home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 25

Дважды два — четыре

В среду, несмотря на легкое похмелье, удалось совершить еще парочку подвигов для небольшой компании моих приемных клиентов. Обзвонив всех по кругу, я умудрилась устроить для Кэтрин первое прослушивание бог весть за сколько месяцев. Дневной мыльной опере «Нянечки» требуется новая матрона. Про Кэтрин все совершенно забыли, сообщила перезвонившая мне ассистентка по кастингу, хорошо, что я напомнила. Я уточнила детали и отыскала Кэтрин в мастерской флориста. Она до смешного была благодарна, а потом ударилась в панику по поводу одежды и прически. Затем позвонили из сериала «Следствие ведет Мальборо» и сказали, что видели запись Мэри на диске, хотят пригласить ее почитать роль Эффи, сестры красивого, но холодного и устрашающе умного детектива Мальборо. Роль сквозная, время от времени выплывает в той или иной серии. После того как я передала новость Мэри, мы с Кей сплясали в честь события короткую джигу в приемной, и Джошуа высунул голову из кабинета, приказав не шуметь, черт возьми. Да, и Сэмюель получил предложение еще пару дней посниматься в «Ноттингемской больнице», на этот раз в роли мужчины, подозреваемого в содействии неудавшемуся самоубийству своей смертельно больной жены. Не хочется лишать человека работы, но я не удержалась, спросила, не странно ли сразу снимать его в другой роли?

— Да нет, мы постоянно так делаем, — объяснила агентша. — Фактически зрителям все равно, по-моему, даже нравится.

Начинаю думать, что у Сэмюеля все будет хорошо. Он солидный, надежный, ведущих ролей никогда не получит, но до конца жизни будет удачно выскакивать два дня там, три здесь, пока мы постоянно напоминаем о его существовании всем и каждому. И он вполне доволен. Почему бы и нет? Получает неплохо, когда есть работа, и еще остается свободное время копаться на своем земельном участке. Нам он не принесет капитала, однако забота о нем практически не отнимает ни сил, ни времени, так что все довольны.

В конце дня мы с Кей отметили успехи выпивкой в пабе через дорогу, она произнесла тост за мой «внезапно открывшийся агентский талант». Я шла домой, смехотворно гордясь собой, чувствуя себя взрослой, реализовавшейся, необходимой и справедливо заслуживающей хвалебных эпитетов.


Просыпаюсь в холодном поту. Сегодня четверг. Вдруг Люк прав и Лорна не вернется? Ленч с Нилом Джонсоном и Хитер назначен на понедельник, а ей об этом до сих пор неизвестно. Конечно, я сама скрыла реальные причины ее отсутствия. Позволила себе надеяться, что смогу прикрывать ее до возвращения, после чего все пойдет по-прежнему. В последнее время так много работы, что некогда было даже об этом подумать. Фактически не знаю, о чем я вообще думала. Видимо, ни о чем.

Ужасно не хотелось, но пришлось будить Дэна.

— Что? — пробормотал он. — В чем дело?

Выложила ему свои тревоги, а он и говорит:

— Я думал, тебе нравится выполнять ее обязанности.

— Нравится, — подтвердила я. — Нравилось.

— Тогда в чем проблема?

Нарочно, что ли, прикидывается, будто не понимает? Разве не ясно, в чем проблема?

— Лорна приглашена на ленч.

— Ну, скажи, все еще болеет. До сих пор получалось.

— Да никто никогда не поверит, будто она две с лишним недели страдает от какого-то пустякового вируса. Вдобавок Нил и Хитер хотят, чтобы Лорна присутствовала.

— Пойди вместо нее, — посоветовал Дэн и повернулся на другой бок, накрывшись с головой одеялом.

— Что за глупости, — рассердилась я. — Разумеется, мне нельзя идти вместо нее. Если сказать, что ее нет на месте, то встречу отменят, и что тогда удержит Хитер в агентстве «Мортимер и Шиди»? Она и так уже недовольна.

— Говори, что ты хочешь сказать, а потом давай спать, — буркнул Дэн.

— Забудь. Все равно не поймешь, — проворчала я и почувствовала себя совсем плохо. Он же не виноват, что я вляпалась в такую кашу. Погладила его по плечу, высунувшемуся из-под одеяла. — Прости. Не надо было тебя будить.

Он снова перевернулся, прижался ко мне.

— Ничего. Утром тебе станет легче.


Легче не стало. Я в полной панике, словно вдруг обнаружила, что сижу в кабинке на самой верхней точке американских горок перед крутым спуском вниз и не знаю, как оттуда выбраться. Невозможно дождаться, когда приду на работу и поговорю с Кей. Одна она по-настоящему понимает, в каком я положении. Поэтому я прибежала в офис в четверть десятого и села в ожидании, считая минуты. Как только Кей вошла в дверь, я затараторила:

— Ох, боже, надо вернуть Лорну на работу до понедельника, потому что на понедельник назначен ленч с Хитер, на котором она должна присутствовать, потому что я им обещала, фактически, если ты помнишь, выдавая себя за нее…

— Помедленнее, — перебила Кей. — Давай сначала. В чем дело?

Я начала сначала, стараясь на сей раз время от времени делать паузы между словами, чтобы она поняла, о чем речь.

— Да, — посочувствовала Кей, когда я остановилась перевести дух, — даже не представляю, как ты будешь выпутываться.

— Надеялась, к тому времени все образуется, — жалобно заныла я. — Откуда мне было знать, что она не вылезет из постели…

— Хорошо, — спокойно сказала Кей. — Рассмотрим варианты. — И принялась загибать пальцы. — Первый: Лорна через пару дней возвращается в полном порядке, с большим удовольствием идет на ленч, благодарит тебя за спасение, и все мы счастливо живем дальше.

— Думаю, нереально.

— Я тоже. Второй: Лорна не возвращается, ты сообщаешь Нилу и Хитер, что они будут завтракать без нее. Хитер писает кипятком от подобного непочтительного обращения и переходит в другое агентство; идут слухи, что Лорна скоро не поправится, может быть, вообще не вернется к работе, после чего разбегаются все ее остальные клиенты.

— Ох, боже, — пробормотала я.

— Третий: в понедельник мы едем к Лорне, вытаскиваем из дому, везем на ленч, где она сидит как слюнявая идиотка, но все же присутствует.

— Тоже плохо, — вздохнула я.

— Четвертый, — продолжала Кей, — рассказываем Джошуа и Мелани, что происходит на самом деле, и кто-то из них займется Хитер.

— А меня выгонят.

— Да? Несмотря на то что ты все время старалась помочь?

— Разумеется. Врала боссам, выдавала себя по телефону за Лорну, обманывала клиентов… Боже, даже подумать страшно.

— Ну, тогда, — говорит Кей, — остается пятый вариант.

— Убежать?

— Нет, — рассмеялась она. — Мы… то есть, я хочу сказать, ты… вернешь Лорну на работу, убедив ее, что все сделано для ее же собственного блага, что она никогда не должна об этом рассказывать ни Джошуа, ни Мелани, ни кому-нибудь из клиентов и к ленчу в понедельник обязана стать прежней энергичной деятельной Лорной. — Кей триумфально на меня взглянула.

— Ну и как это сделать?

— Понятия не имею.

Все правильно. Сейчас для меня единственный способ спасения — заново склеить мир, причем так, чтобы никто даже не заподозрил, что он был разбит в пух и прах. Но возможно ли это?

— Чем раньше с ней поговоришь, — заключила практичная Кей, — тем больше у нее будет времени привести себя в божеский вид к понедельнику.

— Что делать? Снова к ней ехать? Наверняка во второй раз мне дверь не откроет.

Решили, что Кей сообщит Джошуа с Мелани, будто Лорна меня попросила приехать, обсудить кое-какие дела. На что Джошуа сказал:

— А, очень хорошо, я сегодня как раз собирался звонить, выяснять, когда она рассчитывает вернуться.

На что Кей сказала:

— Ну, Ребекка вам сразу доложит, — понадеявшись, что после этого он успокоится.

Тем временем я ехала к Лорне, совершенно не представляя, что делать. Фил объявил по мобильнику, застав меня в подземке, что решил взять Жасмин в постоянные гости по четвергам и считает, что это удачная мысль. Надо было, конечно, дождаться свидания с Лорной, но я снова взяла на себя инициативу и предупредила, что Жасмин запросит существенно больше своей нынешней ставки, так как отныне будет вынуждена освобождаться по вечерам в четверги. К моему изумлению, Фил сказал: хорошо, вполне логично, постоянный участник должен получать больше, чем одноразовый. Закончив разговор, я задумалась, не следовало ли запросить максимум, но, когда доложилась Жасмин, та была очень довольна.

— Спасибо. Поблагодарите Лорну от моего имени.

— Обязательно, — пообещала я. — Увижусь с ней с минуты на минуту.

Я потопталась у парадного, надеясь на повторение прежнего трюка, но никто не входил и не выходил, поэтому в конце концов принялась наугад тыкать во все звонки. Когда, наконец, кто-то ответил, я сказала, что снимаю показания счетчиков. Даже не поинтересовавшись, о каких именно счетчиках речь, ответивший просто нажал кнопку, открывшую дверь.

Я постучала к Лорне. Изнутри слышались ее шаги. Зная, что она дома, но открывать не хочет, я громко объявила:

— Лорна, это Ребекка. Хотя ты не желаешь меня видеть, я пришла по делу. И не уйду — дело важное. Понимаю, тебе наплевать, только, если я не доложу о встрече, Джошуа сам тебе позвонит…

Открылась соседняя дверь, выглянула женщина средних лет, явно интересуясь, что происходит. Я улыбнулась, стараясь выглядеть дружелюбно, она пронзила меня взглядом и исчезла, не сказав ни слова. Как известно, Лорна изо всех сил заботится о своем имидже преуспевающей деловой женщины, значит, можно рискнуть, черт возьми. Я повысила голос:

— …ты же знаешь, он к тебе неравнодушен. Притворяется, будто питает чисто деловой интерес, но на самом деле тут нечто большее. В принципе хочет войти в твою…

Договорить я не успела — дверь, на которую я налегала, резко открылась, и я почти ввалилась в прихожую.

— Заткнись ты, ради бога! — прошипела она. — Что соседи подумают?

— С одной мы только что перемигнулись, — сообщила я, выпрямляясь и принимая достойную позу. — Она очень любезна.

Я направилась из прихожей в гостиную, Лорна провожала меня взглядом. Квартирка симпатичная, пожалуй, чересчур разукрашенная, но со вкусом — для меня неожиданность. Отделана в кремовых и коричневых тонах. Впрочем, не хотелось бы тут запереться на целых две недели.

— Ну, что теперь? — спрашивает она.

Я села на диван, а Лорна осталась стоять, как бы надеясь поскорей меня выпроводить.

— Не собираюсь скандалить и ссориться. У меня к тебе конкретное дело. — Говорить надо по существу. Главное, чтобы в понедельник она пошла на ленч. Остальное может обождать. — В понедельник Хитер встречается с Нилом Джонсоном, они хотят, чтобы ты тоже присутствовала. Я должна убедиться, что ты придешь.

По выражению лица Лорны было ясно, что она заинтересовалась, хотя и старается изобразить равнодушие. Впрочем, она не сказала ни слова.

— Ленч назначен в «Плюще». Нил очень рад возможности переманить Хитер на Би-би-си…

Наконец, она не сдержалась:

— Кто это устроил? Джошуа?

Итак, момент настал.

— Нет… я… Думала, тебя не будет всего пару дней. Хитер страшно злилась, что ты ею не занимаешься, а мы не могли связаться с тобой, помнишь, постоянно названивали…

— Стало быть, ты заработала выигрышные очки? Джошуа с Мелани наверняка в восторге.

— Они ничего не знают. Ну, про ленч знают, но думают, будто ты его организовала.

Лорна не оценила.

— Пускай перенесут на другой день. Вряд ли я смогу в понедельник вернуться.

По всему видно, что она в полном порядке. По крайней мере, физически.

— Видишь ли, это единственный день, когда Хитер с Нилом оба свободны… и, по-моему, Хитер кажется, будто ею пренебрегают. Думаю, обратится в другое агентство, если эта встреча не состоится.

— Ну, тогда передай, пусть встречаются без меня.

— Лорна, только подумай, какая возможность! Ты войдешь в офис Нила. Как по-твоему, сколько агентов мечтают посидеть рядом с куратором развлекательных передач Би-би-си? Вряд ли даже Джошуа общался с ним дольше пяти минут на какой-нибудь вечеринке с коктейлями. Может быть, Хитер получит новый крупный контракт. Для агентства это было бы замечательно, нам нужна прибыль. Кроме того, Нил действительно хочет видеть тебя на встрече…

— Время? — вздохнула она.

Я взглянула на часы:

— Двадцать минут одиннадцатого.

— Да не сейчас. Ленч на сколько назначен?

— А… На час. Значит, будешь?

— Может быть. Посмотрю, как буду себя чувствовать.

Ну, уже кое-что. Хотя если проснется утром в понедельник и решит не ходить, не выйдет ли еще хуже, чем если сейчас отменить? Впрочем, ясно, давить больше нельзя. Остается сказать лишь одно.

— Гм… — прокашлялась я. — Нил… э-э-э… считает, что разговаривал по телефону с тобой…

Лорна окаменела.

— Что?

— Ну… я позвонила и назвалась твоим именем… боялась, что иначе он не ответит…

— Ты выдала себя за меня?

— Нет… то есть… да… Всего один раз.

Лорна села на ручку кресла, словно лишилась последних сил.

— Джошуа с Мелани не возражали?

Я громко сглотнула.

— Они не знают. Думают, ты все время работаешь, а не просто… дома сидишь. Я решила, что так будет лучше… для тебя… в перспективе…

— Ты проворачивала делишки за спиной Джошуа и Мелани? Разговаривала с куратором развлекательных передач?

Я неохотно кивнула:

— Пришлось. Сильно за тебя переживала. Тебя предал и обманул мой друг — пускай бывший, — и поэтому я в самом деле старалась помочь.

Она встала, в глазах вспыхнул огонь.

— Ну, посмотрим, что скажут Джошуа с Мелани: действительно ли ты мне помогала или вела себя абсолютно непрофессионально. Хотела продвинуться, рискуя их и моей репутацией. Надеюсь, поймут, что ты действовала ради общего блага. Не сочтут за интригу с целью добиться власти.

На моих глазах возникла прежняя Лорна. Бедную раскисшую крошку сменила злобная мегера. Нет, я ей не позволю меня закопать.

— Какая же интрига в том, что я себя выдала за тебя? Ни перед кем не прикидывалась, будто я представляю клиентов, поэтому не понимаю, как ты можешь думать, будто я старалась продвинуться. Всем говорила, что исполняю твои поручения. Даже изображала, что с тобой советуюсь, пока ты игнорировала любые попытки связаться с тобой, погрузившись с головой в собственные проблемы.

— Всем? Всем говорила? Кому именно?

Ладно, придется выкладывать то, что я рассчитывала приберечь до ее возвращения, когда ей, может быть, удалось бы внушить, что она должна была сама сделать все это, прежде чем слечь в постель.

— Жасмин будет регулярной участницей ток-шоу «Лондон в шесть часов», Сэмюель получил небольшую роль в «Ноттингемской больнице», фактически вторую, Кэтрин пробуется в «Няньках», а Мэри — в «Дороге на Реддингтон». Правда, ее не взяли, но сейчас пригласили на другое прослушивание в сериале про сыщика Мальборо, это, может быть, даже лучше. Я не могла до тебя дозвониться и поэтому все сама сделала.

Лорна недоверчиво вытаращилась на меня.

Вела переговоры? Насчет Жасмин и Сэмюеля?

— По необходимости. Если бы просила советов, Джошуа с Мелани поняли бы, что с тобой невозможно связаться. Ради бога, Лорна, по-моему, я поступила правильно.

Она поднялась.

— Ладно. Теперь уходи. Скажи Джошуа и Мелани, я сегодня приду. Надо разобраться во всей этой неразберихе.

Спорить бессмысленно. Я хотела вернуть ее на работу и преуспела. Дала в руки единственное, что заставило слезть с кровати и отправиться в офис, — орудие против меня.

— Слушай, — сказала я, идя к двери, — знаю, мы с тобой не ладим, только, пожалуйста, постарайся подумать, прежде чем что-то сказать. Увидишь, я в самом деле старалась помочь, чтобы ты не лишилась работы.

Послышался шум воды в душе. Она даже не слышала.


В офис я вернулась полностью опустошенная. Подумывала уйти домой, спрятаться, но не хочется уподобляться Лорне, поэтому решила лично выслушать музыку, какой бы она ни была. Кей сильно переживает, без конца извиняется, что предложила мне ехать к ней.

— Все когда-нибудь вышло бы наружу, — говорю я. — Почему не сейчас?

Можно опередить Лорну, пойти к Мелани, изложить свою версию, прежде чем та представит свою, но неизвестно, с чего начинать. Кей сообщила обоим начальникам добрую весть о ее возвращении, я забрала из ее кабинета свои немногочисленные бумаги, села и стала ждать, что будет.

— Лорна наверняка от души благодарна, что вы в ее отсутствие все держали в руках, — сказала Мелани, проходя через приемную, и я чуть не расхохоталась, до того это прозвучало смешно. — Я очень рада, потому что знаю, вы друг с другом не всегда ладили.

Около половины второго впорхнула Лорна. Джошуа с Мелани встретили ее как блудного сына или, точнее, дочь. Сплошная забота: «Мы так волновались, вы уверены, что полностью выздоровели?» и прочее.

— Принесите, пожалуйста, досье моих клиентов, — обратилась она к Кей, не позаботившись поздороваться. — Надо проверить, что происходило в мое отсутствие. — Бросила на меня при этом многозначительный взгляд, и я на себя разозлилась, почувствовав, что краснею. Надо помнить: я ничего плохого не сделала. Ну, конечно, формально сделала, но только ради общей пользы. Существенная разница. У меня есть смягчающие обстоятельства.

— О, Ребекка заставляла колесо крутиться, — весело объявил Джошуа. — По-моему, сама собой довольна.

— Не сомневаюсь, — ответила Лорна. — Но теперь я вернулась.


Почти до конца рабочего дня она просидела в своем кабинете за закрытой дверью. Дважды вызывала по телефону Кей, хотя лишь для того, чтобы та принесла чашку чаю. Огонек ее телефона на коммутаторе горел подолгу, и, по словам Кей, когда она заходила, Лорна, похоже, действительно разговаривала. С кем, неизвестно. Меня подташнивало в ожидании ее дальнейших действий. В какой-то момент к ней на пару минут зашел Джошуа, вышел вполне довольный: вряд ли она ему что-нибудь сообщила. Мэри попросила меня к телефону, я велела, чтобы Кей объявила ей о возвращении Лорны и предложила поговорить с ней самой. Мэри сказала, что очень рада ее возвращению, но поговорить хочет со мной. И принялась рассказывать о пробах для детективного сериала, которые, видно, действительно прошли успешно. Была страшно взволнована. Я, конечно, была за нее очень рада, хотя меня это теперь не касалось. Лорна ее настоящий агент. Закончив разговор, я попыталась взяться за свое прямое дело, за работу для Джошуа и Мелани, только трудно было сосредоточиться. Наконец, часа в четыре Лорна вызвала меня к себе по телефону. Хотелось сказать: «Нет, отстань, оставь меня в покое», но это невозможно. Поэтому я пошла, стараясь сохранять полное спокойствие и безмятежность. Что? Что плохого я сделала?

Лорна сидела за своим столом, как первоклассница, взгромоздившаяся в учительское кресло. Я остановилась в дверях, понадеявшись, что она даст мне какое-то скучное, но простое поручение, которое в действительности входит в обязанности Кей. Порядком продержав меня у двери, она в конце концов сказала:

— Проходи, пожалуйста, садись.

Я повиновалась.

— Просто хочу уточнить. Жасмин будет каждый четверг участвовать в программе «Лондон в шесть часов», а вот это… — она схватила экземпляр согласованных условий, которые телевизионщики еще не успели внести в контракт из-за страшной спешки и суматохи, — условия?

Я смиренно кивнула. Похоже на ловушку.

— Сэмюель снимается в «Ноттингемской больнице»?

— Да.

Лорна махнула другим листом:

— Все детали обговорили?

Я снова кивнула, не в силах ничего сказать с перепугу.

— Мэри была на пробах для сериала «Следствие ведет Мальборо», а Кэтрин завтра прослушивают для «Нянек»? А Джой Райт Филипс мне объявила, что снова пишет, потому что ты ей посоветовала работать по два часа каждое утро, пока не отвлеклась на другое. Кажется, помогло.

— Правда? Здорово, — не удержалась я.

Лорна проигнорировала.

— А Хитер, как известно, встречается в понедельник с Нилом Джонсоном.

Снова кивок. Жду удара в солнечное сплетение.

— Как насчет Крейга? Никакого заказа от студии «Мирамакс», никаких обещаний сезона в «Буше»?

— Пока пишет первый вариант, — доложила я, не желая проглатывать наживку. — Похоже, неплохо получается.

— И ты просто меня прикрывала во время болезни? Заставляла колесо крутиться?

— Именно.

— Не старалась отличиться? Занять теплое местечко в мое отсутствие?

Ну, начинается.

— Повторяю: нет, конечно, раз всем говорила, что обо всем тебе сообщаю, прошу указаний.

— Ну и что? Когда Джошуа с Мелани обратят внимание на успехи моих клиентов, ты вполне можешь поднять руку и заявить: «Лорна тут ни при чем, все я сделала».

— Зачем мне это надо? Говорю тебе, мне бы хотелось, чтобы они вообще ничего не узнали. Так было бы лучше для нас обеих.

— Правда. Значит, трудилась из чистого альтруизма, без всякой для себя выгоды?

— Нет, Лорна. Я это сделала из ложно понятого чувства вины. Теперь вижу, надо было просто позволить тебе утонуть. Фактически даже не так: надо было придавить ногой голову, чтобы ты наверняка утонула.

Она усмехнулась.

— Чаю не принесешь?

— Я тебя не обслуживаю. Попроси Кей.

— Страшно не хочется, чтобы Джошуа и Мелани подумали, будто ты так занеслась, что не можешь мне чаю подать.

— Слушай, знаешь, говори им что хочешь. Мне плевать. — Я повернулась и пошла из кабинета. По пути оглянулась: — И еще: иди на хрен.

Конечно, не Оскар Уайльд, но мне стало легче.


Глава 24 | Дважды два — четыре | Глава 26



Loading...