home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 1. Ссора


Представьте, что физический мир — это такая же проекция сна.

То же самое сновидение, которым Вы сможете управлять,

если осознаете себя здесь и сейчас.

Умерев здесь — Вы умрёте во сне.

Умерев во сне — Вы умрёте здесь.


Глава 1. Ссора

Откуда этот стылый, серый туман вокруг?

Я не шла… Я продиралась сквозь лёгкие, бесформенные хлопья, похожие на сгустки пены. Они взлетали из-под ног и закручивались в спирали от порывистого ветра. Нарастающее чувство тревоги постепенно сменилось лёгким интересом. Впереди проступили очертания знакомого предмета. Бабушкино зеркало… Сама не заметила, как оказалась рядом с ним, с интересом его рассматривая. Старинное, в деревянной, массивной раме. Провела пальцами по резьбе, ощупывая привычный рисунок, а затем прикоснулась к стеклу.

Дрожь пробежала по зеркальной глади, матовая поверхность начала светлеть, становясь кристально чистой, пока перед моим взором не открылся коридор. Тёмные каменные стены, освещённые горящими факелами, уходили куда-то вдаль. Я всматривалась в обнаруженный проход, заворожённо наблюдая, как прыгают и удлиняются тени, отбрасываемые огнём.

— Суженый, мой ряженый, приходи наряженный, — не удержалась и хихикнула, представив, как сейчас из зеркала появится он. Мужчина моей мечты.

А потом… Потом он и появился. Вернее, горящие огни в виде следов, которые загорались и гасли, и снова загорались, но уже ближе и ближе. Суженый почему-то не хотел мне показываться целиком, зато баловал меня спецэффектами. Да ещё, судя по следам, обувь где-то потерял и ноги отрастил до сорок пятого размера.

— Ну-ка покажись, — буркнула и зажмурилась, искренне веря, что сейчас всё получится.

Открыла глаза и чуть не задохнулась в истошном вопле. На меня смотрели… Вернее, я смотрела… В общем, перед моим лицом появились красные, демонические, с вертикальным зрачком насмехающиеся глаза. Нагадалась, чёрт возьми!

В горле тут же появился ком, а в зеркале начала пропадать прозрачность. «Жених» мой начал темнеть, превращаясь в существо, обтянутое чёрное кожей. Он улыбнулся, ощерив острые, как лезвия кинжалов зубы, а я отступила на шаг.

Теперь это… по ту сторону зеркала… предстало передо мной во всей красе. Витые, длинные рога как у быка, крылья за спиной, атлетическая фигура… Говорил мне великий интернет на всех магических сайтах и форумах — не вызывай кого попало, не играй в игры с зазеркальем, не испытывай бесовского терпенья…

— Ы-ы-ы, — выдохнула воздух с трудом, когда уже совсем разорвались лёгкие, а оно… он… поднял руки и ударил по стеклу.

Боже! Я, правда, очень-очень захотела сбежать! Но, как назло, ноги стали каменными, я точно приросла к полу и смотрела, как на поверхности зеркала появилась маленькая, тонкая трещинка, и отвалился уголок. Он сверкнул искоркой и упал, а мой «суженый» ударил по стеклу ещё раз.

Никогда не считала себя уродиной, но стремление этого существа выбраться ко мне побыстрее, выглядело для меня бесперспективным. Для моего будущего, разумеется. Паутинная сеть не внушала доверия к стеклу, преграда казалась хлипкой, а в груди часто-часто билось сердце. И конечно, не от радости.

— Беги, — вдруг услышала женский, приятный голос и вздрогнула. Ступор прекратился и… я рванула обратно в туман, пытаясь скрыться в спасительной серости влажного воздуха.

— Всё рррравно-о-о сама-а придёшшшь, — раздался сзади рык и шипение, вызвавшие волну ужаса.

Я неслась со скоростью спринтера на олимпийских играх, устанавливая новый мировой рекорд под аплодисменты на трибунах. Спустя несколько минут заподозрила подвох и… открыла глаза — голая и замёрзшая на кровати.

— Бо-о-оже, — простонала от счастья, вдруг осознав, что выбралась из очередного кошмара.

Потянулась к лежащему комком на полу одеялу, укуталась в него и посмотрела в окно — занимался рассвет. Сизые тучи предвещали затяжной, моросящий дождь. Отопление в квартире ещё не включили.

Смарт снова разорвался, точно сошёл с ума, подпрыгивая на столе от вибрации. Угораздило же меня бросить его на стол перед сном, а теперь, чтобы дойти до него, нужно босыми ногами… да по холодному полу… Поёжилась… То ли от холода, то ли от воспоминаний о новом женихе и заставила себя встать. Университет требовал своих жертв с начала нового семестра, и одной из этих счастливиц, алчущих грызть гранит науки, была я — Леля Доллейт, студентка первого курса экономического факультета.

— Ну хватит выносить мне мозг, — проворчала, выключая будильник, и, горько вздохнув, отправилась в ванную чистить зубы, принимать душ. В общем, делать все те бесчисленные процедуры, чтобы превратиться из заспанной серой мышки в подобие адекватной студентки с умным и даже симпатичным лицом.

Перекусила наспех бутербродами, мысленно воспроизведя мамины переживания на тему маячащего на горизонте гастрита, и выскочила из дома, нацепив куртку. Воздух был насыщен свежестью и запахом осенних листьев после ночного дождя, поэтому дышалось с несказанным удовольствием. До университета можно было добраться пешком, что я и сделала, наметив срезать себе путь через парк. Небольшой перекрёсток, зелёный свет, который должен вот-вот погаснуть. Я выскочила, побежала и подскользнулась в луже в тот самый момент, когда из-за угла вынырнула серебристая «БМВ», чтобы через несколько секунд остановиться прямо передо мной, резко, истерично взвизгнув тормозами.

Осмотрелась, пытаясь сообразить, что ещё жива и даже не задавлена, и вздохнула, предчувствуя скандал. Дверь машины открылась, чтобы в следующее мгновение судьба явила мне… Его! Темноволосого красавца в деловом костюме, покинувшего обложку журнала для женщин.

— Какого ты здесь делаешь? — рявкнула мечта сотен студенток.

Он смерил меня взглядом, а затем быстро наклонился и, обхватив за талию, поднял на ноги.

— Дорогу перехожу, — пискнула ему, лихорадочно пытаясь спрятать свой грязный зад от возможного осмотра, и…

— Ну-ка, дай посмотрю, цела ли, — приказал он, и повернул меня вокруг собственной оси, лицезрея мокрое пятно на джинсах.

— Далеко живёшь? — поморщился он.

— Квартал отсюда.

— Садись, отвезу домой, а потом туда, куда нужно.

— Не нужно, — насупилась я. (Забота хороша, когда не выглядит одолжением). — Я в порядке, вы меня не задавили, — и развернулась, чтобы идти обратно.

— Влад, — представился он, а я… Я замерла на месте, краем сознания понимая, что сейчас со мной хотят познакомиться.

— Кто? — пролепетала.

— Влад, — улыбнулся он. — Прости, что нагрубил тебе… Сам перепугался, на работу спешу.

— Вот и спеши дальше, — буркнула я и, плюнув на мокрые тылы, побежала домой переодеваться. Первую пару я умудрилась прогулять.


*** Сазонова Света ***

Незабвенная троица. Ленка, Алка и Заринка… Ждут около входа, как всегда. И в снег, и в дождь, и в любую погоду… Оу, неужто Ленка расщедрилась на новые «лабутены»? Надо будет её обрадовать, что они из прошлой коллекции.

Света усмехнулась, вылезая из чёрного мерседеса, и направилась прямым ходом к подружкам. Ну как, к подружкам? Подражательницам, почитательницам. Что с них возьмёшь? Но их комплименты и восторги ей нравились. Её свита. У каждой королевы есть свита.

— Свет, привет, — выскочила вперёд Ленка. — Мы тебя заждались… Скоро пары начнутся. А что ты такая счастливая?

— Если рассказать — обзавидуешься же, — ухмыльнулась Сазонова, доставая из сумки пачку сигарет. Вытащила одну, неспешно прикурила. Куда денутся, будут ждать, даже если это будет чревато выговором от препода.

— Ну, пожалуйста, — просящие лица «тройки» смешно вытянулись.

— Свидание у меня сегодня. С Владом, — протяжно произнесла, делая затяжку.

Они видели его фотографию и вздохнули со смесью зависти и благоговения. Перспективный красавчик и мечта любой женщины работал в банке её отца. И эта мечта будет сегодня сопровождать её, общаться с ней. Не стоит им говорить, что поводом для встречи является пакет из нескольких документов, которым ей удалось его заинтересовать. Главное, чтобы об этом не узнал отец, а то ещё лишит карточки.

— И будет друг, — добавила задумчиво, оглядывая троицу с мыслью, кого из них взять с собой. Ни одна подружка не нужна, но так хочется остаться с Андреевым побыстрее наедине. А эти, расфуфыренные…. только рисковать…

— Кого из нас возьмёшь? — рыжая, яркая Алка улыбнулась милой улыбочкой. — Мы давно вместе никуда не ходили…

— Очень хочется взять дурнушку, — обрубила им все надежды. — Да вот только среди вас нет, — сделала им приятный комплимент.

Иногда в массы надо бросать подачку — любить будут больше.

— Или есть? — спросила Света, самодовольно прищурив глаза. Вот будет весело, если для того, чтобы познакомиться с парнем, одна из них прилюдно признается.

— Ну Лельку возьми, — с придыханием произнесла Ленка. — Очкастая быстро тебя опозорит. Зато выгодно будешь смотреться на её фоне… — съязвила.

— Кто? Я? — усмехнулась. — Я и на вашем фоне смотрюсь выгодно.

— Да она с тобой не пойдёт, — Алка включилась в игру, обиженная подколкой. — Она ходит, вечно задрав нос.

— А спорим я её пальцем поманю и побежит?

— Нет, — махнула головой Заринка, доставая зеркальце. — Гордая она!

— Ну хорошо, — Сазонова выбросила окурок на тротуар. — Если не пойдёт — с меня китайский ресторан и… пара симпатичных, холостых мажоров. А если пойдёт — будете мне читабельные конспекты месяц писать и лабораторки делать. Идёт? — спросила, переводя взгляд с одной на другую.

— А давай, — на лице Алки расцвела плотоядная улыбка.

Поди думает, как «ботанов» на конспекты напряжёт. Хитрая подружка. Впрочем, какая разница, чьими руками записи будут сделаны.

— А вдруг Влада уведёт? — не выдержала Ленка.

— Вдруг знаешь, что бывает, когда огурцы лопаешь с молоком? — пожала плечами и вошла в холл универа. Так захотелось бросить через плечо: «Свита! Не отставать!», но промолчала. Ещё обидятся, да предупредят дурнушку втихаря. Доллейт — не соперница. Ни одеваться не умеет, ни причёски толком нет, а про макияж — говорить не приходится… Красавица и чудовище в сопровождении. Вечер будет что надо!



*** Леля Доллейт ***


Учебный день тянулся как обычно — монотонными лекциями по истории, химии и высшей математике, заставляя всех повторять школьную программу. После утреннего инцидента я вновь и вновь возвращалась мыслями к новому знакомому. Красивый, понравился, но… такие не для меня.

— Лелька, — вдруг услышала рядом шёпот Сазоновой, — привет!

— Привет, — улыбнулась Светке.

Этой-то что от меня нужно? Такие, как Сазонова, не дружат с такими как я. Девочка из богатой семьи, привыкшая получать «плюшки» от родителей, знакомых, мужчин, просто по разноклассовости не сможет общаться с такой как я, серой мышкой из толпы.

Блондинка с ногами, растущими от ушей, высокой грудью, почти каждый день в новой обуви, словно где-то берёт её напрокат… Нет, зависти не было. Просто была память, которая досталась мне в наследство об эпизоде сентября, когда на попытку познакомиться, Сазонова смерила меня снисходительным взглядом и весело пошутила перед всеми, предложив называть её по имени-отчеству. Шутку я поддержала, подсказав ей, как надо обращаться ко мне, но после этого держалась в стороне. А тут…

Посмотрела в окно — начался очередной дождь и усмехнулась. И так в этом году октябрь не баловал хорошей погодой, ещё и эта… «вызывает» непогоду странным поведением.

— Чего хотела? — улыбнулась ей.

— Какие на вечер планы?

— Свет, — ухмыльнулась. — Книжку почитаю под пледом с чашечкой чая. А что?

— Слушай… Мы с тобой мало общались всегда, — захлопала ресницами голубоглазая сокурсница. — И отношения у нас с тобой какие-то прохладные… — она замолчала на секунду. — Хочу исправить это недоразумение и пригласить тебя вечером в кафе.

— В кафе? — она меня несказанно удивила. — И в чём здесь подвох?

— Подвох? — воскликнула она, а я поняла, что ляпнула вслух. — Просто у меня получилось вытащить одного человека на свидание… А он сказал, что к нему друг приехал. И теперь нужна компания. Не будем же мы общаться втроём, — начала быстро говорить Светка, потом вдруг сделала паузу. — Нет, я конечно могу пригласить другую девчонку.

— Приглашай, — я пожала плечами.

— Ну, Лель! Ну, пожалуйста! — вдруг протянула она, а я вздохнула.

Может и правда? Вредности должен быть предел, и кто-нибудь должен сделать первый шаг. Пусть это будет шанс наладить общение. Ну что я теряю? А тут, хоть какое-то разнообразие, да и с парнем познакомлюсь…

— Хорошо, — улыбнулась ей. — С одним условием, — произнесла, вызвав её ухмылку. — Будешь самоутверждаться за мой счёт — уйду в ту же минуту.

— А ты не так проста, Доллейт, — хмыкнула Света. — Договорились. Приходи в кофейню на Пушкинке.

— Эта которая «Переход»?

— Она самая, возле метро.

— Во сколько?

— В восемь, — произнесла Сазонова, и мне не показалось, когда в её взгляде я увидела снисхождение. — Ты только… знаешь… надень что-нибудь поприличнее этих балахонистых джинс. Хоть платье, что ли…

— В вечернем прийти? — парировала ей.

— Да хоть в вечернем, — усмехнулась Светка, вставая. — Увидимся, — она быстро достала из кармана смарт. — Водитель приехал, мне пора, — и гордо продефилировала из аудитории. Благо, что пара закончилась. С неё станется. Привыкла к знанию, что деньги решают всё.

***

Вечер приблизился незаметно. Скорее «подскакал», пока я перерывала платяной шкаф в поисках подходящей одежды. Это Сазоновой хорошо — у неё что ни день, то новый наряд. А мне… Мне пришлось постараться, чтобы выудить из тёмных закоулков серые джинсовые брюки двухлетней давности и блузку пепельно-розового цвета.

Уже красуясь перед зеркалом, распустив волосы и сняв очки, я любовалась собой, поворачиваясь из стороны в сторону. И попка круглая, и грудь что надо. Пусть небольшая, но и не маленькая… Вытянула губы, втянула щёки, выбражая… и стушевалась. Быстро-быстро собрала своё добро обратно в хвост. Вот Светка — павлиниха, пусть и ходит расфуфыренной, а я хочу, чтобы мужчина увидел сначала мои глаза, интеллект. Усмехнулась… Кому это надо в наше время? Познакомились, выпили, переспали… Все призовые места в марафоне, кто сексуальней и успешней, уже разобраны. Да и соревнования не для меня.

Когда стрелки часов приблизились к семи часам меня затошнило, закрутило живот, ну… как всегда… когда я начинаю волноваться. Залезла в аптечку, достала капли валерьянки, пригрозив своему коту, который на удивление быстро сориентировался в пространстве, тут же начав важно обихаживать мои ноги. Накапала несколько капель, пообещав себе дышать глубоко, ровно и… не переживать по пустякам. Вздохнула, отгоняя мысль, что Светка могла поиздеваться надо мной, и на самом деле в кофейне меня никто не ждёт, а потом… Потом пришла эсэмэска, в которой она всё равно, что прокричала: «Не смей опаздывать!»

Черкнула родителям записку, что приду поздно, прижав её магнитным слоном к холодильнику, и рванула из дома. Тревоги и волнения растворялись в сумерках раннего вечера, и ровно через двадцать минут я была уже около метро. Ещё несколько шагов без происшествий, и передо мной кофейня. Стеклянные витражи манили светом, теплом и приятными запахами. Внутри бурлила жизнь. Я толкнула дверь, вошла и остановилась. Стёкла очков тут же запотели, усложняя обзор так, что пришлось их снять. Я близоруко озиралась по сторонам, пока не увидела машущую руку, интуитивно понимая, что это меня зовёт Сазонова.

— Иди к нам! Давай сюда!


***Влад Андреев***

Когда открылись двери кофейни, и на пороге появилась та самая девушка, которая едва не попала под колёса его машины, он не поверил глазам. Ещё больше не поверил, когда выяснилось, что это и есть та самая подружка, которую они ждали вот уже десять минут. Она сняла запотевшую оправу с лица, близоруко щурясь по сторонам, а он залюбовался. Зря она собирает в хвост свои роскошные волосы цвета тёмного шоколада. Они так игриво сверкают на изгибах волн золотыми всполохами. А как она забавно щурит большие глаза и морщит небольшой носик. Да. Влад знал, что на самом деле романтик, но признаться в этом кому-либо? Никогда! А пока он просто любовался тоненькой, хрупкой девушкой, которая так и не назвала себя утром.

А потом Леля пошла к ним, и краснолицый обормот выдвинул стул, выставляя импровизированную подножку. Гостья споткнулась и выронила очки. Быстро наклонилась в поисках оправы и когда поднялась — на её лице светилась улыбка полная смущения и неловкости. Девушка посмотрела на него и стушевалась от неожиданности, а он вдруг понял, что хочет проводить её домой и узнать, какую музыку она любит слушать. И не только проводить, ещё остаться с ней вдвоём в этой кофейне, встретиться завтра…

— Вла-ад!

Услышал недовольный призыв и повернул голову, недоумённо глянул на дочь первого банкира. Чёрт! Совсем забыл!

— Давайте я вас познакомлю, — улыбнулась Света и кивнула на подругу. — Леля Доллейт, моя сокурсница, любит учиться и не даёт списывать.

— Правильно делает, — ответил, защищая девушку. Она была так трогательна, что ему хотелось делать это всегда. — Влад, — снова улыбнулся ей. (Теперь, милая, точно не отвертишься!) — Тирамису любишь?

— Меня зовут Стас, — потянулся к Леле его друг, приехавший из Германии.

Влад видел, как зажглись огоньки в его глазах, и даже знал почему. Нечасто встретишь красивую девушку неизбалованную мужским вниманием. Есть те с кем гуляют, есть те на ком женятся по расчёту, а есть те, с кем хочется жить всю жизнь в любви. У настоящих мужчин на последних «хороший нюх», а Леля Доллейт как раз из таких. Он внутренне негодовал, неосознанно присваивая себе право собственности на девушку, когда она улыбнулась и протянула руку в приветствии Стасу, даже не взглянув на него.

— Ну садись! Чего как статуя, — хихикнула Света, обращаясь к Леле, и придвинула свой стул ближе к нему.

Сразу захотелось отодвинуться, но… бумаги, жалобы папаше, в конце концов, он будет просто благодарен за более тесное знакомство с Лелей, и промолчал.

— Что заказывать будешь? — Стас продолжил ухаживание.

— Пожалуй, чашечку горячего шоколада, — улыбнулась Леля ему и, протянув руку, нажала на кнопку вызова официанта.

Кнопка вызова включала электрическую лампочку, а та не загорелась. Вот незадача!

Он развернулся в поисках кого-нибудь из обслуживающего персонала, но шум, гвалт от большой компании новоприбывших в кафе перетянули всё внимание официантов на себя. Повернулся, готовый встать и лично идти на бар, и застыл в удивлении. В руках Лели он увидел самую настоящую маленькую отвёртку, которой она усердно выкручивала винты крепления лампочки.

— Вытащить забыла после лабораторной работы, — как будто виновато улыбнулась она, когда поняла, что является объектом пристального наблюдения.

— Там же напряжение! — воскликнул Стас, когда Леля открыла крышку и залезла в устройство вызова, чтобы зачистить контакты.

Леля тем временем, вернула всё аккуратно на место и нажала на кнопку. Лампочка загорелась.

— Опасно, да, — просто сказала она. — Мой папа — электротехник.

— И? — выдавил Влад.

— И учит меня обращаться с простыми устройствами, — Леля бросила отвёртку обратно в рюкзак.

— В восхищении, — вскочил со своего места Стас и поцеловал её руку. — Я многое видел в женских сумочках, но отвёртку впервые. А умение с ней обращаться — выше всяких похвал.

— Это точно, — он поддержал друга, выразившего заслуженную похвалу, и улыбнулся, когда увидел сияющую улыбку на Лелином лице.

Шоколад принесли быстро, время рядом с ней пролетело незаметно в ничего не значащих и пустых разговорах. Умная, смешная и где-то непутёвая, она нравилась ему всё больше и больше. А ещё она поглядывала на часы, заставляя его немного нервничать. Расставаться с ней не хотелось.

— Почти двенадцать, — произнесла Леля, словно оправдываясь. — Пора домой, ведь завтра в универ.

— Тоочно, — плавно потянулась на стуле Света, чем-то напоминавшая ему дикую, хищную кошку.

Весь вечер она улыбалась, задорно смеялась, но он видел, каким опасным блеском светились её глаза.

— Ты проводишь меня? — и посмотрела на него.

— Думаю, мы вместе прогуляемся, вчетвером, и проводим вас по домам, — он нажал на отремонтированную кнопку и хитро посмотрел на девчонок. — Да, Стас? — с нажимом спросил.

Одна мысль о том, что Лелю пойдет провожать друг, была невыносимой. Этот жук обязательно воспользуется ситуацией, возьмёт телефон, ухватит поцелуй…

— Принесите счёт, — Стас кивнул молодому парню с блокнотом, подскочившему к столику.

— Карты принимаете? — Сазонова залезла в сумку и достала кошелёк, украшенный кристаллами «Сваровски».

— Свет, — он поморщился от внутреннего негодования. — Я привык, что плачу за девушек сам.

— Нет, — улыбнулась Света, ещё раз показывая всем, кто тут дочка богатого папеньки. — Я пригласила и настаиваю, — и протянула карту.

— Да пусть платит, раз так решила — снисходительно усмехнулся Стас, пожимая плечами.

Пока Сазонова разбиралась с чеками, он протянул руку Леле, помогая ей выйти из-за стола, а потом из кофейни. Одарил многозначительным взглядом Стаса, навсегда показывая ему, что место занято. Так хотелось, невзначай, прижать девушку к себе на выходе, но сдержался.

Они неспешно шли по направлению к дому Лели. Ночные улицы освещались мягкими пятнами, отбрасываемыми фонарями, создавая атмосферу таинственной романтики. Свежий, холодный воздух приятно будоражил кровь.

— Как тихо и темно, — сказала Леля, оглядываясь по сторонам. — Как в сказке…

— А давай я буду серым волком и укушу тебя за феминизм, проявленный в кафе, — ему захотелось разрядить зависшую атмосферу молчания, и он слегка ущипнул Свету за бок.

— Ай, мне уже страшно — довольная Светлана отпрыгнула в сторону. — Теперь дай я укушу тебя, — и она вцепилась пальцами ему в бок, явно пытаясь ухватить кусок побольше.

Недолго думая, в игру втянулись Леля и Стас.

— Дайте я вас покусаю, — рычал Стас и щекотал девчонок, приобнимая их за талии, ускоряя шаг.

— Ну нет, — смеялась Леля, щипая парней за бока.

Весёлые визги и смех разносились в ночной тиши и затихли около Лелиного подъезда.

— Ну всё, пожалуй, мне пора, — произнесла самая интересная девушка на свете. — Какой прекрасный вечер!

— Позвольте с этим не согласиться, — засмеялся он, игриво кланяясь, чтобы казаться галантнее. — Вечер был просто замечательный!

— Давай, Лелька, пока, — криво улыбнулась Света и, придвинувшись ближе к нему, сказала с придыханием: — Влад… Ты меня проводишь?

— Конечно проводим, — кивнул он, задумав коварство. И сказал погромче, чтобы слышала Леля: — Сейчас поймаем такси и отвезём тебя домой.

— С ним? — обиженно надулась Светлана.

— Давай его бросим в ночи? — засмеялся, признавая за собой победу.

— Нет уж, заберите-ка несчастного приезжего иностранца с собой! — громко возмутился Стас.

Понятливый друг всегда знал, когда нужно своевременно подыграть.


*** Леля Доллейт***

Уже после тёплого душа, поудобней завернувшись в мягкое одеяло, я долго лежала в темноте, мечтая о том, какая я иду красивая в университет, а Влад идёт мне навстречу и дарит цветы. Я вспоминала его улыбку и ямочки на щеках…. Он полностью завладел моими мыслями. Вспоминала его пристальный взгляд с лёгким прищуром, как Влад ненавязчиво взъерошивает волосы и улыбалась, словно дурочка, от удовольствия. Ему совершенно безразлична была Светка. И Стасу тоже. Сама того не желая, я стала королевой вечера на фоне институтской королевы. Я на минуточку позволила себе сладкие мысли и сразу представила, что будет, если Влад меня поцелует… обнимет… покрепче прижмёт… Вызванная картинка стала такой яркой, что я даже спряталась с головой под одеяло от смущения.

А утром назойливый будильник не раздражал так сильно как вчера. Да и ночь прошла без кошмаров. Я потянулась на кровати, улыбаясь. Несмотря на то, что дальнейшее общение с Владом мне не светило (ну разве станет он искать встречи с такой как я?), радужное настроение подогревало обещание ясного дня. Солнце пробивало своими лучами тяжёлые облака, заливая светом верхушки деревьев, растущих около дома. Вот-вот должно было наступить бабье лето — последнее тепло, последнее солнце перед будущей зимой.

Дорога в университет пролегала через парковую аллею. Деревья росли в беспорядке, многие из них были очень старыми. Исполинские дубы, карагачи и тополя, как безмолвные древние стражи, охраняли этот сквер. Я шла, рассматривая под ногами красно-жёлтый ковер из опавших листьев, пока не врезалась в мужчину. Подняла голову и чуть не икнула от удивления. Меня поймал Влад. Я впала в ступор, лихорадочно соображая — может чего забыла вчера в кафе или потеряла. С меня-то станется… Или вообще решил узнать, например, как лампочки чинятся.

— Привет, Леля! — сказал он.

— Привет, — выдавила в ответ, поправляя очки. — Э-эм… Ты зачем здесь?

— К тебе приехал.

— Зачем? — (Да-да, это я туплю, не обращай внимания, захотелось крикнуть, но удержалась).

— Хочу пригласить на свидание, — сказал Влад, и я поняла, что ни за что не смогу отказать.

— Лель! — услышала его мягкий, точно бархатный голос. — Ты не можешь мне отказать!

— И не хотела, — произнесла ему в ответ, не ожидая от себя такой прыти, и заметила смешинки в его глазах.

— Тогда я заеду за тобой после пар, — улыбнулся он. — Давай-ка я запишу номер твоего мобильного.

До университета пришлось почти бежать, чтобы не опоздать на пару. И всё равно зашла позже преподавателя, села подальше от Светы. Общаться с Сазоновой не хотелось.

Михаил Васильевич Антонов, щуплый на вид, невысокого роста преподаватель высшей математики, зашел в аудиторию, зажав в руке толстую папку с проверенными самостоятельными работами. Он любил свой предмет и подходил ответственно к обучению подопечных ровно настолько, насколько недолюбливала высшую математику добрая половина студентов. Его помятое морщинистое лицо с воспалёнными от усталости глазами намекало на бессонную ночь.

— Итак, форофие фуденты! — начал он, а по заду раскатились первые смешки. — Прифтупим к нофой феме!

Смешки стали слышнее. Хвала и честь невозмутимости и опыту предподавателя. Он продолжал:

— Феводня фекция о тфансфонифовании матфиц!

К середине лекции выяснилось посредством "сарафанного радио", что Михаил Васильевич забыл надеть вставную челюсть. Я сидела, тихо подсмеиваясь над фулями, фифрами и фтолбфами преподавателя, методично выводя ручкой в тетради круги, попутно думая о предстоящем свидании. Примерно к середине лекции внимание группы привлекла Света.

— Вот дрянь! — громко выругалась она.

— Фто фы фебе пофоляефе? — как учитель старой закалки Антонов не терпел панибратства и сквернословия.

— Извините, — буркнула Сазонова, уставившись в экран телефона.

Я внимательно смотрела на Свету, подмечая, как она скрупулёзно набирает текст в смартфоне, затем ждёт и снова печатает. Прочитав очередное сообщение, Сазонова подняла голову и с нескрываемой злостью посмотрела на меня, а затем продолжила переписку. А через некоторое время поднесла руку к лицу и, вроде как, даже смахнула слезу. О нет! Только не это! Сердцем почуяла, что она только что общалась с Владом.

И что он ей написал?

Едва преподаватель сказал последнее напутствие перед прощанием, Сазонова выползла из-за парты и двинулась по направлению ко мне. Она приближалась мрачная, решительная и очень злая. Подошла.

— Стерва! — в её голосе чётко слышалась горечь. — И давно ты научилась уводить чужих парней?

Её точно потряхивало от бешенства. Тяжёлый взгляд, голос подрагивает — только бы в волосы не вцепилась. Ну, и что я ей должна сказать?

— Ты о чём?

— Я хотела встретиться с Владом, — тихо прошипела Светка. — Он сказал, что не может.

— Ну… дела у него, — ответила, пожимая плечами. Похоже, не он первый ей написал.

— С тобой дела, сучка!

— Полегче! — я нахмурилась. Уж что-то, но оскорблять себя не позволю.

— Откажись от него! — вдруг потребовала Светка. — Объясни ему, что он тебе не нужен! — она чеканила каждое слово.

— Он же не маленький мальчик, чтобы за него чужая тётя решала, — с лёгкой улыбкой ответила на её призыв, подмечая, как глаза Сазоновой наполняются слезами, вызванными обидой и злостью.

— Это я тебя с ним познакомила! — негодовала Света.

— Нет, Свет… Он сам познакомился со мной, когда чуть не сбил меня на машине утром, — я старалась говорить как можно спокойней.

— Он — мой! — упёрто произнесла она, опираясь на старую облезлую парту и грозно нависая надо мной. Я смотрела на её побелевшие костяшки пальцев.

— Ты влюблена в него? — приподняла брови. На миг стало жалко избалованную девчонку. Привыкла, что ей достаётся всё легко, за просто так.

— Тебе об этом знать не обязательно! — бросила в порыве Света.

— Ну извини, — я улыбнулась, вставая и бросая в рюкзак тетради. Следующая пара была на другом этаже и туда надо ещё дойти.

— Значит не откажешься? — Сазонова выпрямилась, одарив меня взглядом полным ненависти.

— Не вижу смысла, — тихо ответила, заранее жалея причёску. Внутри всё заныло от неприятного предчувствия.

— Ты пожалеешь об этом, — прошипела Светка. — Будешь рыдать, да поздно будет, — рявкнула напоследок и выскочила из аудитории.

Врага я себе, похоже, приобрела… Вздохнула и пошла дальше на пары. Осталось только надеяться, что благоразумие Сазоновой возьмёт верх. Если оно есть, благоразумие это.



Заклятье старого зеркала | Заклятье старого зеркала | Глава 2. Заклятье



Loading...