home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 7

Пойду-ка я, пока меня не вынудили бежать…[10]

Я потянулась, чувствуя себя чрезвычайно удовлетворенной, перевернулась на бок и посмотрела на Бэрронса. Он снова был в человеческом обличье, лежал на спине, а его грудь не вздымалась, и я знала, что если приложу ухо к его коже, то не услышу сердцебиения в груди.

Бэрронс не спит. Он дрейфует, пребывая в состоянии глубокой медитации, которое я научилась распознавать. Пройдет немного времени, и он растворится в ночи, чтобы сделать то, от чего его тело наэлектризуется, а сердце снова забьётся.

Я запустила руку в свои волосы, пытаясь убрать это безобразие с лица, и умудрилась лишь запутаться пальцами в колтунах, пропитанных краской. В итоге я сдалась и отбросила их на одну сторону. Мы оба были перемазаны в краске на масляной основе, и если бы я не была… усовершенствована, а он не был бы… кем он там был, я бы забеспокоилась по поводу химикатов на нашей коже. Мы скользили и буксовали по магазину, кидали друг друга на обломки, окрасили свою кожу багровым: не только краской, но и кровью тоже.

И в конце концов оказались зажатыми между сломанным честерфилдом и расколотым книжным шкафом, книги впивались в мой зад острыми углами, абажур лампы был мне вместо подушки, а один из многочисленных сувениров врезался в поясницу.

Я чувствовала себя великолепно. Словно вырвалась на свободу. Раскрепостилась. Я сделала мысленную пометку: набрасываться на него, как только почувствую себя неуверенно или впаду в апатию. Бэрронс — антидот к яду, отравляющему меня.

Приподняв голову, я осмотрелась по сторонам.

Если прежде тут и оставались шкафы, которые не были полностью разгромлены, то теперь таких точно не было. Что-то чумовое произошло с нами, пока мы дрались и трахались, вымещая всё, что чувствовали, друг на друге, ведь слова теперь уже для нас не имеют значения. Словно одержимые единым первобытным порывом, мы вдруг перестали заниматься сексом и целиком отдались тому, чтобы закончить начатое теми людьми. Мы рвали, метали и крушили.

И то немногое, что уцелело после Стражей, мы разрушили сами. Мой iPod, как ни странно, работал на своей станции. Теперь же он был стерт в порошок нашими ногами. Ковры разодраны когтями Бэрронса. Шкафы валялись перевернутые, их содержимое разбросано по запятнанному пёстрой краской полу.

Интуитивно я понимала, что приняв участие в осквернении нашего дома, начатого кем-то другим, мы попрощались с его нынешним воплощением. Мы устроили ему достойные похороны, скорбя в ярости. Мы разнесли Феникса в пух и прах, чтобы он мог снова возродиться к жизни.

Мы начнём всё с начала. Мы с Бэрронсом будем начинать всё сначала не раз. Долголетие это подразумевает.

Пока я лежа, раздумывала о том, как тут всё переоформить — да, я по-прежнему люблю всё украшать, как говорит гениальный, полубезумный король, невозможно избавиться от собственной сущности — на глаза мне попался клочок бумаги, за которым я наклонилась, когда меня подстрелили. Судя по здоровенному красному отпечатку чьего-то ботинка, он прицепился к подошве и в результате оказался приклеенным к сломанному подлокотнику честерфилда.

Я потянулась за ним через Бэрронса и отодрала его. Разгладила и перевернула.

Мое имя резало глаза, просвечиваясь между брызгами краски.

Я начала читать. Остановилась. Чертыхнулась. И продолжила читать, чертыхаясь.

Дублин Дэйли


2 Августа ППС

ОПОВЕЩЕНИЕ О ЧРЕЗВЫЧАЙНОЙ СИТУАЦИИ!

ЭКСТРЕННОЕ СООБЩЕНИЕ, ДОБРЫЕ ЛЮДИ НОВОГО ДУБЛИНА!

МАККАЙЛА ЛЕЙН

находясь под контролем смертельно опасной Книги черной магии, известной как Синсар Дабх, беснуется в Новом Дублине! Она совершает УЖАСАЮЩИЕ УБИЙСТВА НЕВИННЫХ и УНИЧТОЖИТ НАШ ГОРОД, если её не ЛИКВИДИРОВАТЬ немедленно! Её последней жертвой стал хороший человек, служивший в Стражах, который пытался ЗАЩИТИТЬ нас, не жалея себя! Мик О'Лири был разорван в клочья ВЗБЕСИВШИМСЯ ЖИВОТНЫМ МАККАЙЛОЙ ЛЕЙН.

Её фото снизу! Обычно она блондинка, но может и перекраситься, не попадитесь на её ГРЯЗНЫЕ уловки!

Если увидите её, НЕ ПРИБЛИЖАЙТЕСЬ! Она УБИЙЦА, ПСИХОПАТ и ЧРЕЗВЫЧАЙНО ОПАСНА!!!

Сообщайте ПОПЕЧИТЕЛЯМ обо всех новостях, связанных с её местонахождением!

Обычно она обитает в КНИГАХ и СУВЕНИРАХ БЭРРОНСА, но в последнее время не была там замечена.

Ходят слухи, что Книга сделала её НЕВИДИМОЙ, в разы увеличивая ОПАСНОСТЬ, которую она представляет!

Помогите нам ЗАЩИТИТЬ Новый Дублин!

Присоединяйтесь к Попечителям сегодня!

Грязные. Я насупилась от обиды. Во мне нет ничего грязного. Ну, не считая недавнюю активность, и та не была грязью. Это была свобода.

Я невесело улыбнулась. Джаде и пальцем пошевелить не пришлось. Ей всего-то надо было дискредитировать меня, сдав Попечителям мое временное помешательство Синсар Дабх и раскрыв мое местоположение. Этим она поставила меня под прицел каждого дружинника, фейри и чокнутого в Дублине. Благодаря предыдущим вестникам Дэни, в которых она детально информировала горожан обо всех угрозах, которые считала существенными, включая и Синсар Дабх, мир был прекрасно осведомлён об астрономической силе, которая в ней содержится. Одни будут охотиться на меня, чтобы убить, других, будет подгонять тщетная надежда завладеть контролем над культовой, смертоносной Книгой. Вместо того, чтобы сообщить Попечителям, что Книга во мне, она позволила им думать, что у меня есть копия, подогрев желание охотится на меня у тех, кто хочет завладеть её силой.

Я не психопатка, и она прекрасно это знает. Я чертовски здорово держу себя в руках. Я убила всего одного человека. Случайно. О чем невероятно сожалею. С удовольствием бы исправила это.

Я снова закипала, вся та враждебность, которую я выплеснула на Бэрронса, снова потекла по моим венам, словно кто-то открыл неисчерпаемые источники внутри меня.

Полная фигня. На весь город обо мне раструбили, а я снова видима. Теперь мне не прокрасться потихоньку по улицам. Не смыться от рыскающих по небу призраков. Ну не странно ли, что они начали разыскивать меня той самой ночью, когда я снова стала видима. Неужели так легко могут меня учуять?

«Не то что бы мне снова хотелось превратиться в невидимку,» — мысленно добавила я с поспешностью. Если Синсар Дабх прислушивается, а я уверена, что так оно и есть, то мне нельзя ничего хотеть. Никаких желаний. Даже малейших.

— Слышишь меня? — зашептала я. — Это я. Мак. И у меня нет никаких желаний.

Ответа не последовало, но, судя по всему, мы с Книгой в ссоре. Или она слишком занята чем-то мерзким, коварным и зловещим, что требует её безраздельного внимания и что безусловно аукнется мне. Так что стоит наслаждаться молчанием, пока еще не начало аукаться, и заняться чем-то гораздо более приятным.

Я окинула Бэрронса голодным взглядом. Секс под темной плотью был феноменальным, как я и предполагала. Обычное человеческое существование бледнеет в сравнении с возможностям, которые открываются в жизни, если питаться фейри. Обостряются все чувства: вкусовые ощущения, осязание, слух, обоняние. Секс был ещё более потрясным, чем обычно с Бэрронсом, каждый нерв восхитительно чувствительным. Оргазмы были продолжительными, практически бесконечными, один затухал, и тут же вспыхивал следующий. О да, наверное, есть темных дважды за неделю — плохая идея.

Поразмыслю об этом через пару дней, когда протрезвею.

Глаза Бэрронса медленно раскрылись, его веки были тяжелыми. Похоть в этих древних глазах всегда пробуждала мою, превращая меня в дикарку. Я заскользила пальцами вверх по его телу от живота к челюсти, наслаждаясь каждой выпуклостью, каждой впадинкой. Я балдела, прикасаясь к этому варвару, и наблюдала, как его мягкость исчезала, скрываясь в оболочке жесткости, контроля, сдержанности.

Он взял меня за подбородок, провел пальцем вдоль нижней губы.

— Джейн стрелял в тебя, — произнес он убийственно тихо, и я поняла, что он учуял инспектора в разрушенном магазине, и что Джейн ещё до рассвета станет покойником.

— Джейн остановил тех, кто стрелял в меня, — поправила его я. — Страж по имени Броди заварил эту кашу. Рыжеволосый. Ему лет тридцать пять, метр восемьдесят, может чуть выше, — я чётко описала его, чтобы Бэрронс мог найти его, если захочет. А он захочет. — Остальные следовали за ним. Он единственный из них всех, кто, по-моему, представляет угрозу. Он хотел сжечь мой магазин, — сказала я. — Остальные будут слушать Джейна, когда Броди исчезнет.

Он слабо улыбнулся от того, с какой лёгкостью я рассуждала о близкой кончине человека.

— Рад, что ты пришла в себя.

«Во всех смыслах,» — читалось в его взгляде.

Я протянула ему Дублин Дэйли.

— Джада сдала меня.

Он просмотрел его, поднялся и обнаженный зашагал к разгромленному прилавку, на котором раньше стоял мой прелестный кассовый аппарат, чей серебристый колокольчик оглашал каждый выбитый мною чек. Что бы он не искал, этого не было там, где его оставляли. Он порылся в завалах и вернулся с ещё одним перепачканым, измятым листом.

Я разгладила его.

Дублин Дэйли

3 Августа ППС

ОПОВЕЩЕНИЕ О ЧРЕЗВЫЧАЙНОЙ СИТУАЦИИ!

НОВОДУБЛИНЦЫ, БУДЬТЕ НА ЧЕКУ!

Мы только что получили подтверждение того, что ДВЕ копии смертоносной ПСИХОВАННОЙ ЗЛОВЕЩЕЙ Синсар Дабх находятся в Ирландии.

Одна овладела МАККАЙЛОЙ ЛЕЙН. Вторая овладела

ДЭНИ О'МЭЛЛИ

которая теперь именует себя ДЖАДОЙ. Её фото снизу.

Самая смертоносная книга черной магии из всех, когда-либо существовавших, полностью КОНТРОЛИРУЕТ РАЗУМ МАККАЙЛЫ ЛЕЙН и ДЖАДЫ! Их НЕВОЗМОЖНО спасти.

Они обе ОПАСНЫЕ ПСИХОПАТКИ!

Их нужно УБИТЬ, чтобы остановить!

Свяжитесь с ПОПЕЧИТЕЛЯМИ, если располагаете информацией об их местонахождении. НЕ ПРИБЛИЖАЙТЕСЬ К НИМ САМОСТОЯТЕЛЬНО!

Помогите нам ЗАЩИТИТЬ Новый Дублин!

Присоединяйтесь к Попечителям сегодня!

Я нахмурилась.

— Подожди-ка, что это? Что за бессмыслица? Это ведь неправда?

Не могла же она за прошедшие несколько дней освободить Крууса и попасть под его контроль.

— Мне об этом ничего неизвестно. А Риодан пристально следит за ней.

— Кто напечатал это и зачем?

Он склонил голову, внимательно наблюдая за мной.

— Думаешь, она издала первый, а я — этот в ответ.

Он пожал плечами.

— Если тебя кто-то бросает к акулам, тяни его за собой. И вас будет двое против акул. За редким исключением, люди объединятся, чтобы сокрушить общего врага — хищника, а потом уже, создав возможности к бегству, вернутся к своей вендетте.

Мне нравится его логика, простая, но эффективная.

— Я бы скорее всего заявила о своей невиновности. Издала бы собственный Дэйли, с опровержением.

Пожалуй, я не стала бы сдавать Дэни, несмотря на то, что она сдала меня. Я бы ни за что не призналась в том, что убила Стража. Ненавижу себя за это, ненавижу саму мысль о том, что кто-то мог наблюдать, как я это делала. Хочу знать кто это. Жутко осознавать, что кто-то знает о тебе что-то ужасное, а ты даже представления не имеешь кто это.

— Оправдания никогда не срабатывают. Системе свойственна предвзятость. Атакующий наступает, вынуждая того, кто защищается, оправдываться и от этого выглядеть виновным. Если не ты и не Дэни напечатали это, значит кто-то подставил вас, в надежде на то, что вы обе сбежите или погибнете. И с помощью двух обычных листков бумаги добился своего. Ими увешан весь город. Сам видел, как возле Дублинского Замка собиралась толпа, требующая чтобы Стажи приняли меры.

Вот почему он решил, что это Джейн напал на меня. После падения стен в замке разместился гарнизон Стражей и то, что теперь является единственной городской больницей.

— Неужели все просто так в это поверили? Попечители не предоставили никаких доказательств. И кроме того, — проворчала я, — стиль в котором листовки написаны однозначно незрелый.

— Страхи, скука и чувство беспомощности породили немало охот на ведьм. А тот, кто контролирует прессу…

— Направляет массы, — закончила я. — Неужели они не понимают, что у нас есть проблемы посерьёзнее? Вроде разрушения материи нашей планеты?

— Они винят тебя и Дэни за черные дыры. Толпа скандировала что магия, которую вы используете, настолько разрушительна, что разрывает мир на части.

— И тебя не беспокоит, что они могут направляться сюда прямо сейчас? — раздраженно поинтересовалась я. Чтобы навредить моему дому ещё больше. Мои руки сжались в кулаки.

— Возможно я прокрался в эту толпу и пустил слушок о двух молодых женщинах, которые танцуют где-то на окраине города на кладбище, обнаженные, вокруг сияющей книги.

Я фыркнула.

— И что, это сработало?

— Когда это напуганные мужчины могли устоять перед соблазном обнаженными женщинами и насилием? Но всё же то, что они придут, лишь вопрос времени.

Он поднялся как грациозная черная пантера, заиграли мышцы. Он выглядел не таким грозным, когда тело не было покрыто черными и багряными татуировками. Редко удается увидеть его без них. Прекрасного обнаженного мужчину. Моя кожа пахнет им. Мне не хочется смывать этот запах, но краска не оставляет выбора.

Он протянул мне руку и помог встать на ноги. В последний момент он склонил голову и вдохнул. Я улыбнулась. Наши запахи привлекательны друг для друга, когда мы трахаемся. Человеку должно нравится, как пахнет тот, с кем он трахается, в противном случае, он делает это не с тем, с кем нужно.

— У меня есть дела, — сказал он, и я уловила в его словах сожаление о том, что мы не можем просто позабыть обо всём на свете, оградившись ото всех. Жизнь была бы гораздо проще, если бы мы могли игнорировать всё, кроме друг друга.

— Унас есть дела, — поправила я. Не собираюсь больше отсиживаться в стороне.

— У меня. А ты помойся. Через час мы уходим.

И прежде чем я успела открыть рот, чтобы возразить, он исчез, скрылся из вида в этой его струящейся манере. Либо он двигался так быстро, что я не успевала разглядеть, либо сливался с окружающей обстановкой как хамелеон, двигаясь от объекта к объекту.

Раздался бесплотный голос:

— Я сделаю так, что люди не смогут попасть в магазин. Вы будете в безопасности до моего возвращения, мисс Лейн.

Я рассердилась. На протяжении последнего часа, когда я влезла ему под кожу и запустила его глубоко под свою, я была для него Мак.

Два малюсеньких слова снова воздвигли между нами стену формальности.

— Мисс Лейн, блин, — пробубнила я. Но его уже не было.


Глава 6 | Рожденные лихорадкой | * * *



Loading...