home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 28

Я отдал бы все, что имею, лишь бы вернуть тебя…[47]

Я оставила ее. Женщину, похожую на мою сестру, хранящую слишком много ее воспоминаний и обладающую ее уникальными особенностями. Я просто оставила ее там, в подвале, где я была при-йей. Она осталась сидеть посреди ящиков с оружием, боеприпасами и едой и выглядела невероятно потерянной и печальной.

— Значит мама с папой считают, что я умерла? — спросила меня она, когда я собралась уходить.

— Они похоронили тебя. Так же, как и я, — бросила я через плечо.

— Они в порядке, младшая? Мама не сошла с ума, думая, что я мертва? А папа…

— Они здесь, в Дублине, — бесстрастно оборвала ее я. — Спроси их сама. Давай, попробуй убедить их. Хотя, погоди, лучше не стоит. Держись подальше от моих родителей. Даже не смей приближаться к ним.

— Они и мои родители тоже! Мак, ты должна мне поверить. Зачем мне врать? Кем я еще могу быть? Что не так? Что с тобой произошло? Как ты стала такой… жесткой?

Я пулей вылетела за дверь. Какая-то часть меня просто прекратила функционировать, и не было никакой надежды на ее возвращение к жизни. Я стала «жесткой», по ее словам, из-за того, что мою сестру убили.

На ближайшие двадцать четыре часа я запретила себе даже думать о самозванке. И мне удалось задвинуть мысли о ней на задний план почти так же хорошо, как мне это удавалось с Книгой.

Но если мысли о ней все-таки просачивались, то я начинала сомневаться: а то если это действительно она?

Тогда моя сестра совсем одна. Я отвернулась от Алины в этом опасном, переполненным фейри городе?

Что если она пострадает? Что если она каким-то чудесным образом все-таки осталась жива, а тут ее убьет черная дыра или Темный просто потому, что я сбежала и оставила ее одну, оказавшись осторожной и подозрительной настолько, что не смогла ей поверить?

Может, мне представился второй шанс, а я благополучно профукала его.

Весьма вероятно, что я наложу на себя руки, если вся эта история каким-то образом окажется правдой.

Что если она попытается увидеться с родителями? Они не будут столь объективными, как я. Они слепо примут ее обратно. Спустя время папа может что-то заподозрить, но я гаран-твою-мать-тирую, если эта самозванка постучится в их дверь, они впустят ее в свой дом в ту же секунду.

С другой стороны, что весьма вероятно: может, эту самозванку подослали ко мне, чтобы она, втеревшись в доверие, чертовски меня запутала? И все это лишь ради того, чтобы сделать мне какую-то пакость, когда я буду наиболее уязвима? Кто может подобраться ко мне (и моим родителям) ближе, чем сестра?

Или же я все-таки застряла в какой-то гигантской иллюзии, которая не заканчивалась с той ночи, когда, как я считала, я перехитрила Синсар Дабх?

Из-за того, что я так отчаянно хотела, чтобы самозванка на самом деле была Алиной, хотела верить, что каким-то образом Алина выжила, а я не застряла в иллюзии, я была в тысячу раз подозрительнее в отношении всей этой ситуации. Моя сестра была моей главной слабостью, после Бэрронса. Она была идеальным способом добраться до меня, чтобы манипулировать. Она была единственной вещью, которую мне обещали вернуть все: Круус, Дэррок и Книга, в той или иной степени, и все ради того, чтобы я поддалась искушению.

Я прожила с призраком Алины слишком долго. Может, я так и не смирилась, однако приняла ее смерть. И это далось мне невероятно тяжело, потому эту дверь было не так-то легко открыть снова.

Она утверждала, что не могла вспомнить ничего с того момента, как вошла в переулок, и до того времени, как два дня назад оказалась на Темпл Бар.

Не правда ли, удобно?

С амнезией не поспоришь. Не подвергнешь сомнению. Потому что нечего подвергать сомнению.

Что на самом деле могло с ней произойти? Я должна была поверить в неожиданное появление какой-то сказочной крестной (или же фейрийского крестного, если уж быть точным), который спас ее за мгновение до смерти, исцелил, а затем заморозил вплоть до этой недели? Зачем кому-то из фейри делать это?

Дэни верила в то, что она убила Алину. Не то, чтобы я знала всю историю в деталях. Я не знала, оставалась ли она в том переулке до тех пор, пока мертвая Алина не окоченела. Да и если бы я спросила, вряд ли бы Джада ответила мне. Хотя с другой стороны, я и спрашивать-то не хотела. Я не хотела, чтобы Джада/Дэни заново переживала то время.

О, боже, а что если они столкнуться друг с другом на улице?

Я посмотрела на Бэрронса, когда мы поднялись по лестнице к офису Риодана.

— Другого выхода нет, Бэрронс, — горько заявила я. — Я должна буду поговорить с ней снова. Мне нужно, чтобы ты…

Он бросил на меня сдержанный взгляд.

— Проверьте свой мобильный.

— Чего?

— Ту вещь, при помощи которой вы звоните мне.

Я закатила глаза, вытащив его.

— Я знаю, что такое мобильный. Что я ищу?

— Контакты.

Я пролистала их. С тех пор как он подключил к их непостижимой сети моих родителей, там было всего четыре номера. Но теперь их там было пять.

Алина.

— Ты внес номер существа в мой телефон? Как вообще у него оказался рабочий телефон? Единственная работающая сеть — это стационарная, а она надежна как… Погоди-ка, ты дал этому существу один из своих телефонов? Когда?

— Я дал его ЕЙ. Прекратите эмоционально отгораживаться с помощью местоимений. И я не ваша ищейка, — прорычал он. — Я не приношу добычу к ногам хозяина. Когда я охочусь, это заканчивается жестокостью, а не чертовой мыльной оперой.

— Это вовсе не мыльная опера, — оправдываясь, сказала я. Может, самозванка и была истеричкой, но я то была спокойной как удав.

Он бросил на меня взгляд.

— Возвращение умершей сестры. Или мужа. Или же злого близнеца. За которым следуют распри и убийства.

— Да кто вообще употребляет слово «распри»?

В какой-то момент, пока я спала, предугадав, что я снова захочу поговорить с существом, Бэрронс дал ему телефон и запрограммировал мой. И на этом умыл руки. Я искоса посмотрела на него. Или нет. Зная его, он будет пристально следить за самозванкой.

— Ты считаешь, что следовало продолжить допрос существа… ее, — раздраженно сказала я. Ему легко сказать. Это не его сердце истекает кровью при взгляде на нее. И это не ему приходится подвергать сомнению свою вменяемость.

Он снова посмотрел на меня.

— Прекратите быть эмоционально неуравновешенной, — отрезал он.

Я вспыхнула.

— Тебе нравится моя эмоциональная неуравновешенность.

— Лишь в одном месте, мисс Лейн. В моей кровати. На моем полу. Или же у моей стены.

— Это три места, — раздраженно заявила я.

— В любом хреновом месте, когда я в вас. Так что одно место. Держите друзей близко. А врагов еще ближе, — сурово сказал он. — В любом случае, она одно из двух. А вы, черт возьми, позволили ей уйти, — он отвернулся и направился по коридору.

Я уставилась ему вслед с нехорошим предчувствием. Черт побери этого мужчину, но он прав. Вести себя по отношению к копии Алины по принципу с глаз долой из сердца вон, конечно удобно, но это лишь повышает шансы подвергнуть в будущем ещё большей опасности себя, её, моих родителей, да и всех остальных тоже.

Я вздохнула и поспешила за ним. Я позвоню самозванке сразу же, после завершения нашей встречи.

Если мы, конечно, её переживём.


* * * | Рожденные лихорадкой | * * *



Loading...