home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 8. Река жизни


Я моргнула… Реальность сначала расплылась и снова проявилась. Мой взгляд остановился на аквариуме. В нём кверху пузом плавала золотая рыбка, чудесно двигая плавниками, и при этом прекрасно себя чувствовала. Почему из аквариума не вытекает вода? В этом иномирье всё как-то странно.

Я смотрела на мебель, приклеенную к потолку — на диван, стол, книжный шкаф. Каким-то образом на потолке оказалась и моя книга. Повернула голову, приподнялась на руках и села, рассматривая высокий торшер с семью плафонами, который, единственный, находился на полу рядом со мной.

Вот бы ещё книгу как-нибудь достать, подумала и нащупала на шее странный предмет. Поднесла к глазам камень, искрящийся гранями. Знакомый такой камень… Книга, наконец, отвалилась от потолка и, прошелестев страницами, упала ко мне, раскрываясь в развороте.

"В иномирье можно дышать под водой", — прочитала скупые строки.

Хм… А как я смогу дышать под водой? А если у меня вырастут жабры? У каждой гламурной иномирянки должны быть свои, роскошные жабры! Нужно срочно найти ёмкость для тренировок. А ёмкость как раз была рядом — в ней плавала золотая красавица. Интересно, она умеет желания исполнять? Неплохо будет пересадить её в банку перед тем, как начну практику — пришло искромётное решение, и я отправилась в ванную комнату. Почему туда? Не знаю. Залезла в стиральную машинку и вытащила из неё трёхлитровую банку с длинной трещиной на боку. Так ведь вся вода выльется, и рыбка сдохнет. Села на пол и начала отколупывать длинную полоску. Вскоре она поддалась моему желанию, отвалилась от стекла на пол и уползла змеёй под раковину. Так-то лучше!

Теперь цель — аквариум. Я вернулась в комнату и прищурилась. Мебель стояла на местах, а красивый торшер почему-то находился на потолке. Рыбка же, по-прежнему, плавала кверху пузом. Я наклонила аквариум, пытаясь перелить рыбку в банку, но та не поддавалась. Она смотрела на меня круглыми глазами и открывала рот. Когда я попыталась схватить её рукой, чтобы пересадить в ёмкость, то вздорно махнула хвостом и фыркнула:

— В пруд иди! — рявкнула человеческим голосом и схлопнулась, как воздушный шарик.

Пруд! Я представила себе старый небольшой пруд и оказалась среди зарослей многолетних кустарников. Огромные ивы свешивали ветви прямо в воду, казалось, таким способом они пили воду и никак не могли напиться. Шелестел камыш. При моём приближении его цветы взвились в воздух, превратившись в коричневую пыль и перелетели на соседние стебли, обвивая их собой, формируя новые соцветия.

На поверхности водоёма плавали зелёные кувшинки, на каждом листе которых сидели маленькие чёрно-белые щенки. Они громко тявкали. Но стоило мне только приблизиться к воде, как все они внезапно попрыгали в воду и исчезли.

«Вот тебе и маленькие собачки», — разочарованно скользнула мысль, а я сделала шаг в воду, которая оказалась сухой и тёплой. Нырнула вниз и начала дышать, пытаясь нащупать за ушами жабры. Но рыбой так и не стала. Даже разочаровалась слегка… И вдруг, вскрикнула от острой боли в ноге. Наклонилась и увидела, как от меня в сторону драпает маленькое существо, похожее на человечка с рожками и ластами вместо ног. Тварёныш скрылся за кустами водорослей, которые оказались стенками длинного коридора, уходящего куда-то вдаль.

Тут без вариантов! Я просто пошла по дороге, уходя всё дальше и дальше во мглу. Мимо меня проплывали маленькие рыбки: золотые, серебряные, красные. Они весело махали хвостами и косились на меня, как на невидаль. Подумаешь… Как будто иномирянку никогда не видели.

Вскоре вокруг разъяснилось, в тот самый момент, когда я вышла к горам. Я остановилась, с благоговением взирая на огромный водопад. Тонны воды скатывались с гор, закрывая скалы, надёжно защищая врата… в мир стихии воды! Откуда я это узнала? Неизвестно.

Пока я раздумывала, как мне пройти по ту сторону воды, водопад превратился в два сливающихся друг с другом столба воды, а на уровне моих глаз начали проглядываться прозрачные выпуклости — очертания четырёх глаз, ртов и рук. В грохоте стекающей воды начали угадываться слова. Можно сойти с ума, но вода со мной решила поговорить!

— Кто ты?

— Что тебе нужно? — требовал водопад объяснений.

Ах, если бы я знала! Так и стояла, как каменный истуканчик перед ними, пока вода не стала звучать тише, точно кто-то убавил регулятор громкости.

— Ну чего молчишь?

— А вы кто? — нашёлся вопрос.

— Мы — элементали. Первоэлементы стихии — охраняем вход.

— Зачем? — спросила я, недоумевая, зачем нужны стражи в месте, где нет ни единой души. Не считая меня, конечно.

— Она из Океана вынырнула, — рассмеялся один. — Там — Стихия Воды!

— Ты что-то ищешь? — спросил участливо второй.

Нет, ну нормально сказал! А где сейчас находилась я? Свежа память с нырянием в пруд. Вроде как я уже в воде по уши. Да что там по уши! По самые кончики волос.

— Себя, — выдала я. Озарение нашло внезапно.

— Себя… себя… — они долго шумели переливами между собой. Та чудесная история от мужика с гуслями им порядком надоела. Слишком часто пересказывали её друг другу. А тут, новый собеседник…. — Ну вот, как отпускать? Как отпускать? Если только… только с элементалем.

— Может зайдёшь? — наконец поинтересовался один.

— Мы тебе проводника дадим, — предложил второй, и когда я кивнула, рядом появился полупрозрачный шарик.

Маленький сначала, он раздулся и превратился в добротный арбуз. Потом из арбуза проклюнулись ручки и ножки, а на поверхности проклюнулся нос. Хмыкнул. Выступили брови, а сверху, над ними, глаза. На меня смотрели глазищи ярко-синего цвета с обалденными ресницами. Такие бывают только в сказках у нарисованных принцесс.

Шарик переливался всеми цветами радуги, пока не остановился на голубом. Над глазами выросла очаровательная улыбка.

— Так пойдёт? — спросил меня он, а я выпучила глаза.

— Так пойдёт? — ещё раз пробурчало перепутанное лицо и поменяло местами брови с носом.

Сразу видно, что зеркала ему не хватает, чтобы себя в порядок привести.

— Да, пойдёт, — вздохнула я. Проводниками не разбрасываются. — А зачем тебе лицо? — стало любопытно.

— Чтобы ты чувствовала себя как обычно, — с умным видом пояснил мне шар. — Зови меня Пузом.

— Ка-а-ак?

— Пузом зови, — повторила сущность. — Глухая что ли?

— Да нет, — улыбнулась я элементалю — очень уж он был на мыльный пузырь похож. — И куда ты меня поведёшь?

— В сердце Стихии, — важно заявил он. — Буду тебя охранять!

«Интересно, от чего?» — захотелось с сарказмом спросить, но прикусила язык. А то вдруг ещё передумает.

Водопад молча шумел рядом, наблюдая за нашим знакомством. Он впитывал в себя каждое слово, чтобы потом долго грохотать между собой наш диалог.

— Открывай! — приказал мой новый друг стражам, и вода расступилась, обнажая чёрный проём.

Через несколько шагов в неизвестное, передо мной открылся необычный пейзаж. До горизонта простирались голубые луга, на которых вместо цветов разноцветными пятнами росли горгонарии. Полипы извивались щупальцами в разные стороны, привлекая к себе внимание. Я направилась к ним, чтобы рассмотреть их ближе, но не успела дойти — дорогу мне преградил пузырь.

— Дикие полипы опасны, — скучающе произнёс он.

— Чем?

— Оттяпает конечность, и не заметишь, — обыденно ответил и развернулся. — Идём.

Тут один из эукариотов вдруг выбросился из песка в сторону, и я не успела глазом моргнуть, как в его пасти пропала рыбка. Маленькая, золотая, она следовала за мной от самого водопада.

— Сожрал, — вздохнул мой попутчик.

— А как ты узнал? — я была уверена, что он видит только глазами!

— Я вижу всё, как первоэлемент стихии, — пузырь постучал себя по лбу. — Той, что легко меняя суть, становится непостоянной.

— Хорошо сказал, — улыбнулась ему. — Надо запомнить.

Примерно через пару часов нашей прогулки по голубым полям я поняла, что когда элементаль становится фиолетовым — он размышляет. А если окрашивается в тёмно-синий, то хочет казаться важным. Голубым цветом шар заливался в моменты смеха, едва ли не раздуваясь вдвое. Пару раз я боялась, что он лопнет здесь и оставит меня одну, но Бог миловал…

Вскоре разноцветие пятен закончилось, а голубые поля начали сливаться с горизонтом. У меня сложилось ощущение, что я нахожусь в огромной сфере или комнате небесно-голубого цвета без конца и края.

— Где мы? — тихо спросила я элементаля, пытаясь определить, где нахожусь.

— В сердце стихии, — стал фиолетовым пузырь. — Здесь колыбель всего живого мира. Мир воды представлен её обитателями — русалками и водяными чертихами, кикиморами и водяными. Но все они подчиняются Стихии. Из неё создано всё видимое и невидимое. Стихия создаёт меня. Стихия находится в тебе. Открой в себе то, что должна и сможешь подчинить чувства.

— Ка-а-ак? — простонала я от заумных вывертов нового друга. — Почему чувства?

— Пойдём. Я покажу тебе, — и он потянул меня дальше.

Я шла к горизонту и вокруг ничего не менялось. Куда я шла… В какую сторону… Как долго нужно было идти, чтобы прийти к цели? В конце концов я села прямо на песок и заревела. Навзрыд.

— Я ничего не смогу сде-е-елать, ничем не смогу себе помо-о-очь. Я такая слабая… беззащитная. И зачем только я надела в ту ночь на себя эту побряку-ушку… Ведь так всё было спокойно и хорошо-о-о-о…

Мой проводник спокойно висел рядом и слушал мои причитания, лишь изредка почёсывая бока. Он пытался быть зелёным, голубым, болотного цвета. Один раз даже умудрился покраснеть и когда понял, что сейчас лопнет, изменился на лазурный. А потом дотронулся до меня, заставляя обратить на себя внимание.

— Милая, маленькая ведьма… Это вода начала испытывать тебя.

— Как это? — всхлипывала я от безысходности.

— Вот из глаз твоих потекла вода. И из носа тоже. Ты отчаялась и поскучнела. Эмоции в тебе бурлят. Желания. Чувства…

— Я не знаю, что мне де-елать…

— Пройти испытания Воды, — с лёгкой грустью произнес дух, — и осознать, что все чувства — есть жизнь. И хорошие, и плохие. А самое главное, что они непостоянны.

Чем дольше говорил элементаль, тем спокойней мне становилось. Изменить ситуацию нельзя, а значит, придется преодолеть отчаяние и идти дальше. Я поднялась с камня, вытерла слёзы. И пошла вперёд. Я буду просто жить, пока живётся, а чувства мне в этом помогут.

Поток чувств и эмоций иссяк, и наступило опустошение. Как сказал мой проводник — из меня вытекла вся вода. Сосуд опустел, чтобы вновь наполниться. Чем? Сказал, что всё зависит только от меня.

Вскоре мы оказались у высокого обрыва. С высоты птичьего полёта был виден, раскинувшийся внизу, прекрасный пейзаж. Впрочем, всё, что отличалось сейчас от нежно-голубого цвета, для меня было прекрасным.

Неисчислимое количество тёмно-синих ручейков внизу превращались в реки, уходили куда-то вдаль по равнине, струясь по голубому песку.

Они появлялись из-под земли, какие-то из них были широкими и спокойными, а некоторые казались бурными и с перекатами. Я смотрела на тихие ручьи, и быстро бегущие реки. Никакого уклона, ни одной возвышенности не просматривалось сверху. Как работали законы физики в этом месте? Непонятно.

Но реки, как змеи, текли в одном направлении, и все в какой-то момент начинали укорачиваться, теряя подпитку, какой-то свой невидимый источник. На местах, где были русла, возникали новые родники и снова текли вдаль, исчезая за горизонтом.

— Что за место перед моими глазами? — я смотрела, как завороженная. Я никогда не видела столько воды.

— Каждое живое существо здесь, — рассказывал элементаль. — Каждое, в ком есть вода. Кто-то течёт быстро, кто-то медленно. У кого-то путь до Бездонного океана короткий, у кого-то длинный.

— Ты сказал Бездонный океан?

— Некоторые называют его бездною. Всё растворяется там. Рано или поздно приходит к истокам, — терпеливо разъяснял дух стихии.

Его поверхность становилась то насыщенно фиолетовой, похожей на спелый баклажан, то тёмно-синей, как горное безоблачное небо, когда вечером садится солнце.

— Почему некоторые реки никуда не впадают? Они просто испаряются…

— Они исчезают в небытие, ведьмочка. Это те, кто теряет живую воду, — растянул губы в улыбке пузырь. — Каждое существо с рождения наделяется живой водой. Кто-то умеет донести её до Бездонного океана, а кто-то теряет по дороге, — он вздохнул. — И тогда река высыхает.

— Значит, они умирают?

— Что значит умирают, ведьмочка?

— Как бы тебе объяснить… — задумалась я. — Вот если бы тебя полип сожрал…

— А зачем ему меня жрать? — непонимающе уставился на меня проводник.

— Ну, просто предположи. Был пузырь и больше нет его…

— Если бы меня кто-нибудь сожрал, — кивнул элементаль, — я превратился бы в мелкие капли и растворился в Стихии. Но если захочу, то смогу возродиться вновь. Главное, живую воду внутри не растерять, понимаешь?

— Пытаюсь, — я честно старалась.

— Реки исчезают потому, — посветлел пузырь, — что из них уходит в бездну вся вода, но они появляются снова. И так было во все времена. Из океана рождается, в океан возвращается…Те, кто не смог добраться до океана, исчезают навсегда.

— Скажи мне, а могу я увидеть свою реку? Здесь ведь должна быть и моя река. Ну, или хотя бы, родничок?

— Давай поищем, — с радостью и любопытством отозвался дух. — Но для этого мне придётся поглотить тебя.

— Что сделать? — я чуть-чуть не испугалась.

— Если мы пойдём туда искать твою реку, — он показал вниз, — то будем искать её вечность.

— И что ты предлагаешь?

— Просто закрой глаза.

Я послушалась элементаля, чувствуя как что-то нежное и тёплое обволакивает меня со всех сторон.

— Смотри… — я услышала тихий женский голос и открыла глаза.

Солнечная поляна была усыпана одуванчиками, похожими на жёлтые огоньки. Я стояла на зелёной, коротко стриженой травке. Вдруг под ногами появилась сырость, земля обмякла, и я по щиколотки провалились в воду.

— Смотри, Леля, не затопчи! — услышала предостережение.

Я отошла в сторону, с интересом наблюдая, как маленькая ямка наполнилась водой. Ямка становилась глубже и глубже. И вот вода уже бьёт ключом. Вода продолжает растекаться по поверхности, выбирая для себя трещинки в земле и устремляясь по полю дальше.

— Иди за ним, — я снова услышала подсказку.

Родник набирал силу, воды становилось всё больше и больше. И я иду, вроде бы, рядом с лесным ручейком, но вот ручеек уже превращается в ручей. Незаметно для себя я оказалась возле небольшой реки, тихо и спокойно журчащей по лесу. Вокруг цвели цветы, зеленели деревья и кусты. Чирикали и трещали птицы. Я наслаждалась прогулкой, пока не подошла к крутому повороту. Заглянув за поворот, обомлела. Моя река вся была наполнена мусором, сухими ветками, листьями и камнями. Лес вокруг меня выглядел серым и больным. Наступили сумерки.

Сердце глухо билось в груди, щемящее чувство раздирало всё внутри от увиденной мрачной картины. Что случилось с моей рекой? Почему так произошло?

— Смотри, Леля, — снова раздался голос, и перед глазами появилось болото.

Сухая жёлтая и пожухлая трава утопала в нём. Стоячая тёмная вода издавала жуткий запах. Я почувствовала, как грязь засасывает ноги, но тут же переместилась взором дальше, освобождаясь из плена. Моя красивая здоровая река впадала в это болото, вытекая из него уже скверной и больной.

— Это болото — отравленный водоём магии, девочка. Когда в мирах начинается колдовство, зло превращается в отраву. Эта отрава портит реки и ручьи, и чистейшие озёра. Магия в мире воды — это озёра. Любовь и добро держат озёра в чистоте. Злоба и ненависть превращает их в болота.

— Но как это можно остановить?

— Стихия сама всё приведёт в порядок. Бездонный Океан превратит добро и зло в Великую Нейтраль. Наступит равновесие. Пока внутри есть живая вода — твоя река течет в Бездонный океан.

— Но как только река в него впадёт, я умру! — вдруг я поняла смысл всего, что рассказал элементаль.

— Нет, просто уйдёшь на отдых и возродишься новым ручьем!

— Но мне нужна эта, моя река! — и страстное желание прозвучало в моём дрожащем стоне.

— Тогда делай то, что должна… — пришёл ответ. — Вспомни себя…

Я сидела над обрывом, свесив ноги вниз. Я вспомнила своих родителей, университет. Вспомнила Светку и осознала её коварство. Вспомнила Влада, который меня нашёл в том лесу и спас, лес с оборотнями, и нащупала на груди кулон. Вспомнила ту страшную бабку. Но до сих пор не знала, что мне сделать, чтобы вернуться обратно. Мои чувства раскрылись, возвращая меня в жизнь, наполняя меня радостью, злостью, печалью и счастьем. И пусть жизнь в иномирье, но хотя бы так…

— Найди меня… — всплыли в памяти бабушкины слова, и я загрустила. Знать бы, где тебя, старая Эвга, искать…



Глава 7. Вступая в силу | Заклятье старого зеркала | Глава 9. В поисках выхода



Loading...