home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 13

Давайте создадим свою безумную реальность…[18]

Копье — галочка.

Плоть Темных в моей крови — галочка.

Настрой — галочка.

Я молча поднялась по ступенькам крыльца и прижала руку к двери.

Вот черт. Чувства ши-видящей отсутствуют.

Я понятия не имела, что там за дверью: фейри, человек или что-то совершенно другое. Я больше ничему не верила. Кем бы оно ни было, оно по какой-то причине нуждалось в свете. Я не могла себе представить, чтобы Темный щелкал выключателем или дергал за цепочку. Они любят темноту. Они скрывались в ней так долго, что их глаза уже привыкли к сумраку.

Я проверила ручку, медленно повернув ее.

Не заперто.

Я собралась с духом и приоткрыла дверь так тихо, как только смогла, ровно настолько, чтобы мельком заглянуть в дом.

И ничего не увидела. Но с другой стороны, с этого угла обозрения много не рассмотришь.

Я внимательно прислушалась. Благодаря моим усиленным чувствам я смогла расслышать мягкую поступь по толстому ковру на верхнем этаже. Одного существа. Наверху передвигалась одна живая душа.

Я решила подождать, вдруг присоединятся еще чьи-то шаги.

После того, как я целую минуту прислушивалась к звукам шагов лишь одного человека/фейри/кого бы то ни было, я открыла дверь, быстро скользнула внутрь и закрыла ее за собой.

Глубоко вдохнув, я пыталась найти разгадку, кем же был наш незваный гость. Я обращала внимание на каждую мелочь: грибок на стенах старого необитаемого дома, едкую плесень, вызванную непрекращающимся дождем без единого намека на тепло в холодные месяцы и полным отсутствием движения воздуха, когда становилось теплее. В воздухе витал запах серы, и он, несомненно, исходил от одного из чертовых зеркал, также там был след от пролитого давным-давно вина, которое, быть может, моя сестра распивала вместе с Дэрроком, прежде чем страстно заняться с ним любовью, напрочь позабыв о винных бокалах.

Пончик.

Я снова глубоко вдохнула, принюхиваясь. Определенно я почувствовала запах пончика. И кофе. Аромат дрожжей и чего-то сладкого невероятно манил. Меня восхищало то, что где-то в Дублине кто-то снова делал пончики. Желудок громко заурчал. Я сделала мысленную пометку найти этого умельца. Еда так долго была дефицитом, что оставалось лишь выразить признание черному рынку, если кто-то смог раздобыть ингредиенты для выпечки.

Я бесшумно переместилась в холл с черно-белыми мраморными полами и затейливой хрустальной люстрой и сфокусировалась на том, что находилось впереди: обогнув большой круглый стол с пыльной вазой, заполненной искусственными цветами, мой взгляд остановился у подножия элегантной спиральной лестницы.

Тихие шаги раздались прямо надо мной.

Звук открывающегося ящика. И приглушенные проклятия.

Многого мне расслышать не удалось, поскольку стены и полы были сделаны из твердого материала столетней давности и служили своего рода звукоизоляцией.

Я склонила голову и, прислушиваясь, пыталась понять, кому могло понадобиться устраивать здесь обыск. Помимо меня, конечно. На мгновение я задалась вопросом, могу ли я, поднявшись по спиральной лестнице, обнаружить там саму себя, пойманную в ловушку какой-то временной петли или же ставшую жертвой одной из игр Синсар Дабх.

Если я все-таки решусь на подъем по этой лестнице, покрытой коврами, обнаружу ли я там себя?

Как я говорила, я уже ничему не верю. Ни черта.

Или это Дэррок? Умер ли он на самом деле?

Или кто-то из ши-видящих, посланный Джадой, чтобы разведать обстановку в доме?

Неа. Ши-видящие работают в паре или больше, не поодиночке. Мы с Джадой были скорее исключением, а не правилом.

Я шагнула на первую ступеньку, ступая прямо посередине, поскольку лестницы имеют обыкновение скрипеть, когда ты пытаешься беззвучно подняться по ним. И понятное дело, раздался зловещий скрип.

Покусывая губу, я остановилась и осторожно расставила ноги пошире, пытаясь равномерно распределить свой вес.

Надо мной хлопнула дверь, и я услышала еще одно приглушенное проклятие, за которым последовало злое:

— Где же ты?

Я замерла. Втянула носом воздух, принюхиваясь. Едва различимый, но все-таки есть. Такой слабый, что я не уловила его, но, впрочем, я и не ожидала его тут обнаружить.

Распрямив плечи, я поднялась по лестнице, решив раз и навсегда разобраться с этим дерьмом.

Хлопнула еще одна дверь, шаги приближались. Я остановилась и застыла посреди лестницы, когда незваный гость неожиданно вышел из одной из спален и помчался по направлению к той самой лестнице, на которой стояла я.

О, нет. Нет. Нет.

Это было неправильно. Чертовски неправильно.

Алина стояла наверху лестницы, на ее прекрасном лице эмоции сменялись одна за другой.

Шок. Потрясение. Радость.

Слезы блестели в глазах, которые я знала так же хорошо, как свои собственные. А может и лучше, поскольку на нее я смотрела гораздо чаще, чем на себя в зеркало.

— Мак? — выдохнула она. — Святые угодники, это действительно ты, младшая? Ох, боже мой, боже мой! — завизжала она. — Когда ты приехала? Что ты делаешь в этом доме? Как ты узнала, где искать… О! Ааах!

Она застыла на полуслове, ее радость сменилась чистым ужасом.

Я тоже замерла, поднявшись еще на две ступеньки, нога так и застыла в воздухе.

Она начала отступать, согнувшись пополам и обхватив руками голову, сжимая ее.

— Нет, — простонала она. — Нет, — снова повторила она.

— Ты не моя сестра, — зарычала я и продолжила подниматься по лестнице. На этот раз я встречусь с этим лицом к лицу. Одержу победу в психологической дуэли. Выясню правду, даже без моих чувств ши-видящей. Я не буду играть в эту игру с моей чертовой Книгой или Круусом, или кем бы то ни было, кто, черт возьми, мог стоять за всем этим.

Только не в эту игру.

Копия Алины развернулась и побежала, согнувшись и схватившись за живот, как будто ее так же, как и меня, ударили в живот.

— А ну-ка вернись, кем бы ты ни была! — проревела я.

— Оставь меня в покое! О, боже, я не готова. Я многого не знаю, — заплакала она.

— Я сказала, тащи свою чертову задницу сюда! Встретимся лицом к лицу!

Сейчас она мчалась по дому, всхлипывая на ходу, врезаясь в стены и врываясь в двери, захлопывая их за собой и запирая на замок.

— Алина! — закричала я, прекрасно осознавая, что это не она. Я просто не знала, как по-другому обратиться к монстру. Неужели моя Книга проецировала картинку? Или же сейчас воплощался в жизнь мой самый худший страх?

Неужели с той ночи, когда мы «вроде бы» уничтожили Синсар Дабх, я так и не вышла за пределы иллюзии?

Неужели она обвела меня вокруг пальца, и я лишь «верила» в то, что победила ее, когда на самом деле жила в своеобразном матричном коконе, пока мое тело находилось в летаргическом сне, находясь под контролем Книги, и моя жизнь мне лишь снилась? И что же мне снилось: приятные сны или кошмары?

Многие месяцы меня парализовывал этот лишающий сил страх.

И я не доверяла ни единой чертовой мелочи в моей так называемой реальности.

— Алина! — снова прорычала я, выламывая очередную запертую дверь на моём пути. Это продолжалось коридор за коридором. Дверь за дверью.

И наконец, она зашла в тупик. Она заперлась в одной из дальних спален, где была лишь разделявшая нас дверь, и никакого другого выхода. Я слышала ее всхлипывания по ту сторону двери.

В какую хренову игру играет Книга на этот раз?

Я с остервенением толкнула дверь, быть может, с большей силой, чем требовалось.

Она закричала и схватилась обеими руками за голову, отвернулась и ее вырвало.

Я сделала шаг к ней, и она снова закричала, словно ее разрывали на части.

А я стояла и наблюдала за происходящим, пытаясь понять, что же на самом деле происходит.

— Пожалуйста, — застонала она. — Пожалуйста. Ты не… нужна мне. Я не… искала… тебя. Я вернусь… домой. Я… уеду.

Какого черта?

— Мы закончим все здесь и сейчас, — прорычала я.

— Пожалуйста, — продолжала плакать она. — Нет! — она отняла одну руку от головы, подняла ее, начав трясти так, как будто пыталась отогнать меня как какого-то злого духа. — Дэррок! — закричала она. — Ты мне нужен!

— Дэррок мертв, — холодно проговорила я: — так же, как и ты.

Моя сестра, свернувшись на полу калачиком, все продолжала кричать.


* * * | Рожденные лихорадкой | * * *



Loading...