home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 9

Дважды два — четыре

В творившемся вокруг хаосе я как-то позабыла про осенний отпуск. С незапамятных времен каждый год мы проводим его вместе: Ребекка и Дэниел, Алекс и Изабелл, четверо детей по мере появления. Летом ездим парами, как нормальные люди, в остальное время торчим на террасах на крышах друг у друга, шатаемся по местным садам и паркам. Но короткие осенние каникулы — наше время. Для всей компании. Заранее заказываем гостиничные номера и билеты, в начале лета собираемся по вечерам, договариваясь, куда отправимся в этом году. Побывали на Мадейре и Ланцароте, на Крите и Родосе, в Центральном парке и в Евродиснее. На сей раз в конце мая решили, что на побережье Амальфи должно быть тепло, но не жарко, можно будет влить детям в глотку немножко культуры, упиваться по вечерам красным вином. Предусмотрительно сразу же обо всем позаботились. Шесть ночей в Сорренто. В последующих спорах о том, кому присматривать за домом и собакой, даже не задумывались, кто отправится в путешествие. Все об этом забыли. По крайней мере, до нынешней ночи, когда я проснулась в холодном поту, осознав, что поездку надо отменить. И немедленно. Пока еще можно вернуть хоть какие-то деньги. Раньше просто считалось само собой разумеющимся, что мы едем. Во всяком случае, некоторые из нас.

Придется растолкать Дэна.

— Дэн, — прошипела я театральным шепотом, — проснись!

Он застонал. Больше всего на свете не любит, когда его беспокоят во сне, однако дело срочное.

— Что?.. Что стряслось?..

— Сорренто надо отменить. По-моему, всего два дня осталось. Завтра сможешь устроить?

Дэн заказывал билеты и гостиницу по компьютеру. У него есть справочные номера, реквизиты туристической компании, прочие важные сведения. Именно он должен этим заняться. Он сел. Проснувшись, мгновенно приходит в себя.

— Ради этого ты меня разбудила?

— Побоялась забыть. Мы не можем позволить себе терять деньги.

— В чем проблема? — спросил Дэн. — По-моему, Алекс хочет поехать. По-моему, хочет взять с собой Лорну.

Я включила настольную лампу на тумбочке у кровати, чтобы он понял важность вопроса.

— Нет, — говорю таким тоном, словно обращаюсь к напроказившей собаке, командуя «Лежать!». — Нет, Дэн, и нет. Ты совсем охренел?

— Охренел?.. Я не ослышался?

— Я серьезно.

— Однако, «охренел»… — Он взглянул на меня, понял, что не шучу, и вздохнул: — Ох, господи помилуй… Лорна вполне нормальная женщина.

Ушам своим не верю.

— А дети? Они еще ни разу с ней не встречались. На всю жизнь получат душевную травму, глядя, как их папаша скачет в плавках по берегу с теткой в бикини, которая им не приходится матерью.

— Вряд ли кто-нибудь собирается в октябре скакать по берегу в купальном костюме, — заметил Дэн в свойственном ему иногда педантичном тоне.

— Не в том дело, — возразила я, начиная отчаиваться, — а в том, что поездка задумана для детей. Если кто и должен с ними ехать, то это Изабелл, а не Алекс.

— Хочешь, чтоб я сказал Алексу, что мы предпочитаем ехать с Изабелл, а не с ним?

— Почему бы и нет? Это ведь он все испортил. Слушай, просто отменим поездку, и все, хорошо? — говорю я, поворачиваясь к нему спиной. — Можно поехать в другое место — ты, я, Зоя и Уильям. Можно с собой и девочек взять. Только не Алекса. И не Лорну.

— Отлично, — проворчал Дэн, подразумевая, что все очень плохо.

— Как скажешь, — ответила я, пользуясь любимым выражением Зои.

Утром собирались в брюзгливом молчании. Как всегда, шли пешком к метро. Наполовину уйдя под землю, я дождалась, когда Дэн будет садиться в автобус, крикнула:

— Не забудь отменить! — и буквально исчезла, пока он не успел ответить.


Последние вести: Дэн позвонил Алексу, сообщив об отмене поездки. Алекс сказал: «Минуточку, я готов ехать, и, кстати, беру с собой Лорну». Будучи таким, какой есть, Дэн сказал: «Хорошо». Обратился в туристическую компанию, предупредив, что едут только двое взрослых. Супруги Моррисон и дети не едут.

— Итак, — доложил он, когда я готовила ужин, — все улажено. Куда ты вместо этого хочешь отправиться?

Подошел ко мне сзади, обхватил за талию, на свой манер стараясь покончить со спорами. Я в игру не вступила.

— Никуда мы не сможем отправиться. Я не могу уйти одновременно с Лорной. Теперь бездетная пара отправится в кратковременный осенний отпуск, а у нас не будет никакой возможности, потому что детей не заберешь из школы.

— Черт побери, — буркнул Дэн, — я даже не подумал.

— Вот именно, — подтвердила я.


По правде сказать, недельное отсутствие Лорны вполне заменило мне отпуск. Не приходится каждое утро красться от станции метро «Пиккадилли», глубоко втянув голову в плечи. Можно расслабиться, зная, что целую неделю не встанет вопрос об ужине вчетвером, о походе вчетвером в пивную, о приятном вечере вчетвером в нашем доме.

Мы с Дэном внезапно припомнили, за что так сильно любим друг друга, и с большим удовольствием, крепко обнявшись, сидим перед телевизором. Вдвоем. Ни один из нас не упоминает об Алексе с Лорной, опасаясь нарушить очарование.

На работе я веду себя без прежней воинственности, реже дуюсь и мрачнею. Безусловно, работаю продуктивней без Лорны и телефонной войны. Охотно отвечаю на каждый вызов с первого или второго звонка. Никогда еще не работала так эффективно.

Изабелл увезла девочек в Корнуолл на неделю. Известила по телефону, что отель мне понравился бы, потому что принадлежит бывшему ведущему детской телевизионной программы восьмидесятых годов, который до сих пор носит фирменные красные очки и при каждой возможности вставляет коронное словечко «сказка!». Она забавляется, притворяясь, будто не узнает его, чего он, по ее утверждению, нетерпеливо ждет. День ото дня все больше расстраивается, говоря «сказка!» чаще, чем требуется. По мнению Изы, наверняка вскоре вытащит старую потрепанную куклу кенгуру, с которой выступал, сломается, зарыдает и всхлипнет: «Неужели вы меня не помните?» Я рассмеялась и попросила сфотографировать его при этом.

А все прочее, сообщила она, печально и уныло, по правде сказать. Радостно видеть, как девочки развлекаются, только взрослое общество по вечерам никуда не годится. Как только близняшки ложатся в постель, делать нечего, остается сидеть в соседней комнате и смотреть телевизор.

— Может быть, я сопьюсь, — рассмеялась она, но слышно было, что ей плохо.

— Может быть, я с тобой тоже, — объявила я, и мы закончили разговор, договорившись встретиться сразу после ее возвращения.

— Передай от меня привет Дэну, — сказала Иза, прежде чем разъединиться.

— Непременно, — заверила я. — Ну, пока.


Мелани с Джошуа постоянно секретничают. Без конца закрываются «для беседы» в том или другом кабинете. Если б я хуже их знала, то подумала бы, что между ними что-то происходит. Фактически мысль не такая нелепая. Подозреваю, Джошуа мигом отреагировал бы на малейший намек, но у Мелани красивый, заботливый, преуспевающий муж, она в высшей степени профессионально относится к работе, значит, по-моему, никогда не станет сочетать бизнес с плотскими утехами.

С другой стороны, Джошуа своего рода старый кобель, возможно, вообще не способный ответить отказом. Хотя он мне нравится, не поймите превратно. Есть в нем что-то от старого невежественного джентльмена, и меня это просто чарует. Театральность, актерская жеманность и полная безобидность.

Что-то явно готовится, потому что в агентстве «Мортимер и Шиди» никто не запирает двери, разве что сидит с клиентом. Собственно, последний на моей памяти случай пришелся на скандал с Гэри Макферсоном, да и то это длилось недолго, через пару минут нам с Лорной пришлось отвечать на звонки из газет «Сан» и «Миррор», так что не было смысла особо таиться.

Я мысленно прокрутила в памяти список клиентов, стараясь сообразить, кто что с кем должен сделать, но тут боссы явились, расплывшись в улыбке, положение снова нормализовалось.

— Все в порядке? — спросила я позже у Мелани, не умеющей строго хранить секреты.

— Конечно, — подтвердила она. — А что может случиться?


Неделя прошла слишком быстро, я даже осознать не успела, что плетусь от станции подземки по Джермин-стрит, втянув голову в плечи, готовясь к неизбежному.

— Ох, Ребекка, мы просто потрясающе провели время! — заверещала Лорна в ту же секунду, как я вошла в дверь, и принялась подробно описывать каждую минуту потрясающе проведенного времени, начиная с первого шага на входе в аэропорт Гатуик и заканчивая… не знаю чем, потому что давно отключилась. Взглянув на часы, поняла, что прошел уже час. На основании этого факта и молчания Лорны пришла к заключению о завершении повествования возвращением домой. После чего возникла пауза.

— Вижу, — говорю я, — хорошо отдохнула. Я за тебя очень рада.

К счастью, ничего больше не требовалось, и Лорна принялась расспрашивать, что тут без нее было, что случилось, что слышно.

— Ничего, — ответила я. — Ничего не случилось, ты ничего не пропустила, никаких слухов нет. Извини.

Она на секунду заткнулась, а потом, слава богу, вошел Джошуа, и Лорна потащилась за ним в кабинет, вновь целиком и полностью повторяя рассказ.

В ее отсутствие я взяла себя в руки, собралась с силами. На третьем телефонном звонке вернувшаяся Лорна увлеченно разглядывала пылинку на своем столе. Я ответила, соединила звонившего с Мелани, сделала глубокий вдох и говорю:

— Лорна! — Она сразу вскинула на меня глаза, словно щенок на кличку. Я чуть не взорвалась и выпалила:

— Слушай, насчет телефона… — но тут сообразила, что не совсем понимаю, что хочу сказать, хотя мысленно репетировала тираду в течение недели.

— Что насчет телефона? — спросила она, как бы не совсем меня поняв.

— Н-ну, знаешь… насчет того, что ты не отвечаешь.

— Отвечаю, — возразила она. — О чем ты? Всегда на звонки отвечаю.

— Нет, — отрезала я. — Не отвечаешь. В крайнем случае отвечаешь по необходимости, когда я первой не отвечаю. — Высказанное вслух замечание прозвучало несколько параноидально.

— Меня неделю не было, я должна ознакомиться со всем, что пропустила. Просто отвлеклась, вот и все. Даже звонок не слышала. Сколько раз прозвонил?

Теперь Лорна повысила голос. Заговорила громко, чтобы Джошуа с Мелани слышали каждое слово. Я хотела ее попросить сбавить тон, но это все равно что махнуть красной тряпкой у быка перед носом. Может, не следовало и начинать.

— Речь идет не о данном сегодняшнем случае, — объяснила я, и, как по мановению волшебной палочки, телефон ожил.

Лорна схватила трубку, когда еще не отзвенел первый звонок, триумфально глядя на меня: «Видишь, как ты не права?»

Я дожидалась конца разговора. Неизвестно, как вернуться к затронутой теме, не выводя ее из себя, и, пожалуй, в конце концов, этого делать не надо. Никогда по-настоящему не понимала, что такое пассивная агрессивность, пока не познакомилась с Лорной. Она живое воплощение пассивной агрессивности: малышка с невинной детской мордочкой, которая никогда ничего не прощает и не забывает. Под трогательной наружностью скрывается бойцовая собака питбуль.

— Так в чем ты меня упрекала, прежде чем я ответила на звонок? — уточнила она, особо подчеркнув последние слова. Вижу: в уголках глаз накапливается влага. Знаю, когда влага выльется, потечет по щекам, ее уже не остановишь. По крайней мере, пока Джошуа не увидит, о чем Лорна наверняка позаботится.

Было известно заранее, что так будет. Но, начав, надо закончить, поскольку неясно, хватит ли у меня сил в следующий раз.

— Я ни в чем тебя не упрекала, — говорю я ровным тоном. Кто-то из нас должен сохранять спокойствие. — Только заметила, что у тебя вошло в привычку не брать трубку, а ждать, пока я отвечу. Буду очень признательна, если разделишь со мной обязанности, вот и все.

Первая слезинка пробивается, прокладывая путь сотням сестер и братьев.

— Ничего не понимаю, — жалобно пищит Лорна. Взяв тон повыше: — Я была в отпуске. Почему ты на меня нападаешь с той самой минуты, как я в дверь вошла?;

— Я на тебя… Ну ладно. Забудем. Бессмысленно продолжать разговор. Просто забудем, договорились?

— Нет, — уперлась она. — Ты не имеешь права меня обвинять, а потом притворяться, будто не обвиняла.

— Не стоило заговаривать, — заключила я. Тем дело всегда и кончается, если я высказываю даже совсем невинное критическое замечание в адрес Лорны. Пора уже усвоить урок.

— Нет, — повторила она. — Ты наверняка говорила серьезно. Наверняка что-то накапливала в мое отсутствие…

— Что тут происходит?

Караул — возник рыцарь Джошуа в белых одеждах.

— Ничего, — говорю. — Все в порядке.

— Ребекка считает, будто я специально не отвечаю на звонки, — доложила Лорна, и вслед за этой репликой по щекам хлынул поток слез. — Думает, будто я выжидаю, пока она ответит. Будто притворяюсь занятой или еще что-нибудь!

Она уже практически рыдает. Я опять превратилась в школьную хулиганку. Интересно, будет ли кто-нибудь вот так заливаться слезами в одиночестве, не имея аудитории? Сомневаюсь.

Джошуа положил Лорне на плечо отеческую руку и вопросительно посмотрел на меня:

— Ребекка?..

Я набрала в грудь воздуха.

— По-моему, иногда Лорна действительно медлит в надежде, что я отвечу. Даже когда я занята, а она нет, — добавила я для ровного счета.

Естественно, он должен понять. С точки зрения Джошуа и Мелани, необходимо, чтобы кто-нибудь вовремя отвечал на звонки и по голосу было понятно, как он рад служить в нашем агентстве.

Лорна страдальчески всхлипнула, удачно рассчитав момент, и Джошуа, повернувшись к ней, встретился с Ниагарой слез. Вновь взглянул на меня, как добродушный, но расстроенный дядюшка:

— Сказать по правде, с этим надо покончить.

Как только он ушел в кабинет, Лорна нервно мне улыбнулась:

— Извини. Я вовсе не хотела причинять тебе неприятности…

Я, не ответив, вернулась к работе. Через несколько минут зазвонил телефон. Она ответила после второго звонка.


Вернувшись после ленча, я увидела Лорну, Мелани и Джошуа, стоявших в пальто. Почувствовала себя отверженной и униженной, когда они вместе пошли в ресторан. Не то чтобы мне так уж хотелось обедать с начальством — собственно, меня не раз приглашали, а я всегда находила какую-нибудь отговорку. Просто когда меня оставляют, а Лорну зовут, верх берут мои худшие параноидальные инстинкты. И знаете что? На сей раз это вовсе не паранойя. На этот раз я беспокоилась обоснованно, потому что по возвращении Лорна смахивала на отпрыска Чеширского кота, наевшегося сметаны. На улыбающегося кота в квадрате.

— Ох, Ребекка, — начала она, не успев снять пальто. — Никогда не догадаешься, что случилось!

Гадать даже и не пришлось — она без передышки все выложила.

— Наверно, не следовало говорить, по-моему, Джошуа с Мелани сами хотят сказать, да только я взорвусь, если с кем-нибудь не поделюсь, а до Алекса не могу дозвониться…

Значит, дело плохо. В голову пришло самое вероятное: Лорна беременна. Носит ребенка от Алекса, и все наши жизни будут неразрывно связаны. У близняшек появится братик или сестричка, плод опрометчивой связи Алекса с дьяволом. Хоть не совсем понятно, почему эту новость хотят объявить мне Джошуа и Мелани.

— Я буду новым агентом, — выпалила Лорна, и я с трудом усвоила сказанное. В последнее время часто говорилось, что Джошуа с Мелани трудно справляться с большим количеством клиентов, и, возможно, когда-нибудь они подумают о лишней паре рук и расширят агентство. Все это было очень туманно, относилось к далекому будущему, и я всегда предполагала, что возьмут кого-нибудь со стороны. Опытного человека, который приведет с собой нескольких верных клиентов. Не похожего на Лорну.

Я не угадала.

— Начну помогать пока с нашими, может, кого-то возьму целиком, ну, конечно, не самых успешных, может, сама кого-то найду. Собственно, они хотят, чтобы я сразу начала подыскивать. Говорят, давно собирались сделать предложение, но хотели обдумать как следует, знаешь, все хорошенько устроить, потому что, естественно, я получу повышение…

Я не завистлива. Нет. Никогда не имела амбиций. Не желаю нести ответственность. Не хочу, чтобы какой-нибудь недовольный артист звонил в субботу утром, жалуясь на тяжелую работу, на то, что у него гримерка на шесть дюймов меньше, чем у другого, что в прошлом году он шесть недель был занят в пантомиме, а ему даже отпуск не дали… Нет-нет, меня гложет нечто похуже зависти. Меня убивает тот факт, что моя служебная жизнь навсегда изменилась. Лорна стала моей начальницей.


Глава 8 | Дважды два — четыре | Глава 10



Loading...