home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 27

Дважды два — четыре

Лорна при полном параде, приготовилась к важной встрече. Я по-прежнему держусь от нее подальше, хотя отчаянно интересуюсь, как идут дела. Она демонстрирует невыносимое самодовольство. Разговаривая с Мелани и Джошуа, отдавая приказы Кей, как минимум каждые десять минут по любому поводу упоминает о ленче «с Хитер и Нилом». На мой взгляд, она до сих пор не совсем успокоилась, проявляются остаточные признаки маниакального психоза. Я слышала, как она рассказывает Джошуа и Мелани про «потрясающе проведенные выходные» — клубы, завтраки, обеды, ужины, походы по магазинам с друзьями, боулинг… Точно врет. Знаю: оба дня просидела в квартире, тщетно надеясь, что Алекс прискачет на белом коне и подхватит ее на руки. Хотя масть лошади наверняка ее не волнует.

Надеюсь, Лорна помнит, что требуется Хитер: интеллектуальный проект, где она блеснула бы не одной красотой, а еще и мозгами. Конечно, не слишком интеллектуальный. Такой, где время от времени можно что-то сказать от себя, а не только читать по бумажке. Фактически единственная задача агента на ленче заключается в том, чтобы не позволять Хитер соглашаться на то, о чем она потом пожалеет, постоянно напоминать Нилу о ее потрясающей внешности, значительности и таланте, о популярности ее нынешних шоу («Караоке для знаменитостей» и «Любовь с первого взгляда» собирают каждое больше семи миллионов зрителей, то есть двадцать восемь и тридцать один процент общей аудитории соответственно; экземпляров журнала «Хит» с изображением Хитер на обложке раскупается на пять процентов больше и т. д. и т. п.). Все эти факты и цифры я держу в памяти на всякий случай, но не хочу навязываться и сносить от Лорны оскорбления, поэтому записала самое необходимое на листке бумаги и попросила Кей передать, наказав:

— Скажи, что это ты составила. Может, тогда внимание обратит.

— Все это мне известно, — фыркнула Лорна, взглянув на листок, но все равно свернула его и сунула в карман.

Добрые вести приходят все сразу, как автобусы, и минут через сорок после того, как Кэтрин отправилась на прослушивание для «Нянек», мне сообщили по телефону, что ее утвердили. Контракт на год — редкий период стабильности в нестабильном мире. Я подробно пересказала известие Кей, сожалея, что не могу сама передать Кэтрин хорошую новость.


К несчастью (или к счастью), когда я собралась пойти поесть, Лорна как раз входила в лифт. Я хотела сказать: «Ничего, спущусь по лестнице», — но это было бы столь явным и умышленным хамством, что пришлось воздержаться. Мы молча стояли в кабине, отсчитывая этажи с пятого до первого, страстно желая, чтобы лифт шел быстрее. На выходе я, решив быть на высоте, сказала:

— Надеюсь, все пройдет удачно.

Она процедила «спасибо»: по-моему, уже кое-что. Я вышла следом за ней на улицу. Естественно, куда бы она ни направилась, я бы пошла в другую сторону. Лорна свернула налево, и, едва я сделала шаг вправо, воскликнула:

— О боже!..

Я оглянулась и увидела Алекса, который стоял, прислонившись к магазинной витрине.

— А, привет, — бросил Алекс, и тут я попалась ему на глаза. Он уставился на меня, игнорируя Лорну, застывшую на месте, и пролепетал: — Ребекка…

— Чего тебе? — спрашиваю, видя уголком глаза, как у Лорны задрожала нижняя губа, а на глаза навернулись слезы. Картина не для слабонервных — все равно что смотреть на маленького ребенка, который готов впасть в истерику, уронив мороженое, а ты ничем помочь не можешь.

— Поговорить надо. Насчет Изабелл.

Лорна вросла в землю, ожидая услышать, что он скажет. А я думаю только о том, что ей надо идти, если она хочет вовремя добраться до «Плюща».

— Мне некогда. И если честно, нечего сказать. Лорна, пошли, я тебя провожу.

Она с места не сдвинулась. Алексу, видимо, тоже некуда идти. Как их оставить? Надо убедиться, что Лорна отправилась по назначению, поэтому я тоже осталась стоять, ожидая дальнейшего.

— Алекс… — пробормотала Лорна.

Он мельком на нее взглянул и вновь обратился ко мне:

— Изабелл тебе говорила, что я прошу у нее разрешения вернуться?

Я кивнула. Лорна охнула, как переигрывающая звезда мыльной оперы.

— Я серьезно, — продолжал Алекс не останавливаясь. — Понял, что несколько последних месяцев были ошибкой, пресловутым тяжелым кризисом среднего возраста, если угодно. Меня всегда тянуло к тебе… я думал, что влюблен…

Невозможно поверить. Прямо перед ним находится женщина, сердце которой он вдребезги и навечно разбил, а он ее практически не замечает.

— Не хочу даже слышать, ясно?

Я схватила Лорну за руку, она вырвалась. Мы привлекли к себе внимание немногочисленной аудитории, состоявшей из служащих магазинов вниз и вверх по улице, что наверняка не пойдет на пользу профессиональной репутации агентства «Мортимер и Шиди».

Алекс не унимается:

— …только я понимал… догадывался… что из этого никогда ничего не получится, и поэтому выбросил из головы, был счастлив с Изабелл, правда. До тех пор, пока… ну, ты знаешь… пока больше не смог выносить. Теперь знаю, надо было держаться. Все было нормально, а дальше сплошные ошибки.

— Нет… — выдавила (я бы сказала, всхлипнула) Лорна.

Алекс, наконец, посмотрел на нее:

— Брось, Лорна, ты же понимала, что это несерьезно.

Как будто она без того не раздавлена вдребезги тонной рухнувших на нее кирпичей… Надо как-то избавить ее от дальнейшего и как можно быстрей отделаться от Алекса.

— Чего ты от меня хочешь?

— Изабелл тебя слушает. В данный момент отвечает отказом, но я знаю, ты сможешь ее убедить, объяснить, что я изменился, хочу вернуться к прежней жизни с ней и с девочками. Я скучаю по детям, Ребекка. И только подумай, со временем мы вновь окажемся вчетвером. Знаю, Дэн передумает, когда мы с Изой помиримся. Снова составим компанию, одну семью. Представь, как сама будешь рада.

Фактически я была бы очень рада дать ему по морде. К сожалению, сейчас не время.

— Не представляю. Теперь уйди. Пожалуйста. Раз в жизни сделай доброе дело.

Алекс помедлил в нерешительности.

— Ладно. Только хотя бы подумай. Каждый заслуживает второго шанса.

— Подумаю, — кивнула я, готовая обещать что угодно, лишь бы он убрался.

Алекс шагнул ко мне, как бы намереваясь обнять. Я отпрянула.

— Спасибо, — сказал он. — Скоро увидимся. — И добавил, кивнув, как случайной знакомой: — Пока, Лорна.

Наконец-то он ушел, слава богу, оставив меня с киселем, прежде известным под именем Лорна Уиттакер. Я схватила ее, как малого ребенка, принялась вытирать салфеткой тушь с ресниц, текущую по щекам, приговаривая:

— Если как следует поторопиться, успеешь.

В такой ситуации можно только прикидываться, будто все нормально, иного выхода нет.

— Не могу, — простонала она. — Домой хочу…

— Нет, — рявкнула я злой собакой, — сначала на ленч! Потом можешь идти домой.

— Не могу.

— Хорошо. Суть в том, что дело надо сделать. Потом, если хочешь, сиди дома неделю, мне плевать.

— Я не могу, Ребекка. — Лорна чуть ли не впервые называет меня по имени не для того, чтобы отдать указание или сделать выговор. — Посмотри, в каком я состоянии.

Вид, конечно, ужасный. Тушь течет, волосы обвисли, напоминая помятый шлем. Понятно, она больше имеет в виду свое эмоциональное состояние, чем внешность, но я не готова сейчас заниматься ее душевными муками и поэтому вновь принялась вытирать ей лицо. Лорна вдруг схватила меня за руку, посмотрела в глаза, приведя меня в замешательство, мягко говоря.

— Не знаю, что делать. Ты должна мне помочь.

— Помогу. Только пойди на ленч.

— Ни за что не смогу.

— Я тебя доведу. Посидишь там часа полтора, улыбаясь, толкая под столом Хитер, если она начнет соглашаться на какую-то глупость.

— Не могу, — повторила она.

Я взглянула на часы. С ума можно сойти.

— Давай я попрошу Мелани или Джошуа пойти вместо тебя.

— Нет! Не хочу, чтобы они подумали, будто я не справляюсь. Ты нрава, кроме работы, у меня ничего больше нет. Нельзя рисковать.

— Что же делать? Больше ничего не придумаю.

— Сходи вместо меня. Скажи, я опять заболела…

— Опомнись! Кто это посылает на ленч ассистентку? Как-то неприлично и оскорбительно…

— Ладно. Пойдем вместе. Объясню, что не совсем готова к переговорам после долгого отсутствия. Прошу тебя, Ребекка. Все будет хорошо, если я заручусь твоей моральной поддержкой.

Просто смех. Если Лорна приведет ассистентку на официальный ленч, Нил решит, что у нее начальственный комплекс. Ему самому ничего подобного в голову не придет. Однако как еще ее туда затащить? Поэтому я говорю:

— Ну, пошли.

По дороге Лорна рассказывает мне об Алексе:

— Не понимаю, что с ним случилось. Мы были так близки…

По-моему, сейчас не время обсуждать эту тему, тем более что голос у нее дрожит и, значит, близится новый поток слез.

— Давай насчет Хитер подумаем, — предлагаю я, стараясь держаться бодро и невозмутимо, хотя не чувствую ни бодрости, ни уверенности. — Как думаешь, что ей подойдет?

— Мы же с ним даже съехаться собирались…

Решительно не поддамся.

— Может, что-нибудь вроде «Обратного счета», но только в прайм-тайм? Или «Криминальное обозрение»? Этого она хочет? То есть Нил вряд ли предложит ей вести вечерние новости, правда? — Я взглянула на Лорну: взгляд отсутствующий, идет не глядя под ноги. Я продолжаю давить свое: — Или у Хитер есть свои идеи? Только тогда будут большие деньги, правда? Авторская программа?

Лорна передернула плечами. Идти, к счастью, недалеко. У поворота на Вест-стрит с Сент-Мартин-Лейн я ее остановила, еще раз осмотрела, дотерла потеки туши.

— Просто улыбайся, и все, — приказала я. — Кивай время от времени. Приблизительно через час все будет кончено.


Хитер уже явилась, и мы уселись в баре. Я ждала, что Лорна объяснит мое присутствие, чего она не сделала, и поэтому говорю:

— Лорна меня попросила пойти вместе с ней, поскольку, как вам известно, она две недели болела и я как бы ей помогаю…

Конечно, слабоватое объяснение, но другого не имеется. Хитер не отреагировала, не интересуясь ничем, кроме самой себя и легкого волнения среди заметивших ее женщин среднего возраста за другим столиком. Собственно, даже не потрудилась осведомиться о самочувствии Лорны. Впрочем, я мысленно поблагодарила ее за невоспитанность — если бы осведомилась, Лорна вполне могла подробно ответить, что не пошло бы на пользу делу.

— Итак, — обратилась я к Хитер, — может быть, быстро обсудим до прихода Нила, что вы конкретно хотите делать…

— С Лорной уже тысячу раз обсуждали, — недовольно буркнула она.

Лорна вытаращила на меня глаза.

— Конечно, — подтвердила я. — По ее словам, вам хочется более серьезной, значительной работы. Я просто спрашиваю, есть ли у вас конкретные идеи. У нас есть, — добавила я, прыгнув выше своей головы.

— Ну, не понимаю, почему все лучшее отдают Терри Сандерсон, — насупилась Хитер, имея в виду другую молодую ведущую, программы которой, по правде сказать, на Нобелевскую премию не потянут.

— Вот именно, — кивнула я, не имея понятия, что сказать дальше.

К счастью, в этот самый момент вошел Нил, и кругом пошли поцелуи. Я, как могла, представилась, он был несколько удивлен, но любезен. В принципе они с Хитер интересовались только друг другом, что меня вполне устраивало. Я села, постаралась расслабиться, присматривая краем глаза за Лорной.

Нил и Хитер вспомнили для начала общих знакомых — кто на коне, а кто вылетел из седла. Неизвестно, когда настанет подходящий момент заговорить о деле и кто должен начать разговор. Среди беседы Нил поинтересовался самочувствием Лорны, которая, глядя в тарелку, пробормотала, что все хорошо. Когда подали главное блюдо, он, наконец, спросил:

— Значит, подумываете уйти с Ай-ти-ви?

И я велела себе сосредоточиться, чтобы вмешаться в беседу, если она примет нежелательный оборот.

Хитер взглянула на Лорну, как бы ожидая от нее вступительной речи, чего та, разумеется, делать не собиралась. Я сделала глубокий вдох. Хуже все равно не будет. И говорю:

— Действительно, Нил.

Он буквально подскочил на стуле, явно недоумевая: «Это еще кто такая, черт побери?» Тем не менее я продолжила:

— Хитер кажется, что она несколько застоялась на Ай-ти-ви. Правда, Хитер?

Та, к счастью, кивнула, и я углубилась в тему:

— Как вы знаете, она собирает огромную аудиторию, поэтому им выгодно ее держать в популярных программах, рассчитанных на массового зрителя, — «Субботний вечер», семейные шоу, — где речь идет только о рейтингах.

Отбарабанила назубок факты и цифры, приготовленные для Лорны. Нил кивнул с легким нетерпением, как бы уведомляя, что все это ему известно.

— Дело в том, — говорю я, подбираясь к сути, — что Хитер не хочет тратить время на чтение текстов с телесуфлера. Она способна на большее и желает заняться другим.

Я откинулась на спинку стула. Все. Больше мне сказать нечего.

— Чем именно? — уточнил Нил и посмотрел на Хитер.

Хитер вопросительно взглянула на меня.

— Э-э-э… скажем…

Я подняла брови, как бы спрашивая: «Чем же ты на самом деле так отчаянно хочешь заняться?» Она только пожала плечами.

— …скажем, документалистикой.

Нил чуть не расхохотался, но сумел сдержаться, прикинувшись, будто водой поперхнулся.

— Хотите вести документальные передачи?

— Нет, — осторожно ответила Хитер. — Документальные не хочу.

— Не совсем документальные, — попыталась я спасти положение. — Знаете… что-то вроде программ, которые как бы заглядывают за кулисы, где Хитер могла бы брать интервью, проявляя собственную индивидуальность… например, у участников шоу «Ярчайшие звезды Британии»… — Я буквально цеплялась за соломинку.

Нил продолжал смотреть на Хитер.

— Хотите делать закулисные интервью? Программу будет вести кто-то другой, а вы будете появляться в крошечных вставках и дублирующих шоу на третьем канале Би-би-си? По-моему, не очень большой шаг в карьере.

Хитер пронзила меня огненным взглядом. Господи помилуй. Пускай бы сама за себя говорила. Неужели не знает, чем хочет заняться?

— Нет, речь идет не о вставках. Скорей… Хитер думает… скажем… о новой программе… о поисках новых талантов, которые заменят «Ярчайших звезд Британии», ведь они же не вечны… — Пожалуй, такой отзыв о самой ударной программе Би-би-си не принесет ничего хорошего, поэтому я добавила: — Или новую программу можно пустить летом, когда «Ярчайшие звезды» все равно не выходят. Или Хитер может вести ее среди недели, рассказывая о профессиональной подготовке, обо всем, что происходило после прошлого прямого эфира. Нечто вроде «Большого брата», только у них программа о новых талантах идет по субботам. Хитер будет великолепной ведущей, которая знает реальную историю участников, кто кого не любит, она сумеет сталкивать лбами сильнейших соперников или тех, кто друг друга особенно раздражает… — Я отпустила удила, завладела вниманием и понеслась дальше: — Фактически программу можно выпускать два раза в неделю, например по вторникам и четвергам. Это будет настоящим событием. В восемь вечера, первый канал Би-би-си. Можно даже среди недели разжечь страсти так, что не каждый дойдет до субботней программы. Зрители будут голосовать, основываясь на том, что увидели на репетициях, и на том, как участники ведут себя за кулисами. Если кто-то станет гвоздем в заднице, его не допустят к конкурсу. Таким образом, Хитер будет по-прежнему делать то, за что ее любят зрители, но покажется им и с другой стороны. Правда, Хитер?

— Вот именно, — подтвердила она наконец, улыбнувшись. — О том я и говорю.

— По правде сказать, неплохая идея сочетать «Ярчайших звезд» с «Большим братом», — признал Нил, в первый раз обратившись ко мне. — Действительно неплохо. Вы придумали?

Страшно хочется сказать «да». Жутко горжусь собой, жажду купаться в славе, но надо помнить о сиюминутной задаче.

— Н-ну, — протянула я, — это как бы наша общая мысль.

— Значит, вы готовы разорвать контракт с Ай-ти-ви, если мы, скажем, приступим к работе будущим летом? — спросил Нил оживившуюся Хитер.

— Да, — кивнула она.

Я вспомнила, зачем сюда пришла, и вмешалась:

— Мы еще поговорим подробнее. Условия должны быть справедливыми. То есть контракт Хитер с Ай-ти-ви очень выгодный и…

— Конечно, — согласился Нил. — Вместе составим договор, снова встретимся через пару недель и обсудим.

Он взглянул на меня. Поэтому я с воодушевлением говорю:

— Замечательно. Лорна, ты к тому времени совсем поправишься, а я смогу служить посредником между тобой и Нилом.

Лорна не совсем уверенно кивнула.

— По-моему, вы тоже должны участвовать, — заявил Нил, глядя на меня. — Кажется, вы лучше всех представляете себе будущую программу.

— Конечно, — подтвердила Хитер, моя новая лучшая подруга. — Ребекка обязательно должна участвовать.

Я покосилась на Лорну, ожидая ответного злобного взгляда — «как ты смеешь, сука, браться за мое дело», — но она лишь слабо улыбнулась, что я приняла за согласие.

— Разумеется, — говорю. — С удовольствием.


Глава 26 | Дважды два — четыре | Глава 28



Loading...