home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 1: Наследство.

Фэйрфакс, Вирджиния. Наши дни.

 1

Старик, наконец, умер.

Кейт смотрела на надгробие и думала о том, как бы её отец рассердился, если бы узнал, что оно стоило государству целых 13 тысяч долларов. От этих мыслей она горько улыбнулась. "Никогда не трать ни цента, не будучи уверенной, что он к тебе вернется, тыковка, - постоянно повторял отец. - А то будешь жить, как мать - по уши в долгах и кредитных картах". После этого он обычно улыбался и теребил её волосы, даже тогда, когда она стала выше его на целый дюйм, а мать давно уже умерла. Таким был её отец, полным добродушного упорства, когда считал, что знает, как лучше. Наверное, все отцы такие.

Эти воспоминания вызвали у неё улыбку. Вспоминать об этом было гораздо лучше, чем вспоминать о том, каким он был последние двенадцать часов своей жизни. Он лежал на больничной кушетке, окруженный бесчисленными проводами и трубками, в то время как, две дюжины кретинов околачивались рядом и пытались поймать его последние слова.

Пресса так увлеклась освещением его смерти, что это стало неожиданностью для всех. "Таймс" назвала его "самым могущественным вице-президентом со времен Дика Чейни". Что бы это ни значило, тон был хвалебным. Все его успехи и достижения были изложены в воскресном приложении, статья была снабжена обилием дат и фотографий. Разумеется, в этом списке не было ни Кейт, ни её брата. Она полагала, что, раз уж ты решил взбираться вверх по политической лестнице, твоя семья становилась чем-то вроде аксессуара - костюма или прически - необходимого, да, но вряд ли, достойного отдельного упоминания.

-Ты бы никогда не сказал нам об этом, даже если бы и признал, что это правда, да, папа?

Она покраснела, когда поняла, что произнесла это вслух. Наверное, так думать несправедливо. Даже во время последних выборов отец всегда находил время для них с Бобби. Она полагала, что многие девушки пришли бы в восторг, оказавшись внутри самой большой в мире политической кухни, но Кейт всегда держалась строго выверенного плана. В отличие от брата, который летел по жизни метеором, менял одну работу за другой, пока не осел в секретном аналитическом центре в столице.

До смерти отца Бобби лишь однажды побывал у него в больнице. Для него это было нормально, и не потому что он отца любил меньше, чем Кейт. Он был просто недоступен. Она была уверена, что всё это время он был в городе, занимаясь своими делами. Скорее всего, напивался с дружками до потери сознания в своем любимом борделе в Чайнатауне. Она спросила себя, не в этом ли состоит суть понимания мужчин?

Зазвонил мобильник, и Кейт подпрыгнула от неожиданности. Поначалу, она не хотела отвечать, но потом решила, что бесконечно прятаться не получится.

- Алло?

- Привет, Кейтлин. Говорить можешь?

Только её крестный называл её полным именем. Кейт это бесило.

- Как дела, Готфрид?

- Слушай, я только что вернулся в город. Нужно поговорить. Можешь приехать?

Она вздохнула.

- О чём говорить, хоть?

- Не хотел бы обсуждать это сейчас.

- Не хочешь обсуждать сейчас, я не буду слушать потом.

На другом конце провода воцарилось молчание, Кейт даже представила, как он хмурится.

- Ладно. Дело в твоём... скажем так, наследстве. Понимаю, что сейчас не время, но будет лучше, если обсудим всё сегодня.

- Оглашение завещания было два дня назад, Готфрид. Если ты не забыл...

- Это важно, - резко сказал он, перебивая её. - Публично об этом говорить не стоит. Это приложение, лично для тебя.

- Приложение?

- Твой отец составил его всего неделю назад. Указания были четкими и недвусмысленными. Передать лично тебе и только после его похорон. Этим утром я решил, что время пришло, - снова молчание.

Она поправила ремешок на платье и начала дрожать. Оделась она совсем не по погоде, только в черное платье.

- Только для меня?

- Ни для Роберта, ни для остальной родни, ни даже для меня. Но оно очень важное. Так, ты приедешь?

- Послушай, Готфрид, - какое бы оправдание придумать? Ничего не приходило в голову. - Сейчас не лучшее время. Может, я...

- Я уже послал к тебе Ланса на вертолете. Он доберется до твоей квартиры через несколько минут.

Как обычно. Поэтому они с отцом так долго продержались - никакого терпения.

- Я не дома. Я на кладбище.

- На кладбище? А что ты там делаешь?

- Не знаю. Мне сейчас приезжать?

- Я передам Лансу. Увидимся в восемь.

И повесил трубку.

Она подумала, не взять ли такси до центра, но передумала, потому что, если Ланс не найдет её здесь, к вечеру Готфрид поднимет Национальную гвардию. Дабы не разочаровывать его в последний раз, она решила попасть домой до темноты. Кладбище было очень красивым, изумрудно-зеленый газон был идеально пострижен и каждые 20 футов разделялся клумбой или рядом деревьев. Старая протестантская церковь на восточной окраине отлично вписывалась в сельский пейзаж. Отсюда не было слышно шума шоссе. Кейт скучала по этой тишине. Она не жила в Вирджинии с детства, с тех пор, как умерла мать.

Через пять минут этот покой нарушил появившийся вертолет. Она направилась к нему, борясь с ветром, когда огромная махина приземлилась на поле. Это будет её двенадцатый полет. Два раза из предыдущих одиннадцати её тошнило и она молила бога, чтобы не случилось третьего. В такой день, как сегодня это решительно недопустимо.


2

Когда вертолет приземлился на площадке в Александрии, Кейт нетерпеливо выскочила наружу. Пилот Ланс был старым сокурсником Готфрида по Военно-Морской Академии и годился ей в дедушки, но по-прежнему, засматривался на её ноги. Обычно Кейт не задумывалась над тем, насколько привлекательно она выглядит, ей было достаточно, что выглядит она хорошо. "Тебе бы поесть, милочка, - частенько говорила ей подруга Миранда. - Какие, нахуй, 37?! Ты выглядишь на 27". Обычно проблем с этим не возникало, но оказываясь на высоте в тысячу футов в компании старых кобелей, вроде Ланса, ей очень хотелось стать жирной коровой.

Оказавшись на газоне, она в сотый раз пожалела, что не надела джинсы. Когда она была ребенком, то только во время игры в хоккей на траве надевала, что-то другое. Девочки, которые играют в хоккей, не носят розовое. "Только чёрное" - подумала она.

Усадьба - дом крестного никогда не назывался просто, особняком - располагала собственной посадочной площадкой, олимпийским бассейном, садом и скульптурами. Она находилась в нескольких шагах от загородного клуба "Красивая Бухта" - "где самые лучшие спа-процедуры к югу от Вашингтона", если вам это, конечно, надо. Сам дом представлял собой приземистое двухэтажное здание в английском стиле XIX века, которое не было лишено определенного очарования. В детстве она его облазила вдоль и поперек.

Появился начальник службы безопасности Коллин МакНаб. Он тоже был уже далеко не молод, но, в отличие, от похотливого пилота, был очарователен и, насколько знала Кейт, очень добр. Он постоянно пытался выглядеть, как суровый начальник охраны, но при этом же, постоянно улыбался.

Он кивнул в знак приветствия.

- Думал, ты не придешь.

- Не уверена, что у меня был выбор. Ты же знаешь Готфрида. Когда он что-то хочет...

- Выбор есть всегда, девочка, - МакНаб провожал её по лестнице. - Не так уж много мест, где спрятаться, когда тебя ищут. Меня так часто выдергивали из отпуска, что я отлично знаю, о чём говорю.

- Не знала, что безопасникам полагается отпуск, Набби.

Он немного покраснел, когда его назвали по прозвищу. Он всегда краснел, когда слышал его, все 25 лет службы.

- Иногда мистер Грейс думает так же.

- Я обычно пряталась в живых изгородях.

- Если ты о том случае...

- Когда я исчезла?

- Когда на твои поиски отрядили полицию штата, - закончил он, поднимаясь по ступенькам к двери. - Повторять бы не рекомендовал!

Она пожала плечами.

- Когда мне было 11, это сработало.

- И что случилось, когда тебя нашли?

- Папа наказал меня, - сказала она и добавила: - Выпорол.

- Не думай, что этот человек откажется от подобных методов, даже после смерти твоего отца.

Они вошли внутрь. Вход через заднюю дверь всегда напоминал ей вход в библиотеку. Но не тихое уютное помещение, как в школе, а нечто громоздкое и запутанное, как из книг Умберто Эко Умберто Эко (1932-2016) - итальянский ученый, философ, теоретик культуры, литературный критик, писатель, публицист. В России наиболее известен по произведениям "Имя розы" и "Маятник Фуко".. Внизу оранжевым светом пульсировал огонь. Спиральная лестница, огражденная ржавыми перилами, вела в мезонин второго этажа на другом конце комнаты. И повсюду, от пола до потолка, вдоль всех стен тянулись книжные полки. Только юрист мог найти что-то интересное в этом скоплении пыли. А Готфрид Грейс был юристом из юристов. Впрочем, здесь было достаточно и классической литературы. Он был хорошим коллекционером.

- Он ждет тебя, - сказал Коллин.

Кейт оставила его на ступеньках и поднялась на второй этаж. Её поприветствовал Честер - золотистый лабрадор крестного. Она потрепала его по холке и он вопросительно на неё посмотрел. Честеру было 12 лет, почти 13, и это было заметно. Впрочем, он сильно отличался в лучшую сторону от долматинца Джорджа, который лежал в углу. Когда Кейт помахала ему, он лишь на мгновение приподнял голову, затем тут же вернулся ко сну.

- Ну, хоть кто-то здесь рад меня видеть, - сказала она, направляясь по коридору в кабинет крестного. По пути она ощутила нечто вроде радости от того, что у неё не было много денег. Большая часть наследства отошла брату, а её заработок исполнительного помощника нельзя было назвать огромным, несмотря даже на то, что работала она на такую крупную компанию, как "Вэлли Ойл". Ей здесь нравилось, но ей казалось, что она сойдет с ума, живя в подобном доме. Всё здесь было слишком старое, слишком много свободного места. Здесь всё было совершенно неустроенно для детей. "Не стара ли ты уже для детишек, Кейт?" - подумала она.

Она тряхнула головой. О чем она думала? Если ей предстоит жить здесь и ей это не понравится, она всегда сможет продать этот дом и жить там, где хочется. Так, что да, она была рада, что не владела всем этим.

Кейт дошла до двери в конце коридора и постучала. Послышался приглушенный голос:

- Войдите.

Она толкнула дверь и вошла в кабинет крестного. Как всегда, она почувствовала на себе давление этого кабинета. Всё дело было в запахе - обувной кожи, старой бумаги и мускуса.

- Здравствуй, Готфрид. Как добрался?

Он поднял бровь.

- Где твоя охрана?

Как всегда, сразу к делу.

- Я их отослала.

- Что?

Она зашла внутрь.

- Да, ладно, Готфрид. Мне не нужны телохранители. Ты же сам всё понимаешь.

- Ничего я не понимаю, - сказал он, обходя стол и заключая её в свои объятия. Не без удовольствия она отметила, что надетый на нем синий халат стоил дороже, чем её платье. Готфрид никогда не разделял мнение её отца о моде и бережливости.

- Никогда не пренебрегай безопасностью, Кейтлин. Где они? Снаружи? Следят?

- Ну, слово "отослала" не совсем уместно. Я дала им возможность отдохнуть сегодня.

Он некоторое время смотрел на неё, затем засмеялся скрипучим старческим смехом.

- Дала отдохнуть? Зачем?

- Я решила, что какое-то время мне нужно побыть одной. Они же постоянно за мной ходят. Когда ты позвонил, я уже почти час была на кладбище.

Он тряхнул головой и упер ладонь в бок.

- Господь всемогущий! Кейтлин, ты же дочь своего отца. Дала им отдохнуть, ну надо же. Сколько молодых девушек могут себе это позволить, по-твоему?

- Не знаю. Ты мне скажи?

- Умна, как оперативник ЦРУ, а до сих пор работаешь секретаршей.

- Я не секретарша, я...

- Исполнительный помощник, знаю, знаю, - закончил он за неё.

- На самом деле, кое-что поменялось, - сказала она. - У меня новая работа.

- Правда? Где?

- Всё там же. Но я больше не исполнительный помощник. Я руководитель PR-отдела и у меня теперь свой помощник. Что? Что тебя так развеселило? - спросила она, заметив улыбку в его глазах.

- Ладно, признаю. Я в курсе. Ты заслужила повышение. Не дело для такой умницы, как ты, работать на всяких идиотов.

- Ты до сих пор злишься на меня, что я не бегу сломя голову вверх по корпоративной лестнице?

- Конечно же, нет. Но, если бы ты так упорно не игнорировала мою помощь, то продвигалась бы гораздо быстрее. Впрочем, всё это уже бессмысленно.

- Ты о чём?

- Присядь, милая, - он вновь обошел стол и сел, глядя, как она размещается в кресле напротив него. Он улыбнулся. Это могла бы быть милая дедушкина улыбка, но лицу Готфрида она придавала какое-то коварство. В нём было слишком много от Клинта Иствуда.

- В чём дело, Готфрид?

Старик потянулся на край стола и взял орешек. Он разломал его морщинистыми ладонями и кивнул.

- Расскажи, что ты думаешь о "Вэлли Ойл", Кейтлин. Только безо всяких этих глупостей для прессы, пожалуйста. Я хочу знать, что ты лично о нас думаешь.

Кейт нахмурилась. Готфрид был одним из старейших друзей отца, но он был ещё и одним из основных акционеров компании, входил в совет директоров. Он дал ей свои рекомендации, когда на её место появились более сильные кандидаты.

- Не знаю. Сказать по правде, я никогда не думала об этом. Мне нравится моя работа. Я ей довольна. Что же до компании? Могу лишь сказать, что я восхищаюсь ей. Серьезно.

- Чем же?

- Они занимают четвертое место на топливном рынке среди компаний западного побережья и продолжают расти. Их прибыль - самая высокая среди всех в этом году. Ну, и слоган их цепляет, - добавила она, представив зелено-желтые заправочные станции, фразу "Путь в будущее по зеленой долине" написанную на нефтяных скважинах. Она ожидала ответа Готфрида, и когда тот промолчал, она взяла шелуху от ореха и кинула в него. Он не отреагировал.

- Хорошо, милая. Ты верна компании. Но у нас возникли проблемы, и будь я проклят, если ещё раз услышу о чём-то подобном.

- Да, перестань, - сказала она с ноткой сарказма в голосе. - Если тебе в PR-отделе нужен кто-то, кто...

- Нет. Дело не в имидже, - перебил её Готфрид. Злость в его голосе удивила Кейт. - Всё серьезно, милая. Вскоре ты узнаешь обо всех деталях, но начать нужно с этого, - он достал из стола конверт из оберточной бумаги и передал ей. - Он хотел, чтобы ты получила вот это.

Она трясущимися руками взяла конверт. Она не знала откуда, но комнату накрыла тьма. Она чувствовала её в тяжести конверта, в пристальном взгляде крёстного.

Кейт вскрыла конверт и его содержимое высыпалось на пол. Может, там было письмо от отца? Какие-то скандальные разоблачения, признания насчет компании? Оказалось, ни то, ни другое.

- Фотографии, - прошептала она. - Снимки со спутников, фотокопии. Что на них?

- "Эсхил".

Платформа "Эсхил" была самым крупным медиа-проектом, которым занимался отдел Кейт последние два года. Она ещё работала на старой должности, когда была запущена эта кампания, но информация о ней разлетелась по всем офисам меньше, чем за месяц. Далеко на юге Атлантического океана платформа, стоимостью 2,2 миллиарда долларов, являлась жемчужиной "Вэлли Ойл", инженерным чудом производства нескольких компаний по глубоководному бурению, с которыми "ВО" работала последнее десятилетие. Её строительство было очень рискованным, с финансовой точки зрения, но "Эсхил", как и несколько платформ поменьше на севере, должен был увеличить добычу сырья на триста тысяч баррелей в день. Проблема была в том, что платформа находилась всего в нескольких сотнях миль от побережья Антарктиды и "ВО" была вынуждена соблюдать Протокол по Защите Окружающей Среды Антарктики. При всём уважении, но основному потребителю было плевать, где добывалась нефть, равно как ему было плевать, на каких лугах паслась корова, мясо которой попадало ему на стол. Но только не ООН. ООН не была организацией, которую можно было подкупить, пролоббировать через неё какие-то решения, как это делалось в других случаях. В конце концов, Аргентина, чьё правительство вложило немало средств в строительство платформы, смогла убедить мировую общественность, но на это понадобились месяцы.

- Ты их уже видел? - спросила она.

- Нет, но после получения последних известий, я ничуть не удивлен.

- Что за известия? Ты о чем, Готфрид?

- Связи с платформой нет. Подозревают террористическое нападение или вроде того. Подробностей не знаю.

- Господи! Разве, военные...

- Ещё никто ни о чём не знает, Кейтлин. Я тоже не должен знать, на самом деле. На завтра назначено срочное совещание и ты поедешь туда.

- Я? Они, что, собираются из этого выкручиваться?

- Ты там будешь не как представитель PR-службы.

- Как это - не представитель PR-службы? К чему ты клонишь?

- Успокойся, дорогая. Сядь, - она даже не заметила, как вскочила на ноги. Кейт села, совершенно ошарашенная. - Ты забыла, зачем я тебя сюда позвал. Наследство, помнишь?

Оглашение завещания прошло два дня назад и она совершенно не помнила, что там было написано. Помнила, лишь, что ей достался отцовский "Мерседес", фамильный китайский сервиз и прочие безделушки. Бобби получил дом на Индепенденс Авеню, летний дом в Коннектикуте, яхту, несколько гидроциклов у пирса Чизпик, остальные машины и всё то, в чём так нуждался. Вся ликвидная наличность была направлена на благотворительность, а посты отца в различных комитетах и советах уже были заняты другими людьми. "Менса Менса (лат. Mensa- "стол")- крупнейшая, старейшая и самая известная организация, куда входят люди с высоким коэффициентом интеллекта.", возможно, почтит его шахматной игрой, или чем-то, вроде того.

- Мне нет дела до активов, - сказала она.

Во взгляде крёстного, на мгновение, промелькнуло удивление.

- Серьезно?

- Я любила отца, Готфрид. Но подбирать всякий мусор не собираюсь. И как это всё связано с происшествием на платформе?

- Ты же знаешь, что твой отец был членом правления, верно? У него в компании до сих пор остались друзья, которые, судя по всему, и прислали эти снимки.

- Конечно, помню. Но помню, также, что у тебя там власти больше.

Готфрид усмехнулся.

- У него был самый большой пакет акций, Кейтлин. В два раза больше моего. Я понимаю, что мои позиции в компании позволяют на многое влиять, но, в конце концов, последнее слово всегда остается за акционерами, - Готфрид смотрел на неё, буравя взглядом зеленых глаз. - Доля твоего отца огромна. Большая часть своего состояния он сколотил в "Вэлли Ойл" задолго до вашего с братом рождения. Ты знала об этом?

Кейт нервно скрестила ноги. Платье было слишком коротким, пришлось одной рукой его оттягивать.

- И?

- И он оставил её тебе. Свою долю в "ВО". Не Роберту, не мне. Только тебе.

Осознание сказанного пришло за мгновение. Кейт перестала дергать себя за платье и наклонилась вперед.

- Чего?

- 383117 акций. Пока ты добиралась сюда, я глянул цены. Каждая стоит 84 доллара. Пересчитай.

И Готфрид улыбнулся по-настоящему, той самой зловещей улыбкой вольного стрелка.

- На завтрашней встрече ты будешь присутствовать не как работник компании, а как основной держатель её акций. Пока же, следует срочно вернуть твою охрану на место.

- Я... я... - что "она", Кейт так и не смогла произнести. Её трясло.

Готфрид подмигнул.

- Ты богата, девочка.


3

Через 12 часов Кейт оказалась в вашингтонском офисе "Вэлли Ойл". Картины в викторианском стиле украшали стены, у фонтана разместились несколько статуй, ковер под ногами, должно быть, стоил, как её машина. Тишина стояла такая, что было слышно лишь тихое клацание клавиатуры в кабинете администратора. Администратором работала молодая, хорошо сложенная, загорелая девушка, возможно, совсем недавно из колледжа. Когда Кейт спросила, как её зовут, она сказала:

- Меня? О, меня зовут Мерри. М-Е-Р-Р-И, если интересно, - но Кейт не было.

Долго ждать не пришлось. Привлекательный мужчина, в возрасте сильно за сорок, прошел мимо стойки администратора и протянул ей руку.

- Здравствуйте, мисс МакКриди. Рад, наконец-то, встретиться.

- Взаимно, мистер Лусиан.

Майкл Лусиан возглавлял в "Вэлли Ойл" международный отдел. Всё во внешнем виде этого человека говорило о яркой личности - от острых черт лица, до цвета одежды, которую он носил, чтобы эти черты подчеркнуть. Его костюм был очаровательного серого цвета, а вкрапления голубого в галстуке гармонировали с голубым цветом глаз. Было ли так запланировано или нет, но эффект был просто обезоруживающим. К тому же, Готфрид держал решение о передаче наследства в тайне, и, когда об этом стало известно, каждый в руководстве компании захотел встретиться с ней.

- Зовите меня Майкл.

- Хорошо.

- Примите соболезнования по поводу вашего отца. Он был хорошим человеком, нам будет его не хватать. Жаль, что мы встречаемся при столь ужасных обстоятельствах, - он улыбнулся. Эта улыбка должна была очаровывать инвесторов на сотни тысяч и миллионы долларов и, как полагала Кейт, была нацелена именно на это.

Кейт только открыла рот, как позади неё включился телевизор. CNN вела трансляцию с Капитолийского холма, где на подиуме стоял мужчина с грубыми чертами лица. Она узнала в этом человеке Джека Филдса, пожилого отставного морпеха, который выглядел, как старый крейсер и при этом, обладал весьма тихим голосом.

- Покорно, но с честью я оставляю свой пост, дабы всеми силами оказать помощь и поддержку нашему верховному главнокомандующему. Невозможно найти замену такому крепкому и стойкому человеку, как...

- Извините, - подала голос Мерри и отключила звук.

Филдс продолжил жестикулировать в безмолвии. Кейт и так знала, что он собирался сказать. Два дня назад Филдс был спикером Палаты Представителей, а теперь заменял отца в его должности. Впрочем, "заменял" было неподходящим словом, следовало бы сказать "наследовал". Кейт лишь дважды встречалась с Филдсом до похорон отца и пришла к выводу, что хуже, чем он, человека для этой должности было трудно подобрать.

- Моя вина, - сказала Мерри. - Уронила пульт.

Это, что ревность в её глазах? "Мечтай, милочка".

- Без проблем, - невозмутимо сказал Майкл. Затем обратился к Кейт: - Сюда, пожалуйста.

Сначала они зашли в кабинет Лусиана, украшенный гораздо ярче и богаче, чем приёмный офис. Её новый знакомый был похож на крёстного тем, что тоже коллекционировал книги, коими были уставлены многочисленные полки. Кейт подумала о своем кабинете тремя этажами ниже - разбросанные в беспорядке папки, доклады, бумаги. Её офис был похож, скорее, на комнату в общежитии, нежели на рабочее место. Кейт даже немного смутилась.

Он зашел как раз тогда, когда зазвонил телефон.

- Да, она здесь. Хорошо, спускаемся, - сказал он в трубку.

Кейт показалось, что он нервничает.

- Боюсь, мы тут все немного в замешательстве. Мой партнер в Абу Даби требует начинать немедленно, и я его понимаю.

- Начинать? - Готфрид говорил ей о встрече, но из-за всего произошедшего, из-за шума и гама его слова совсем вылетели у неё из головы. - А, точно.

- Идем со мной. Постараюсь провести вас коротким путем.

Майкл вёл её через лестничную клетку, где расположились роскошные кабинеты.

- Полагаю, вы понимаете, что подобные случаи всегда становятся кошмаром для пресс-службы. Даже представить боюсь, что начнется на бирже, когда это выплывет наружу. А долго держать это в тайне мы не сможем.

Кейт с огромным трудом пыталась вникнуть в детали. Добыча прекращена. Персонал пропал. Катастрофа на новейшей и самой дорогой частной платформе.

- Таким образом, вы оказались тут в не самое удачное время. До вечера мы не станем ничего сообщать пресс-центру, но вы, ведь, уже там не работаете. Так что, ваше мнение будет очень важно.

- Погодите, - сказала Кейт, останавливаясь.

Майкл тоже встал. На мгновение - лишь краткий миг - его спокойствие нарушилось.

- Да. Что случилось?

- Просто... я хочу знать, что происходит.

- Простите, - Майкл коснулся её руки. Вопреки её собственным ожиданиям, ей это понравилось. - Я бы очень не хотел разводить тайн, Кейт, но у нас тут серьезный кризис. Я бы с удовольствием посидел бы с вами и обсудил будущее компании - и когда-нибудь, мы обязательно так и поступим - но сейчас надо подумать о другом. Примите искренние извинения, что всё так быстро.

- Хорошо, - согласилась она.

- Вот и славно. Впереди нас ждет остановка у поста охраны и мы на месте.

- У поста охраны? - переспросила Кейт. Раньше она никогда не бывала на этом этаже. Там тоже был администратор. У него в руке была ручка.

Спустя пять минут и три подписи под не подлежащими обсуждению документами о неразглашении, Кейт вошла в зал заседаний. Этот зал был способен вместить в себя более 40 человек, но когда они с Майклом вошли, он был заполнен, едва ли, наполовину.

Впервые с самого утра Кейт ощутила смущение. В зале находились тяжеловесы компании, входящие в исполнительный совет. Мари Синклер, старший вице-президент столичного филиала. Лараб Джонсон, глава службы безопасности. Компьютерный гений Талиа Страйкович, возглавлявшая инженерный отдел. Несколько человек сидели за длинным столом, среди которых она заметила человека, который выглядел не тем, кем являлся. Точеная квадратная челюсть, костюм от Валентино едва скрывал шкафоподобное телосложение.

Когда они сели, Кейт обратилась к Майклу:

- А кто это?

- Это мистер Брубейкер. Мы здесь, в том числе, из-за него.

- Он работает на "Вэлли Ойл"?

Майкл тряхнул головой.

- Нет. Он из "Блэк Шэдоу".

Кейт вспомнила. "Блэк Шэдоу" - это вторая по размеру компания наёмников в США. Они работали в Афганистане и Ираке, а когда прошел ураган "Сэнди", они стали многомиллионной компанией, с дюжиной государственных заказов. А кто, кроме правительства, мог позволить себе нанять частную военную компанию, обладающую самыми современными вооружениями? Только нефтяники, конечно.

Отец, ещё будучи сенатором, часто оказывал поддержку частным военным компаниям. Но после бойни на площади Нисур в Багдаде Инцидент с участием американской частной военной компании "Блэкуотер", произошедший 16 сентября 2007 года в Багдаде, в результате которого погибло 14 и ранено 18 мирных жителей. и других многочисленных донесений о гибели мирных жителей в Ираке, он и президент использовали "частников" только в самых экстренных случаях. "Ужасно, когда Национальная гвардия не справляется со своей работой" - сказал отец, когда они смотрели по телевизору на последствия урагана "Катрина". - Но чтобы её ввести, нужно пройти столько бумажной волокиты. Иногда, гораздо проще направить "частника". Трудно это признавать, но бывшие "котики" и рейнджеры с поставленными задачами справляются лучше, чем резервисты. Но я никогда не стал бы посылать их туда, где нужно принимать моральные решения. Кто-то другой может, но не я. Деньги затмевают взор, а эти ребята работают только за деньги".

Тощий мужчина в белом пиджаке отодвинул на край стола проектор и взмахом руки привлек общее внимание.

- Дамы и господа, прошу занять свои места, мы начинаем.

Все расселись за овальным столом. Кейт поймала на себе несколько заинтересованных взглядов, но обратиться к ней никто не посмел. До тех пор, пока какая-то женщина не подсела к ней и не спросила довольно грубым тоном:

- Вы кто?

- МакКриди. Кейтлин МакКриди, - она заметила, что назвала своё полное имя и хмыкнула.

- Вы здесь новенькая?

- Что?

Женщина склонила голову.

- Я не привыкла видеть на совете директоров младших исполнителей. Значит, вы какая-то особенная.

Кейт уже приготовилась ответить, как раздался смех. К ним подсел здоровяк с квадратной челюстью, который и был источником этого смеха.

- Это дочь вице-президента, Нина. Ты, что, телевизор не смотришь?

Женщина посмотрела на здоровяка, затем на Кейт.

- Какого вице-президента? В смысле, о... Прошу прощения. Рада вас видеть.

Здоровяк уселся напротив Кейт и наклонился вперед, демонстрируя огромные руки. Кейт предположила, что ему было от 35 до 50, конкретнее она сказать не могла. Его борода была с прожилками седины, а лицо покрыто морщинами.

- Кейт МакКриди, - обратился он к ней. - Я помню вашего папу ещё со времен охоты на Бен Ладена. Пару раз мы его чуть не взяли. Хорошее было время, много контрактов. Не то, что, когда он забрался на самый верх, но полагаю, в нашем деле трудно зарабатывать, когда не ведется ни одной войны. В смысле, официально.

- Так, вы из "Блэк Шэдоу"?

- Слышали о нас, да? Это хорошо. Рад знакомству. Несмотря на очевидные различия между нами, вашего отца я уважал.

- И в чём же состояли эти различия?

Он улыбнулся. Улыбка обнажила шрам над верхней губой.

- О, сейчас это не важно. Что было, то прошло, как говорится. Глядя на вас, я полагаю, вам достались его мозги и внешность матери, - он замолчал, глядя на неё так, что она почувствовала себя неуютно. Затем произнес: - Я Мейсон Брубейкер, - он протянул руку через стол.

Кейт тоже потянулась вперед, но вместо того, чтобы ответить на рукопожатие, взяла со стола бутылку воды и выпила. Здоровяк улыбнулся и откинулся назад. Его челюсть шевелилась, будто он жевал жвачку, но Кейт была уверена, что во рту у него ничего не было. "Такие как он, жуют людей, а потом выплевывают" - решила она.

- Ну, в любом случае, рад знакомству.

Она кивнула. Они были знакомы всего несколько минут и Кейт не могла сказать того же в его адрес.

- Прошу вас! Внимание! - тощий мужчина не унимался, пытаясь навести порядок. Он дождался, пока не стихнут разговоры, затем продолжил: - Спасибо, что пришли. Знаю, что вы в недоумении. Знаю, что многих из вас подняли в 4 утра, но поверьте, когда вы услышите то, что я сейчас расскажу, вы уже не сможете отвлечься на что-то другое.

- В чём дело, Джофф? - задал кто-то вопрос.

Он достал из кармана пульт и нажал на кнопку. На экране появилась фотография "Эсхила", сделанная со спутника. Кейт вздохнула - этот снимок был точь-в-точь, как один из тех, что передал ей отец.

- Как все вы знаете, "Эсхил" - наша самая крупная глубоководная буровая платформа. В данный момент, там должны находиться 238 сотрудников. Около пяти недель не было никаких происшествий. До вчерашнего дня, - он замолчал и оглядел присутствующих. - Большинство из вас в курсе, что добыча практически полностью остановлена. Но не многие знают, почему.

- Они опять бастуют? - снова послышался вопрос. - У них какой-то очередной праздник рассвета, который они отмечают каждый первый понедельник месяца, о котором мы не в курсе? - незнакомый Кейт человек нервно ёрзал в кресле, но суровый взгляд Мейсона пригвоздил его к месту.

- Нет, - медленно произнес Джофф. - Они исчезли.

Над столом снова разнесся шум. Джофф надел очки и замер в ожидании дополнительных вопросов. Мари Синклер, вице-президент вашингтонского отдела, спросила первой:

- Простите, Джофф, но вам придется объяснить сказанное.

Мужчина глубоко вздохнул.

- Вчера утром "Эсхил" не ответил во время дежурного сеанса связи. С тех пор мы несколько раз безуспешно пытались установить связь. Передачи на длинных и коротких волнах остались без ответа, а съёмки со спутника подтвердили отсутствие какой-либо деятельности.

- Полагаю, там должна быть налажена сотовая связь? - спросила Синклер.

Джофф кивнул.

- Да, мэм, именно так. При строительстве мы разместили у побережья подводные передатчики, которые связывались с ретрансляторами на аргентинском побережье. Связь, конечно, не такая хорошая, как на континенте, но устойчивая.

- И?

- И ничего, - ответил Джофф. - Звонки, либо переключаются на голосовую почту, либо вообще не проходят.

- Так, к чему вы ведете Джофф? Они ушли? Или что?

- Нет, мэм, - сказал Джофф. Он выглядел напуганным и Кейт считала, что это не из-за того, что он сообщал своим руководителям плохие новости. - "Эсхил" находится под постоянным наблюдением. Мы отслеживаем все прибывающие и отправляющиеся суда, отслеживаем береговую активность, следим за всем в этой зоне. Команды нет, но все лодки и спасательные шлюпки находятся в доках. Я к тому, что либо, 238 человек ушли к берегу вплавь в ледяной воде, либо просто исчезли.

Лицо Синклер покраснело.

- То есть, вы хотите сказать, что сооружение стоимостью 2 миллиарда долларов стоит посреди океана совершенно без присмотра?

- Да, мэм. Я именно это и хочу сказать.

В комнате воцарилась тишина. Кейт смотрела на лица присутствующих и видела лишь недоумение.

- Минуточку. Хотите сказать, что у "Вэлли Ойл" есть собственные спутники? - Кейт осознала, что вопрос исходил от неё.

Все повернулись.

Джофф удивился, но быстро восстановил бесстрастное выражение лица.

- Мы имеем доступ к одному, - уклончиво ответил он. - Как мы получаем свежие данные - не имеет значения.

- У вас на глазах испарились две сотни человек. Их, что, пришельцы похитили?

Несколько человек хихикнули, но Джофф оставался серьезен.

- Мы не знаем.

Кейт обратилась к закромам своей памяти в поисках любой информации, которая попадала к ней, когда она работал в пресс-службе. К своему удивлению, она обнаружила, что знает то, о чем даже не предполагала. Одной из её сильных сторон, доставшихся от отца, было умение думать на ходу.

- А что следующая смена? Её уже отравили туда?

Начальник СБ, Лараб Джонсон, повернулся и пристально на неё посмотрел.

- Вы задаете слишком много вопросов, девушка.

Кейт вспыхнула. Она уже и забыла, когда её в последний раз называли "девушкой". Но вскоре она поняла, что была одной из самых молодых - если не самой молодой - в этой комнате.

- По правилам, следующая смена задержана. Мы никого туда не отправим, пока не выясним, что там произошло. Я ответил на ваш вопрос? - произнес Джонсон.

Кейт кивнула.

- А семьи рабочих? Может, кто-то из них получил какое-то сообщение, - спросила Синклер, обращаясь к Джоффу.

- Мы связались с несколькими членами семей, но возникли трудности.

- Какого рода?

- Ну, довольно трудно среди ночи найти переводчика. Но те, кого мы сумели опросить, ни о чем не знают. По их словам, их мужья, сыновья и братья до сих пор нормально работают.

Снова вмешалась Кейт.

- А аргентинское правительство?

- Дело в том, что физически платформа находится в международных водах. Привлечение властей Аргентины только всё усложнит, - ответил ей Джонсон.

- Дело не в каких-то наших секретных разработках, - добавила Синклер. - Мы, просто, не хотим, чтобы там шлялись всякие незнакомцы.

Поднялся Мейсон Брубейкер.

- Простите, но мы ходим по кругу, а времени нет, - он обратился к Синклер: - Разрешите?

Та кивнула.

Мейсон оттолкнул кресло, прошел к проектору и взял пульт у Джоффа. Рядом с щуплым Джоффом Мейсон казался настоящей громадиной.

- Дамы и господа, знакомым со мной известно, что я не любитель длинных речей, так что позвольте изложить ситуацию так, как я её вижу. Этот снимок был сделан вчера в 21 час по местному времени.

- Мы отстаем на час, так что у нас было 8 вечера, - добавил Джофф, стараясь быть полезным.

- На изображении видно, что в момент съёмки, автоматическая система освещения функционировала, - он нажал кнопку и появилось другое изображение. На этот раз объектив сфокусировался на северо-восточном краю платформы. Кейт присмотрелась, но ничего необычного не обнаружила.

- Трудно рассмотреть, но если вы считаете, что что-то не так, дайте знать, пожалуйста.

- Один из кранов пропал, - сказал кто-то.

Мейсон кивнул.

- Именно. Вот здесь, с краю идет дым.

Кейт увидела, что это действительно так. Казалось, что на платформе или на палубе ниже, что-то горело.

- И где же кран? - спросил Джонсон.

- Ну, если он уничтожен, то, скорее всего, упал в воду и утонул, - ответил Мейсон. - Между этими двумя снимками разница час, но мы не знаем, что там произошло за это время.

Джонсон вскинул руки.

- Так это всё домыслы?

- Да, сэр, именно они. Но если вы позволите, я закончу мысль.

Начальник СБ коротко махнул рукой.

- Во-первых, - начал перечислять Мейсон, - связи с платформой у вас нет. Во-вторых, нет ни визуальных ни акустических признаков присутствия там двухсот с лишним человек. Радиосигналы также отсутствуют. Сотовой связи нет. Нет никакого подтверждения наличия на платформе каких-либо форм жизни.

Джонсон вздохнул.

- В третьих, - повысил голос Мейсон. - Мы чётко видим на платформе следы повреждений, что может являться свидетельством, как диверсии, так и грубейшего нарушения ТБ. Добавьте к этому, что ваша платформа - ваша сверхдорогая платформа, - добавил он, - находится в международных водах всего в паре десятков миль от побережья страны, с которой у США довольно натянутые отношения. Это у вас сейчас должна задница гореть, не у меня.

- Ладно, - согласился Джонсон. - Я всё понял.

- И какие у вас теории? - спросила Синклер.

- Мне платят не за теории, - ответил Мейсон. - Но если бы они были, я бы предположил теракт.

- Вам не кажется это слишком драматичным? - заявила Кейт. И снова её язык заговорил прежде, чем она смогла это понять. - Вы понятия не имеете, что случилось с рабочими, но уже делаете скоропалительные выводы.

- Мы полгода выслеживали группу партизан в окрестностях Рио. Промышленные террористы. Уничтожают заводы, шахты, электростанции и тому подобное. Не будет ошибкой предположить, что они могли добраться до платформы. Это ни для кого не новость, но они заняты делом. Они гораздо умнее этих ваших джихадистов и намного лучше финансируются. Есть мнение, что их основной спонсор - Движение За Прогресс, но это не подтверждено.

Кейт встретилась с Брубейкером взглядами и поняла, что он может быть прав. Опасна эта ситуация или нет, но вероятность нападения шиитских радикалов у побережья Южной Америки крайне низкая. Но, умеючи, можно убедить кого угодно в том, что им требуется вооруженная защита.

- Ну и каков ваш план? - спросил Джонсон. - "Блэк Шэдоу" подпишется на это дело?

Брубейкер улыбнулся.

- Во-первых, сэр, должен сказать, что привлечение "Блэк Шэдоу" для вас самый удобный вариант. Работа с властями означает тонну бумажной волокиты и, как заметила госпожа Синклер, нежелательна по определенным причинам. Отправка ваших собственных сил, также, означает проблемы при пересечении границы. С другой стороны, "Блэк Шэдоу" обладает всеми возможностями для немедленного реагирования на подобные ситуации. У нас есть опыт операций в 32 странах. Наша репутация безупречна, а участие наших людей останется в строжайшей тайне. Мы берем на себя все риски, юридические и физические. К слову, мы можем оказаться на месте в течение нескольких часов.

- Основная задача - прибыть на место, занять позиции и обыскать платформу, - продолжал Мейсон. - Ничто не должно ни попасть внутрь, ни выбраться наружу. Вторая задача - это выяснить, что стряслось со связью. Учитывая произошедшее с краном, можно предположить, что была уничтожена передающая антенна. Вне зависимости от причин, наши специалисты должны будут восстановить связь. Если же у них не получится, останется работающая сотовая связь. Даже если подводные передатчики вышли из строя, у нас всё равно будет возможность вернуться на материк.

- Замечательно, - воскликнула Синклер. - И что вам нужно от нас?

- Кроме денег, - добавил Джонсон.

- Понадобятся распечатки планов расположения помещений, подводных устройств, в случае, если придется устранять внешнее вмешательство. Также понадобится список работников платформы, чтобы мы смогли опознать тех, кто выжил. Ну, или тела погибших. А, ещё нам потребуются базовые знания по управлению буровой платформой, дабы мы могли отключить её, в случае, если она ещё работает.

Синклер кивнула.

- Вы получите всё необходимое.

- Хорошо. Тогда, полагаю, мы закончили?

Все встали. Кейт тоже попыталась, но заметила, что её зад приклеился к креслу. Ей казалось, что она должна была ещё что-то сказать, ещё о чем-то спросить, но не смогла. Механизмы политической машины вращались слишком быстро.

Майкл взял её за руку.

- Увидимся наверху.


4

Когда толпа схлынула, Кейт бросилась в уборную. Она взглянула на себя в зеркало, без конца задавая себе один и тот же вопрос: "Как далеко ты готова зайти, деточка?" Вопрос сам всплыл в её голове. Мир закрутился в водоворот и она была в его центре. Что касается ответа, он был прост: делай, что должно. Она пойдет до конца. Она выяснит то, чего от неё хотел отец. Ведь конверт предназначался ей и только ей.

Через несколько минут она умылась и вышла, направляясь в офис Майкла.


Пролог.Стокгольм. Швеция. 1938 год. | Эсхил | Глава 2. Конец любовной истории.



Loading...