожного пудинга. Предоставив им развлекаться, я позвонила в китайский ресторан поблизости и заказала еду на дом.

Вторник прошел почти так же. Я вошла в ритм, больше не задумываясь, придет Лорна или нет. Позвонила каждому клиенту, которому сочла необходимым уделить немного внимания, просмотрела бюллетени по кастингу и, вдохновленная организованным для Мэри прослушиванием, составила список крупных долгосрочных проектов: мыльных опер, полицейских и больничных сериалов. Начала обзванивать редакторов и ассистентов: не предполагаются ли у них новые персонажи, на которых еще никого не пробовали. Со всеми подружилась, все были готовы помочь, обещали перезвонить, если вдруг что возникнет.

Потом мне позвонили с известием, что Мэри не получила роль в «Дороге на Реддингтон», но она им понравилась и ее непременно будут иметь в виду на будущее. Мэри, с одной стороны, расстроена, с другой — полна надежд, получив положительный отзыв.

— Идея с диском просто потрясающая, — признала она, и я даже не позаботилась упомянуть, будто это предложение Лорны. Кое-что позволительно и на свой счет записать.

Поговорила с Филом, который, кажется, заинтересовался перспективой сделать Жасмин постоянной участницей телепроектов.

— Но только раз в неделю, — быстро добавил он, — не ежедневно.

В половине шестого я обнаружила, что почти не заметила, как день кончился, а ведь надо уйти пораньше, приготовить ужин для нашей небольшой компании. Гости должны явиться к половине седьмого, поэтому, придя домой, я немедля положила рыбу в маринад и нарезала овощи, а потом побежала принять ванну. Хочется произвести на Люка хорошее впечатление. Не такое, чтоб залюбовался, боже сохрани. Нет, просто пусть видит в друзьях Изабелл людей, с которыми приятно общаться. Я выжала лимон на копченую лососину, которую решила подать в качестве самой простой начальной закуски, не рискуя наградить гостей ботулизмом от изобретения Уильяма (видимо, яйца au gratin[9]), и тут сообразила, что не имею понятия, все ли едят рыбу. Роуз точно в тот вечер в пабе заказывала треску с чипсами, но с Саймоном и тем более с Люком абсолютно не ясно. Впрочем, поздно уже беспокоиться.

Я заставила Зою помочь Уильяму с салатом, а сама отправилась готовиться. Я действительно очень жду вечера. С оптимизмом рассматриваю наши шансы составить компанию. И особенно жду знакомства с мужчиной, который вернул Изабелл к полноценной жизни. Хорошо бы перенестись на несколько недель вперед, побыстрей оставить позади неловкие первые встречи, перейдя прямо к милым дружеским отношениям, когда всем уютно и удобно и ни у кого не возникает желания заняться чем-нибудь другим, потому что хочется просто быть вместе. Что нам принесет этот вечер?.. Ужасно волнуюсь.

Роуз с Саймоном пришли первыми, мы их усадили в гостиной, снабдив выпивкой. Дэн с ними оживленно болтал, пока я возилась на кухне. Зоя выглянула из своей комнаты, я качнула головой, сигнализируя, что Изабелл с Люком еще не явились, и она исчезла.

Они прибыли через пять минут. Иза выглядит великолепно, но мой взгляд задержался на ней лишь на долю секунды и обратился на Люка.

— Это Люк, — представила она, — а это Ребекка и, конечно, Дэн.

Люк пожал нам обоим руки. Определенно симпатичный, симпатичнее Алекса, что меня радует. Высокий, крупный, с очень густыми волосами. Но меня особенно поразило, какой он… славный, милый. Вокруг глаз глубокие морщины, значит, часто улыбается. С виду добрый малый, которому можно вполне доверять.

— Очень рад познакомиться, — вымолвил он, — хотя в то же время немножко боюсь.

— Я предупредила, что он на суде, — сказала Изабелл. — Поэтому будет вести себя наилучшим образом.

— Она не шутит, — добавил Люк, и я с ним согласилась.

Ужин прошел прекрасно. Все расслабились, разговоры не прекращались. Пару раз возникали опасные моменты, но мы сразу подхватывали беседу, пока она не успела заглохнуть. Люк весь вечер оказывал знаки внимания Изабелл, иногда даже слишком, но не переигрывал. Пытался объяснить, чем на жизнь зарабатывает, но я так и не уяснила. Не уверена, что он сам понимает. В любом случае занимается финансами, переводом виртуальных денег из одного места в другое. При первом ударе кризиса пришлось довольно туго, но ему удалось удержаться, а теперь уже все возвращается на круги своя. Он постоянно разъезжает, обсуждает с другими финансистами никому не понятные денежные вопросы. В целом до встречи с Изабелл, признался Люк, с обожанием на нее глядя, эти поездки были тягостными и неприятными. Бесконечные совещания и еда всухомятку с мужчинами в официальных костюмах, а потом осмотр городских достопримечательностей — еще хуже.

— Я уже потерял счет языкам, на которых пришлось выучить фразу: «Нет, в танцклуб не хочу», — сказал он, и мы все единодушно рассмеялись.

А теперь он надеется, что в свободное время Иза будет с ним ездить. Впрочем, поспешно оговорился:

— Если захочет, конечно.

— Только попробуй меня не взять, — фыркнула она, потянулась к нему, быстро чмокнула. До того непривычно видеть ее в такой близости с кем-то другим, кроме Алекса, что я чуть не охнула. Им действительно легко друг с другом. Без конца переглядываются и стараются прикоснуться. Я взглянула на Дэна, а он на меня, мы оба на секундочку вздернули брови. Значит, Люк нам понравился, мы рады видеть Изабелл счастливой. Удивительно, сколько можно сказать бровями, когда знаешь кого-то двадцать лет. Я попыталась вспомнить, когда Дэн в последний раз по внезапному побуждению клал руку мне на колено или брал за руку, идя рядом по улице. И не вспомнила.

— А где вы живете? — обратилась Роуз к Люку.

Он ответил, что в Теддингтоне.

— А я вас наверняка видела… лицо точно знакомое.

— Может быть, в школе, когда он забирал Чарли, — предположила Изабелл.

Я побоялась, что Люку, может быть, не захочется заводить речь о Чарли с его сверхвозбудимостью, о том, почему его оставили в прежней школе, и поспешила сменить неудобную тему.

— Роуз тоже приходится разъезжать по делам, — сказала я и попросила Роуз рассказать Люку и Изабелл про последнюю поездку в Кению.

Потом Иза осведомилась у меня:

— Как дела на работе?

Я ввела ее в курс последних событий и изложила Люку краткую версию всей истории в целом.

— Боже мой, — охнул он. — Как будете выпутываться?

— Э-э-э… — промычала я. — Лорна наверняка скоро вернется, останется только ее убедить, что все делалось для ее же пользы… — Я умолкла. Вряд ли план гарантирован от провала.

— А вдруг не вернется?

Я нервно рассмеялась:

— Вернется. Она любит свою работу.

— Надеюсь. Никогда не слышал такой дикой истории, — признался Люк. — Хорошо, что вы стараетесь ее прикрыть. Не знаю, способен ли сам на подобную щедрость.


Я начала убирать со стола грязные тарелки, когда явилась Зоя и вызвалась помогать. Поскольку ни у Роуз, ни у Изабелл нет детей подросткового возраста, они, может быть, не увидели тут ничего необычного, но мне-то абсолютно ясно, что ей нужно. Уставилась на Люка и Саймона, стараясь угадать, кто есть кто.

— Привет, тетушка Изабелл. — Она обняла Изу.

Роуз встала, представилась и мило заметила, что голубая прядь в волосах нашей дочери (временная) поистине обалденная. Люк и Саймон как-то неопределенно махнули руками. Понятно, пришла пора мне вступить в свою роль.

— А это Люк, друг тетушки Изабелл, — объявила я, и на беднягу обрушилась вся мощь любопытства тринадцатилетней девчонки.

— Рад с тобой познакомиться, — проговорил Люк самым чарующим тоном.

— Привет, — улыбнулась Зоя и, не дожидаясь, когда он отвернется, выставила Изабелл оба поднятых больших пальца. Люк, к его чести, прикинулся, будто не видит, а прочим удалось дотерпеть до отбытия Зои на кухню со стопкой тарелок и только потом расхохотаться.

— По-моему, вы прошли испытание, — сказала я Люку и вышла следом за дочкой.

— А он ничего себе, — заключила дочь, — по крайней мере, по сравнению с другим, — имея в виду Саймона с редеющими волосами и с несчастливой внешностью розоволицего блондина.

— Главное, что он дал тетушке Изабелл радость и счастье.

— И выглядит клево, — добавила Зоя, ничуть не шутя. — Дал счастье и выглядит клево. Какой был бы смысл ее осчастливливать, если бы он был уродом, правда?

Я даже не попыталась оспорить такой аргумент.


Через пять минут после того, как Зоя удалилась к себе, вошел Уильям.

— Это вы новый друг тетушки Изабелл? — осведомился он, прежде чем я успела его представить. К счастью, он обратился с вопросом к правильному адресату (видно, выслушав описание Зои), и правильный адресат ответил:

— Надеюсь. А ты, должно быть, Уильям. Приятно познакомиться. — Люк протянул Уильяму руку, что, насколько я знаю, должно было тому понравиться.

— Пора спать, — напомнила я, и сын с отвращением посмотрел на меня.

— Знаю.

Когда я на кухне нарезала творожный пудинг, явилась Изабелл якобы за вином, но, конечно, на самом деле ей хотелось перемолвиться со мной наедине.

— Ну? — спросила она, присматривая одним глазом за дверью гостиной.

— Что «ну»? — Я по-прежнему старательно нарезала десерт.

— Сама знаешь.

Я положила нож, вытерла руки посудным полотенцем, стараясь потянуть время.

— Ребекка…

— Он мне по-настоящему нравится. Могу утверждать, Дэну тоже.

— Правда?

— Правда.

— И ему здесь понравилось, знаю.

— Может, вместе проведем выходные? — предложила я. — Вчетвером.

— Возможно, — нерешительно кивнула она. — Я спрошу, но с выходными проблема: у него Чарли.

— Разве няньку нельзя пригласить?

— Думаю, это его не устроит. Знаешь, Люк только по выходным реально общается с сыном. И не хочет, чтобы жена думала, будто он пренебрегает своими обязанностями…

— А жена о тебе уже знает?

— Нет, — ответила Иза. — Он хочет дождаться окончательного оформления развода.

— Разумно, — согласилась я, вручая ей пару тарелок.

— Бекс… — окликнула она, когда я уже направлялась к гостиной. — Со мной Алекс опять разговаривал.

Конечно, звонил вовсе не для того, чтобы спросить, когда надо заехать за близнецами.

— Нет, Изабелл, — отрезала я. — Не позволяй ему тебя донимать. Смотри, как ты сейчас счастлива. Вдобавок я могу поспорить на деньги, что он это делает лишь потому, что ты нашла другого.

— Я знаю, — вздохнула она. — Но обязана разговаривать с ним из-за девочек.

— Тогда разработай основные правила. Скажи, что не будешь отвечать на звонки, пока он не пообещает прекратить бессмысленный бред. Быстро остановится.

— Скажу, — пообещала она, и я понадеялась, что действительно скажет.

— Не позволяй ему портить твои отношения с Люком.

— Не волнуйся. Это никому не удастся.


Я заснула с мыслью о счастливо удавшемся вечере. Все отлично поладили, никто не надоедал, не робел, не старался попасть в центр внимания. Роуз с Саймоном пригласили всех через неделю к себе, с Люка взяли обещание постараться прийти в выходные, хотя он сомневался, что сможет. Впрочем, предложил встретиться с нами на следующей неделе, постаравшись, чтобы это не выглядело извинением. В целом все было хорошо. Превзойдены мои самые смелые ожидания.


Глава 23 | Дважды два — четыре | Глава 25



Loading...