home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 26

Дважды два — четыре

В определенном смысле правда — плевать, что она со мной сделает. Возможно, я лишусь места в агентстве, но это не конец света. Конечно, кроме того факта, что нам нужны деньги. В конце концов, могу пойти на временную работу. Могу текст набирать. Я вполне представительная. По правде сказать, работа на подхвате всегда ввергает меня в ужас — каждую неделю новое место, незнакомые лица, да как-нибудь справлюсь. Может, мне даже понравится, что не приходится проводить много времени с теми, кто меня бесит. Ясно: истина в том, что мне трудно будет вернуться к своим прежним обязанностям в офисе. Вряд ли я буду довольна, принимая телефонные сообщения и внося в архив данные после того, как с большой радостью занималась другими делами. Теперь я знаю, на что способна.

Конечно, этого делать не следовало, но я позвонила Кэтрин, обсудила детали на завтра. Едва ли она стоит на первом месте в приоритетном списке Лорны. Пока не поверю, что Лорна в самом деле вернулась и ведет огонь из всех орудий, буду присматривать за ее клиентами.

— Ты сделала все возможное, — заключил Дэн, выслушав мой отчет о событиях. — Старалась помочь Лорне по своей доброте и из чувства вины за ее разрыв с Алексом, а она практически плюнула тебе в лицо. Это ее проблема, не твоя.

— Моя, если она расскажет Джошуа и Мелани.

— Зачем ей это надо? Ты ее представила в лучшем свете. Получается, что она занималась делами на одре болезни, а ты лишь обзванивала по ее поручению клиентов и назначала им прослушивания. Теперь она может претендовать на титул «Служащий года».

Правда. Знаю. Но мне от этого не лучше.

Решила позвонить Изабелл, отвлечься от мрачных мыслей, побаловать себя подробностями чужого романа. Она начинает немножечко дергаться из-за того, что после поездки их отношения с Люком практически не развиваются. С тех пор ни одной ночи вместе не провели. Изабелл опасается, что, если так пойдет дальше, возникшая меж ними в Мюнхене близость постепенно исчезнет.

— Мы впервые поссорились. Ну, знаешь, не по-настоящему, всего несколько резких слов.

— Возможно, он побаивается новой связи после крушения брака, — предположила я. — Боже, если его единственный недостаток заключается в том, что он предпочитает спать в своей постели, то, по-моему, тебе нечего беспокоиться.

— Кстати, он в тебя просто влюбился. В вас обоих.

— Кто бы не влюбился, — хмыкнула я, и Иза рассмеялась.

Потом рассказала, что, когда они прошлым вечером ехали после свидания к ней — до возвращения Люка в Теддингтон, — возле дома топтался Алекс, делая вид, что выгуливает собаку. Забрал пса к себе под предлогом, что лишь у него есть свободное время. Детей все же оставил.

— Что ты сделала? — недоверчиво спросила я.

— Что я могла сделать? Познакомила его с Люком.

— Неудивительно, что Люк уехал домой. Видно, подумал, если останется, будет завтракать с Алексом.

— По-моему, Алекс просто хотел на него посмотреть. Для меня это лестно.

— Скорей ненормально.

— Я сама виновата во многих издержках нашего брака. И знаешь, жалею об этом. Думала, если Алекс действительно меня любит, то найдет работу, постарается нас обеспечить, только, может быть, ошибалась…

Нехорошо. Надо оторвать ее от Алекса, вернуть к милому симпатичному Люку, пока не натворила чего-то, в чем будет раскаиваться.

— Изабелл, не возвращайся к нему из жалости. Посмотри, что получится с Люком.

— Знаю. Так и сделаю. Просто тяжело, вот и все. Девочки постоянно спрашивают, когда папа вернется…

— Естественно, но это не причина возобновлять несчастливую семейную жизнь. Кстати, где они в то время были?

— Спали как убитые. В отличие от меня.

— Объяснись с Люком насчет того вечера, и все будет хорошо. Поверь мне, не складывай оружие. Ох, боже, — обратилась я к Дэну, завершив разговор. — Кажется, Иза подумывает вернуться к Алексу. Как думаешь, надо сказать ей правду?

— Нет, — решил он. — Это не наше дело. Давай держаться в сторонке. — Минуту подумал и спрашивает:

— А Люк как же?

— О чем я и говорю.

— Он мне понравился. И ей вполне подходит.

— И я говорю то же самое, ну, более или менее. Знаешь, что меня особенно беспокоит? Алекс на самом деле не хочет возвращаться. В точном смысле — нет. Просто чувствует себя одиноким, отвергнутым и думает, что ему тогда лучше станет.

— Все равно возражаю против осведомления Изы, — повторил Дэн, и я согласилась. Пожалуй, он прав.


Влачу дни до выходных, изо всех сил стараясь избегать контактов с Лорной, ожидая, когда падет меч. По крайней мере, справляется она неплохо, производит вполне благоприятное впечатление в данный момент. Слышно, как сообщает Джошуа и Мелани, что Мэри получила роль в сериале про Мальборо — «потрясающе, правда?». Джошуа поздравляет ее с успехом: первая игровая роль Мэри, и очень хорошая.

— Какая преданность делу, — заметил он, проходя на кухню через приемную. — Вы даже больная устраиваете клиентов на работу.

— Ну… вы же меня знаете. Терпеть не могу валяться без дела, — ответила Лорна.

Я взглянула на нее, проверяя, покосится ли на меня, и, надо отдать ей должное, на мгновение покосилась, даже слегка виновато. Разумеется, главным образом потому, что разговор происходил в моем присутствии, а не потому, что действительно чувствует себя виноватой. Вряд ли в ее душевном арсенале есть чувство вины.

— Как же вам удалось добиться прослушивания, когда показать нечего? — полюбопытствовал Джошуа, и я насторожилась в ожидании ответа, поскольку не имела возможности известить Лорну, что мы сделали запись на диске.

— Э-э-э… — неуверенно промычала она. — Н-ну…

Не пойму, что на меня нашло, но я попросту не смогла оставить ее в опасном положении. Возможно, надеялась пристыдить своим великодушием.

— Лорна, видно, забыла, что попросила нас с Кей записать чтение Мэри на диск. Мы только текст подобрали, и все.

Лорна посмотрела на меня с нескрываемым изумлением. Однако во взгляде промелькнула нервозность. Что это — подвох? Наверняка заподозрила каверзу, поскольку не может представить, чтобы сама когда-нибудь сделала доброе дело, не подразумевая какого-нибудь подвоха. Я повела бровями, стараясь просигнализировать, что это правда.

— М-м-м… — выдавила Лорна, на этот раз в самом деле смущаясь, что приходится принимать незаслуженную честь на глазах у меня.

— Что ж, можете гордиться собой, — провозгласил Джошуа.

Лорна промолчала.

Позже я позвонила Мэри, которая билась в истерике от волнения и благодарности.

— Знаю, это во многом ваша заслуга, — проверещала она, очень сильно меня подбодрив.

Хотя слава досталась Лорне, я за Мэри так искренне рада, что ее реакция вдохновляла меня целый день. И очень хорошо, потому что иначе остаток дня, посвященный заполнению бланков контрактов, назначению пары встреч и архивным делам, был бы невыносимо скучным. С трудом верится, что неделю-другую назад я проводила так каждый день. И была счастлива. По крайней мере, так мне казалось.


Мы снова встретились с Роуз и Саймоном субботним вечером, но сначала я вместе с Изабелл отправилась в «Уэстфилд» за рождественскими покупками. Безрезультатно прошатавшись по супермаркету около часа, мы решили посидеть в шампань-баре, хотя был еще даже не полдень, и мы обе не могли позволить себе пить шампанское.

— Утром я долго говорила с Алексом, — сообщила Иза. — Он заехал за девочками, чтобы везти их в балетную школу. Сказала, что к Люку отношусь серьезно. Это правда. Действительно. Ты права, он мне подходит, мне с ним хорошо. По-настоящему хорошо. Даже не помню, чтобы когда-нибудь так было с Алексом.

Слава богу.

— И как он это принял?

— Ну, сказал, что очень огорчен, хотя, знаешь, по-моему, вряд ли. Кажется, будто почти автоматически действует, не зная, как жить дальше, поэтому считает возможным посмотреть, что будет, если ко мне вернуться.

Совершенно верно.

— Нисколько не удивляюсь. Вряд ли он в данный момент психически стабилен настолько, чтобы понять, чего реально хочет.

— Забавно… Только когда Алекс очутился рядом, я поняла, что мне нужен Люк. И еще благодаря твоей неустанной пропагандистской кампании.

— Всегда рада служить.

— Хочу познакомить Люка с девочками. Потом, если они поладят — в чем я не сомневаюсь, — предложу Люку с Чарли провести с нами Рождество. Разумеется, если Чарли не отправится к матери.

Лучше не бывает — для Изабелл, и, по правде сказать, для меня. Я через стол дотянулась и крепко ее обняла, чуть не свалив на пол посуду.

— На этот раз будешь счастлива. Знаю.

Ребекка и Дэниел, Люк и Изабелл. Годится.


Ушам своим не верю. Наверняка какое-то недоразумение. Или есть простое невинное объяснение. Не представляю какое, но точно должно быть.

Дело в том, что Роуз поставила бокал с вином и сказала:

— Кстати, что я вам хочу рассказать. Вспомнила, где раньше видела Люка.

— Ну, очень хорошо, — ответила я, понадеявшись, что она его видела на работе, или Люк с Саймоном как-то играли в футбол, или еще что-нибудь.

— Моя сестра живет в Хайгейте на одной с ним улице. Я встретила его с женой.

— Они разводятся, — быстро вставила я.

— Кажется, помню, он говорил о разводе, и, разумеется, до безумия увлечен Изабелл, только, Ребекка, я видела его с женой недавно. Где-то на прошлой неделе.

— У них ребенок. Может быть, он его навещал.

А ведь Люк объявил Изабелл, что они с женой буквально не могут находиться рядом. Допустим, чуточку преувеличил. Не страшно.

Роуз взглянула на меня так, словно собиралась сообщить о чьей-то кончине.

— Они держались за руки.

Я посмотрела на Дэна, словно он мог помочь разобраться, о чем идет речь. Но на лице его играла растерянная улыбка.

— Может, это его… сестра… или еще кто-нибудь… я не знаю…

— Зачем ему идти по улице, держа сестру за руку? — спросил Саймон, попав точно в цель, хотя я этого и не признала.

— Не сестра, — мягко возразила Роуз, понимая, что огорошила меня сильнее, чем ожидала. — Он живет в Хайгейте. С женой и сыном.

— Ты уверена?

Невозможно поверить. Люк расхаживает по улицам, держа жену за руку. Ту самую жену, с которой, как он уверял Изабелл, не способен находиться в одном помещении. И меня осенило. Конечно, именно поэтому он и не остается на ночь. Не из-за работы, не из опасения перед новой прочной связью, а потому, что жена пожелает знать, где он был. С этой мыслью все полностью прояснилось. Понятно, почему он не может проводить с Изабелл выходные. В оправдание ссылается на сына, а на самом деле должен был бы сказать: «Жене не понравится, если я объясню, что у меня свидание с любовницей». Ох, боже. Вот именно. Иза — любовница.

— Как я понимаю, Изабелл ничего не подозревает? — спросила Роуз, и я не сразу поняла.

— Боже мой, нет, конечно!

— Она будет в отчаянии, — констатировал Дэн очевидное.

— Не волнуйтесь, — успокоила нас Роуз. — Я никому ничего не скажу. Сами решайте, что делать.

Я взглянула на Дэна. Мы… ну, если честно, я так долго старалась держать Изу в неведении о чудовищном поведении Алекса и подталкивала ее к Люку, что ни на секунду не задумывалась, правильно это или неправильно. Хотелось только оторвать ее от Алекса. Хотелось, чтобы она опять была счастлива.

— Я должна ей сказать… Если не скажу, она меня вряд ли когда-то простит. Ты точно уверена, что это был Люк? — обратилась я к Роуз, и та кивнула:

— Абсолютно.

Конечно, Изабелл со временем узнает. Люк увернется от предложения вместе провести Рождество, на ночь будет убегать домой, объяснять, что каждые выходные должен быть с сыном. Разумеется, постарается не знакомить с ним Изу. Рано или поздно она почует неладное, начнет задавать неприятные вопросы. Может быть, он надеется, что ей наскучат отношения, не имеющие развития, и она его просто бросит, или он сам ее бросит, пока дело не стало слишком серьезным. Как ни печально, для Изабелл это может быть поздно. Она с моей подачи возлагает на Люка большие светлые надежды. Наконец-то отделалась от Алекса, бросилась с головой в нечто новое, причем я сумела ее убедить, будто именно это и есть ответ на молитвы. Непонятно, как теперь вдолбить ей в голову, что новая связь — постыдный обман. И сделать это надо немедленно, пока она не увязла глубже. Даже не верится, что Люк всем нам заморочил голову. Всех очаровал, не одну Изабелл. Как же можно с ней так обойтись, с совершенно беззащитной женщиной? Может быть, он всегда так действует: очаровывает одиноких женщин, а потом в одну прекрасную ночь таинственно исчезает, пока они им не завладели. Я бы его убила. С большим удовольствием. Впрочем, с ним потом разберемся. Сначала необходимо придумать, что сказать Изабелл.

Естественно, полученное известие испортило вечер. Конечно, мы развлеклись и отдохнули в полном согласии, но, по правде сказать, на сердце у меня невесело.

— Надеюсь, она из-за этого не побежит к Алексу, — сказала я Дэну, когда мы ложились в постель.

— Побежит так побежит, — молвил он в духе мудрого китайского философа. — Пускай делает то, что считает лучшим для себя, ладно?

— Знаю, знаю.


Воскресным утром я повезла Уильяма к Изабелл, строго наказав занимать девочек, пока мы с их мамой поболтаем. По крайней мере, можно точно сказать, что Люка у нее не будет. Он лежит в постели с женой, читает газеты, улыбается ей, когда она приносит яичницу с беконом. Изабелл удивилась нам, но и обрадовалась. Я старалась не показаться гонцом, прибывшим с дурными вестями, но она чересчур хорошо меня знает и поэтому быстро учуяла неладное.

— Что с тобой, Ребекка?

— Ничего. У меня все в порядке.

Дождавшись, пока Уильям поднимется в мансарду к девочкам, а Изабелл поставит чайник, я продолжила:

— Но вообще дело плохо.

Она заботливо взглянула на меня:

— Что стряслось? Неужели с Дэном?

Я сделала глубокий вдох. Ради нас обеих надо поскорее покончить.

— Люк женат. — Ну, единственный способ объяснить помягче.

Изабелл не совсем поняла:

— Что?

— Люк по-прежнему живет с женой. Роуз видела их вместе в Хайгейте. — Я помедлила и нанесла решающий удар: — Они держались за руки.

— Когда?

— На прошлой неделе. Поэтому она его узнала. Помнишь, за ужином говорила… ну ладно. Он живет рядом с ее сестрой.

Изабелл села.

— Нет, Роуз обозналась. Наверно, это был новый приятель его жены. Люк упоминал, что у нее есть друг.

— Я так не думаю, Иза.

— Но… — пробормотала она, — как же он может до сих пор с ней жить? Мы с ним видимся три-четыре раза в неделю…

— Только не ночью и не по выходным.

Она взглянула на меня, и до нее дошло. Отрицать невозможно.

— Ох, боже… Какая же я дура!

— Он ведет себя в высшей степени убедительно, — объяснила я, усаживаясь рядом с ней. — Всех нас одурачил. Хотя, если подумать, сценарий продуман до мелочей. При своей работе Люк иногда задерживается допоздна, поэтому жена не задает вопросов, если он возвращается в половине одиннадцатого. Часто разъезжает — никому не известно, что с ним в отеле живет женщина. Впрочем, долго не скроешь.

— Но ведь он пошел к вам! Для чего рисковать столь тщательно спланированной операцией?

Я думала об этом всю ночь. Разумеется, не спала.

— По-моему, ты действительно ему нравишься. Вряд ли это вообще входило в его планы.

— Я просто идиотка, — вздохнула Изабелл. — Проклятая дура.

— Мне очень жаль.

— Ты ни в чем не виновата.

— Да, — подтвердила я, — но ведь я тебя поощряла. Подталкивала, уверяла, что он тебе подходит.

— Ох, боже… Завтра вечером мы должны встретиться. Что делать?

— Не знаю. Ни одной стоящей мысли. Если решишься на встречу, я с тобой пойду. Буду подбадривать. Хотя не могу гарантировать, что не выскажу ему все, что думаю.

— Лучше поговорить лично или по телефону? — раздумывала Изабелл. — Сегодня не могу позвонить, он предупредил, что будет сам звонить в выходные, когда Чарли нет рядом. Говорит, пока мы не познакомимся с Чарли как следует, ему не хочется, чтобы сын расспрашивал, с кем это он разговаривает. Теперь это выглядит неубедительно, но в свое время имело смысл. Я думала, какой прекрасный человек, раз так заботится о сыне.

— Ну, при личной встрече есть риск, что он тебя как-нибудь переубедит, ведь мы уже знаем, какой он обманщик. А если позвонить, бросит трубку, не дав договорить до конца.

— Надо встретиться. Хочу прямо в глаза объявить, что все знаю, видя при этом его лицо. И хочу, чтобы он объяснился.

Изабелл решила придерживаться договоренности — они встретятся в половине седьмого в маленьком бистро выше по улице. Я вновь предложила пойти вместе с ней, но она отказалась. Все будет в порядке, вдобавок не хочется настораживать Люка — он заранее заподозрит неладное.

— Я просто соглашусь ехать с ним в Теддингтон на ночь, — сказала она, — и посмотрим, что будет.

Мы еще какое-то время обсуждали изощренные способы мести, что Изабелл вроде бы развеселило, а потом она полностью осознала случившееся и совсем пала духом.

— Почему ты плачешь? — спросила вошедшая Никола.

— Потому что я сообщила, что Джастин Тамберлейк гей, — объяснила я, и Изабелл выдавила улыбку.

— Да ну? — нервно переспросила Никола. Она любит Джастина Тамберлейка, тогда как Натали предпочитает Рианну.

— Нет, — рассмеялась Иза. — Ведь это неправда, Ребекка? — И многозначительно на меня посмотрела.

— Нет, — подтвердила я. — Я просто тебя поддразнила.

— И зря, — резко бросила Никола. — Это очень жестоко.

Почти весь день я провела рядом с Изой, которая то загоралась, то гасла. В какой-то момент она вздохнула:

— Ох, я ведь объявила Алексу, что навсегда переезжаю…

Не совсем ясно, то ли она не хочет, чтобы он подумал, будто она не окончательно его отвергла, то ли сама не хочет окончательно с ним порывать. Я забеспокоилась, как бы Изабелл не решила вернуться к Алексу, испытав разочарование, но не стала ничего говорить. Я и так уж сполна высказалась насчет ее личной жизни.


Глава 25 | Дважды два — четыре | Глава 27



Loading...