home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 21: Колония

 Остров. Наши дни.


1

- "Они явились во тьме" - прочитала Кейт. Она отложила дневник Доминика в сторону и посмотрела в чернеющее небо. На самом горизонте висела большая и красная луна. Казалось, она не давала свет, а, наоборот, усиливала тьму.

- Минуточку, - прервал её ЭйДжей. Он собрал с дюжину старых факелов и разместил их вокруг лагеря. Закончив, он сел рядом с ней.

- Теперь, будет лучше видно. Что там дальше?

- "Они явились во тьме". После захода солнца, после того... того, что случилось.

- После уничтожения базы.

- Да. Они пришли и захватили базу.

ЭйДжей посмотрел на ворота, на темные силуэты окружавшие их.

- Что там ещё написано?

- Этот человек был здесь пленником, вместе с семьей. Гниль была меньше, но они уже занимались её изучением. - Она замолчала, затем продолжила: - Искали способ уничтожить её.

- И та штука в баке, это оружие?

Она кивнула.

- Лучше кислоты.

- Лучше кислоты, - шепотом повторил он, глядя в сторону "Эсхила". - Она здесь уже давно. Гниль. Она здесь уже очень давно.

- О, да.

- Что они думали по этому поводу? Серьезно. Ты же читала, Кейт. Что они думали? О ней.

Она замолчала. Возможности всё обдумать у неё не было. И тут она поняла, что это не так. Она всё время об этом думала, где-то на задворках сознания.

- Думаю, они нас колонизируют.

- Кто? Гниль?

- Нет. Те, кто её послал. Слышал о глобальном потеплении?

- Конечно. Средняя температура планеты повышается. Слишком много народа, слишком сильное загрязнение.

- Нет, - возразила она. - Это общепризнанная версия, но она не верна. Температура планеты изменилась на доли градусов. За прошедшие сто лет в некоторых областях Земли даже стало холоднее. Но, кое-где стало теплее. Заметно теплее. Именно этими данными и манипулируют противоборствующие стороны. Всё дело в том, что от региона к региону они разнятся. Суть в том, что в самых важных районах становится теплее. На полюсах, в частности. Полярные льды тают.

Губы ЭйДжея скривились в улыбке.

- Мне кажется, это слишком надуманно.

- Нет! - воскликнула она. Выкрик, против её воли, прозвучал слишком истерично. - Ты же слышал Гидеона. Их основная цель - вырабатывать тепло. Они не пытаются изменить всю планету, им этого не надо! Они меняют только там, где необходимо. Когда растают полярные льды...

- Половина суши утонет, - закончил за неё ЭйДжей. Он говорил тихо, успокаивающе.

- Да. А без ледников изменится климат. Изменится по всей планете, и не на доли градусов. Всё зальёт. Начнутся ураганы. Изменится влажность и атмосферное давление. А начинается всё в отдаленных районах, где не должно быть людей. - Её разум вспыхнул от воспоминаний последних месяцев, которые она провела в "Вэлли Ойл", анализируя поступающие данные. Каждый раз, когда раздавались выкрики об использовании альтернативных источников энергии, об ограничении двигателей внутреннего сгорания, когда либералы протестовали против бурения скважин в новых, необитаемых районах, её работой - и работой её руководителей - было успокаивать население. Факты изменения температуры были ей прекрасно известны. Сторонники альтернативной энергетики никогда не могли доказать, что традиционное топливо меняет климат в различных районах планеты. Всё это время Кейт задавалась вопросом: способна ли она жить, сожалея о выбранной профессии, если, может быть, когда-нибудь она ошиблась в написанных ею отчетах. И сейчас, сидя на острове, она впервые задумалась, что могла быть права. Потому что, если существовала какая-то иная сила, ответственная за глобальное повышение температуры, то худшее ещё впереди.

Главная цель создания колонии - это её заселение.

- Кейт? Такое впечатление, будто ты зависла.

- Прости... просто задумалась.

И тут он сделал то, чего она от него никак не ожидала: взял и прижал к себе. В какой-то миг она не понимала, как себя вести, а затем обняла его в ответ. Сколько прошло времени с тех пор, как она кого-то обнимала? Кейт не помнила.

Какое-то время они так и сидели, освещаемые первобытным светом факелов. Спустя какое-то время, ЭйДжей отпрянул от неё и сказал:

- Темно или нет, но времени мало. Пойду посмотрю, что можно сделать с лодкой. Вот, только Голландец вернется.

- Чем ты собираешься её чинить?

- Там достаточно всякого добра.

- Гниль не собирает барахло.

Он хохотнул.

- Нет, конечно.

Он встал, взял винтовку и направился к пробоине в стене. Вдруг Кейт замерла на вдохе. В дыре появилась человеческая фигура. Она сделала несколько неуверенных шагов и упала. Кейт попыталась закричать, но не смогла. "Голландец, - прошептала она одними губами. - Боже, это Голландец!"


2

В щупальце образовалась щель и Мейсон провел по ней пальцем. Затем он сунул туда руку и её обволокло теплом, будто он вернулся в утробу. "Я вылечусь, - думал он. - Вылечусь и снова стану сильным".

У него была сломана нога. Когда он спрыгнул с лодки, то приземлился неудачно и кость из раны вылезла наружу. ЭйДжей со своим дружком-умником сбегут, а он не сможет их догнать. Ему понадобится помощь. Помощь новых друзей. Он до сих пор держался на ногах только потому, что его вены заполняла энергия. Теперь же, в его руках находилась целая армия.

- Командир, - сказал Кристиан. - Ты что делаешь... командир?

Остальные стояли позади и смотрели. Он не знал, чего ожидать. Мейсон хотел, чтобы щупальца раздвинулись, разошлись, как Красное море перед Моисеем. "Моисей... Красное море... Исход... Огненный телефон". Он ожидал, что пройдет через провал, прямо к воротам крепости. Ожидал, что войдет внутрь и встретит там ЭйДжея и его дружка. Но Гниль так не действует, так не работает.

Не важно. Будет проход или нет, но он получит свою армию. В случае чего, он со своими людьми пойдет в обход.

"Со своими людьми"

Это выражение уже мало что значило. Их осталось только трое. Питер превратился в обугленную головёшку, его мозги разлетелись по полу, будто конфеты. Кристиан был жив, но толку от него мало. Он сумел потушить себя в океане, но мозги сварились раньше. Он стоял голый, с груди и бедер свисали куски горелой плоти, член превратился в уголек. Даже с Гнилью, текущей по венам, он едва стоял от боли. Мелвин выглядел в порядке, но и у него были раны от обломков "Эсхила".

Они все вели себя, как дураки. Испорченные дураки. Их тренировали иметь дело с предсказуемым противником по предсказуемой тактике. И эта история в гараже с Голландцем и Гидеоном была просто неудачей.

"Неудачный день"

- Командир, - не унимался Кристиан.

Мейсон подошел к нему и успокоил. Скоро они уберутся из этого места и уснут. Вместе. До конца.

Перед ним висело щупальце, мерцало, звало его. Мейсон вытащил из-за пояса нож. Оно здесь, чтобы защитить себя, так? Оно пришло, когда друзья Уитмена попытались избавиться от него, соскрести с балласта. Оно пришло, когда Джин пытался отодрать его от палубы. Оно пришло давно и забрало людей, когда взрыв чуть не уничтожил весь его вид.

Разумеется, оно явится и сейчас.

Он махнул ножом, сделав надрез длиной в собственную руку. В небо взвилось облачко коричневых споров, на ботинки Мейсона капнула черная смола. Шло время и вскоре он почувствовал. Дрожь, нетерпение. Весь остров начал дрожать и просыпаться.


3

ЭйДжей выбежал из складского бункера и швырнул на землю последнюю добычу: огнемет, несколько ящиков патронов и МП-38. Пистолет-пулемет выглядел так, будто из него никогда не стреляли. Возможно, так и было. Остальное выглядело в хорошей форме, но удостовериться в этом можно будет только после испытаний. В любом случае, получался неплохой арсенал.

В соседнем бункере Кейт прочищала раны Голландца спиртным. Как и оружие, бутылка всё это время оставалась запечатанной, никто из неё не пил. Отличие состояло в том, что за это время алкоголь выдохся и в бутылке была вода. Всё равно, это лучше, чем ничего. Раны Голландца были серьезными.

Кейт промокнула рану куском хлопка.

- Как это случилось? Откуда они взялись?

- Из ниоткуда. Я их не слышал, - ответил Голландец.

Вошел ЭйДжей и сел рядом.

- Они превратились в них? - спросил он. - Потому что, только так они могли выжить.

Его друг моргнул и кивнул.

ЭйДжей проверил пистолет на поясе, затем взял, стоявшую в углу винтовку. Сигнальная ракетница, которую принес Голландец, тоже переместилась на пояс.

- Пойду, проверю лодку. Почисть оружие и проверь огнемет.

- Топлива, всё равно, нет, - ответила Кейт.

- Тогда, забудь, - он посмотрел на друга. - Даже с нашей помощью, он до лодки не доберется. Может, я смогу добраться сюда на ней. Если Голландец прав насчет судна в гараже, доберемся до неё и пересядем. Ясно?

Прежде чем она смогла что-либо ответить, ЭйДжей встал и вышел.

Оказавшись снаружи, он швырнул винтовку наземь и едва удержался от того, чтобы ударить кулаком в бетонную стену. Сломанная рука ему не нужна, особенно, когда от него зависит жизнь других людей. Вместо этого, он начал пинать землю, носками ботинок вгрызаться в дерн до тех пор, пока ступни не заныли от боли.

"Думаю, нужно разделиться"

Он же понимал, что это опасно. Верно оценивал риски. Голландец всегда мог позаботиться о себе сам, но если была вероятность чего-то неожиданного, оно случалось.

Мейсон.

Эта мразь оказалась жива и специально ждала, пока они разделятся. Может, Брубейкер и изменился, но как разделять и властвовать он помнил прекрасно. Именно из-за этого Гидеон погиб, Голландец ранен и только он мог что-то изменить. Он никогда не желал себе ничего подобного. Никогда больше он не искал пути взвалить на свои плечи ответственность за чужую жизнь. Именно поэтому он порвал с прошлыми делами. Именно поэтому он так хотел оказаться подальше от армейских товарищей. Именно поэтому он провел столько времени...

"Дрейфуя"

Так, кажется, Кейт назвала это. Тогда он отмахнулся от неё, но теперь задумался. Суть в том, что, чем бы он ни занимался последние 15 лет, получалось у него скверно. Конечно, он умел работать руками, справлялся с обязанностями охранника выработанной жилы в какой-нибудь глухомани в Андах. Но всё это было ему не по душе. ЭйДжей понимал, что явился на этот свет не за тем, чтобы заниматься ремонтом техники, сидеть в офисе или работать в охране. Он хорошо умел сражаться. Хорошо умел выживать. Может, ему и не нравилось брать на себя ответственность за других людей, но друзья рассчитывали на него, а это значит, что он вытащит их отсюда. Вот, зачем он здесь. Может, это единственная цель его жизни.

Он сплюнул на землю, поднял винтовку и пошел к берегу. Пора сваливать из этого Доджа Референс в адрес фильмов в жанре "вестерн" середины ХХ века, где очень часто фигурировал вымышленный город Додж-Сити, штат Канзас..


4

Кейт была хорошей ученицей. Раньше она никогда не держала в руках пистолет-пулемет, но с помощью Голландца, она быстро его разобрала и почистила. Она хотела что-то для него сделать - что-то помимо регулярной очистки ран - но без хирургического вмешательства ему придется держаться только на перевязках и обеззараживающих.

Сам Голландец сдаваться не собирался. Пока она занималась чисткой оружия, он снаряжал обоймы. Закончили они, практически, одновременно. Кейт начало казаться, что она начала видеть, чем, на самом деле, была его показная легкомысленность. Это была броня. Не потому что он был чувствительной натурой, а потому, что Голландец, в своё время, повидал много всяких гадких вещей и эта легкомысленность помогала ему с этим жить. Сейчас от этой брони ничего не осталось.

Когда на его лице появилось тревожное выражение, она бросилась к нему, чтобы помочь. Но он повернулся к двери, втянул ноздрями воздух и прошептал:

- О, нет.


5

Лодка горела. ЭйДжей стоял на берегу и смотрел, как она пылала, как в темноту уплывали клубы черного дыма. Они были здесь. Он понял это сразу, как увидел пожар. Хуже того, он понимал, что точно так же они могли поступить с судном в гараже. Нравилось ему это или нет, но с этим фактом приходилось считаться. Выбора больше не было, как и выхода.

Стояла слишком подозрительная тишина. Ему показалось какое-то движение у кромки моря и он инстинктивно потянулся к ракетнице. Сунув заряд в ствол, он вгляделся в пляж.

- Похуй, - тихо сказал он и выстрелил.

В свете сигнальной ракеты, в 30 футах от него проявился силуэт. Не животного и не бойца "Блэк Шэдоу". Он увидел целую армию Гнили, рой черный фигур, единовременно выходил из моря, будто ими командовал какой-то невидимый генерал. Впереди всех шел не Мейсон, а какой-то другой, обгорелый человек, которого ЭйДжей не узнал. Его кожа была обуглена, живот разрезан, будто из него вытащили ребенка. Существо открыло рот и зашипело.

В этот миг они все побежали, падая, шипя и плюясь.


6

Под натиском наступающих тел он пятился назад. В конце концов, он оказался на скале, около пролома в стене. До него доносились их шаги, всплески воды. Он подумал о Кейт, о Голландце, о том, что мог для них сделать, чтобы защитить. Но, что он мог сделать с наступающими тварями? Не снижая темпа, он начал выкрикивать их имена. Затем ЭйДжей остановился, развернулся и выстрелил в приближавшуюся толпу, но без толку. Они даже не подумали замедлить темп подъема по пляжу.

Резко выдохнув, он упал на колени и просунулся в дыру. С другой стороны стояла Кейт, неумело держа в руках пистолет-пулемет.

- Умеешь из него стрелять?

Она кивнула.

Из бункера заключенных вылез Голландец с карабином в руках. ЭйДжей заметил, что к винтовке был прицеплен немецкий оптический прицел. И, прежде чем он успел спросить приятеля, что он задумал, Голландец вскинул винтовку, прицелился и выстрелил. Первая тварь, пробравшаяся в дыру, упала к ногам ЭйДжея. Но через упавшее тело уже выползали другие.

- Кейт! - завопил он.

Она нажала на спуск, но раздался только щелчок.

- Дерни затвор! - крикнул ЭйДжей. - Дергай!

Она потянула на себя рукоятку, руки её так тряслись, что ей с трудом удалось за неё ухватиться. ЭйДжей выстрелил и попал одной твари в плечо. Из-за стены вылезла ещё одна и бросилась к нему. Он снова закричал, но его голос потонул в оружейном грохоте. МП-38 ожил, оттолкнув державшую его женщину назад и проредив наступавших тварей. Они падали, словно, скот, истекая черной кровью. Несколько продолжали ползти на животе, цепляясь за землю костлявыми пальцами. ЭйДжей перезарядил винтовку и выстрелил ближайшему в голову, затем ещё одному, и ещё. Убедившись, что убитые твари больше не поднимутся, он подошел к Кейт и взял её за руку.

- Ты в порядке?

Она кивнула, но глаза были влажными. Левой рукой она коснулась дула, будто, всё ещё не верила в то, что сделала. Пальцы коснулись ствола и она тут же их одернула.

- Раньше я по людям никогда не стреляла.

- И сейчас не стреляла. Это не люди. Перезарядись. И без паники, ясно? Думай.

- Не знаю, смогу ли...

- Перезарядись!

Когда она закончила с этим, на её лице появилось странное выражение. Она посмотрела по сторонам, выронила оружие и побежала на другой конец базы. Голландец бросил на ЭйДжея короткий взгляд и, когда оба поняли, что она задумали, то едва удержались от крика.

У стен немцы поставили 105мм гаубицы. Подразумевалось, что они будут обеспечивать защиту от вторжения с моря, если бы кому-то пришла в голову такая идея. ЭйДжей подумал, как же они, наверное, удивились, когда Гниль оказалась внутри базы.

- Помогите! - крикнула Кейт. Она наклонилась и попыталась поднять одну из сошек. Пушки эти могли перемещаться на колесном ходу, при условии наличия четырех крепких мужиков... или грузовика. ЭйДжей посмотрел на неё и она сощурилась.

- Ты сказал думать, вот, я и думаю! Нужно заткнуть дыру, или они нас раздавят. Помогай, давай!

ЭйДжей поднял одну сошку, но гаубица не сдвинулась. Будто, он пытался сдвинуть гору. Затем, подошел Голландец. Он поднял вторую сошку и дюйм за дюймом орудие начало двигаться. Поначалу всё было очень медленно, затем скорость увеличилась. Втроем они тащились к дыре, напрягая спины и ноги. ЭйДжей подумал, что, наверное, именно такой прилив адреналина испытывают женщины, когда переворачивают машины с застрявшими в них детьми.

Когда они подтащили орудие к дыре в стене, оттуда появился голый человек, бывший когда-то Кристианом. Тварь издала жуткий, какой-то костлявый крик.

- Тащим! - выпалил ЭйДжей. - Не останавливаться!

Они направили ствол орудия на тварь и повалили её на спину, закатив махину прямо на неё. Одно колесо с хрустом наехало ей на промежность, тварь зашипела, обнажив черный язык.

ЭйДжей пошел в сторону проема с винтовкой наизготовку, намереваясь покончить с ней. И тут понял, что его тревожило. Мейсон, понимая, что его боец бесполезен, нагрузил его связкой гранат.

- Назад! - завопил он. - Назад!

Секунду спустя раздался взрыв. Ноги ЭйДжея оторвались от земли, тело крутанулось в воздухе и упало в грязь. Он поднял голову и увидел друзей, сидевших у бункера. Однако стены рядом оказались разрушены, а сам Кристиан превратился в мокрое пятно.

ЭйДжей поднялся и прокашлялся. Пролом в стене оказался завален, металлическая арматура оплавилась, а колючая проволока спуталась. Завал мог помешать им выбраться, но, вряд ли, был способен удержать Гниль от проникновения внутрь.

- Мы в ловушке, - сказал ЭйДжей. - Мейсон пожертвовал лучшим бойцом, чтобы запереть нас здесь.

Он уронил руки на колени и попытался восстановить дыхание. В нем закипал гнев, разум сковывало отчаяние, с которым он отчаянно боролся. Он посмотрел на Кейт и увидел на её лице то самое странное выражение. Она смотрела на центральные ворота, опутанные черными щупальцами. Судя по всему, она что-то подсчитывала. Прежде чем он смог спросить, что у неё на уме, по острову разлетелся душераздирающий крик. Как будто, тысячи нечеловеческих глоток приветствовали скорую победу.


Глава 20: Экстренная связь с богом | Эсхил | Глава 22: Надежда и ужас



Loading...