home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 10. Левиафан


На равнине продолжали появляться родники, превращаться в ручьи, реки и утекать вдаль. А я сидела и наблюдала за жизненными потоками.

— Ну, и чего ты грустишь? — спросил меня элементаль, переливаясь из синего в фиолетовый.

— Вот думаю, где искать старую Эвгу…

— Я могу помочь тебе, — улыбнулся дух стихии.

— Правда?

— Конечно, — он превратился в обычный шар, утробный голосом произнёс. — Сейчас я поищу её реку.

— Не нужно, — вздохнула я. — Бабушка давно умерла.

— Но тогда тебе надо идти вниз, в мёртвый мир. Её душа может находиться там.

— Легко сказал — идти… Знать бы, как туда добраться…

— Легко, — улыбнулся элементаль. — По призрачному мосту, проверяющему душу и чувства, через Бездонный океан.

Я быстро поднялась и посмотрела на проводника. Перспектива пройтись по призрачному мосту мне не нравилась, но в моём случае не выбирают.

— А по-другому никак? — уточнила на всякий случай.

— Никак, — улыбнулся дух.

— Тогда показывай дорогу.

Да. Да. Да. Я твёрдо решила выбираться отсюда. Иномирье не для меня.

— Дороги нет. Найти Океан сможешь только в своём сердце, — как-то очень загадочно произнёс элементаль. — Научись не думать о своих проблемах и тебе откроется правильный путь. Закрой глаза и не бойся одиночества.

Легко сказать, да тяжело сделать. Как не думать, если настроена выбираться отсюда? Как не стремиться, если знаю, что ведьма украла мою жизнь?

Села на песок. Закрыла глаза. Научиться не думать. Как? Если мысли с утроенной силой лезут в голову, словно противные тараканы. Найдёшь тут верный путь. Угу.

Размеренное дыхание. Выдох. Вдох. Ещё один глубокий выдох.

Прими свои горести и печали, Леля. Перестань с ними бороться, упрекать других и винить себя за сделанное. Прими себя, прими ситуацию такой, какая она есть. Во всём есть плохое и хорошее, но в сумме оно дает ничто.

Я здесь — это плохо, потому что нет родных. Я здесь, и это хорошо, потому что мне открылась жизнь с другой стороны.

Плохо, что моя сокурсница оказалась вероломной сволочью. Хорошо, что так произошло — я оценила радость своей жизни с родителями, учёбу и поняла, как это важно, когда у тебя есть настоящее. Будущего еще нет, прошлого уже нет, а настоящее — здесь. В тишине, а может и среди шума прибоя.

Рокот волн успокаивал. Я могла бы слушать его вечно. И забыла обо всём, наслаждаясь спокойствием. Открыла глаза. Передо мной простирался Бездонный океан, а над ним раскинулся мост. Прозрачный, словно сотканный из воздуха и стекла. Сомнений не было. Я видела дорогу, уходящую далеко вглубь безбрежности.

Сердце забилось чаще. Скоро увижу бабушку, выберусь обратно и устрою всем. Вскочила и…мост растворился как мираж.

Не очень-то и хотелось. На самом деле, такая конструкция доверия не внушала. Но и положительное произошло — я стояла на берегу. За разочарованием наступило прозрение. Чем спокойнее и безмятежнее я буду, тем надёжней меня ждёт дорога.

Если мост — это проводник в мир мёртвых, то туда, где царствует забвение, негоже попадать живым. Проявлять чувства — это жить. Научишься управлять чувствами — сможешь владеть жизнью и выбирать куда идти. Тебя больше не смогут вести как овцу из стада, ты перестанешь зависеть от проблем и сможешь их лучше решать.

Стоило вернуть спокойствие и осознать простые истины, как мост появился снова. Но теперь передо мной простиралось огромное сооружение: каменные столбы поднимались из воды, открывая взору достаточно широкую дорогу, уходящую прямо в океан. Сводчатая конструкция опор поражала размахом. Массивный, он создавал впечатление надежности.

Океан шумел волнами, разбиваясь о берег на мельчайшие капли, оседающие на песке.

Я встала и направилась к мосту. Сделала первый шаг, потом ещё один. Под ногами было твёрдо и надёжно. Каменная дорога уходила далеко за линию горизонта, где сливались небо и вода. Вскоре берег исчез из поля зрения. Вокруг меня стали сгущаться сумерки.

Океан клокотал и бурлил глубоко внизу. С бушующей поверхности кое-где начал подниматься туман. Струйки черного дыма завихрялись, высвобождаясь из водяных пузырьков пены. Дым становился объемнее. Плотный и черный, он приобретал формы и очертания, скапливаясь позади девушки и скрывая дорогу обратно. Я двигалась довольно быстро и не видела происходящего вокруг, интуитивно понимая, что не должна оглядываться.

Неожиданно рядом со мной появился Влад. Вот это новость! Он приноравливался к моим шагам и пытался заглянуть в лицо.

— Влад! Ты что здесь делаешь?

— К тебе пришёл, — произнес мужчина, который мне сильно нравился. — Очень соскучился.

— Я тоже скучаю по тебе.

Сердце забилось сильнее, дыхание участилось от радости. Он скучал без меня! Самообладание растворялось как туман, и вдруг мост ощутимо закачался. Прежняя прочность основания исчезала, камни заскрипели и зашатались. Некоторые падали из-под ног прямо в воду.

О чёрт! Если не успокоюсь, то погибну! Прежде чем я испугалась, успела сделать глубокий вдох. Это при страхе помогает! Глубокое, размеренное дыхание! Спустя несколько секунд дорога вернула твёрдость. Ничего себе! А волноваться-то нельзя… Снова взглянула на Влада.

— Как ты здесь оказался?

— Потому что люблю, — Влад улыбался.

— Ох, — и мост снова начал терять устойчивость.

Влад взял меня за руку и, приложив ладонь к моей груди, произнёс:

— Я хочу от тебя детей.

— Что-о-о?

Камни посыпались прямо в бурлящий океан, заставляя сужаться дорогу — строение-призрак стремительно разрушалось. Потребовалось приложить все усилия, чтобы выровнять тяжёлое дыхание. Я дрожала от страха. Или успокоюсь, или пропаду! И подняться обратно на мост шансов не будет.

— Но разве годы наших отношений не доказательство нашей любви? — услышала слова Влада и замерла.

Что. Он. Только. Что. Сказал.

— Годы… Какие годы? Я знаю тебя всего три дня.

Нет, я реально опешила. Я, что, в иномирье уже несколько лет? И все эти годы Влад встречался не со мной? Что ему тогда делать здесь? Я начала терять равновесие.

— Ты не Вла-а-ад! — нашло озарение. — Кто ты такой?

— Демон, — вдруг рассмеялось существо. — Океании.

Тело Влада начало терять очертания, превращаясь в туманную зыбь и плавно сползая с моста. Когда туман полностью разошёлся, Леля услышала, как разнёсся вокруг призывный шёпот: «Левиафа-а-а-а-ан!».

И всё стихло. И только шум волн раздавался, ударяясь о каменные опоры.

Сооружение постукивало и стонало от порывистого ветра. Ощущение, что плиты ничем не скреплены между собой, не покидало. Да и каменные ли это были плиты? А может, это моё воображение придумало такой переход? Какие они должны быть, эти призрачные мосты?

Пока этот чёртов мост не развалился… я побежала дальше, время от времени вздрагивая от громких звуков, когда в океан с громким плеском падали тяжёлые камни.

— А это ещё кто? — первая мысль пришла, когда впереди увидела стройную фигуру в летнем платье.

Девушка стояла, опираясь на массивную колонну, восходящую к небу. Ветер легко раздувал юбку и волосы, создавая настроение грустной романтичности и одинокого ожидания.

Я смотрела и узнавала знакомые черты. Да это же Сазонова Света. А что делает здесь она?

— Привет, Доллейт, — поздоровалась сокурсница, смерив меня ненавидящим взглядом.

— Ты… Что здесь делаешь ты?

Светка молча смотрела на меня, перебирая руками мелкие складки платья, и улыбалась.

— Хотела увидеть тебя… Рассказать правду.

— Какую правду?

В груди защемило. Так бывает, когда хочется интуитивно заткнуть уши, чтобы не слышать слова. Глупые, ненужные слова, которые могут изменить жизнь.

— Я пользовалась тобой. Приятно иметь страшную подружку.

— Ну и что… — я улыбнулась. Этим откровением меня не выведешь из себя. Это я и так знала.

— Влад… Ты ему не нужна. Он любит меня, — улыбнулась она.

Я нащупала на груди кристалл, подаренный Хранителем, и снова улыбнулась. Нет уж. Передо мной была не Света. Это снова демоны Океании.

— Мне пора, — мягко улыбнулась и прошла мимо неё.

— А ну стой! — услышала шипение сзади и развернулась.

Ойкнула от страха и бросилась бежать, потому что сзади меня стоял чёрный призрак с красными мерцающими глазами. Мост снова зашатался. Плиты обрушились в воду, обнажая местами дыры. В сквозных отверстиях моста я видела бушующие иссиня-чёрные волны, которые тянулись ко мне, пытаясь захватить и утащить за собой в пучину.

Страх превращал дорогу в узкую тропу, пока не пришла спасительная мысль. Они этого и добиваются. Но зачем? Ответов не было. Важно, что как только я остановилась и перестала паниковать, под ногами появилась твёрдость. Аттракцион в комнате страха и испытаний на чувства продолжался. А я думала, управлять эмоциями легко… Как же! Ещё учиться и учиться.

Я развернулась, настроенная бороться, и увидела, что призрак начал расплываться так же, как и Влад, превращаясь в тяжёлый дым. Иллюзия человека плавно потекла вниз с моста, как чёрный кисель. А ведь это успех! Я развернулась и отправилась дальше, воодушевлённая своей победой.

И снова услышала более жесткий призыв, разнёсшийся над водной гладью откуда-то издалека: «Левиафа-а-а-а-а-ан!»

Ещё немного пути осталось за спиной, ещё чуть-чуть ближе к цели.

Навстречу шла мама. От неожиданности я тряхнула головой и протёрла глаза. Дорогая моему сердцу женщина в своем любимом сарафане с голубыми васильками медленно приближалась ко мне, испуганно озираясь по сторонам. Она явно удивлялась местности, в которую попала.

Больше книг на сайте — Knigolub.net

— Мам… Мам?

— Где я, Леля? — спросила она. — Мне так страшно…

И я кинулась к ней в ласковые объятья.

— Девочка моя, доченька… — ласково заговорила мама.

— Я так скучала по тебе…

— Куда же ты пропала, тебе пора домой. К нам. Мы очень ждём тебя.

Вот тут я начала всхлипывать. Из глаз потекли слёзы. Я начала реветь, да что там, рыдать, как белуга, на груди родного человека. И наслаждаться лёгкими покачиваниями. Точно плыла на теплоходе, как несколько лет назад на речной прогулке. На плече у роднулички всегда хорошо и отрадно!

Я смотрела под ноги и видела океан. Моста больше не было, ну, или почти не было. Лишь тонкая, прозрачная опора, сделанная словно из льда. И она еле держала вес. Сетка тонких расходящихся трещин показывала всю критичность ситуации.

— Мам? — подняла голову и истошно заорала. Прыгнула в сторону туда, где ещё темнели камни.

Глаза мамы начали менять форму и цвет. Вот не осталось ничего человеческого в них. Белок исчез. Они загорелись грязно-жёлтым цветом. Зрачок вытянулся, превратившись в звериный. Лицо почернело, кожа обтянула треугольный череп. Вот тут-то я поняла, что обнималась с существом, которое не имело ничего общего с человеком. Странное, аморфное создание с торчащими из худого тельца тонкими и когтистыми лапами улыбалось мне, показывая беззубый рот, внутри которого полыхало нечто, похожее на пламя грязно-жёлтого цвета.

О-че-шу-еть!

Ледяной смех раздался вокруг и пробрал меня до костей. Заскрипел протяжно мост. Прозрачные булыжники потеряли незыблемость, падая в воду и разрушая дорогу. Мост растворялся в полумраке стремительно. Ровно, как волновалась я, наблюдая за ужасающей картиной перед собой.

Жёлтые мерцающие глаза смотрели на меня вызывающе. Жуткий голос вливался в меня, словно звучал изнутри:

— Родители никогда не любили тебя! Помнишь… как часто тебя наказывали…

Демон замолчал и наступила тишина…

— А помнишь, как часто ты завидовала другим… и жалела о том, что твои родители не такие обеспеченные, как бы тебе хотелось?

И ещё одна пауза…

— Помнишь, как ругалась с ними? Помнишь, как жалела, что появилась на свет? Помнишь, когда ненавидела их за то, что они поступали по-своему. Не так, как хотелось тебе?

Тишина…

— Ты всегда думала, что они любят тебя меньше… Обделяют тебя и больше любят твою старшую сестричку?

И новая пауза, добивающая меня осмыслением.

— А помнишь… — Демон приводил всё новые и новые доказательства из моей жизни, но я всё меньше и меньше слушала его.

В своих видениях я была рядом со своими родителями. Перед глазами проносились отрывки старой жизни. Плохие и хорошие. Я проживала всё заново. Вспоминала злость и зависть, ненависть и счастье, любовь и тоску, раскаяние и нежность. Многие ситуации, в которых испытывала эти чувства.

Сейчас на мосту я училась видеть всё по-другому. Наверное, повзрослела в своих скитаниях. Может быть, немного, совсем капельку, помудрела. Я понимала, что все радости и печали — лишь течение моей собственной реки. И успокаивалась.

Прошлое в прошлом. Нет никакого смысла уродовать своё сегодня плохими воспоминаниями и отравлять себя. Есть смысл жить настоящим и преодолевать препятствия.

У меня появилась цель. Я выберусь отсюда и обязательно расскажу близким, как сильно нуждаюсь в них и люблю. Люблю такими, какими они были: где-то строгими, где-то несправедливыми, но от этого не менее родными.

Я вспоминала реки, что текли наполненные грязью злости и печали, отравленные водоёмы и источники, которые люди сами создают плохими мыслями и настроениями. Потом пьют из них, а после болеют. Болеют болезнями отравленных источников, пока не останется в них ни капли живой воды, пересыхают, не успев добежать до Бездонного океана.

Я не хотела терять живую воду. Нужно беречь её и лелеять: нужно донести свою любовь до океана вечности, проходя испытания чувствами, подаренными человеку Великой Стихией воды.

Стекло под ногами темнело, превращаясь в камни. Я стояла на твёрдом и надёжном основании. Вперёд стремилась дорога. Я огляделась — демона рядом не было, но внизу разрастался шум. Он стал гораздо громче: «Левиафа-а-а-а-а-а-ан!»

Шум вселял тревогу.

Что-то ойкнуло внутри. Надо спешить. Время отсчитывало шаги, как всё вокруг неожиданно изменилось.

Я ступала по дороге, по обочинам которой росли деревья. Почти чёрные стволы, ветви без листьев подсказывали, что наступила осень. Темнело. Душа заныла от одиночества и тоски. Начался моросящий, холодный дождь. Неожиданно из-за дерева вышла Эвга. Она шла ко мне и протягивала руки.

— Внученька моя, ненаглядная! — радовалась она.

— Бабушка?

— Ты идёшь и идёшь. Но самое время зайти домой на огонёк.

— Что ты здесь делаешь? Ведь я ищу тебя, я иду к тебе, — я выдохнула с облегчением.

Этот чёртов мост закончился. Ведь закончился?

— Пойдём со мной, милая моя, — бабушка взяла меня под руку. — Там за деревьями находится мой дом. Пойдём, попьем чаю с травками. Я их собрала для тебя.

— Горячий чай… Ох, я так хочу пить! Я сильно устала.

— Вот и замечательно! Ты отдохнёшь, расслабишься и забудешь обо всем, — тараторила Эвга, настойчиво оттаскивая меня с дороги прямо в кусты.

— Подожди. — Я остановилась.

Интуиция подсказывала мне, что всё не так просто. Прикоснулась к кристаллу на груди.

— Мне кажется, что я… не хочу…

И сразу очнулась на самом краю моста, у которого не было поручней. Ещё шаг и здравствуй, океан?

— Ты не настоящая! Вы все — демоны, которые искушают меня! — прошептала я, отшатнувшись от края.

Бабушка проворно прыгнула в воду, подняв огромное количество пены, которая накрыла меня, вымочив всю одежду.

***


«Левиафа-а-а-а-ан! Левиафа-а-а-а-ан! Левиафа-а-а-ан!» — слышались громкие крики со всех сторон. Демоны Океании были в недоумении. Сильные и разумные твари охраняли мост от посягательства чужаков. Не дано живым попадать в Мир Мёртвых. Эта пришлая держалась хорошо. Она дважды чуть не потеряла мост, но усилий демонов явно было недостаточно. Защита моста оказалась нарушена. Поэтому они призывали Левиафана.


***

Я торопилась. Я обрела душевное равновесие на призрачном мосту. Под ногами чувствовалась надёжная основа, проявились парапеты — мощное строение всё дальше вело меня к вратам мира, где меня ждала бабушка. Уверенность в том, что демоны продолжат мучить меня, придумывая всё новые испытания — оставалась. Поэтому я то и дело срывалась на бег.

В это время океан бурлил, словно внизу была вулканическая лава. Вода кипела, как от высокой температуры. Волны, взлетающие с поверхности, заливали мост, так и норовя меня скинуть. Неожиданно из клокочущей возмущенной воды метнулся длинный и тонкий хвост, увенчанный пикой. Он прорезал воздух и с силой упал на место, которое я только что покинула. Мост раскололся на две части. Обломки камней посыпались в воду, обнажая зияющую дыру между оставшимися двумя половинами. Вода хлынула, поглотив разрушенную часть моста, полностью отрезав дорогу обратно.

Хвост исчез на мгновение в водной глади. Я бежала, что было сил. Как я бежала… Как гепард, лошадь, бегун на олимпийских играх. За спиной нарастал гул и грохот, но оглядываться времени не было. Из-под ног летели камни, падая в черную пучину. Краем глаза я видела, как справа вздымается огромная гора, покрытая черной крупной чешуёй. Чешуя отливала металлическим блеском, вода испарялась с неё с бешеной скоростью, будто соприкасалась с чем-то очень и очень горячим. Чешуйки при движении горы плотно прилегали друг к другу, как сложенные морские раковины, создавая великолепную броню. Тело чудовища лоснилось и блестело в отблесках света, пробивающегося сквозь тучи.

Тот самый Левиафан! С ужасом поняла я. Так вот кого они звали!

Внезапно передо мной оказалась огромная голова змеи на длинной шее. А потом ещё одна. И ещё. За ними вздымались к небу огромные перепончатые крылья, закрывая собой большую часть неба. Левиафан поднимался из воды, закрывая собой весь горизонт. Он поднял передние лапы, каждую размером с трехэтажный дом, взгромоздился на мост и возлёг на каменное основание, поджидая бегущую меня. Да, я бежала ему в пасть. Сама. Навстречу смерти. Это был полный занавес! Мои ноги внезапно налились тяжестью, и я остановилась. А дальше-то что? Сердце глухо стучало, выпрыгивая из груди. Мост давно потерял устойчивость.

Передо мной разлегся дракон. Самый настоящий. Вот такая вот тварь с семью головами. Змей Горыныч, мать его, змею подколодную! Нет. Я в иномирье помирать не хочу! Но, именно сейчас внутри меня ёкнуло предчувствие — с этим лучше не шутить. Можно и с душой распрощаться.

Каждая голова дракона увенчивалась длинными и острыми шипами, выглядевшими как корона правителя. Круглые огненные глаза, похожие на тарелки, пристально наблюдали за мной, излучая холод и злость. Левиафан положил одну голову на лапы и, глядя на меня, зарычал:

— Зачем тебе мёртвый мир, живая душа?

Слова монстра разнеслись громом, возвещая о приближающейся грозе. Остальные головы озирались по сторонам. Из воды тут же начали взлетать демоны Океании, напоминающие сгустки чёрного дыма. Сущности приобретали очертания призраков. В общем, драные простыни в небе вокруг змея. Они прикасались к дракону, обволакивая тварь своими энергиями, в виде кисейных шлейфов тонких покрывал.

— Там моя бабушка, — тихо произнесла.

Уверенность, что этот зверь знает всё — не покидала. Взгляд змеи проникал в душу.

— Ты вообще понимаешь, кто я? — взревела тварь.

— Понятия не имею, — я застыла от страха. — Драконистая змея, — прошептала в ответ.

Нет, спустя несколько минут, я поняла — раз ОНО разговаривает, значит уже не безмозглое. Вдруг договоримся?

— Я есть Абсолют разных форм! Тот, кому поклоняются миры! Я меняю реальность, погружая всё во мрак. А ты? Ты вступила на мост, по которому не может ходить ни одна живая душа! — разразился громкими ругательствами Левиафан. — Как посмела ты, дитя человека, обрести наглость и пройти по мосту, чтобы разбудить меня? Ты себе даже не представляешь, с каким удовольствием я сожру сейчас твою душу!

Ни хр-е-е-на-а себе! Я попала!

Головы Левиафана открыли пасти, обнажив ряды острых и белоснежных зубов. Его змеиные языки вывалились и вокруг повеяло таким смрадом, что меня замутило. Отчего-то меньше всего думалось про мост. И я… просто потеряла сознание. Вот так. В спасительную темноту, чтобы не видеть и не слышать ЭТО.

И всё бы хорошо, но я очнулась, лёжа на том же мосту. А над моей головой возвышался монстр.

— Взгляни на меня! — неожиданно быстро рядом со мной оказалась одна голова.

Взгляд дракона притягивал. В звериных глазах плескался огонь. Этот огонь непостижимым образом вдруг оказался во мне, наполняя моё тело болью. Нет… адской болью. В мою душу проникали холодные, режущие сталью голоса.

— Вспомни душа всё плохое и хорошее.

— Всё хорошее я хочу забрать.

— Ты искала в жизни плохое.

— Всё плохое я хочу тебе отдать.

А я… Моя жизнь начала вытекать из меня потоками тепла. Любовь и тепло покидали тело. В груди появилось щемящее чувство горя. Я была во власти зверя, парализованная болью.

— Ты ощутишь сейчас всю свою зависть…

— Ты ощутишь сейчас всю свою злобу…

— Ты ощутишь сейчас всю свою похоть. И никто не сможет удовлетворить тебя, кроме меня!

— И неуёмную алчность, и горькую гордыню, и дикую жажду! — взвыли остальные головы, нависая надо мной, вбирая в себя живительную энергию моей души.

— Ты погрузишься в уныние и лень, — застонал радостно Зверь.

— Твоя Душа погибнет и сольётся с Левиафаном… Чтобы мучиться в нём вечность… — слышался шепот со всех сторон. Это демоны Океании радовались моей гибели.

Да как же это? Но, не было сил бороться.

Ощущение невыносимой боли, когда плачет Душа, томясь и не находя выхода из какой-либо сложной и безвыходной ситуации, начало нарастать как снежный ком. Оно становилось всё сильнее, все явственнее. Мне захотелось плакать, кричать, биться головой о стены. Мне захотелось убить себя. Сделать всё сразу и одновременно. Невыносимые нечеловеческие страдания распирали изнутри. Вокруг всё быстрее носились демоны, оставляя после себя шлейфы чёрного дыма и копоти. Они предвкушали, как получат остатки пиршества от Левиафана. Зло сгущалось, сливаясь с наступающей Тьмой.

Я стояла на четвереньках и молила о пощаде:

— Пожалуйста, оставьте меня! Так больно… Помогите мне, хоть кто-нибудь…

Я видела как меня поглощает тьма, увидела кристалл свисающий с шеи. Взяла его в руку и…

Внезапно в небе раздался грохот. Блеснул разряд света и Левиафан отпрянул назад. Огромная молния ударила в одну из его голов. Змей зарычал и оторвался от меня. Но я… Что толку, если тело полностью обессиленно?

Вторая молния метнулась в дракона, сбросив его с моста. Зверь раскрыл крылья и начал взлетать. Похоже он сразу понял, кто решил ему помешать.

— Хеймдалль! Опять сюда пришёл? Всё никак не успокоишься? Несчастный Божок… — злобно зарычало чудовище.

Левиафан начал вращать шеями, пытаясь определить, откуда его настигнет следующий удар. Из ноздрей пошёл дым. Вновь сверкнула молния, которая ударила змея прямо в грудь. Левиафан взвыл от ярости и выпустил огромный сноп пламени туда, где, по его мнению, был мой защитник.

— Убирайся туда, откуда пришёл! — не услышала, но почувствовала слова. От сильного яркого света тучи стали не такими чёрными. — Убирайся вон!

— Кто ты такой, чтобы указывать мне? — заревел в ярости Левиафан, тяжело вздымаясь в небо. — Я САМО ЗЛО! Первозданный Дракон Тьмы! А ты? Ты кто такой?

— Убавь ярость, Демон, тебе не победить меня! — раздался очередной раскат грома, и несколько молний рассекли небосвод, поражая крылья змея.

Я почти пришла в себя и видела, какой Левиафан, главный демон Океании, огромный и страшный. Но, как бы не старалась — увидеть освободителя не получалось. Только вспышки молний. И слышала раскаты грома, в которых угадывались жёсткие приказы, отсылаемые дракону.

Война разгоралась всё сильнее и ярче. Война между светом и тьмой. Но я чётко понимала, что силы равны и неслыханным чудом мне повезло. Ведь появился защитник.

— Не смей влезать в установленный миропорядок! — слышала внутри себя. — Ты не имеешь права трогать души до их истинной смерти!

— Она зашла на МОСТ! — выл Левиафан, носясь в ночной мгле. Молния вновь ударила по одной голове, рикошетом пробивая и остальные. Зверь зарычал от боли.

— Этот мост не твой, и не тебе охранять его, и не тебе пожирать путников на нём! — слова резали темноту вместе с молниями, озаряя всё вокруг.

— Ты… Несчастный демиург! Строитель мира! Я все равно доберусь до тебя и уничтожу. Тебя, твой мир, твои творения! — ревели головы демона.

Схватка продолжалась. Только вот… как убраться отсюда подобру-поздорову? Когда появился рядом портал — я не поняла. Но в следующее мгновение увидела Хранителя. Мужчину с голубыми глазами, так напомнившего мне Влада. В сердце ёкнуло что-то.

— Влад? — выдохнула ему. — Я вспомнила тебя.

— У нас нет времени, — улыбнулся мужчина. — Ты прошла испытания воды и демоны Океании больше не властны над тобой.

— А ты? Где был ты? Ты же обещал помогать… Находить меня вовремя… — вспоминала его слова. Обиды не было. Лишь желание узнать.

— Всё произошло вовремя, — в глазах Влада скользили грусть и любовь. — Я не могу вмешиваться во взросление души, но могу наблюдать. Ты справилась, и нам лучше уходить, пока силы света и тьмы в балансе.

Ничего себе баланс… Битва в небе разгоралась и затухала. Со стороны могло показаться, что где-то идёт гроза. Влад протянул мне руку. Прежде чем подать свою — спросила:

— А ты… Ты кто, Хранитель?

— Я охраняю переходы между мирами, Леля, — улыбнулся он. — Некоторые зовут меня стражем между миром демонов и людей. То, что видела ты, лишь маленькая часть иномирья. Все испытания впереди.

— Ты снова оставишь меня? — прищурилась с подозрением.

— Нет. У меня сейчас нет другого мира, кроме как этого, — с долей сожаления произнёс Влад.

— Почему?

— Иногда так бывает, когда находишься между небом и землёй, — произнёс странной загадкой он и протянул мне руку ещё раз. — Ты идёшь?

— Да… Куда?

— Этот портал перенесёт нас ко вторым вратам мира мёртвых.

Шаг, и ещё один и грозный, грозный, разочарованный рык раздался вокруг, вызывая дрожь. Ясное дело — чудовище обращалось ко мне:

— Ты — моя! Я узнал тебя, невинная душа! Я найду тебя! Я — старший демон Левиафан!

— Не дождёшься! — кричала я ему в ответ, радуясь чудесному избавлению.



Глава 9. В поисках выхода | Заклятье старого зеркала | Глава 11. Богдана



Loading...