home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 8

Внутри каждого живет кто-то ещё…[11]

Когда мы приземлились на поле неподалеку от аббатства для встречи с Риоданом, стоявшим у Хаммера, в котором я не так давно провела слишком много времени, я решила не говорить ничего о том, что увидела на мониторах в клубе. Мне было интересно, поделятся ли Бэрронс и Риодан со мной информацией по собственной инициативе.

Мне хотелось выяснить, кто я для них: Мак — заслуживающий доверия член тайного общества; или мисс Лейн, которая по-прежнему находится за пределами внутреннего круга. К тому же знания — это сила, и мне нравится утаивать, что я узнала о чём-то, чего знать не должна была. О чём-то, вроде Кэт, которая тренируется с Кастео под Честером; Папы Таракана, который служит Риодану шпионской сетью; поцелуя Джады и Риодана; или Лора, который решил позажигать с Джо и готов ради этого вывести из себя своего босса. Того самого Лора, который задолжал мне, это, кстати, я тоже храню в секрете. Мудрая женщина подберёт все инструменты, что другие разбрасывают. Вдруг пригодится отвертка или ножик.

Мы с Бэрронсом не разговаривали, с тех пор как Охотник взлетел. Бэрронс просто не разговорчив, а я наслаждалась моментом, скользя по ночному бархатному небу, озаренному светом звезд, откинувшись на граничащую с непристойным волнующую чувственность мужчины, сидевшего позади меня, и одновременно поражаясь интригующе непостижимым эмоциям-мыслям-видениям в голове зверя, находившегося подо мной. Я была под кайфом, поэтому могла насладится поцелуями ветра, красотой, окружавшей меня, и не сильно обращала внимание на физический дискомфорт, вроде льдины под задом.

На спине Охотника, рядом с Иерихоном Бэрронсом я свободна. Ничем не заморочена. Жизнь — прекрасна.

Всё слишком быстро закончилось.

Риодан пошёл нам навстречу по пастбищу, и несмотря на то, что на самом деле он мне нравится, я напряглась. Он хочет, чтобы я открыла Синсар Дабх, и безжалостно следует к своей цели, но этому не бывать. В этом мы с ним противники. Вполне возможно, это тёмная плоть в моей крови так подзадоривает меня. Приятно всё-таки осознавать, что, если на меня попробуют надавить, я могу и ответить.

Он ни слова не проронил. Как и с Бэрронсом, никаких тебе: «Надо же, Мак, да ты снова видима!» Или: «А как ты это делаешь?» Или хотя бы: «А где твои сталкеры-падальщики?» Последнее меня и саму интересовало, пока я не решила, что они нашли себе новый объект слежки.

В свою очередь я тоже не поинтересовалась у него: «А кто же приглядывает за Дэйгисом? Ты что бросил его одного страдать от вселяющих ужас трансформаций?»

Риодан швырнул Бэрронсу бумагу.

Чёрт возьми, только не очередная газетёнка! В чём меня обвиняют на этот раз? Я заглянула через его плечо и прочла то, что он подсветил телефоном.

Дублин Дэйли

3 Августа ППС

ОПОВЕЩЕНИЕ О ЧРЕЗВЫЧАЙНОЙ СИТУАЦИИ!

ЭКСТРЕННОЕ СООБЩЕНИЕ, ДОБРЫЕ ЛЮДИ НОВОГО ДУБЛИНА!

ОСТЕРЕГАЙТЕСЬ ДЕВЯТКУ!

Девять бессмертных разгуливают по нашему городу, притворяясь людьми. Они НЕЛЮДИ, и из достоверного источника нам стало известно, что они хотят захватить контроль над городом, прекратить поставки еды и МЕДИКАМЕНТОВ, в которых так нуждаетесь ВЫ и ВАШИ ДЕТИ, и ПОРАБОТИТЬ НАС ВСЕХ!

Они ПИТАЮТСЯ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ПЛОТЬЮ и КОСТЯМИ, предпочитая маленьких детей. Они часто бывают в ночном клубе Честер, но не связывайтесь с ними там. Они слишком могущественны на своей территории.

Стреляйте издалека, если есть такая возможность!

Ниже фото!

Иерихон Бэрронс

Риодан

Лор

Фейд

Кастео

Даку

(Остальные имена сообщим позже)

ОПРОВЕРЖЕНИЕ: Синсар Дабх НЕ контролирует ДЖАДУ.

Только МАККАЙЛУ ЛЕЙН.

Я сдержала смешок, который уж точно хорошо бы не восприняли, но честно, мне уже надоело, что меня особо выделяют. Теперь, по крайней мере, я не одна в списке преследуемых. Я подняла взгляд на Риодана, вскинув бровь, и мило поинтересовалась:

— Предпочитаете маленьких детей? Серьёзно?

— Ты нахрен веришь всему, что тебе говорят.

Это не был вопрос, но он их вообще редко задаёт.

— То, что в газете написано обо мне — частичная правда.

— Аналогично. Частичная правда.

— Кто, вашу мать, — прорычал Бэрронс, — издаёт эту херню?

— Ну, теперь, по крайней мере, все мы раскрыты, — сказала я. — Я больше не чувствую себя единственной преследуемой.

— Джада, — произнёс Риодан.

Я тут же принялась её защищать:

— Я тоже так решила сначала, но больше так не считаю.

— В этой грамматика безупречна, и Джада единственная, кого реабилитировали, — ответил Риодан.

Бэрронс склонил голову, соглашаясь.

— И здесь нет упоминаний о Дэни, которую Джада считает мёртвой.

Если посмотреть с этой стороны, то я склонна согласиться. Кто бы там ни стоял за Попечителями, им не было смысла опровергать обвинения против неё, а с её-то суперскоростью она могла быстренько напечатать и распространить листовку.

— Дэни не умерла.

Из-за широких плеч Риодана показалась темная голова. Я и не заметила, как он приблизился к нам в сумерках.

Очевидно Риодан не стал терять времени и уже собрал свою «команду» по решению проблемы стремительно атрофирующихся мышц влагалища девятки.

— И я не верю, что это она напечатала. Стиль Меги гораздо занимательнее и ярче.

«Ох, дружочек, — подумала я, — тебя ждет сюрприз.» Джада холодная и блеклая до невозможного. Прищурившись, я изучала стоящего рядом с Риоданом молодого мужчину. Кажется, не для него одного их первая встреча с Дэни после её возвращения станет шокирующей.

Даже в тусклом свете луны было видно, как изменился Танцор. Он, казалось, стал ещё выше, а ведь и раньше был далеко не коротышкой, при его метре девяносто с чем-то. Мой взгляд скользнул к его ступням. Исчезли привычные кроссовки, уступив место ботинкам наподобие тех, что носят Риодан и Бэрронс, делая его ещё на пару сантиметров выше. Следом за кроссовками, толстовки уступили место брутальной черной армейской куртке. И хоть его джинсы были потертыми, а футболка — концертной, создавалось ощущение, что с тех пор, как я его видела в последний раз, он повзрослел на несколько лет. Но самое большое изменение произошло с его лицом. Я склонила голову, пытаясь понять, в чём дело. Густые, волнистые волосы ниспадали до подбородка в стиле этакого секси студента-поэта.

Он почувствовал мой взгляд и сверкнул улыбочкой.

— Линзы. Чувиха, весь мир у моих ног. Не знаю, почему раньше ими не пользовался. Хотелось бы сделать лазерку, но так пока и не нашел хирурга, которому смог бы довериться.

Так вот в чем дело! У него великолепные глаза цвета морской волны, обрамленные темными ресницами. До этого я видела их только за стёклами очков. Без них он выглядит более атлетичным, агрессивно-мужественным.

Я усмехнулась. Он услышал, что Дэни вернулась повзрослевшей, и поднял ставки, демонстрируя свои намерения. Как бы говоря: «Я мужчина. Выбор за тобой, Дэни». Молодчина. Их отношения были самыми нормальными из всех её отношений, а Дэни очень не хватает нормальности. Уж лучше пусть ему свою девственность отдаст. Однажды она сказала мне, что собирается сделать это с Бэрронсом или В'Лейном, тогда мы ещё не знали, что он Круус.

Она была решительно настроена превратить потерю девственности в нечто по-настоящему феноменальное. Танцор, может, и не слишком феноменален, но я уверена, для первого раза вполне достаточно, чтобы он был приятным, наполненным заботой и искренностью.

Я поморщилась, осознав, что думаю о ней как о Дэни, а не как о Джаде, словно ей всё ещё четырнадцать, и она по-прежнему невинна в этом последнем смысле. Сильно сомневаюсь, что стоит переживать о девственности Джады. Особенно после её поцелуя с Риоданом, которому я стала свидетелем. Джада — женщина, которая прекрасно умеет пользоваться своей сексуальностью. Пять с половиной лет — долгий срок. Пять дней рождений. С кем она их праздновала? Может, она, как и Бэрронс, возненавидела торты? До чего же хочется разузнать у Джады, была ли потеря девственности такой безупречной, как она на это надеялась.

Но Джада никогда мне этого не расскажет.

Танцор наблюдал за мной, интуитивно догадавшись о некоторых из моих переживаний.

— Она всё ещё Дэни, — сказал он.

«Нет, больше нет,» — не стала отвечать я, желая, чтобы он оказался прав.

— И даже, если как он говорит, — Танцор указал большим пальцем на Риодана, — у неё есть альтер-эго, что с того? У некоторых людей такой богатый внутренний мир, что они не могут ограничиться каким-то одним способом бытия. Что такое Бэтмен, если не альтер-эго Брюса Вэйна? Бэт был быстрее, сильнее, умнее и гораздо круче. Вообще-то можно даже поспорить о том, кто из них был альтер: Бэт или Вэйн. Бэтмен эволюционировал, стал жестче и превосходнее во всех смыслах, лишь изредка носил маску человека, чтобы вращаться в обществе. Вспомните Чудо-женщину, известную как принцесса Диана или Диана Принс, она была каждый раз разной. Супермен стал Кларком Кентом…

— До нас, мать твою, дошло уже, — оборвал его Риодан.

— А я думала, что Кент стал Суперменом, — сказала я.

Танцор с насмешкой посмотрел на меня.

— Ты что телек не смотрела? Тебе бы стоило почитать о супергероях. Он родился на Криптоне и был Кал-Элом.

— Жизнь тебе не чертов комикс, мальчишка, — холодно произнёс Риодан.

— Ещё и какой, — возразил он, — а сценарий мы пишем сами, так что или стань легендарным, или не занимай эфир. Вы все относитесь к этому слишком серьёзно. Предоставьте Меге возможность самой создавать альтер-эго для трудных времён. И просто восхищайтесь. Не мешайте ей. Мне всё равно, кем она решит быть.

— Посмотрим, что ты скажешь, когда увидишь её, — ответил Риодан.

— То же самое, — сказал Танцор. — Хочет быть Джадой, так тому и быть. Захочет быть Дэни — без проблем. Хватит думать, что Джада убила Дэни. Научитесь ценить обе составляющие её личности. Господи, вам просто необходимо всё раскладывать по полочкам, да? И если что не помещается, вы из себя выходите, пока не распихаете всё по своим местам. У меня для вас новость: жизнь не так устроена.

Я моргнула, обескураженная его словами. Ценить их обеих? Я, может, и рассмотрела бы подобный вариант, улови я хоть намёк на Дэни в ней, с тех пор как она вернулась.

— Куда делись все твои «чуваки», мальчишка, — сказал Риодан. — И твоя одежда. Думаешь понравиться Джаде повзрослевшим. У меня для тебя новость: Джаде никто не нравится.

— Никто из тех, кого она до этого встречала, — ответил Танцор. — Основное правило Меги: принимай её такой, какая она есть, или и думать о ней забудь. Попробуешь посадить её в клетку ограничений, и она перейдёт в режим полной боевой готовности. И кому, как не тебе, это знать.

— Что ты имеешь в виду под «кому, как не ему»? — спросила я.

— Он же вроде должен быть охрененно умным. Но когда речь заходит о Дэни, он слепнет как летучая мышь. Как и все вы. То, что вы отвергаете Джаду — следствие вины, которую вы чувствуете за все, что с ней случилось. Это ваши заморочки, и она тут не при чём. Хватит думать об этом, как о чём-то плохом, и разглядите, наконец, то, что она может предложить. Но прежде всего дайте ей время. Мы ведь понятия не имеем, что с ней произошло. Дэни не было пять с лишним лет, и она всего пару недель назад вернулась. Дайте ей дух перевести. Народ, чего вы такие нетерпеливые? — на этом он развернулся и пошел к Хаммеру.

— Устами младенцев… — хмыкнула я.

Бэрронс тихо рассмеялся.

— Стоило прибить младенца в тёмном переулке, пока у меня был шанс, — произнёс Риодан.


* * * | Рожденные лихорадкой | * * *



Loading...