home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 31

Восстань, поднимись, к революции присоединись…[50]

— Ты разместил ледяное пламя? — спросил Круус, нетерпеливо зашагав ему на встречу с другого конца пещеры, как только он, расплющив свое пластичное членистое тельце, протиснулся под дверью.

Прошло несколько минут, прежде чем тараканий бог смог восстановить свою форму. Нелегко ему это давалось, впрочем, таракану, живущему за счёт отбросов других, мало что давалось легко. Его преследовали, на него охотились, его уничтожали. Все без разбора считали его врагом. За всю историю человечества, он так и не повстречал человека, который был бы рад присутствию таракана в своём доме или где-либо ещё. Он был как чума и вредитель. Пока.

— Да, — в конце концов протрещал он. Ему понадобилось время на то, чтобы разнести небольшие оболочки, содержащие синее пламя, которыми его снабдил Круус, но он позаботился о том, чтобы они были размещены правильно и хорошо спрятаны, и когда придёт время, множество тараканов займёт свои позиции, у каждого будет крохотный, пластиковый полученный от Тока флакон, который нужно будет раскусить чрезмерно склеротизированными челюстями, чтобы подмешать каплю крови Тмного к пламени.

— Где именно? — потребовал подробностей Круус, и тараканий бог задумался о том, что он, возможно, просто сменил одного надменного и бесцеремонного ублюдка на другого. От принца сегодня так и веяло нетерпением, он излучал тёмную энергию, его глаза сияли. А он предпочитал хладнокровного союзника, а не горячного.

Тараканий бог перечислил три локации, выбранные его союзником: старая библиотека, где хранилось преобладающее количество их древних свитков; покои, в которых жила прежняя Грандмистрисс; и те, что занимает нынешняя.

— Молодец, — сказал Круус. — Ты раздобыл кровь Тока?

Тараканий бог кивнул, удерживая форму благодаря самодисциплине, выработанной за бесконечность, и неуёмному желанию изменить свою жизнь к лучшему.

— Распечатал ли и распространил Ток бумаги, согласно моим инструкциям?

— Да.

— Отлично. Когда они придут…

— Придут ли они? — требовательно спросил тараканий бог.

Круус улыбнулся.

— О да, они придут. Мое имя — синоним революции, а у Тёмных хорошая память. Однажды мы уже сражались за свободу и почти добились её. На этот раз я не допущу провала. Я буду править обоими мирами: и Фэйри, и миром людей. Они и так уже мои. Я лишь застрял в паутине ненадолго, и скоро это закончится.

— Этот мир умирает. И если до этого дойдёт, я хочу пойти за тобой туда, куда ты пойдёшь.

Круус пристально посмотрел на него, и тараканий бог слегка задрожал. О да, этот фейри очень могущественный. И он хорошо это скрывает.

— Этот мир не погибнет. Мой мир с ним связан. Когда они придут, и начнётся битва, наблюдай и выжидай. Если покажется, что наши проигрывают, разводи огонь.

— Ты говорил, что он горит жарче, чем людской. Насколько? — одно дело уклониться от огня, и совсем другое, возможно, от фейрийского огня.

— Терпимо для тебя, — ответил Круус. — Зажигай все три одновременно. Я хочу, чтобы очаги пламени вынудили людей разделиться и рассредоточиться по аббатству. Эти глупцы попытаются загасить его, покинув битву.

— А если нет?

— Они руководствуются эмоциями. Даже лучшие из них подвержены этой слабости. Ступай. Сейчас же. Наблюдай и выжидай. И когда момент придёт, испепели это проклятое место.

Тараканий бог кивнул и позволил себе резко рухнуть на пол, мгновенно разделяясь на части, этому трюку он научился в жилищах людей, по которым он расхаживал, как по своим собственным, пока их не было дома. Он любил посидеть на их кроватях, любоваться их расчёсками и зубными щётками, он даже взбирался на их унитазы, пытаясь представить, каково это быть целым, большим, а не букашкой.

Тысячи блестящих насекомых заполонили собой каменную пещеру, перед тем как исчезнуть, проскользнув во всевозможные щели.


* * * | Рожденные лихорадкой | Глава 32



Loading...