home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 9: Гниль.

Платформа "Эсхил". Наши дни.


1

Гидеон очнулся во тьме. До его слуха донеслись выстрелы. А выстрелы означали, что тут люди.

Какое-то время он пытался понять, где находится. На камбузе. Он всё ещё был заперт на камбузе. Он коснулся затылка и ощутил шишку в том месте, где получил прикладом. Она чертовски болела. Он резко поднялся. Слышались голоса - в жилом корпусе были люди. Ну или, по крайней мере, они звучали, как люди.

Он поднял с пола чистую тряпку, разорвал её надвое и один кусок обмотал вокруг головы. Выглядела повязка, конечно, неважно, но он и не стремился принять представительный вид. В запертом пространстве он чувствовал собственную вонь. Сколько он тут? Неделю? Он считал по пальцам дни, проведенные здесь, но сбился. Он думал о том, что случилось после того, как пропала аргентинская спасательная команда. Кто-то ещё приходил. Возможно, расправился с бешеными аргентинцами. Что потом? Потом они ушли. И он ушел. Гниль найдет свой путь к цивилизованным местам и распространится по миру. Она поймет, что за морем есть целый мир.

Обиднее всего было то, что он не помнил, каково это - жить за этими стенами. Он не был женат, у него не было домашних животных, ни трёхэтажного особняка в пригороде. Весь его жизненный опыт укладывался в промежутки между сменами. Отпуска, клубы, девочки, деньги... другие положительные стороны жизни высокооплачиваемого специалиста. Вся его настоящая жизнь проходила здесь. И теперь все его друзья были мертвы. Все его коллеги были мертвы. Весь его труд - недели работы с анализами нефти и сборы данных - всё пущено по ветру.

Он схватился за голову и принялся раскачиваться взад-вперед, ожидая, что дверь взорвется и не придется принимать никаких решений. Это, хотя бы, будет быстро. Быстрее, чем его рана начнет гноиться, эта дрянь проникнет в него и он сойдет с ума, как остальные. Но сидеть смирно он не мог. Гидеон встал и толкнул дверь. Заперта. Он огляделся по сторонам и увидел своё отражение в зеркале между холодильными камерами. Щёки ввалились, но повязка, хотя бы, не выглядела слишком уж ужасно.

- Ты - это всё ещё ты, - сказал он отражению. - Ты - это всё ещё ты и ты прекрасен, парень. - Он улыбнулся той ослепительной улыбкой, от которой все девчонки в Рио выпрыгивали из трусов. Зубы были на месте, ровные и белые.

Нет... нельзя отвлекаться. Нужно найти путь наружу.

Он начал рыться в шкафчиках в поисках спичек. Он уже был готов сдаться, когда в углу нашел что-то маленькое и красное. Он схватил эту штуку - это оказался фонарик - и нащупал кнопку включения. Узкий луч света озарил помещение - батарейки были целы.

- Воистину, боги улыбнулись этому смертному. - "Прекрати! Ты сходишь с ума!" - он снова посмотрел в зеркало.

- Псих! - произнес он. - Совсем с катушек съехал. Напрочь. Полностью свихнулся, Леонард! - он заметил, что звук его голоса исходит откуда-то из живота.

Он лег и посветил фонариком под дверью, пытаясь выяснить, что же было так похоже на 4 прямо стоящие палки. Сначала, он не понял, но потом до него дошло - это стул. Кто-то прислонил стул к двери с той стороны. Если бы его спросили об этом неделю назад, он бы сказал, что подобный трюк работает только в кино, но сейчас, был совершенно иного мнения. Стул действовал не хуже замка.

Впрочем, возможно, не столь надежно.

Он подошел к ряду раковин, радуясь, что оказался не в спальне или ванной. Кухня была большой и обставлена по последнему слову техники. Тут были плиты, посудомойки, раковины, полки с посудой... и инструментами. Он нашел несколько разделочных досок и ряд широких мясницких ножей рядом с ними. Он вытащил огромный тесак, способный одним ударом отрубить свинье голову. Держа его в руке, он думал о том, смог бы он справиться с теми, кто запер его здесь. Ему хотелось надеяться, что да. Гидеон всего один раз участвовал в драке, когда ему было 10, и тогда он проиграл. Джимми Таггерт прилюдно отметелил его и с тех пор, он никогда не дрался. Но он был умен и он выжил. Умные парни всегда побеждают на длинной дистанции, так, ведь? Блин, его зарплата была в два раза больше, чем у бурильщиков и в три раза выше, чем у разнорабочих и он не боялся, говорить, что думает.

Снова оказавшись на полу, он попытался лезвием сдвинуть в сторону ножку стула. Сложность была в том, что он не мог одновременно смотреть и работать ножом. Некоторое время Гидеон провел в поисках удобного положения. Он четыре раза взмахнул ножом. Затем ещё раз. И ещё. Только на этот раз нож коснулся чего-то твердого. Стул сдвинулся. "Готово!"

Но дверь, всё равно, оставалась подпертой. Стул лишь сдвинулся, но, по-прежнему, поджимал рукоятку двери.

- О, ладно, перестань! - В отчаянии, Гидеон подпрыгнул и пнул дверь. - Открывайся! Открывайся, ёб твою мать!

Он услышал грохот снаружи. Там что-то было. Он схватил нож и прижал его груди. Затем он понял, что это был за звук. Стул. Стул упал.

Прошло немало времени, прежде чем он осмелился и повернул ручку. Та повернулась без каких-либо проблема. Дверь открылась и он увидел труп возле кресла. Он хохотнул и, на этот раз, смех не был похож на хохот сумасшедшего.

В глаза ударил яркий свет прожектора. Перед ним появилась фигура.

- Назад! - выкрикнул он, размахивая ножом. - Назад или зарежу!

Что-то схватило его за запястье и ударило в нос. Лезвие звякнуло по полу и Гидеон упал, истекая кровью. Когда зрение немного восстановилось, он понял, что это был не аргентинец. Мысль о том, что он может выбраться отсюда живым захватила весь его разум и он поднял руки. Гидеон не видел никакой иронии в том, что вел себя точно так же, как и когда его избил Джимми.

- Не надо, - пролепетал он. - Я сдаюсь! Сдаюсь!


2

Когда они вернулись к центру платформы, Мейсон с любопытством осмотрел новичка. Он был одет в серый костюм, черные волосы были спутаны, а сам мужчина был слишком высок для своего веса. Мейсон прикинул, что росту в нем не меньше 6 футов - неплохо для боксера, но не для офисного работника. Он был долговяз с острыми коленями и локтями. Возможно, в иной ситуации, подобные дрищи смотрелись неплохо, но сейчас об этом было трудно сказать.

- Как тебя зовут, парень?

- Э... Грей, - пробормотал тот. - Гидеон Грей, - и добавил: - доктор Гидеон Грей.

- Как самочувствие?

Человек оглядел собравшуюся вокруг него группу наёмников.

- Да, да, спасибо. Полагаю, нормально. Нам всем нужно отсюда выбираться.

Мейсон протянул ему свою фляжку.

- В своё время. Держи.

- Нужно немедленно убираться отсюда! Немедленно!

Мейсон положил ладони ему на плечи и вынудил присесть на ящик. Под одеждой он ощутил торчащие кости и подумал, что легко смог бы сломать их. Гидеон, вероятно, подумал о том же, поэтому замолчал.

- Калле, будь так любезен.

Мелвин воткнул в руку мужчины шприц. Лицо Гидеона не изменилось, но он начал дышать ровнее и, когда Мейсон убедился, что он не вскочит и не убежит, то убрал руки. Затем он вновь предложил ему фляжку и мужчина взял её.

- Благодарю.

Остальные, по идее, должны были обеспечивать безопасность по периметру, но они собрались в круг и приготовились слушать.

"Ответы" - снова подумал Мейсон и прикусил губу.

- Короче, слушайте. Мы с добрым доктором тут поговорим, а вы займитесь делом. Мы и половины ещё не сделали.

- Что здесь творится? - спросил Сен-Круа.

- Да, командир, какая-то непонятная херня тут происходит, - подхватил Калле, держа доктора за руку.

- Вы все имеете право знать, что здесь случилось. Но нужно быть настороже.

- Настороже? - переспросил Калле. - Блин, командир. Мы даже не знаем, от чего нам нужно быть настороже.

Хэл сплюнул на пол.

- Он прав, командир. Мы не знаем, что тут стряслось. Из двухсот пятидесяти человек мы нашли только около двадцати, да и те - трупы. Понятия не имею, что случилось с остальными, но такого я раньше не видел.

Мейсон посмотрел на Джина и Кристиана. Те молча смотрели на него, но в их взглядах читалось то же самое.

- Так, что будем делать, Мейсон? - спросил Калле. - Предлагаю выбить из этого пидараса всё, что он...

Рука Мейсона метнулась к горлу Мелвина.

- Для тебя я - командир Брубейкер, ясно? И следующими словами, которые выльются из твоей гнилой глотки, будет: "Какие будут указания, сэр?". Усёк?

Какое-то время Мелвин дергался и Мейсон усилил нажим. Глаза медика выпучились, дужка очков сползла с одного уха.

- Сэр, - сдавленно проговорил Мелвин. - Какие будут указания, сэр?

Мейсон оглядел остальную группу, свободной рукой держась за нож на поясе. Они не двигались. Значит, они не зашли настолько далеко. Он их командир и, господь свидетель, они будут его слушаться.

- Понимаю, мы не этого ожидали, - сказал он, отпуская Мелвина. - Но, именно поэтому, нужно оставаться в форме. Я побывал в ситуациях и похуже и, судя по тому, что вы уже давно выбрались из песочницы, могу сказать то же самое о вас. Мы ничего не знаем, но разведка не входит в наши обязанности. Наша задача - обеспечить безопасность на платформе и я настаиваю на её выполнении. - Он кивнул в сторону доктора. - Мы с ним тут поболтаем и, может быть, найдем нужные ответы. Но, до тех пор берем себя в руки. Мы не можем себе позволить небрежности. От слаженной работы зависят наши жизни. Верно? Господи, парни, это же основы.

Он оглядел отряд и понял, что его слова достигли цели. Некоторые выглядели смущенными. Это хорошо. Мораль нужно строить, как мост. Когда всё связано вместе - конструкция крепка. Когда одна из опор падает, рушится и всё остальное.

Мейсон обратился к пилоту:

- МакХалистер!

- Сэр?

- Возвращайся на площадку. Нужно узнать, что случилось с вертушкой "Дельта". Джин Тай?

- Я! - откликнулся тот.

- Как рука?

Парень пожал плечами.

- Жить буду.

- Отправляйся к антенне и попытайся её оживить. У нас ни радио, ни телефонов, вообще никакой связи с материком. Справишься?

- Буду стараться, но ничего не обещаю.

- Вай?

- Ага, - отозвался Кристиан.

- Собери гражданских. На всё, про всё тебе 10 минут. Понял?

Тот кивнул.

- Сен-Круа, отправляйся с Джином. Поможешь ему.

- Есть, командир.

Мейсон осмотрел остальных. Николас лежал на коробках. Его лучше оставить в покое.

- А мне что делать? - спросил Калле. Из его голоса исчезла обычная насмешка.

- Со мной останешься. Только ушами не хлопай. Уяснил?

- Да, командир.

- Хорошо. Итак, док?

Гидеон в отчаянии поднял глаза.

- Э... да?

- Начинай рассказывать.


3

Когда Кристиан привел гражданских, те уставились на доктора, будто впервые видели таких, как он. МакКриди собралась, было, что-то сказать, но Гидеон опередил её:

- Оно проникает прямо в мозг. Как в кино. Только, намного хуже. Уж вы поверьте.

- Это вирус, док? Потому что, если...

- Нет, не вирус. Грибок. Бластокладиевый. Ну, или, нечто подобное. Не похож ни на что, виденное мною прежде. Настоящее произведение искусства. Выживальщик, вроде тараканов. Питается падалью.

- Чего? - переспросил Мелвин.

- Тараканов, - повторил доктор. Он приложил ладони с оттопыренными указательными пальцами ко лбу, изображая усики. Наверное, это должно было выглядеть глупо, но у Мейсона сжалась кожа на черепе. Он ненавидел насекомых, всегда давил жуков и тараканов с самого детства. А учитывая ту штуку под "Эсхилом"... Она расползалась. Он не понимал, как такое возможно, но именно так и было. Она расползалась.

- Я назвал её Гнилью, - продолжал Гидеон. - Название не совсем верное. Оно, скорее, само питается плотью, чем состоит из неё. Понимаете?

Никто не ответил.

- Забавно, но если посмотреть на неё под микроскопом, выглядит она совершенно нежизнеспособной. Её основная цель - вырабатывать тепло. И я тоже, кстати. В смысле, видел её под микроскопом.

- На чем вы специализируетесь, доктор? - спросил Мейсон.

- Микробиология окружающей среды. Изучаю молекулярный состав сырья. Чтобы выяснить его чистоту и пригодность к использованию. Это предварительные работы перед нагреванием и очисткой...

- Я понял, - отмахнулся Мейсон. - И мне насрать. Почему бы вам не рассказать то, что мне нужно, - интонация не была вопросительной.

- Что?

- Он про ту херню, что внизу. Гниль, или как там её, - ответил за командира Мелвин. - Она опасна?

Мейсон раздраженно посмотрел на своего бойца, затем вернулся к доктору.

- Вы же выжили, доктор Грей. Расскажите об этом?

- Две недели назад случился пожар. Сразу после того случая с Уитменом. Помните?

Мейсон выудил из глубин памяти папки с документами. Хэнк Уитмен был промышленным альпинистом и сорвался во время чистки противоударного балласта. В полете он ударился головой, упал в море и утонул. Доклад об инциденте был засекречен, но Мейсон с ним ознакомился.

- Помню.

- Ну, вот. Он упал во время очистки стальных ферм на нижнем уровне. От чего он, по вашему, их очищал?

- Неужели...

- Сначала появились небольшие пятна. Он спустился вниз, чтобы рассмотреть получше и внезапно оказался в воде. Мы не слышали криков. Ничего. Только звук удара его головы о ферму и всплеск. Четверо парней подняли его. Ужас был.

Мейсон скептически посмотрел на него.

- Так, к чему вы ведете, Грей? Что этот парень потерял сноровку из-за грибка? Или, что похуже?

Доктор взглянул на него пустыми глазами.

- Нет, мистер Брубейкер. Не из-за Гнили. То была, либо случайность, либо ему кто-то помог.

- Чего? - снова подал голос Мелвин.

- Пожар, - пояснил доктор. - Вот я о чём. После того, как достали тело, кто-то спалил медлабораторию. Она полностью выгорела. Полагаю, что и его падение было с этим как-то связано. Понимаете?

Мейсон поморщился.

- Я ничего не читал о пожаре.

- Разумеется, не читали, - ответил Гидеон. - Готов спорить, что вы не читали и о диверсии на передающей башне. О том, что кто-то сломал один из кранов. Или о том, что кто-то принес Гниль в жилой блок и убедился в том, чтобы заразились все.

- Спокойнее, - произнес Мейсон. - Бессмыслица какая-то. Ваша передающая башня не работает, сколько? 36 часов?

Гидеон нервно усмехнулся.

- Вам так и сказали? Спорю, они всё пытаются выставить, как случайность.

Мелвин посмотрел на Мейсона не сулящим ничего хорошего взглядом. Он спиной чуял, что остальные смотрят на него точно так же.

- Нам неважно, что здесь, как и почему, доктор. Наша задача - обеспечить безопасность платформы до прибытия экологов из "Вэлли Ойл". - "Снова старая мантра, да?" - промелькнула в голове мысль. Звучало, как ложь. И, чем сильнее он хотел, чтобы это было правдой, чем чаще повторял эту мысль себе, тем сильнее она звучала, как ложь.

- Нужно выбираться отсюда! - Гидеон указал на повязку на голове. - Я не могу тут больше оставаться. Слышите?

- Погодите, - осадил его Мелвин. - Значит, весь этот бардак устроили диверсанты? Вы это хотите сказать? Кто-то специально всё это начал?

- Именно! - воскликнул Гидеон. - Поэтому они сожгли лабораторию. На понимание этого у нас ушло несколько дней. Что это не была случайность. А к тому времени, как мы это поняли, эта штука уже была повсюду. Гниль выросла прямо из воды. Она распространяется. К тому же, саботаж - единственная логичная версия. Иные просто безумны.

- Да, ну?

- Гниль проникает в вашу центральную нервную систему и начинает вырабатывать тепло. Понимаете? - Гидеон, практически, сорвался на крик. - Начинается, как лихорадка. Затем, в течение дня или двух, температура повышается. Человек начинает потеть. Мозг раздувается. Мыслить человек не прекращает, но лобные доли... это передняя часть мозга, - он постучал сухим пальцем себе по лбу. - Они начинают плавиться. И ещё. Я не могу этого доказать, но считаю, что она оставляет что-то внутри. Послание. Троянский вирус, червь, который прогрызает тело и захватывает все системы жизнеобеспечения. Будто... будто пытается выжить, - он посмотрел на них. - Другая версия, господа, состоит в том, что Уитмен уже был заражен, когда его подняли из воды. Другая версия в том, что он дождался, пока его принесут в медлабораторию и спрячут в мешок. Затем он дождался, пока всё не стихнет, выбрался из мешка и поджег лабораторию и себя с ней. Видите ли, после пожара мы так и не нашли его тело.

В воздухе повисла тишина. Мейсон растерялся - ему хотелось то ли рассмеяться, то ли ударить доктора. Ведь, все понимали, как это звучало. "Абсолютно, по-ебанутому звучало".

- Он стал первым, - продолжал Гидеон. - Такова моя теория. Затем, начали заражаться остальные. Мы решили, что это простой грипп. Парней лихорадило. Их тела нагревались, понимаете? У одного парня температура была 108 градусов 108 градусов по Фаренгейту равняется, примерно, 42 градусам по Цельсию.. 108 градусов, но он продолжал ходить, представляете? Если бы мне кто-нибудь сказал о таком раньше, я бы отправил этого идиота в цирк.

Кулаки Мейсона сжались. Ему захотелось ударить его, заткнуть. Его нужно было заткнуть. Но он просто стоял, будто приклеенный, как и остальные.

- Пришлось перестраивать смены. Больных предоставили самим себе, но затем начали происходить странные вещи. Сначала, по мелочи. Исчезли запасы длительного хранения, пропали аптечки первой помощи. Потом, хуже. Вырубились подводные передатчики и мы остались без связи, - он рассмеялся и смех этот был похож на хохот безумца. - Вам, наверное, интересно, как это случилось? А затем... появилось оно. Всего через пару дней после пожара.

- Что значит "появилось оно"? - спросил Николас. Он стоял на ногах. На своих ногах! Он был бледен, едва держался от боли, но, по его виду, даже дьявол не был способен его остановить.

- Взорвалось одно из хранилищ, - пояснил Гидеон. - Внутри него всё это время рос грибок. Если бы я не был столь рассеянным, я бы заметил скачки давления и смог всё предотвратить. - Он уткнулся взглядом в пол. - Было слишком поздно. Щупальца росли прямо из воды. Они опоясали все опоры. Окружили нас.

Все осмотрелись, словно чувствовали тяжесть того, что было внизу. Мейсон представил, что там творилось и вздрогнул.

- До замены оставалось несколько дней, - сказал Гидеон, - но мы решили, что с нас хватит. Те, кто не был заражен. Затем взорвалась передающая башня, - он изобразил звук взрыва, и стал, при этом, похож на ребенка. - Кто-то... короче, она разлетелась на куски. Вы должны были её заметить. Но как им удалось провернуть подобное при таком уровне безопасности? - ответом на его собственный вопрос стал очередной смешок. - Всё произошло, практически, одновременно. Наверняка, вам сказали, что всё произошедшее - случайность.

- Бессмыслица какая-то, - произнес вспотевший Мейсон. Этот человек был либо безумцем, либо лжецом, либо всё сразу.

- Большинство решило переждать. Скоро должна была прибыть смена и они смогли бы убраться отсюда. Но, полагаю, у "Вэлли Ойл" были другие планы. Не уверен, что заговор был всеобщим, но кто-то должен был что-то знать. Они должны были запросить снимки. Им нужно было дождаться времени пересменки, чтобы объявить тревогу. Затем они связались с вами, рассказали об упавшей башне и несчастном случае, так, ведь? - он осмотрел присутствующих так, будто его сказанное полностью его оправдывало. - Они, поди, даже не надеялись, что здесь хоть кто-то выжил. Вас отправили сюда, чтобы удостовериться в этом.

Все смотрели на доктора.

- Они настроились против нас. Команда изменилась. Оно растет прямо внутри вас. Прорастает прямо из черепа.

- Чего? - спросил Мелвин.

- Мы заперлись в жилом блоке. Поначалу, они не могли до нас добраться. Если не верите, у меня есть документы. Прежде чем забаррикадироваться, я стащил на камбуз всё, что мог. Там полевые отчёты, соображения службы безопасности, показания посетителей из "Вэлли Ойл". Они были здесь незадолго до гибели Уитмена. Вы знали об этом?

Женщина хотела что-то сказать, но её опередил ЭйДжей.

- Что ещё они сказали?

Гидеон его, будто, не услышал.

- Мы могли бы продержаться, но кто-то... кто-то разбрызгал по стенам и по полу сырую нефть. Ей именно это и нужно. Ей нужна мертвая плоть, чтобы питаться. Она не может распространяться по металлу и бетону. Но её пронесли внутрь. Принесли нам. Они работали вместе, Гниль и те, кого она захватила. Мы могли бы спастись, но были сильно напуганы. И не знали, как защититься.

- Говори внятно, - сказал Ник.

- Мы были напуганы! - выкрикнул Гидеон. Он был не в себе. - Несколько человек выбрались. Они отправились на ближайший остров.

- Какой остров? - спросила Кейт. Она внимательно смотрела на доктора. - Тот, что на востоке? На тот остров?

Мейсон стиснул зубы. Он понял, что именно туда направился Райнер. Они там что-то нашли. Или этот что-то нашло их.

- А что с остальными?

- Мы были голодны. Адам и Джерри отправились за едой и пропали. Затем появились аргентинцы. Когда они нашли меня, то заперли на камбузе. Они не знали, с чем столкнулись. Оно заразило их, как и остальных.

Мейсон зашевелил челюстью. Затем произнес:

- Довольно.

- Вы, кажется, сказали, что это не вирус? - сказал Мелвин.

- Так и есть. Вирусы не бывают многоклеточными. Гниль - это нечто, вроде, защитного механизма, который выделяется в случае угрозы. И именно этим они занялись в первую очередь - попытались навредить ему. Попытались срезать и оно опрыскало их. Они и обратились и первыми. Когда вы ранены или больны, процесс проходит быстрее, - он судорожно смотрел то на одного, то на другого. - Среди вас нет раненых? Никто не порезался? Отвечайте!

Ник улыбнулся.

- Ну, меня подстрелили, - сказал он, указывая на ногу. - Значит, у меня проблемы?

Гидеон посмотрел на парня, будто видел его в первый раз. Наверное, так и было. Он был весь на нервах, видимо, не смог бы разглядеть и того, что у него под самым носом.

- Назад. Держись от меня подальше! Все вы!

Мелвин положил руку ему на плечо, но, видимо, это вышло у него слишком резко, доктор отпрянул в сторону и попытался его ударить.

Все, как будто, пришли в чувство, Мейсон бросился вперед.

- Держите его, мать вашу!

- Посмотрите на него! - кричал доктор. - Посмотрите, нет ли у него жара!

Мелвин пришел в себя, схватил тощего Гидеона и повалил на пол.

- Разумеется, у него жар, еблан ты тупорылый! Он чуть полноги не потерял!

- Вы не...

Закончить он не смог. Мейсон вдавил его голову в пол. Это не вырубило его, но здорово вышибло дух.

- Вы что творите? - выкрикнула Кейт.

- Отойди, - рявкнул Мейсон. Он оглядел остальных и увидел сомнение в их глазах. Сомнение не в рассказе этого человека, а в нём самом. Сомнение в их задании. Он снова удивился, как такое легкое начало оборачивалось бардаком.

- Калле, осмотри его.

- И что потом?

- Успокой, господи боже. - Приходилось каждому говорить, что делать. - Пора заканчивать. Я хочу, чтобы на платформе было безопасно. Чтобы была восстановлена связь. И хочу, чтобы нашли уже второй вертолет!

- И как нам всё это делать? - спросил Николас.

- Тебе ничего не нужно делать, парень. Ты не здоров.

- Чего?

- Ты слышал доктора и я не намерен рисковать. Ты, всё равно, не способен нормально передвигаться, так что никаких возражений! Ясно?

Парень не ответил и Мейсон удовлетворенно кивнул. Затем он повернулся к Кристиану.

- Виталле, найди ему теплое место.

- Где?

- Ну, учитывая, что большая часть платформы заражена, я бы предложил медотсек или посадочную площадку. Но медотсек сгорел.

- Я выбираю площадку, - сказал Ник. - Не собираюсь весь день дышать гарью, пока вы где-то ходите.

- Верная мысль. Но подниматься будешь сам.

- Мне это не нравится, - подал голос ЭйДжей.

- А мне плевать, что тебе там что-то не нравится.

Тот кашлянул и что-то пробормотал, но Мейсон сделал вид, что не расслышал.

- Сделай полезное дело, ЭйДжей. Проверь лодку внизу.

Настал момент истины: согласится ли он, или начнет устраивать проблемы?

- Хорошо. Проверю.

- Нужен полный осмотр. Удостоверься, что она на ходу и что топлива в баках хватит до острова.

ЭйДжей вздохнул и направился к лестнице. Возле неё он обернулся.

- Полагаю, день обещает быть не из приятных, Мейсон. Как считаешь?

- Он ещё не кончился, - ответил тот.


4

"Ты не виноват, парень. Просто не повезло. Ты получил неприятную рану в неудачный день".

ЭйДжей не помнил первой командировки с Мейсоном, но помнил последнюю. Ему было 26, он был ещё слишком молод, чтобы что-то понимать, но уже слишком стар, чтобы оставаться наивным.

Они сопровождали высокопоставленную цель вдоль пакистанской границы к западу от леса Чапри. Состав отряда тогда был иным, но люди - люди - были теми же самыми. Моча им так ударила в головы, что на какую-то внятную мыслительную деятельность просто не осталось места. ЭйДжей был не единственным среди них, кто учился в колледже, так что это тоже не могло сойти за оправдание. Всё, как обычно. Одна командировка за другой, щедрые гонорары, короткие отпуска. От попоек в Стамбуле до заплывов в багдадской грязи. Одни командиры воспитывали в своих подчиненных дисциплину, а другие вскармливали зверя. Мейсон выращивал самых свирепых зверей. Но пока он заботился о своих людях, это не имело значения. ЭйДжей понял это, когда они попали в засаду в горах Бехсуд.

Они вели пленника задними дворами мимо старой бани и хлюпких домиков. Когда отряд уже покидал город, сверху, со скалы по ним открыли огонь трое моджахедов. Особой точностью они не отличались, но и достать их было, весьма, проблематично. Пулю получил только один - и им оказался их пленник. Рана оказалась не смертельной, но пуля задела бедренную кость. Это означало, что он не сможет бежать, что, в свою очередь, означало, что пленник терял всякую ценность.

- Ты не виноват, парень, - сказал тогда Мейсон, подходя к нему с ножом. - Просто не повезло.

Их пленник был не моложе Мейсона, но тем утром, он выглядел гораздо моложе. Он не был пожилым шейхом или муллой с бородой до колен. У него была современная стрижка, одет он был в европейский деловой костюм. Мейсона, впрочем, это не смутило. Он прирезал его, как свинью на ферме и отрезал палец в качестве доказательства. Они прошли по хребту и больше никто не пострадал, но день, всё равно, выдался неудачным.

"Очень неудачный день"

- О чём задумался? - спросил Мейсон.

Полет мысли ЭйДжея прервался.

- О прошлом.

Тот посмотрел на него, затем кивнул. ЭйДжей понял, что всё написано у него на лице и Мейсон без труда это прочитал. Когда через пару недель после той вылазки он уходил из отряда, то даже не потрудился попрощаться. Та жизнь - жизнь вольного наёмника - была не для него. Жизнь вообще не должна быть такой трудной. Брубейкер считал, что ЭйДжей предал своих братьев, но это глупости. Люди вроде Мейсона всегда горячи, но они неспособны унять свой пыл, равно как и неспособны уйти. И всегда завидовали тем, кто способен.

ЭйДжей отряхнул руки.

- Лодка в порядке. И топливо, всё ещё, есть.

- Значит, пора осмотреться. Поедешь с нами.

- Так и знал.

- Ты знаешь всё вокруг. Поэтому тебя сюда и взяли.

Так и было. Ещё до строительства, вместе с главным геологом они пару раз обсуждали этот вопрос. Но ему, всё равно, от происходящего было не по себе.

- Я здесь, потому что знаю "Эсхил", а не потому что знаю всю округу.

- Ты там бывал?

- На острове? Нет. Что ты там собираешься искать?

- Выживших, - ответил Мейсон. - И вертушку.

И то и другое, казалось логичным, но ЭйДжей уловил в его интонациях что-то ещё. Любопытство? Раньше ЭйДжей никогда бы не заподозрил своего бывшего командира в интересе к побочным сторонам задания. Но зрелище ужасных наростов на "Эсхиле" взбудоражит любой ум.

Мейсон перелез через перила и уселся в лодке рядом с Кристианом. Затем повернулся и внимательно посмотрел на ЭйДжея.

- Так, ты с нами?

- Пожалуй, нет.

Мейсон недовольно шевелил челюстью, словно прожевывал его ответ. Казалось, он был не в том настроении, чтобы слышать отказ.

На лестнице появилась Кейт.

- Эй, куда это вы?

- Отойдите, мисс МакКриди. Вы останетесь здесь, с моими людьми.

- Прошу прощения, но вы не командуете гражданскими, мистер Брубейкер!

- Мэм, отойдите от причала. Это вопрос безопасности. Остров недалеко, но мы не знаем, что там. Я ответственен за вашу сохранность и не собираюсь рисковать гражданскими, тем более, если это сотрудники "Вэлли Ойл".

- Разумеется! А эти двое? - она указала на ЭйДжея и Голландца, которые стояли у перил неподалеку.

Мейсон вздохнул. Он знал, что она поедет с ними. Знал, потому что сам её надоумил.

ЭйДжей взглянул на Кейт.

- Что ты собираешься...

Но, прежде чем он закончил, она спрыгнула с причала и приземлилась на носу лодки. У неё почти получилось. Одна нога сорвалась и она начала скользить в воду, когда Мейсон схватил её за руку и затащил на борт. ЭйДжей удивился, насколько же здоровым он был - его ладонь целиком обхватила бицепс девушки.

- Спасибо, - сказала Кейт. Из-под её рубашки вылезла бретелька лифчика и она отвлеклась, чтобы её поправить. Когда она посмотрела вверх и встретилась взглядом с Эйджеем. "Что ты творишь?" - читалось в нём.

- Свою работу, - ответила она на этот невысказанный вслух вопрос. - Их нужно найти!

Кристиан нашел замок зажигания и двигатель ожил. Он нажал на газ и они, обогнув торчащее из воды щупальце, умчались в море.

Когда они отдалились, к ЭйДжею подошел Голландец.

- Да, ладно тебе, братан. Всё равно бы не получилось. Это её выбор.

- Я ему не доверяю. Их там что-то ждет.

- Ну и пусть.

ЭйДжей согласился. Но ощущение неудачно сложившегося дня, всё равно, не отпускало его.


Глава 8: Буря и натиск | Эсхил | Глава 10. Один в поле не воин.



Loading...