home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 22: Надежда и ужас

Остров. Февраль 1939 года


1

Услышав крик, Харальд замер. Прогремел взрыв, а за ним... раздался чудовищный рёв, непохожий ни на что, слышанное ранее.

- Отпусти! - крикнула Люсия.

- Заткнись.

Он взглянул на зияющую бездну провала. Взрыв прогремел за его спиной, но крик - ужасный пронзительный вопль - доносился из кратера. Он вспомнил, как Рихтер приказал опустить пленника в эту тьму, а потом вытащил только пустую веревку. Провал принял эту жертву, но какими бы ни были боги на дне, сейчас они были недовольны.

Он подошел к краю и заметил какое-то движение. Снизу поднималось какое-то существо, лишь отдаленно похожее на человека, будто кто-то сделал набросок человеческой фигуры карандашом на бумаге. Харальд наблюдал, как существо ползло на поверхность, впиваясь когтями в стены кратера. Когда и Люсия увидела это, то прекратила бороться и замерла с открытым ртом.

Харальд выстрелил твари в голову, никакого эффекта и он выстрелил снова. Он опустошил целую обойму, прежде чем она сорвалась вниз и улетела во тьму.

После этого девушка снова начала брыкаться.

- Отпусти! Мразь!

Стараясь не обращать на неё внимание, он извлек пустую обойму и полез в карман шинели в поисках новой. Люсия продолжала сопротивляться и найти обойму у него никак не получалось. Может, выпала.

Неужели он когда-то считал её милой? Сейчас она выглядела, как сумасшедшая.

Харальд ударил её пистолетом по затылку, она перестала сопротивляться, в глазах появилось какое-то пустое выражение. Когда взгляд её прояснился, она снова вцепилась в него. Люсия ухватилась за ту руку, которая держала её за волосы, но сил её истощенного организма не хватало и крепкий Харальд не испытывал, практически, никаких неудобств.

- Прекрати.

- Пусти!

- Для начала, перестань вести себя, как дурра. Ты моя, ясно? И останешься со мной.

- Пусти!

Ему хотелось назвать её Иудой, древним предателем, но он не стал. Вместо этого он просто сказал:

- Нет.

Она начала плакать. Из глаз, похожих на глаза побитой дворняги, потекли большие блестящие слёзы.

Харальд ткнул стволом пистолета ей в подбородок.

- Я сказал, прекрати. - Он рассчитывал увидеть в её лице стыд, какое-то подобие сожаления, но увидел только ярость.

- Помогите! - закричала она, глядя вверх. - Я здесь, внизу! Помогите!

Он посмотрел туда же и увидел мотоцикл. Где-то рядом был водитель.

- Эй, там! - крикнул Харальд. - У нас тут беглый заключенный! - Не получив ответа, он пихнул девушку перед собой.

Он начал подниматься наверх, но по пути угодил в канаву и потерял равновесие. Люсия попыталась вырваться, но вместо этого упала сама и повалила его на себя. Лейтенант попытался её поднять, но от удара головой о скалу она была немного не в себе. Это, что, какой-то трюк? Он бы и не подумал, что она способна на такие поступки, но Рихтер многому его научил. Если бы он не был так одинок, если бы не страдал от расставания с Мике, то, скорее всего, заметил бы перемены в её поведении.

Девушка попыталась укусить Харальда за руку, но силы её иссякли и его рука опустилась ей на грудь. Неужели именно это ей и нужно? Она слишком долго находилась далеко от дома, слишком долго была без общества одноклассников, которых можно было бы соблазнить своими похотливыми формами.

- Тебе этого нужно? - спросил он, гладя её сосок. - Этого?

Она вскрикнула, по щеке покатилась очередная фальшивая слеза.

Он сжал сосок сильнее и она снова закричала. Было холодно, но её дыхание обжигало. Между ног у неё тоже было жарко. Он чувствовал этот жар даже сквозь кожаные перчатки.

Как эта похотливая дворняга могла так на него повлиять? Его член напрягся и уперся в штаны. Напряжение было таким сильным, что вызвало боль. Все другие чувства отошли на второй план, даже страх перед провалом.

Лейтенант снова ударил девушку и почувствовал головокружение.

- Не надо, - прошептала она.

Возле мотоцикла что-то щелкнуло и этот звук вернул его в реальность. Он оттолкнул девушку и поднялся в поисках шинели с запасной обоймой. Найти обойму ему удалось, он вздохнул и вставил её в пистолет. Когда он обернулся, Люсия лежа задрала ногу и со всей силы ударила его прямо в пах.

- Это за маму, сучара! - выкрикнула она. - За всё, что ты сделал со мной! Понял?

Удар был очень сильным, он даже не попытался увернуться. Пистолет вылетел из ладони и упал в пыль рядом с ней.

Сверху спускался другой человек, высокий и какой-то неряшливый. Даже во тьме был виден зажатый в его руке "Люгер".

- Хватит, - сказал этот человек. - Отойди от неё.

Харальд всмотрелся во тьму. Воздух вокруг был наполнен шипением, издаваемым выползавшими из провала тварями.

- Она моя, - ответил лейтенант. - Ты кто такой?

- Одиссей, - сказал неизвестный и выстрелил Харальду в ногу чуть повыше колена.

Кровь потекла по бедру, он упал, забыв обо всём, кроме боли.

- Прощайте, лейтенант.

Человек протянул девушке руку и та ухватилась за неё. Вместе они побежали наверх, к мотоциклу.

Когда они оказались на самой вершине, Харальд попытался подняться на ноги, но не смог.

- Нет! - крикнул он. - Не смей меня бросать! Вернись! Вернись, тварь тупоголовая!

Шум приближавшейся армии тварей стал ближе. Появилось ещё больше существ, похожих на то, что пристрелил Харальд. Намного больше. Низко припадая к земле, они крались к лейтенанту.

- Вернись, мать твою!

Что-то ухватило его за здоровую ногу и потащило. Харальд дернулся и начал шарить руками в пыли в поисках пистолета. Тварь потащила резвее.

"Нет, - подумал он. - Я заслужил лучшего!"

Из глотки донесся какой-то булькающий звук. Твари тащили его на глубину, во тьму, а он не переставал кричать.


2

Лайнус Метцгер стоял на посту, когда взрыв разнес гараж и повалил вышку, на которой он стоял. У него было достаточно времени, чтобы подумать, а не снится ли ему всё это, когда вышка рухнула и он взлетел в воздух. Он ударился о стену (или это был потолок?) и услышал щелчок. Ему этот звук показался таким же громким, как взрыв.

Он вырубился, но перед этим услышал где-то в горах выстрел. Придя в себя, он сел и попытался оценить обстановку. Вышка не была разрушена, она была просто опрокинута. Лайнус выбрался из вышки с ощущением, будто весь мир вокруг него перевернулся. Его рука была изогнута под каким-то причудливым углом, но боли он не чувствовал. Его беспокоил, скорее, звон в ушах.

Он вышел за территорию и перед его глазами предстал мрачный пейзаж, мир за стенами базы куда-то исчез. Затем он увидел впереди свет фонаря. Должно быть, это Айхман возвращался из патруля. Но, что-то было не так. Он двигался слишком быстро... и его что-то преследовало.

Когда он разглядел, что преследователей было больше одного, всё его тело покрылось мурашками. Тени, мелькавшие за фонарем, были ужасны. Их было так много, что он мгновенно сбился со счета. И, каким-то образом, не зная о Гнили, не видя тела капитана Шмита, он сразу понял, что это и откуда.

Это проклятые. Имя им - легион.

Здоровой рукой он сжал крестик на груди и приготовился к встрече со злом.


3

Ари вытащил из волос осколок и поднялся. Кто-то кричал, но он не мог понять, кто. Первой его мыслью было - это промыть глаза. Второй - что он выронил пистолет Рихтера.

Потолок рухнул, из бетонных обломков торчали деревянные перекрытия. Из образовавшейся дыры можно было разглядеть небо, но поднявшаяся пыль застилала обзор. В воздухе висел странный острый запах и Ари понял, что ситуация из плохой, стала ужасной. Один из чанов с формальдегидом остался стоять на месте, а другой упал на пол. Он не разбился, но, когда Ари подошел ближе, то услышал шипение, что означало, что произошла утечка.

Когда пыль немного осела, он разглядел лежавшего на полу Фреке. Ари взял его за руку.

- Томас? Томас, поднимайтесь.

- А? - тот пришел в себя. - Что случилось?

- Взрыв какой-то.

- Взрыв? - он огляделся. - А где Рихтер?

В спешке Ари как-то даже не подумал о нем. Когда он взглянул туда, где должен был стоять стул, его охватила паника. Фреке взял его за рукав и указал на груду поломанных перекрытий. Коммандер лежал под завалом из бетона и дерева, придавленный в районе живота. От веса обломков стул сломался и веревки разбросало по комнате.

- С ним всё, - удовлетворенно произнес Фреке. - Слава богу.

- Нужно найти Доминика. Когда рвануло, он был снаружи.

- Он был там? Нет, он труп! Нужно выбираться!

- Мы не бросим Доминика! И Люсию! Мы их найдем. Найдем их, понятно?

Фреке посмотрел на него, как на сумасшедшего, но Ари было плевать. Доминик и Люсия стали его семьей. Он часто думал об этом последние месяцы. Жена ушла, детей не было, не было смысла продолжать жить день за днем. Они стали его семьей, а он стал для них дядей Ари. У него появилась цель.

- Мы их найдем.

- Там, где эти твари? Их стало больше, таких как Шмит.

- Не знаю.

- Как это - не знаешь?

- Не знаю, потому что сижу здесь, с тобой, если ты не заметил! И собираюсь подняться наверх. Ты со мной?

Фреке задумался.

- Нужно оружие.

Ари ощутил прилив гнева на самого себя.

- Я его выронил.

- Я видел! Он под перекрытиями!

"Вальтер" Рихтера валялся в углу, среди обломков. Ари видел его в завесах пыли. Он снова кашлянул, запах формальдегида стал сильнее.

- Черт с ним. Если останемся тут, нас вырубит.

- Я его не брошу!

Фреке упал на живот и начал рыться в обломках. Ари присоединился к нему. Мысль о том, что Фреке может завладеть оружием ему не понравилась.

Когда швед проползал мимо Рихтера, тот очнулся.

Он пришел в себя, закричал и вытянул вперед руки. Он был придавлен, но, всё же, сумел сесть, как ни в чём не бывало.

Он ухватил Фреке за ноги.

- Куда собрался?

Тот закричал и начал брыкаться.

Свободной рукой Рихтер нащупал осколок стекла и ударил шведа по спине. Тот закричал, однако, не переставая тянуться к пистолету.

- Может, ты и белый, - говорил Рихтер, - но ты всегда был на стороне всяких полукровок, да? - Ещё удар. - Не нужно было, - удар, - оставлять, - удар, - тебя, - удар, - в живых!

Томас продолжал бороться, но ноги уже не слушались, спина покрылась красным. Рихтер выронил стекло и вцепился во Фреке зубами. Он кусал его за шею и голову, рвал его и царапал.

Увиденное вывело Ари из оцепенения. Он шагнул вперед и столкнулся со спускавшимся сверху человеком.


4

Первой мыслью Доминика было, что Рихтер заразился грибком, но реальность оказалась ещё ужаснее. Рихтер оставался человеком. Но будучи человеком, он превратился в чудовище.

Рихтер оторвался от тела и отшвырнул его в сторону, будто куклу. Когда он взглянул вверх, Ари замер.

- Желание стать героем ещё никогда не было таким сильным, да? - не сводя с него глаз, Рихтер потянулся за пистолетом, который лежал чуть дальше вытянутой руки. - Теперь, ты понимаешь.

- Что ты делаешь? - прошептал Ари.

- Беги, пока можешь.

- Я... не...

Рихтер снова дернулся в сторону. Доминик не понимал, как у него это получалось. Скорее всего, там внизу всё превратилось в кашу.

- После более, чем полувека жизни на этой планете, ты должен, наконец, понять, что никакой ты не герой.

- Я знаю, кто я, - ответил Ари, стоя на месте. Ему хотелось подбежать к Рихтеру, пнуть его в лицо, размазать, раздавить, но он не мог. Его талия была расплющена, а Доминик стоял без движения. Он огляделся в поисках хоть какого-нибудь оружия. Его взгляд упал на металлическую полку в углу. Почти все колбы, стоявшие на ней, попадали, но одна устояла.

Доминик бросился к ней и одним движением схватил её в руку. Рихтер уставился на него почерневшими от ненависти глазами, но поделать ничего не мог. Доминик швырнул колбу о пол и она разбилась. Вылившийся из неё формальдегид залил глаза и рот Рихтера. Жидкость начала испаряться, превращая голову коммандера в уродливую массу.

Затем Доминик услышал то, чего никогда не надеялся уже услышать - вопль Рихтера. Его грудная клетка лопнула, изо рта потекла пена, крик захлебнулся.

Мгновение спустя, Ари схватил его за руку.

- Спасибо тебе, Доминик! Огромное спасибо! - он замолчал. - Что с Этторе?

Доминик покачал головой.

- Значит, остались только мы. Нужно идти, Дом!

Доминик позволил вывести себя наружу, желая, как можно скорее, оказаться подальше от того, во что превратился Рихтер. Когда они прошли мимо уцелевшего контейнера, он остановился.

- Погоди.

Рукоятка контейнера замерла в вертикальном положении. Одно движение и формальдегид пройдет по трубкам и вырвется наружу. Именно таким был их план: выпустить газ, который передушит всех солдат, а самим сбежать.

- Я... не могу. Не могу и всё, Ари... - его голос сорвался. - Не могу взять грех на душу.

Ари обнял друга - странный и очень необычный жест в сложившихся обстоятельствах. Доминик посмотрел на него и увидел блестящие от влаги глаза.

- Хватит, - сказал он. - Мне надоело быть их игрушкой, Доминик. Мне плевать, что их ждет то же, что и Рихтера. Плевать.

Доминик отрицательно покачал головой.

- Ты же понимаешь, что они сделали бы то же самое с нами. А если это шанс предотвратить участь тех, кто окажется тут после нас?

- Не знаю, Ари.

- А я знаю. И не упущу этот шанс. Вы с Люсией можете уйти отсюда. Я тоже смогу, если получится, но подвергать вас риску не стану. Если не хочешь, чтобы я делал это ради тебя, то позволь сделать это ради неё. Её жизнь ценнее жизни Рихтера. Ценнее тысячи жизней, таких, как он. А теперь, отойди, дай мне открыть контейнер.

Какое-то время они молча смотрели друг другу в глаза.

Наконец, Доминик кивнул.

- Вместе, - сказал он. - Работать будем вместе.

Он снял предохраняющую скобу и вместе они взялись за рычаг. Доминик снова посмотрел другу в глаза и понял, что время пришло. Одним движением они опустили рычаг, обрекая десятки людей, которых считали виновными в своих мучениях на смерть.

Но ничего не произошло.


5

Они вывалились из бункера во двор, забыв о плане. Фреке погиб. Этторе погиб. Люсия пропала, а контейнеры сломались именно в самый важный момент.

Снаружи беспорядочно бегали солдаты. Те, кто помоложе, искали оружие, те, кто постарше - командиров. Все, при этом, выглядели потерянными. Они мелькали в дыму взрыва, будто не знали, куда попали.

- Куда собрались? - послышался окрик.

Доминик повернулся и увидел доктора Глёкнера. Не обращая на него внимания, они продолжали идти, крича:

- Люсия! Где ты?

Доктор их догнал.

- Можно я с вами? Если вы решили сбежать, возьмите меня с собой.

Доминик оттолкнул его.

- Отвали!

Доктор отшатнулся в сторону, в его глазах читалась растерянность и страх.

- Вы... не бросайте меня здесь.

- Не приближайся!

Глёкнер побежал к солдату и пристал к нему с теми же мольбами.

Что-то здесь было не так. Помимо взрыва. Никто их не задерживал. Никто даже не обратил на них внимания.

Когда они вышли за ворота, тревога Доминика возросла. У стены стояли два солдата и смотрели вдаль.

- Боже мой, - сказал один из них.

В полукилометре Доминик разглядел перевернутый мотоцикл, его фара всё ещё горела. На нем сидели двое, но сейчас они оказались придавлены корпусом. Он решил, что эти люди мертвы, пока один из них не начал вставать. Увидев развевающиеся на ветру светлые волосы, у него встал ком в горле.

- Люсия! - крикнул он.

Он побежал, но тут же остановился, потому что разглядел, что выползало из-за холмов. Прямо из провала лезла орда мерзких тварей и двигалась к базе. Люди, птицы и звери, превращенные в нечто мрачно-сюрреалистичное. Они карабкались по скалам, перебирались друг через друга и неумолимо приближались. Их вопли и крики, словно, гром неслись перед ними.

Ари исчез вместе с солдатами и Доминик остался один.

- Нужно забрать её.

И он побежал навстречу тварям. Навстречу Люсии.


6

Люсия скинула с себя шлем, перед глазами всё качалось, будто её сунули в чан с водой.

- Что это было? - она не знала, цел ли Ян и жив ли, вообще, но, когда он не ответил, она повторила вопрос: - Что это было?

Ян медленно поднялся.

- Налетели на что-то.

- Ты видел, на что?

Вместо ответа Ян кивнул в сторону какой-то тени, лежавшей на земле. Она растянулась под люлькой и была похожа на тех, что утащили Харальда. Отец рассказывал о них, но она не верила. Да и как она могла, не видя их собственными глазами?

Люлька от удара отлетела в сторону, крепление погнулось, а колесо оторвалось. Ничего хорошего это не предвещало, если они планировали снова сесть на мотоцикл.

Она схватила Яна за руку. Она не понимала, зачем, просто так ей казалось безопаснее. Она смотрела на тварь под люлькой и ей очень хотелось оказаться где-нибудь подальше. Он напрягся в её объятиях, но не из-за неё, а из-за того, что видел у провала.

Из него лезли черные твари и ползли в сторону базы. Ян задвинул её себе за спину и вытащил пистолет. В какой-то момент, ей казалось, что она чувствует в нём тепло, но вскоре она поняла, что это не так. Ян был оружием. Когда она снова его обняла то испытала то же чувство покоя, какое испытываешь, обнимая большую вышколенную сторожевую собаку.

Две твари отделились от основной стаи и направились к ним. Ян прицелился и выстрелил. Чтобы убить обеих, он истратил всю обойму.

Люсия побежала к мотоциклу. На первый взгляд, казалось, он очень сильно поврежден, но при более внимательном осмотре стало ясно, что это не так.

Она сунула руки под сиденье и коснулась двигателя. Ладони мгновенно обожгло.

- Ааа! - выкрикнула она.

Ян обернулся, но ничего не сказал. Он выщелкнул пустую обойму и вставил новую. К ним приближались другие твари.

Люсия снова сунула руки под мотоцикл, стараясь, на этот раз, не касаться металла и попробовала поднять его. Не вышло. Казалось, он весил тонну. Рядом снова начал стрелять Ян. Когда и эта обойма опустела, он обернулся.

- Если решила поднять мотоцикл, поторопись. Патронов у меня почти не осталось.

И вдруг, позади них раздался крик:

- Люсия! Люсия!

Она посмотрела на бежавшего к ним отца и её охватил приступ дежавю. Она уже видела это, когда Ганс забирал у неё сестру.

Он схватил её и обнял.

- Я люблю тебя! Люблю! Люблю! - лицо отца было всё в пыли, но он не переставал осыпать её поцелуями. - Прости! Нельзя было оставлять тебя одну!

- Я в порядке, папа. Помоги мне, лучше. Папа!

Она склонилась, он тоже и вместе они сунули руки под мотоцикл. От натуги его лицо стало фиолетовым. Он никогда не был силачом, но сейчас у него получилось.

- Ну, вот! - сказал он и рассмеялся.

Они поставили мотоцикл на колеса. Неизвестно, был ли он на ходу, но топливо не вытекало и колеса не выглядели погнутыми.

"У нас всё будет хорошо, - подумала она. - Всё у нас будет хорошо. У всех!"

- Отойдите от мотоцикла.

Она обернулась и увидела, что Ян не был тем сказочным спасителем, каким казался ей вначале. Он целился в отца.

- Ты что творишь? - крикнула она. - Ян, что ты делаешь?

В его глазах светилась решимость.

- На него поместятся только двое.

- Что?

- Мы не поедем на базу. Там делать нечего. Я могу доехать до берега, если срежу через холмы, но поместятся на нем только двое.

- Уместимся втроем. Я не тяжелая и если...

- Нет, - отрезал Ян.

Она посмотрела на него, затем на отца. Всю прошедшую неделю он был, словно, одержим. Строил планы, обрел волю крепче любого камня. Когда у неё или Ари опускались руки, своим примером он их вдохновлял. Но взглянув на него сейчас, она поняла, что всё это куда-то делось.

- Ты умеешь водить? - спросил Ян.

Доминик отрицательно помотал головой.

Ян опустил пистолет.

- Значит, решено.

Люсия подумала, что отец сейчас набросится на него. Опрокинет на землю и заберет оружие. Или швырнет ему в лицо какой-нибудь волшебный ослепляющий порошок. А она ему поможет. Она всегда будет рядом с ним, даже, если придется сделать крюк и захватить Ари. Потому что, несмотря на всю благодарность к Яну, если бы пришлось выбирать... выбор был бы очевиден.

Время шло и стало понятно, что отец ничего делать не станет. Он шагнул назад, оставив Люсию держать мотоцикл в одиночку. Это было совсем не тяжело, но означало, что она не могла отойти.

Ян перекинул ногу через сиденье. Только в этот момент она осознала весь ужас происходящего.

- Нет! Нет! Нет! Ты не можешь!

- Я люблю тебя, - сказал ей отец. - А тебе нужно уходить.

- Только с тобой!

Доминик подошел к ней и коснулся ладонями её лица.

- Он прав, водить я не умею. А значит, в этот раз, тебя спасу не я. Я опоздал, Люсия. Я всегда опаздываю.

- Значит, я не поеду.

- Нет, поедешь.

Он посмотрел на Яна, тот схватил её за шиворот и усадил на мотоцикл позади себя. При этом она, почему-то, не оказывала никакого сопротивления. Она сидела, будто парализованная.

- Всё у меня будет хорошо, - сказал Доминик. - Езжайте!

Она так много хотела сказать, объяснить, что всё должно было быть не так. Хотела сказать, как сильно его любит. Сказать, как ей жаль, что злилась на него, сомневалась, винила в том, что случилось с мамой. Хотела сказать, что то, что произошло с Софией - не его вина. Но когда она открыла рот, то сказать ничего не смогла.

Из тени появилась очередная тварь и направилась к ним.

Ян вытащил из-за пояса нож и передал Доминику. Он взял его, затем снял очки и убрал их в карман. Без них он выглядел моложе.

Под Яном ожил двигатель. Люсия поняла, что это случилось очень вовремя, потому что тварь была уже очень близко.

- Увидимся, - сказал отец, поцеловал два пальца и поднял их вверх.

Она подняла, было, руку, чтобы коснуться его, но Ян дал газу и она тут же ухватилась за его талию, чтобы не упасть. Они, сломя голову, понеслись по долине.

Ян свернул влево и проехал мимо стаи тварей, сидевших на коленях в грязи. Затем повернул вправо, объезжая скопище чудовищ. Оказавшись на открытом месте, Ян срезал путь по диагонали, оставляя позади провал и направляясь к холмам, как и обещал.

Только тогда Люсия нашла в себе смелость обернуться. Прошло совсем немного времени, но она не знала, что может увидеть, поэтому предполагала худшее. Когда она обернулась, то испытала одновременно и надежду и ужас. Отца нигде не было.


Глава 21: Колония | Эсхил | Глава 24: Осада



Loading...