home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 31

Дважды два — четыре

На следующее утро я проснулась одетая, поперек кровати. Смутно помнится, как часа в четыре утра вызывала по телефону такси и клялась гостям в вечной любви, когда празднество, наконец, завершилось. На часах половина десятого, стало быть, на работу уже опоздала. Попробовала кликнуть Дэна, но шершавый язык липнет к нёбу, поэтому выползла из постели и поплелась к двери. Вдруг молнией ударила мысль: в доме полным-полно чужих детей, которых надо вовремя доставить в школу (слишком поздно), предварительно хорошо накормив. В квартире полная тишина. Я добралась до кухни в целости и сохранности. На удивление чисто, учитывая вчерашнюю кровавую бойню. На столе записка. Оказывается, Дэн встал вовремя, с помощью Зои сумел всех детей умыть, одеть, снабдить завтраком и без опоздания доставить на место. Вдобавок звякнул Мелани на мобильник, предупредил, что, возможно, я, Кей и Лорна явимся сегодня попозже, поскольку до утра выпивали, и она, как сказано в записке, посмеялась, заверив, что они с Джошуа и без нас справятся.

«Не забудь перед уходом заглянуть в гостиную», — загадочно предупреждает последняя строчка. Даже не представляя, когда удастся выйти из дому, я не устояла перед тайной, дотащилась до двери гостиной, открыла. Первым делом в нос ударил запах спиртного, как в пустой пивной. Темно, но на двух диванах вырисовываются две безжизненные фигуры. Конечно — Кей и Лорна предпочли заснуть, не сходя с места и не раздеваясь.

Теперь припоминаю. Изабелл легла на свободную койку в комнате Уильяма, а девочки, естественно, остались у Зои. («Ночевать в мальчишечьей комнате? Ни за что! Это уж чересчур!») Фактически в дверь вышли только Роуз и Саймон. Я подкралась на цыпочках к комнате Уильяма. Постели убраны, никаких следов Изабелл. Она всегда легко встает наутро после вечеринки, тогда как я подолгу валяюсь со стонами. Поэтому я поставила кофе, раздвинула шторы в гостиной, потом открыла окна, хоть на улице четыре градуса. Из-под лоскутных одеял донеслось бормотание.

Первой на свет вылезла Кей и панически застонала, взглянув на часы.

— Все в порядке, — рассмеялась я. — Боссы знают, что мы опоздаем.

Она выпуталась из одеяла с размазанным по лицу макияжем, торчащими волосами.

— О боже, боже… Что я делала? Нет, не рассказывай…

Когда видишь кого-то страдающего с похмелья сильнее тебя, в этом есть что-то жизнеутверждающее. Возможно, даже рассеивается психологическая черная туча, нависшая над твоей головой: «Не я одна» или даже «Я была не самой пьяной». Так или иначе, видя Кей в столь плачевном состоянии, я взбодрилась.

— Вела себя отлично, — заверила я, будто что-нибудь помнила. — Все дурачились.

Лорна по-прежнему спит, запрокинув голову, приоткрыв рот, похрапывая.

— Лорна, — окликнула я.

Никакого ответа.

— Лорна!

— Лорна…

Кей захихикала.

— Лорна…

Я немного повысила голос:

— Лорна!

— Лорна!.. — воскликнула Кей.

Я захохотала, не в силах остановиться. Через минуту мы обе рыдали от смеха. Цеплялись друг за друга, как тринадцатилетние гогочущие девчонки. Понятно, так не может весь день продолжаться, нас ждет работа, поэтому я осторожненько подошла, встряхнула ее за плечо.

— Лорна!..

Она открыла глаза:

— Что?

Мы с Кей снова расхохотались. Лорна растерянно огляделась, соображая, где находится, хрипло спросила:

— Что смешного?

Я запустила производственную мини-линию: душ, кофе, тосты, макияж. Мы двигались как вареные мухи. Минут десять топтались на месте, пытаясь сообразить что-нибудь насчет одежды. Вид Лорны, которая носит восьмой размер, в моей кофте восемнадцатого размера чуть нас не прикончил. Впрочем, где-то без двадцати одиннадцать мы были готовы к выходу. По пути к станции подземки я звякнула Изабелл, проверить, как она. Оказалось, подружка уже на работе. Единственный урон — разные носки. Один, по всей видимости, принадлежит Уильяму.

— Постаралась выдать за причуду, — сказала она, — никто не поверил. — И добавила: — Было мило и весело, правда? Кроме Алекса.

— Да, — подтвердила я. — Правда.

Я серьезно. Даже не помню, когда еще так смеялась.

— Спроси Кей и Лорну, не придут ли они к нам в рождественский сочельник, — торопливо продолжила она. — И Роуз с Саймоном. Сделаешь?

— С удовольствием, — сказала я. Тоже серьезно.


В последний день перед рождественскими каникулами ближе к вечеру в офисе намечается традиционная легкая выпивка. Мысль об этом никогда еще в жизни не была мне так противна. Приглашаются все клиенты, и обычно они являются — на бесплатное угощение.

Мелани с Джошуа несколько удивились, видя, как мы вползаем втроем. Наша вражда с Лорной никогда не была для них тайной, и улыбки боссов при нашем появлении с опозданием почти на два часа в совершенно растрепанном виде свидетельствовали, как они рады, что детки от всей души повеселились.

В любом случае перед Рождеством мало что происходит. Телефон почти не звонил. Остаток утра я проспала в своем кресле, потом Джошуа с Мелани повели нас на традиционный в агентстве «Мортимер и Шиди» рождественский ленч к «Роули» через дорогу.

Наша троица выглядела, должно быть, ужасно: односложные ответы, минералка без счета. Джошуа все-таки настоял на бокале шампанского. Желудок перевернулся, однако после пары глотков я взбодрилась. Прекрасно: становлюсь алкоголиком. Выпили за мое продвижение, за успех Лорны с Хитер и, наконец, за Кей, удачно вписавшуюся в коллектив. Мы втроем провозгласили тост за двух лучших боссов на свете. Может, чуточку преувеличили, но кого это волнует? Джошуа выступил с маленьким спичем, который всегда произносит на рождественском ленче. Суть его — что все мы просто чудо, и в будущем году агентство «Мортимер и Шиди» завоюет мир. Потом вернулись в контору в облаке взаимной привязанности и уважения.

Выпивка назначена с половины пятого до половины седьмого. Мероприятие в высшей степени неформальное: дешевое шампанское и пиво на моем столе, чипсы в мисках, расставленных в приемной. Наряды не обязательны. Клиенты и избранные друзья компании вроде Мэрилин Карсон заскакивают по пути с работы или в театр, или из магазинов, где делают рождественские покупки, быстренько опрокидывают с нами по рюмке, желают счастливого отдыха и бегут дальше. Всегда находится один — как правило, давно не работающий клиент, — который является ровно в полпятого, а в полседьмого его приходится заволакивать в такси. Это самое худшее. В нынешнем году первой пришла Кэтрин, и я даже забеспокоилась, не стряслось ли чего. Она меня так крепко стиснула в объятиях, что я закашлялась. Кей протянула ей бокал шампанского, и она принялась нам рассказывать, как интересно сниматься в «Няньках», хотя пока идет лишь примерка костюмов, но все равно это самое лучшее время во всей ее жизни. Без конца повторяла:

— И все благодаря Ребекке…

Я украдкой взглянула на Лорну — не сердится ли она на подобное восхваление моей персоны, но Лорна радовалась вместе со всеми, поэтому я успокоилась и приняла комплименты. Кэтрин выглядит фантастически: сияющая, оживленная, никогда ее такой не видела, так что я позволила себе чуточку погордиться.

В четверть шестого приемная гудела. Заходил Гэри Макферсон с одной из участниц прошлогодних серий «Икс-фактор», повисшей у него на плече, объявил, что они намерены пожениться. Прозвучали громкие поздравления. Кей, читающая скандальные журналы, шепнула мне, что никогда не думала, будто Гэри встречается с Анастасией, а я объяснила, что, может быть, они только что познакомились, но оба понимают, что их звезда гаснет, и хотят получить наличные, заключив контракт на фотосъемку с каким-нибудь толстым журналом, пока предлагают. Гэри обязательно пригласит на свадьбу всех своих бывших партнеров по «Дороге на Реддингтон», даже самых ненавистных, а Анастасия быстренько возобновит контакты с конкурентками по сериалу «Икс-фактор», которых объявит никуда не годными, как только съемки закончатся. Им выплатят крупные премии за каждую известную физиономию, замеченную на церемонии, которая согласится на снимок. Если удастся залучить победителя, может, выведут его фото на обложку. Гэри сообщил, что и мы все, конечно, приглашены, но я посоветовала Кей особенно не волноваться. Он больше об этом не вспомнит, разве что кто-то из нас попадет тем временем в газеты и принесет им еще несколько фунтов.

— Боже, — вздохнула она. — Настоящая школа жизни.

Пожелать нам счастливого Рождества пришли и другие мои новоиспеченные подопечные — Жасмин с новым дружком на прицепе и Сэмюель, который завершил второй небольшой эпизод в «Ноттингемской больнице» и опять нуждается в работе.

— Вы знакомы с Мэрилин Карсон? — осведомилась я, получила отрицательный ответ, подвела его к ней и представила. В голове водоворотом крутятся идеи, как обеспечить Сэмюеля постоянной работой.

Зашли Мэри и Крейг. Она в какой-то момент мне тихонько шепнула, что лучше бы Лорна ее отдала: ей известно, что меня надо благодарить за сериал «Следствие ведет Мальборо». Я говорю: подождем, посмотрим, Лорна вошла в форму и будет работать без устали, но комплимент наполнил меня гордостью. Крейг важно дулся, получив первый в жизни заказ. Съемки начнутся через две недели после рождественских каникул — в мире мыльных опер время не тянут, — и ему уже указали, что писать дальше. Я предоставила ему возможность покрасоваться. Остальные тоже.

Пришел еще кто-то — женщина, которую я не узнала.

— Боже, да это Джой Райт Филипс! — приветственно воскликнула Лорна, направляясь к ней.

Джой никогда не бывала на наших рождественских вечеринках. Ни разу. Ну, в любом случае пока я здесь работаю. Фактически я ее видела только однажды, и очень давно, помню только, что она была довольно сурова. Лорна повела ее знакомить со всеми, и Джой мне широко улыбнулась, пожала руку, сообщила, что пишет. Каждое утро пишет в постели, позволяя себе лишь налить чашку чаю, работает по два часа без заминок, ни на что больше не отвлекаясь. Уже сильно продвинулась. Есть идея, которая должна пройти. Может быть, в «Буше», «Нью-Энде», в каком-то маленьком театре. Хочет зайти в конце января и обсудить со мной. Я говорю, страшно рада, что ей удалось выбраться из тупика. По правде сказать, не имею понятия, умеет ли она вообще писать, но действительно рада, что к ней пришло вдохновение, она вновь поднесла перо к бумаге или палец к клавиатуре, к чему я отчасти причастна.

— Покажу, что написано, — продолжала она, — и не бойтесь сказать, если это покажется вам полным бредом.

Мы выбрали новым ассистентом Надыма в помощь Кей. Он влюблен в наш мир, готов учиться, постарается работать хорошо, скорей всего, вполне впишется в коллектив. Вдобавок приятно иметь в офисе парня, который уравновесит наши гормоны. Он явился на вечеринку с широкой ухмылкой на физиономии, желая со всеми познакомиться, и Кей сразу взяла его под крыло. Надым ровесник ее старшего сына.

Хитер, разумеется, не пришла. Слишком важная персона, чтобы пить слабое теплое шампанское на чердаке близ Пиккадилли. Но прислала Лорне огромный букет, очевидно простив ей неудачный старт, и мне букетик поменьше — очень мило с ее стороны. С нетерпением жду момента, когда объявлю детям, что Хитер Барклей прислала мне цветы. Не забыть принести домой для Зои карточку.

Прием промелькнул молниеносно. Спиртное иссякло. Мы закрыли контору, оставив за собой хаос, зная, что завтра придет уборщица. На улице все обнялись, пожелали друг другу всякого добра. Кей и Лорна прокричали мне: «До воскресенья!» — и ушли. Вот она, подлинная любовь.


По дороге домой я накупила лакомств для Дэна: стейки, лимонный пирог, шоколадные трюфели. Правда, я привыкла принимать его как данное. Сколько б ни выпила накануне вечером, утром не проспала бы, если бы не хранила глубоко в подсознании, что он встанет рано, даже если самому очень плохо, и позаботится о детях. Дэн всегда был центральным столпом нашей компании. В нем сочетаются наши лучшие качества — стойкость и надежность Изабелл, веселость Алекса, моя верность и преданность, — и ни одного худшего. Его легко не заметить, выискивая на горизонте кого-нибудь или что-нибудь более увлекательное, но как только заметишь, уже невозможно представить, что когда-нибудь можно было желать чего-то другого. Пусть нас больше не разрывают страсти, сложились рутинные привычки, возникли милые ритуалы — по-моему, это не так уж и плохо. Не считая момента безумия четыре года назад, Дэн меня никогда не предаст. Возможно, звучит не слишком вдохновляюще, но фактически это самое главное. Он знает о моей неуверенности и никогда меня не подведет. Это твердь посреди моего мира, и мне она необходима. Пускай все остальное шатается и колеблется, но, пока у меня есть Дэн — великолепный, надежный, добрый, внимательный, веселый Дэн, — я справлюсь. Даже полюбуюсь изменившимся пейзажем.

Когда он вышел с кухни поздороваться, я чуть не удушила его в объятиях.

— С чего это?

— Просто от избытка чувств. Люблю тебя.

— Надеюсь. Все-таки я твой муж, — рассмеялся он.

Я его поцеловала. По-настоящему, не так, как мамочка чмокает папочку, желая спокойной ночи, а крепко и страстно, как раньше. Он отреагировал не сразу, потом понял, ответил на поцелуй так, как при нашей первой встрече. По правде сказать, даже лучше. Через какое-то время смутно услышала стук открывшейся двери и презрительный тринадцатилетний голосок:

— Ну, теперь мне точно придется лечиться.


Глава 30 | Дважды два — четыре | Глава 32



Loading...