home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 2. Заклятье


*** Сазонова Света***

Сазонова быстро шла по коридору, распихивая локтями всех, кто попадался на пути, и негодовала.

Больно! Очень больно! Никогда бы не подумала, что эта тихоня умеет показывать зубы! Всё сами решили… Со всем сами разобрались… А я? Как же я? — мысли в голове бились в истерике, переливаясь через край.

Чёртов Влад… Хотела ведь просто поинтересоваться, как у него дела… А он холодный и неприступный… Решила встретиться, чтобы узнать, что не так, а он!!! Сказал, чтобы она больше ему не звонила, потому что она, видите ли, не в его вкусе!

А кто в его вкусе? То, что прочла, стало полнейшим шоком. Очкастая Лелька! Она чуть в голос не захохотала от досады.

— Сазонова! Ты куда? Подожди! — услышала знакомый голос и кто-то схватил её за локоть. Повернулась, вперившись злыми глазами в Артёма. Резко остановилась, смерив его недовольным взглядом и громко выкрикнула:

— Отвали! Да! Иди куда шёл и не лезь не в своё дело, — вырвала руку и побежала дальше.

Гнев и раздражение! Раздражение и гнев! И «заумный ботан».

Погода всё-таки испортилась. С неба закапали мелкие холодные капли.

Не позволю ей быть счастливее! Не буду смотреть на эту довольную рожу! Неказистая мышь оказалась проворней и обскакала кого? Королеву красоты школы!

Охваченная горькими размышлениями, Света незаметно для себя оказалась рядом с метро. Она тяжело дышала, словно лошадь, проскакавшая несколько километров. Вдруг остановилась, озираясь по сторонам. И чего припёрлась сюда?

Мокрая, без зонта, с растрёпанными волосами… Юбка сбилась так, что молния со шлицей оказалась не сзади, а на боку. Недоуменный взгляд остановился на рекламном щите. На нём ярко выделялось объявление «Магические услуги». Последний купон с телефоном и адресом болтался на ветру, готовый оторваться и улететь. Подойдя ближе, она машинально сорвала его, вчитываясь в скупые строки. Недалеко. Магические услуги, значит…. Занятно!

Злорадно усмехнулась. Денег не жалко, в магию не верила, но отомстить очень хотелось.

Сазонова быстро шла по улице. Мимо спешила по своим делам безликая, серая толпа. Она слилась с этим потоком и, никем не замеченная, подошла к указанному в объявлении дому. Жёлтая облупившаяся краска, старая довоенная архитектура выдавали приличный возраст строения. Пятна окон и дверей мрачно зияли чернотой. Здание выглядело так, будто было полноценным живым организмом. Деревянная дверь предательски скрипнула, сообщая дому о незваной гостье.

Она тихо вошла в тёмный подъезд и поморщилась. Жутко воняло кошками. Когда глаза привыкли к полумраку, то увидела мусор на полу и длинный коридор с нарисованными белым мелом стрелками на стенах.

Направилась вдоль этих указателей, попутно зажимая нос, пока не упёрлась в старую дверь, покрытую бордовым дерматином. Нажала на звонок. Внутри жилища послышались шаркающие шаги, дверь распахнулась, а в дверном проеме показалась женская фигура в невзрачной одежде. Угловатая "мужланка" была немолода. В наспех причёсанных волосах проблёскивала седина, в живых глазах сквозил интерес.

— Магические услуги здесь оказывают? — голос Светы звучал твердо и пренебрежительно, выдавая скептичный настрой.

— Ну, допустим, здесь.

— А если — без допустим?

— А если без допустим, наглая мадам, то проходите, — женщина посторонилась, и она смогла пройти в квартиру.

— Надеюсь, я не зря сюда пришла и не потеряю время, — недовольно скривила губы.

Поведение хозяйки сразу начало раздражать.

В помещении стоял запах свечей и восточных благовоний. Квартира поражала дорогим ремонтом, антикварной мебелью. Создавалось впечатление респектабельности и порядка.

— Не понимаю, — произнесла Света, не веря глазам.

Не вписывались… Совершенно не вписывались в рамки её представлений эта роскошная квартира, неряшливая женщина и вонючий подъезд старого дома. Хозяйка обернулась, смерив её насмешливым взглядом.

— Не понимаешь что?

— Не понимаю, как можно иметь приличную квартиру в грязном старом доме с вонючими кошками.

— Тебе всё показалось, — женщина провела Свету по коридору к дверям одной из комнат. — Заходи.

— Что мне показалось?

— Что дом старый, а квартира приличная. Остерегайся преждевременных суждений, ибо не всегда всё бывает так, как выглядит с первого взгляда.

— Поразительно, — буркнула Света. Она была изумлена тем, как «непонятно кто» ведет себя так нахально, поучая её менторским тоном.

— Мели?! — из-за дверей раздался скрипучий старческий голос. — Я правильно понимаю, что это пришли ко мне?

— Да, мама, гостья уже заходит.

Мели открыла двери и пропустила её вперёд, быстро затворив створки, словно остерегаясь, что их кто-то заметит. Света даже сначала испугалась, подумав, что попала в какую-то западню. Приглядевшись, она заметила в углу едва освещённой комнаты очень старую и страшную женщину. Балахонистая одежда скрывала фигуру. Морщинистое лицо с длинным носом, под которым висела огромная бородавка, вызывало отвращение. В отблесках горящей свечи проступали облезлые стены, а сама ведьма на их фоне выглядела отталкивающе.

— Магии хочется? — вдруг проскрипел голос старухи, после длительного молчания.

— Вы кто? — Света задала вопрос скорее из вежливости, чем от желания знакомиться.

Зря она сюда пришла! Похоже, влипла в непонятную историю из-за своих эмоций…

— Я та, кто может исполнить любые желания, — сказала бабка и закашлялась. Кресло под ней заходило ходуном.

Не упала бы с него эта старая туша! Представила, как придётся поднимать эту развалину, и поморщилась. Через пару минут в комнате наступила тишина. Старуха перевела дух, вздохнула и вдруг спросила:

— Как их зовут? — резанула глазами и добавила: — Тебя обидели… Мужчина и женщина.

Тело тут же прошила дрожь. Проницательный взгляд из-под бровей продирал до костей.

— Есть такие, — выдохнула с облегчением. Она всё-таки сказала: — Хочу отомстить!

— Хм… — старуха замолчала ненадолго, словно размышляя о чём-то. — А ты не пробовала простить обидчиков?

— Я не хочу их прощать!

— Так-так, — ухмыльнулась ведьма. — Ревность значит. Может, оставишь эту затею? С магией не шутят…

— Нет, я решила! — с жаром выкрикнула Света.

— Ну хорошо, — старуха прищурила глаза и уточнила: — А как ты хочешь ей отомстить?

— Не хочу чтобы они встречались! И вообще пусть ей не везет! Смерти её хочу! — выпалила Сазонова всё сразу, не сумев побороть переживания.

— Ой, так сразу, прям и смерти! — изумлённо воскликнула бабка. — Ты же ничего не знаешь о смерти, а желаешь… Неужели тебе так больно, такой приятной и милой девочке… — её голос проникал в сознание, как сладкое липкое желе, успокаивал, снимая страх, и в то же время вселял уверенность в правильности поступка.

— Я не отступлю, — упрямо твердила Сазонова.

Что-то внутри неё пыталось пробиться сквозь это желе и бунтовать: «Что ты делаешь? Зачем тебе это надо? Какая-то сомнительная личность… и ты… Это не может хорошо закончиться… Остановись!!!»

— Ну хорошо. Ты меня убедила. Есть у меня один интересный вариант, — глаза ведьмы горели нездоровым блеском. — Я могу сделать так, что разлучница перестанет быть собой. Она изменится. Ей будет нужен другой парень, другая жизнь. Она перестанет досаждать.

— Другая жизнь? Ей будет лучше чем мне? — только мысль о том, что Лелька будет счастливой, коробила изнутри.

— Поверь, ей — не будет. А вот тому, кто будет вместо неё — возможно. А тебе разве есть дело до другого?

В словах старухи звучала логика, она убеждала, превращаясь в твёрдую основу будущего ответа.

— Я согласна! — выпалила Света. — Пусть будет так!

— Хорошо, — оживлённо и радостно сверкнули глаза ведьмы. — Я подготовлю подарок. А ты иди, посиди пока в другой комнате с моей дочкой. Выпей там чаю с травками. Не бойся, — и она громко рассмеялась, увидев скривленное лицо девушки, — не отравишься.

— Я и не боюсь, — буркнула Света, вышла из комнаты и сразу наткнулась на Мели, как будто та стояла под дверями, подслушивая разговор.

— Пойдём за мной, — Мели махнула рукой, приглашая следовать за ней.

На кухне она молча достала две чашки, разукрашенные в синий горох, и поставила на стол. Затем налила из помятого медного чайника приятно пахнущий настой трав, села напротив Сазоновой и, медленно попивая жидкость, заново принялась разглядывать девушку. Света решила не обращать внимание на бесцеремонность. Она попробовала горячий напиток. Вкус был восхитительным, явно прослеживались нотки мяты, мелиссы и какой-то незнакомой горчинки. Однако Света совершенно не горела желанием заводить разговор, потому лишь отметила это про себя.


*** Карго ***

Карго давно казалось, что она разваливается на части, как потрёпанный временем автомобиль. Кости болели, тело ломило — сплошное мучение. Приходилось с этим мириться, впрочем, как и со многим в её нелёгкой жизни. Она родилась в Румынии, и её молодость прошла там. Последние годы она жила у дочери. Хотя, вернее будет сказать: существовала, если смотреть на сложившиеся обстоятельства, учитывая бедность и старость.

И эта девочка как раз пришлась кстати. Неправильное у неё имя. Вроде Света, как светлая, а на самом деле злая. В самый раз с такими, как она, черной магией заниматься.

Да-да, она видела, как молодая девчонка мнётся с ноги на ногу перед ней в нетерпении, но выполняла ритуал. Только полное согласие заказчицы снимало с исполнителя всю ответственность за любые формы магии.

Карго с трудом встала с ветхого кресла и подошла к покосившейся этажерке. Покопавшись на полках, вытащила старый огарок черной свечи и поставила его на стол перед треснутым зеркалом в потёртой раме. Она зажгла огонь и долго смотрела на своё отражение, пока в нём не осталось ничего, кроме жутких чёрных глаз, принадлежавших кому угодно, но явно не человеку.

Колдунья плавно раскачивалась и шептала слова тёмного заклинания:

«Душа, дух и тело приказываю вам, именем Гекаты!

Во славу жрецов, страждущих душ мертвецов!

Властительница иного мира, да снизойдёт на меня твоя сила!

Разделитесь, разойдитесь, в другое тело перевоплотитесь!

Да будет воля моя при выборе новой меня!»

Бормотание обезумевшей старухи не прекращалось ни на минуту, даже в тот момент, когда ведьма засунула руку в зеркало и вытащила красивое украшение. Поверхность магического стекла сомкнулась, возвращая свою первоначальную твёрдость. Карго наклонилась к ровной глади, приложилась губами и выдохнула.

— Ну вот, — захихикала Карго, — половина дела сделана, — и обессиленно упала в кресло.


***Света Сазонова***

Вскоре по квартире разнёсся громкий звон маленького колокольчика.

— Пора! — Мели кивнула на дверь, а Света почувствовала, как холодеет затылок, но заставила себя встать и войти в комнату. Старая колдунья сидела в кресле, держа в руках небольшую коробку.

— Возьми. И не открывай это, — утомлённо произнесла она. — Подари своей подружке, что увела у тебя парня. Сегодня же вечером и подари. И попроси у неё прощения.

— Я… Прощения? Вы с ума сошли! — Света стояла в недоумении.

Она должна просить прощения у той, которой только что хотела напакостить! Где это видано?

— Делай как я говорю, если хочешь чтобы сработало колдовство, — пояснила ведьма. — И попроси её завтра в нём прийти. В этом подарке, что отдаю тебе сейчас.

— Что это? — прищурилась Света.

— Небольшая безделушка, не советую тебе на неё смотреть. А теперь иди! — она подняла слабую руку и махнула в сторону двери. Отвисшая кожа, похожая на студень, противно заколыхалась.

— И всё? Разве за свои услуги вы не возьмёте денег?

— Деньги, — вдруг рассмеялась Карго. — Считай, это моим подарком!

— Как-то странно это всё… Но я пойду? — в недоумении произнесла Света, покручивая коробочку в руках.

— Иди-иди, тебе и не надо ничего понимать, — старуха кивала, прикрывая узкие от нависающих век глаза.


***Леля ***

Пары, наконец, закончились, и я выскочила из здания, умудрившись забыть о том, что договорилась встретиться с Владом возле университета сразу после занятий — настолько сильно меня выбила из колеи ссора со Светкой. И, когда упёрлась взглядом в мужчину, который улыбался мне счастливой улыбкой, закусила губу.

— Привет, — он быстро приблизился ко мне и… поцеловал в щёку.

— Привет, — смущённо улыбнулась.

— Что случилось? — он внимательно смотрел мне в глаза. — Тебе испортили настроение?

— Да, — кивнула в ответ. — Сазонова. Жутко разозлилась. Что ты ей написал?

— Мне жаль, что она решила отыграться на тебе, — пожал плечами Влад. — Если бы я знал, то попробовал бы с ней объясниться при личной встрече…

— Знаешь, она взрослая девушка, и у неё обязательно всё будет хорошо, — ведь мне действительно хотелось верить в то, что у неё всё наладится, а временная блажь, вызванная злостью от невозможности получить желаемое, пройдёт.

— В ресторан?

— Давай лучше в кафе, — предложила в ответ. — Тут недалеко, а ещё у них шикарные пирожные.

— Только ради пирожных, — засмеялся Влад. — Это будет самое скромное свидание, на которое я когда-либо ходил.

— Много было нескромных свиданий? — не удержавшись, съязвила.

— На самом деле не много, — хмыкнул мужчина. — Как-то не подумал я, что ты можешь подловить меня с этой фразой.

— Да перестань, — ухмыльнулась в ответ. — Каждый человек имеет право на прошлое.

Влад лишь молча покачал головой, загадочно улыбаясь, и предложил руку, чтобы сопроводить в машину. Таким образом, мы быстро добрались до бульвара, где находилось кафе, но из-за отсутствия парковки пришлось идти пешком почти целый квартал. Моросил мелкий дождь, который мы просто не замечали, укрывшись большим чёрным зонтом.

Всегда любила это кафе. Атмосфера заведения радовала уютом, где мягкие тканевые диваны в крупную коричневую клетку соседствовали с небольшими квадратными столами. Приглушённый свет располагал к спокойному и ненавязчивому общению. И я вздрогнула от неожиданности, когда ладонь Влада легла мне на талию, приглашая следовать к свободному столику, покрытому бежевой скатертью около окна.

— Хочешь кофе? — спросил он, лаская меня взглядом.

Едва ли не стушевалась от его внимания… Как-то очень сильно, а главное, быстро я ему понравилась. Неужели так бывает?

— Нет, я буду чай с лимоном и заварное. Одно, — высказала желание.

— Договорились, — ответил он и повернулся в поисках официанта.


Потом мы сидели рядом друг с другом и разговаривали обо всём и ни о чём.


— Скажи, Лель, — произнёс Влад. — А ты в магию веришь?

— Не знаю… — удивилась… ничего себе какие вопросы. — Сны снятся… с демонами, — произнесла и поёжилась.

— С демонами? — вдруг нахмурился он. — Наверно, мало приятного видеть красноглазых монстров.

— Откуда ты знаешь, что в моих снах они красноглазые? — я засмеялась. — Ты подглядывал?

— Ну что ты… Обычный стереотип в описаниях потусторонних существ, — в шутку оправдался он.

Мы сидели почти до самого вечера и успели обсудить несколько натюрмортов на стенах заведения, обсудили политическую ситуацию в мире, выяснили, что оба не любим белое куриное мясо, но зато знаем толк в свежемолотом кофе, который варится в турке.

— Мне кажется, что я давно знаю тебя, — улыбнулся Влад и ещё больше приблизился ко мне. — Не хочу расставаться с тобой.

— И не расставайся, — тихо произнесла, несказанно удивляясь сама себе.

Ну не то, чтобы я была не избалована мужским вниманием, но именно Влад на меня действовал как-то магнетически, и примерно через час после нашего общения в кафе просто отказалась об этом размышлять. Мне с ним было хорошо, спокойно. Я чувствовала себя рядом с ним самой красивой девушкой на свете, ведь он делал всё, чтобы усилить во мне эту уверенность.

— Пойдём, я тебя провожу, — произнёс он, накрывая мою руку ладонью.

А ещё… Ещё мне показалось, что он сейчас меня поцелует и я… Просто соскочила со своего места, точно пронзённая током.

— Пойдём, — ответила ему, заметив озорные огоньки в его голубых глазах.


***Влад Андреев***


Они возвращались. Он придерживал Лелю за талию и вдыхал еле уловимый нежный аромат её светлой кожи, золотисто-шоколадных волос. Его забавлял трогательный жест, которым Леля поправляла очки, а её зелёные глаза, в которые хотелось смотреть не отрываясь, манили чистотой и глубиной. Там, в кафе, они прекрасно провели время. Она была такой искренней, счастливой, что ему захотелось её поцеловать, но понял, что спешит, заметив, как быстро она вскочила со своего места. И всё же, он не позволит ей уйти домой без первого поцелуя.


На лестничном пролёте он подошёл к девушке как можно ближе, насколько позволяли приличия первого свидания.

— Давай встретимся завтра? — предложил ей второе свидание.

— Хорошо, — уголки её губ дрогнули в смущённой улыбке.

Она неуловимым, лёгким движением сняла очки, чтобы протереть стёкла, и тогда он решился. Небольшое движение, шаг, и вот тонкая, гибкая Леля в его объятьях, и он ищет её мягкие губы. И… находит, познавая сладковатый вкус её поцелуя, пронизанного нежностью и чистотой. Лёгкий всхлип, доказывающий ему, что ей понравилось, вызывает в теле приятные вожделение и дрожь. Милая, замечательная девочка… Ну вот я тебя и нашёл…

Резкая трель мобильного вырвала его из очарования их более близкого знакомства. Он нахмурился. Кого это ещё принесла нелёгкая? Леля, как будто виновато, улыбнулась и полезла в сумочку, доставая дребезжащую дрянь.


***Леля***

И это был прекрасный повод оторваться, чтобы не сойти с ума от шквала эмоций, которые настигли меня в ту же секунду, когда он меня поцеловал.

— Лелька, привет, — услышала в трубке знакомый голос.

— Свет! — я даже обрадовалась. Наверняка осознала всё. — Я так рада…

— Лельк… Я могу сейчас подъехать к тебе? — глухо прозвучал её голос.

— Эм… — я быстро взглянула на Влада. — Ко мне? — он изучающе смотрел на меня. — Конечно.

— Через пятнадцать минут буду, — и связь прервалась.

— Сазонова? — поднял бровь Влад.

— Да… Хочет приехать, — произнесла, размышляя, что пора Андреева выпроваживать.

Кто её знает эту Сазонову — раздражать её своим счастьем лишний раз не хотелось. Я задумчиво смотрела на статного, молодого мужчину, который, казалось, всё понял сразу.

— Надеюсь, что ваша встреча пройдёт без ссор, — поморщился он. — Не хотел бы я, чтобы она испортила тебе настроение.

— Не знаю, — я вздохнула, — надеюсь Света поняла, что люди — это не вещи и не домашние животные, которыми можно обмениваться или дарить, или принуждать их делать что-то, чего они не хотят.

— Какая мудрая Леля, — усмехнулся Влад и наклонился ко мне, нежно целуя. — Напиши мне маленькую эсэмэску хотя бы или позвони. Верю, что не придётся тебя утешать, хотя… — он на миг замолчал. — Я бы с радостью это делал всякий раз, когда у тебя портится настроение.

— Просто идеальный мужчина, — иронично заметила я, вновь задумываясь, откуда мне такое «счастье» привалило.

— Да, я такой, но не со всеми, — он засмеялся и быстро ушёл вниз по лестнице.

Проводив его взглядом, с глупой улыбкой на губах я поднялась на пару лестничных пролётов и зашла в квартиру, в которой жила со своими родителями. Она не отличалась ничем от сотен других квартир рядовых офисных работников. Скромная, с простой планировкой и недорогой мебелью. Но именно здесь я приводила мысли в порядок, успокаивалась и чувствовала себя в безопасности. Бросив сумку на пороге, прошла на кухню к доске объявлений и под магнитной черепахой прочитала, что родители вернутся домой не раньше, чем через два часа. Они ушли в театр.



***Сазонова Света***


Коричневая железная дверь, круглый звонок. Даже фыркнула. Замухрышка… И что в ней только нашёл Влад? Ох уж этот Влад. Особый образец мужчины, уникальный образец, встречающийся очень и очень редко. Она имела возможность слышать о нём от отца, который неоднократно указывал на его удачливость, неординарный подход к решению задач, а самое главное, быстрое и успешное их выполнение. Такой далеко пойдёт, причём добьётся заслуженно. И ему понравилась очкастая! Даже застонала от злости, но тут же взяла себя в руки — открылась дверь. Она крепче сжала в руках сумку, чтобы не скривиться от одного вида этой счастливой рожи.

— Свет? — вдруг спросила Леля. — Ты себя хорошо чувствуешь? Бледная такая…

— Всё хорошо, Лелька, — выдавила из себя. — Я тут… к тебе решила… заехать, — слова давались с трудом.

Чёрт! Чёрт! Чёрт! Ещё прощение просить, унижаться. Дрянная старуха! Ведь, если ничего не получится, она просто выставит себя посмешищем перед всеми.

— Ты молодец, что приехала, Свет, — улыбнулась Леля. — Чаю хочешь?

— Не, — мотнула головой. — Я…

— Влад очень расстроен тем, что мы поссорились… И ему жаль, что он обидел тебя, — произнесла Доллейт, и новая порция ярости нахлынула и накрыла с головой.

Общались! Встречались! Пока она шарилась по подъездам, нюхала кошачью вонь и выслушивала жуть от этих двух образин…

— Да л-ладно! — чуть запнувшись, ответила Света. — Я извиниться перед тобой пришла за свой поступок.

— Хорошо, но я не обижалась, — парировала Леля.

— Я никогда просто так не извиняюсь, — и Света быстро вытащила из сумки чёрный футляр. — Прими в знак нашей дружбы… И мне будет очень приятно, если ты наденешь это завтра в универ.

— Что это? — нахмурилась Леля. — Поверь, наша размолвка не стоит дорогих подарков…

— Тогда ты обидишь меня, — впечатывала слова Света, убеждая Доллейт взять подношение. — Бери, — впихнула футляр ей в руки. — И я поехала домой. Меня родители ждут, — усмехнулась и побежала вниз по лестнице.

Света шагала по ступенькам вниз в лёгком раздражении. Её одолевало любопытство, что произойдёт завтра, а по стенам подъезда плавно сползала на пол, сливаясь с темнотой, чёрная тень. В её очертаниях угадывалась волчья морда.



*** Леля***


Как только Света ушла, я вернулась в комнату и присела на кровать. Избалованная девчонка, настолько не привыкла идти на уступки… Уж я то видела, с каким трудом ей давались слова. А подарок? Конечно, я знала, что если хочешь простить человека или злишься на него — подари ему что-нибудь ценное. Можно мысленно, до тех пор, пока обида не пройдёт, а можно вот так…

Я крутила в руках футляр. Что могла принести богатая девочка? Мягко нажала на небольшую выпуклость. Пружина легко щёлкнула, и крышка откинулась. Внутри, на мягкой подушке, лежал необыкновенно красивый кулон. Ромб, выполненный из неизвестного металла, на глазах менял цвет. Серебро становилось золотом, золото превращалось в серебро. Богатый орнамент подчеркивал тонкую ручную работу мастера. Камни, искусно вставленные по бокам и в центре ромба, становились то чёрными, то красными, то изумрудно-зелёными. Украшение завораживало и выглядело очень дорого.

Ахнув от изумления, я вытащила его из футляра, подошла к зеркалу для примерки. Аккуратно застегнула тоггл, надежно зафиксировавшийся под весом украшения. Изделие смотрелось бесподобно — изящные крупные звенья цепочки лёгким холодом легли на коже, а сам кулон смотрелся ещё красивее на теле. Но с таким украшением… вернее в таком украшении… в университет? Тут впору вечернее платье искать…

Я смотрела на себя, пока не поняла, что в комнате нахожусь не одна, потому что за моей спиной встала какая-то старая и страшная бабка. Быстро развернулась и чуть не задохнулась от ужаса — в комнате никого не было! А в зеркале — было! Всклокоченные чёрные волосы, блестящие от злобы глаза, бесформенная, рваная одежда — это была реализация всех кошмаров в реальности! Я едва открыла рот, чтобы зайтись в истошном вопле, как в ушах раздался скрипящий голос:

— Привет, девочка моя. Ты так прекрасна и свежа. С этой минуты, ты — это я!

Пронизывающий льдом хохот старухи заставил колотиться сердце… Ужас сковал всё моё тело. А потом… Потом я увидела в своей комнате её, а себя смотрящей на неё, как если бы стояла за окном. Осознать, что происходит, я не успела, когда эта…

Эта… Жуть взмахнула рукой и шлёпнула ладонью по стеклу. А я… вдруг поняла, что начинаю распадаться на осколки.

— Пусть Тонкие миры и Стихии погребут тебя! Пусть частицы твоей души разлетятся по закоулкам! И не найти тебе себя во веки веков! — загрохотал голос, произносящей заклятье. Эти слова — последнее, что я услышала, проваливаясь в глубокую темноту.



***


Всё стихло, в комнате вновь стало светло. Упавшая замертво на пол, через минуту открыла ярко-зелёные глаза. Встала, подошла к зеркалу и внимательно осмотрела себя со всех сторон.

— Какая же я теперь красавица! — цокнула от удовольствия. — И умница!

В первую очередь она сняла очки, повертела их в руке, близоруко сощурившись.

У девчонки было плохое зрение! Быстро протёрла кулаками глаза, предварительно плюнув на пальцы, что-то пробубнила. Подошла к распахнутому окну и выкинула оправу на улицу. Потом ухмыльнулась и полезла в шкаф. Через несколько мгновений в центр комнаты полетели вещи. Потом она стала шарить по комнатам, переворачивая книги, вещи на полках, в ящиках. Очередная полка оказалась с подарком — там нашлись наличные, видимо, оставленные семьёй на чёрный день. Довольно ухмыльнулась — чёрный день наступил. Попутно бросила в рюкзак найденный паспорт и студенческий билет. Новое тело, новое имя — новая жизнь. Леля довольно улыбнулась, взяла шариковую ручку и быстро начертила несколько знаков на руке — в памяти сразу всплыли обрывки из жизни старой хозяйки тела. А потом нанесла несколько рун над входной дверью, старательно проговаривая заклинание. Ни к чему её искать. Она уйдёт в забвение для тех, кто ей не нужен. Осмотрела беспорядок, оставленный после себя, и выскользнула из квартиры.



Глава 1. Ссора | Заклятье старого зеркала | Глава 3. Преображение



Loading...