home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 19

Время приступать, не так ли…[28]

— Ты обнаружил местонахождение других Тёмных Принцев? — спросил Круус.

Тараканий бог, чтобы ответить, должен был завершить формирование человекоподобного коротышки из множества тараканьих частей.

— Всех, кроме одного, вырезали, — сказал он, когда сформировался его язык. Он задрал голову, чтобы рассмотреть высокого принца, тараканы суетливо перемещались, давая ему возможность совершить это движение. Было сложно функционировать в этой форме. Она требовала постоянной реорганизации, и в то же время именно эта его способность подражать окружающим, позволила ему давным-давно вступить в первый из его союзов. И чем дольше он был вынужден применять её, тем больше презирал её за ограничения, которые вынужден был терпеть, и завидовал тем, кто не страдал от них.

— Который из них выжил?

— Тот что был прежде Горцем, но мутировал.

Он слегка пошевелился, помогая выбившимся из строя занять свои места.

— Бесполезен. Кто убил моих братьев?

— Риодан и Бэррронс, — ответил он, внимательно следя за своим новым союзником. — Я был там, под столом, когда они положили их головы на него.

Крылатый принц не страдал от проявлений слабости — новость не вызвала у него приступа ярости. Он просто впитал её и двинулся дальше. Удовлетворение тараканьего бога в связи с выбором союзника от этого лишь возросло. Успех сопутствует не отчаянным глупцам, а терпеливым, незаметным, тем, кто умеет таиться, выжидать и выискивать удобный момент.

— Светлые Принцы? — требовательно спросил Круус.

— Тоже мертвы. Последнего убили всё те же двое.

— Конкубина? Женщина, которая была в этой же пещере в ночь, когда меня тут заключили, — уточнил Круус. — Та, что была с Тёмным Королём. Ты же был тут той ночью, не так ли?

— Риодан тогда приказал мне рассредоточиться по аббатству, охранные заклинания не работали, и я собирал информацию. Он не упускает возможностей. Никаких следов той женщины я не видел.

— А сам Тёмный Король? — спросил Круус.

Он покачал головой, масса тараканов заколебалась и затряслась, но ни один из них не выскользнул. В этой «связанной» форме он был способен на некоторые действия. Но слишком пластичен, чтобы что-то предпринять. Его это глубоко оскорбляло. Он был мелким и слабым в мире гигантов, которые норовили его раздавить, забрызгать его липким лаком для волос или отравой, от которой ему было плохо, плохо, плохо, некоторые даже пытались смыть его в унитаз, словно он какие-то экскременты.

— Никто не управляет моей расой. Они потеряны. За кем они следуют? — спросил Круус.

— Они рассеяны, разбили несколько небольших лагерей, которые воюют между собой. Но большинство просто устраивает бойню и объедается.

Круус покачал головой.

— Как же пала моя раса.

Тараканий бог внимательно изучал мир тысячелетиями. Когда фейри перестали скрываться, он наконец-то тоже смог показать истинное лицо могущественного существа, коим являлся. И зная самые большие секреты мира, может управлять им. Он не обманывается полагая, что может сам быть королём. Но намерен быть тем, кто будет стоять с королем рядом, пользуясь всеми привилегиями.

По его мнению, недавно вырвавшиеся на свободу Тёмные и Светлые, у которых не было правителя, были склонны последовать за любым могущественным, целеустремленным фейри. Так он и сказал принцу.

— Но всё же, — заскрипел он, — я не в состоянии открыть эту пещеру, — свои следующие слова он подобрал с особой тщательностью: — В этом мире объявилась Тёмная Принцесса. Это она потребовала, чтобы принцы умерли. Она и твоей смерти потребовала бы, если бы знала, что ты жив.

— Это угроза?

Лёд застелился по полу, мгновенно примораживая множество его лапок к твёрдой, холодной поверхности.

Все же не смог он подобрать нужные слова.

— Конечно же нет. Предостережение от союзника.

Круус некоторое время молчал. В конце концов лёд под ногами тараканьего бога размяк настолько, что он смог пошевелиться и высвободиться. Затем принц тихо произнёс:

— Я думал, что сучек уничтожил давным-давно сам Король. Она одна?

— Я видел только одну. И не слышал о других.

Принц поразмыслил об этом, а затем сказал:

— Рискованно привлекать её внимание, но так тому и быть. Насколько устойчива форма, которую ты сейчас принял?

Гори оно синим пламенем. Совершенно неустойчива. Он провел достаточно времени среди людей, чтобы научиться изображать их эмоции, имитируя их, как он имитировал самих людей. Тараканы переместились, принимая огорченное выражение лица: глаза прищурены, уголки губ опущены. Он и представить себе не мог, насколько легко это давалось тем, у кого «цельное» тело.

Круус прочел выражение его лица. Он поднялся на ноги и выдернул перо из громадного черного крыла, отливающего всеми оттенками синего и серебряного.

— Сможешь забрать это с собой, когда будешь уходить?

Тараканий бог кивнул, тысячи жёстких блестящих коричневых оболочек зашуршали, чтобы сделать возможным это простое движение.

Принц задал ему ещё множество вопросов о вещах, которые ему казались несущественными, но помогали нарисовать более цельную и масштабную картину, которую таракану с его многочисленными частями и глазами было не углядеть, и этим очень напомнил ему Риодана. Тараканий бог ответил на них, ничего не утаивая. Ни экстренных выпусков газет, которыми был увешан буквально весь город, ни странных чёрных сфер и разговоров о них, которые ему удалось подслушать, ни навевающей ужас ходячей мусорной кучи, которую видел накануне.

Когда он закончил, Круус сказал:

— Найди Тёмного, который называет себя Ток, — он описал его тараканьему богу. — Скажи ему, что Круус на этой планете, и что он объединит Тёмных и приведёт их к власти. А затем скажи ему… — Крылатый принц нагнулся и дал пространные инструкции, которые тараканий бог, кивая, запечатлел в своей пространной памяти.

— До того, как они придут, — закончил Круус, — мне нужно, чтобы ты принёс ингредиенты, которые я сказал тебе раздобыть у Тока. С их помощью я зажгу ледяное пламя. Когда я сделаю это, ты спрячешь его там, где я скажу.

— А я смогу его пронести?

— Потому я его и выбрал. Одна капля крови Тока, добавленная к каждой капле ледяного пламени приведёт к тому, что огонь разрастётся так, что никакой водой его будет не угасить. Он очень быстро распространяется. Насколько ты устойчив к пламени?

Тараканий бог улыбнулся. Он пережил ядерный удар. Огонь для него — ничто.

— Ты на самом деле веришь, что это сработает? И ты будешь свободен через несколько дней? — он облизнул губы от нетерпения, шелестя тараканами о тараканов. Свобода. Так близка. Его больше никогда не будут контролировать. И возможно его новый союзник вынудит его предыдущего господина дать ему то, чего он так хочет.

А потом великий крылатый принц может и раздавить высокомерного ублюдка как букашку.

Круус тихо рассмеялся.

— Не так быстро. Но это запустит эффект домино. А когда кости начнут падать, освобождение мне будет обеспечено. Отыщи Тока и передай ему то, что я сказал. И помни, впредь докладывая Риодану, упускай информацию, которую я указал.

Тараканий бог расслабился, позволяя себе разлететься на полчище блестящих, практически неразрушимых насекомых. Несколько своих частей он отправил подобрать и протащить сквозь незаметную трещинку под дверью перо, которое плавно опустилось на пол пещеры.


* * * | Рожденные лихорадкой | Глава 20



Loading...