home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 12

Здесь перекрёсток времён…[17]

Мы с Бэрронсом приземлились на безопасном расстоянии от огражденной черной дыры, зависающей в воздухе около подземного входа в ночной клуб «Честер».

Джейни и Стражи под руководством Риодана заградили подходы к каждой черной дыре в Дублине. Я оглянулась на неё через плечо и вздрогнула. Они беспокоят меня на клеточном уровне, даже когда мои чувства ши-видящей приглушены. Убить теперь стало тревожно легко: просто толкнуть кого-то в парящую сферу, и не останется ни единой улики. Хотя сейчас некому и расследованиями убийств заниматься — все слишком заняты тем, чтобы выжить самим. Бесконечная очередь из желающих попасть в клуб держалась подальше от огражденного участка, видимо им дыры нравились не больше, чем мне.

Бэрронс соскользнул со спины Охотника и грациозно приземлился на тротуар. Меня не перестаёт удивлять, как этот большой и массивный мужчина может двигаться с такой лёгкостью, почти растворяясь в тени, без видимых усилий.

Он потянулся, чтобы помочь мне спуститься, словно то, что я пойду с ним, дело решенное.

Не сомневаюсь, что он собирается вместе с Риоданом заняться Дэйгисом, о котором, кстати, мне так и не рассказали, а я всё это время должна буду проторчать в каком-то подклубе, зажатая сверху и снизу черными дырами, и убивая время, наблюдать за различными мыльными операми и дожидаться, когда же «мой мужчина» придёт за мной, и как послушную марионетку потащит дальше.

Ну уж нет.

Будучи женщиной, воспитанной в южной глубинке — хотя мама настоятельно советовала нам с Алиной быть независимыми — я была склонна идти на поводу у сильного мужчины.

А Бэрронс, который объявился непонятно из какого катаклизма, имел тенденцию сажать без спроса на поводок. К людям он относился как к своей собственности.

Но я научилась отличать воспитание от врожденных качеств, и по натуре я совсем другая, чем прежде о себе думала. Более жесткая. Более обособленная. Не такая общительная. И мне было бы гораздо проще принять свою истинную сущность, если бы не темный самовольный подселенец, из-за которого я сомневаюсь в себе невероятно.

Я слишком долго была невидимой и пассивной. На улицах я превратилась в мишень для каждого, кто видел разгромные Дублин Дэйли. Наверху я буду гораздо в большей безопасности, ведь там мои преследователи хотят лишь удушить меня противной желтой пылью, а не убить или контролировать.

— Иди без меня. Я хочу побыть в небе, Бэрронс.

Утро сверкало блекло-пастельным обещанием по-фэйрийски ослепительного рассвета.

— Я хочу, чтобы ты была в «Честере».

— Потому что хочешь, чтобы я была в безопасности. Темный Король тоже хотел, чтобы конкубина была в безопасности. И выстроил для неё неслабую такую клетку. В «Честере» я буду чувствовать себя бесполезной и раздраженной. А высоко над Дублином буду ощущать себя изумительно живой. И не спорь.

Он застыл, и на мгновение я почти потеряла его из вида, хотя он стоял прямо передо мной. Большой темный мужчина превратился в прозрачную тень.

— Я не Тёмный Король, — натянуто ответил он.

— А я не конкубина. Рада, что мы всё прояснили.

Хотя было время, когда я была склонна полагать, что мы ими были.

— Вас преследуют, мисс Лейн.

— Тоже мне новости.

— Чувствуете себя неуязвимой, потому что наелись тёмной плоти? — язвительно спросил Бэрронс.

Почувствовала себя живой, потому что секс с ним напомнил мне, кем я на самом деле глубоко внутри являюсь и каким-то непостижимым образом собрал меня воедино, но я не собиралась сообщать об этом высокомерному зверю. Барьеры необходимы для успешных отношений. Большинство отношений рушатся на стадии установления барьеров. Не потому, что люди требуют то, что им необходимо, а потому, что сожалеют, не потребовав этого.

Я хочу долго идти бок о бок с этим мужчиной, и поэтому должна оставаться сама собой. А я всё ещё не выяснила, кем являюсь. Не уверена, что смогу однажды назвать нас «парой». Но мы вместе. И преданы друг другу настолько, насколько на это способны. Интересно, каковы будут мои правила? Интересно, какой была та женщина, что была для него однажды солнцем, луной и звёздами? Пытался ли он контролировать её?

— Не смейте лезть мне нахрен в голову, мисс Лейн.

Я моргнула. Даже не заметила, что пыталась это сделать.

— Она была самодостаточной женщиной, — сказал он. — Как и вы.

— Что и требовалось доказать.

— В следующий раз просто спросите, — прохладно сказал он.

Я фыркнула.

— И ты ответишь?

Он развернулся и ушел, бросив через плечо:

— Попытайтесь остаться в живых, мисс Лейн.

— Ты тоже, Бэрронс, — мягко проговорила я, когда громадный зверь между моих ног взмахнул крыльями и взлетел, унося нас в раскрашенное всеми цветами радуги утро.


Часть II | Рожденные лихорадкой | * * *



Loading...