home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 25: Путь домой

 Побережье Аргентины. Наши дни.


1

Топливо кончилось миль за 30 до берега. В лодке нашлось два весла, одно оказалось почти расколото, но это, хоть что-то. Почти сутки они гребли к берегу, и, наконец, добрались. К этому времени они находились на грани истощения. Они вымотались, обгорели на солнце, хотели пить и есть, но они были живы.

Их не встречала ни береговая охрана, ни спасательные корабли, ни круизные лайнеры. Они прибыли на пустынный берег, почти такой же мертвый, как китобойный причал, от которого отчалили. В другое время белый песок, может, и показался бы красивым, но сейчас он выглядел грязным, полным древесных щепок и костей рыб.

Но всё это не имело никакого значения.

Когда лодка врезалась в берег, Кейт, буквально, перекатилась через борт и закричала от радости. Какое-то время она только и делала, что сгребала в ладони сырой песок и пропускала его сквозь пальцы. ЭйДжей истерично рассмеялся, а затем присоединился к ней, взяв её за руки. Они просидели так довольно долго, пока, наконец, не решили, что нужно вставать и идти.

ЭйДжей достал из кармана связку ключей. На ней был компас. Они плыли на северо-запад и, хоть и не догадывались об этом, они шли к свету. На острове царила ночь, но над материком светило солнце. Когда они причалили, рассветное солнце приветствовало их, будто, старый друг.

По странному совпадению, лодка причалила всего в десяти милях от того места, с которого они отправлялись. Не зная ни местности, ни людей, они решили отправиться на север к старой церкви. Когда они дошли до неё, был уже полдень, а вокруг никого не было. Старый священник исчез, если вообще, когда-либо существовал.

Следующий час они провели, осматривая церковь и близлежащие постройки. В церкви они нашли дыру в полу, которая вела в подвал. Кейт спустилась туда и обнаружила, что вместо оружия "Блэк Шэдоу" он был заполнен консервами и бутылками с водой. Она не знала, заготовил ли всё это Мейсон на случай возвращения, или святой отец обустроил тут подобие бомбоубежища, но ей было плевать.

Они поели бобов, крекеров, консервированных фруктов и копченой говядины, и запили всё это водой "Evian". ЭйДжей нашел упаковку бутылок колы, которые вскрыл открывашкой, прицепленной к той же связке ключей. Кейт подумала, что никогда ещё не пила ничего вкуснее.

Наевшись, они уснули прямо в подвале. Внизу было прохладно, а когда стемнело и холод стал невыносим, они перебрались в хижину, прямо в кровать священника. Поспав, они занялись сексом. Не ради удовольствия, а потому, что хотели избавиться от мыслей обо всём пережитом. Инициатором выступила Кейт, она начала гладить ЭйДжея по лицу, затем шею, а потом набросилась на него, будто он был последним мужчиной на Земле. После всего того, что они видели на острове, наверное, так и было. Они набрасывались друг на друга, катались туда-сюда, царапали и кусали потные тела. Если бы кто-нибудь за ними наблюдал, он мог решить, что они только притворялись, но у них и мысли такой не было.

Когда они закончили, ЭйДжей сел на край кровати, а Кейт положила руки ему на плечи. На его спине она заметила следы ногтей, красные и горячие. Она подумала, что у неё, должно быть, были точно такие же. На шее тоже, наверное, остались отметины, там, где он схватил её за горло, когда кончал.

- Здесь нельзя оставаться, - наконец, сказал он.

- Знаю.

- Когда мы летели сюда, мне показалось, что я видел неподалеку деревню. Доберемся туда, может, найдем телефон.

Мысль казалась здравой, но ещё долго они не могли сдвинуться с места. Она продолжила гладить его по спине, по отметинам, оставленным её собственными ногтями.

- Кейт? - он повернулся к ней и она удивилась, как легко это прозвучало. Если бы она могла, то остановила бы этот момент навечно.

- Да?

- Когда полетишь туда, я полечу с тобой.

- Правда?

- Нельзя биться с ними в одиночку. Я про "Вэлли Ойл". Поэтому я пойду за тобой куда угодно, хочешь ты этого или нет. Мне кажется, что, если я этого не сделаю, тебе никто не поверит.

Она поднялась на кровати и обхватила его руками. Она не знала, имело ли всё это какое-то значение, равно как и не знала, смогла ли быть с ним в нормальной жизни. Но сейчас всё было по-настоящему. Ей нужен был кто-то рядом, когда она вернется в большой мир. Ей казалось, что это нужно было им обоим.


2

Старик вышел из машины прямо под дождь. Сквозь пелену воды виднелась усадьба. Он жутко устал, кости ломило от сырости. Дворецкий Эндрю открыл дверцу машины и он шагнул наружу, ожидая, когда над ним раскроется зонт. Когда этого не произошло, Готфрид спросил, почему.

- Я не взял его, простите, сэр. Прогноз не обещал ничего подобного.

- К черту прогнозы, - прорычал он. - Завтра же позвоню в компанию. К утру ты уже вылетишь с работы, тупой идиот!

Дворецкий молча смотрел, как старик поднимается к дому. Готфрид даже пожалел о сказанном, но затем подумал: "К черту!". Парень ему, всё равно, не нравился, а из-за дождя он чувствовал себя, будто гниющим.

Фонарь над дверью горел, но никого не было. Где же прислуга? Он сам открыл дверь.

- Марта? МакНаб? - он почувствовал запах еды и решил, что они на кухне. Он решил, что не готов к разговорам и направился наверх, в кабинет, где его ждала выпивка. Не далек тот день, когда для подъема на второй этаж ему понадобится лифт, но он решил, что скорее удавится, чем позволит этому случиться. Для своих почти восьмидесяти лет он был ещё крепок и полон сил.

- Марта? - снова позвал он. С работой она справлялась не очень хорошо, но ему нравилась её задница, несмотря на то, что ей было хорошо за тридцать.

Вместо неё зашел поздороваться Честер. Ретривер подошел, лизнул ему руку и ушел вниз. "Проходи, давай. Не мельтеши" - подумал он, а вслух сказал:

- Ты такой же бесполезный, как остальные, - сказано было не всерьез. Собаки были его самыми верными слугами.

Он зашел в кабинет и щелкнул выключателем, но свет не загорелся. На столе лежал конверт, а позади него темнела чья-то тень. Он дернулся.

- Для старика, у тебя отменные рефлексы, Готфрид.

- Кто это?

Вперед, на свет из коридора шагнула женщина. Черты её лица были острыми и грубыми, намного грубее, чем, когда он видел её в последний раз.

- Значит, это передал тебе мой отец, так?

Готфрид улыбнулся. Он, было, решил, что к нему вломился грабитель, но, оказалось, что это, всего лишь, женщина, которая, к тому же, была его крестной.

- Я тебе говорил, что он сделал? Была ли в моих словах какая-то недвусмысленность?

Она вздохнула.

- Слова адвоката. Ты заставил меня поверить.

- Это твои собственные выводы.

- Ты обманул меня.

- Ты сама позволила себя обмануть.

Она обошла стол, но он остался стоять на месте. Стар он или нет, но он не позволить запугать себя какой-то девчонке и она, в глубине души, понимала это. Сделал ли он что-то вопреки воле Стэнли МакКриди? Подделал его подпись? Конечно, нет. Он передал ей несколько снимков и позволил себе пару туманных высказываний. Остальное она сама додумала.

- Ты же был там, правда? - спросила она. - Когда я к тебе приехала, ты только вернулся из заграницы. Ты был там.

- Это дела компании, Кейтлин.

- Это мои дела! - выкрикнула она.

- Ты всегда была вспыльчивой, - сказал он, склонив голову в своем традиционном стиле стрелка. Обычно, этого оказывалось достаточно, чтобы заставить замолчать самых буйных.

- Ты знал о грибке на "Эсхиле" и собрал команду для его изучения. А потом скрыл результаты от компании.

- Откуда ты знаешь?

- Журнал учета посетителей на платформе может многое рассказать.

Он замолчал. Все бумаги должны были погибнуть при пожаре, но он решил, что нет ничего невозможного. В конце концов, он их сам подписывал.

- И что?

- И что? - переспросила она. - Ты, хоть, знаешь, что там произошло? Знаешь?

- Согласно последним снимкам со спутника, случился пожар. И, к сожалению, мы вынуждены прервать сотрудничество с "Блэк Шэдоу". С таким подходом к делу, они не получат доступ к нашим финансам. Там полный бардак, насколько мне известно.

Она отпихнула стол в сторону и вплотную подошла к нему. Если она не дура, она его и пальцем не тронет.

- Две с лишним сотни человек погибло, включая моих друзей, Готфрид. А ты не сделал, ровным счетом, ничего!

- Я делал всё, что можно, для компании. Остановка добычи привела бы к катастрофе. И из-за чего? Из-за грибка? Из-за каких-то растений? Да, ты шутишь, что ли?

- Я бы тебе поверила, если бы не знала, что у тебя есть данные биологического анализа.

Он промолчал, услышав угрозу в её голосе. Видимо, придется идти на сделку.

- Дорогая, послушай.

- Не называй меня так!

- Кейтлин, милая, - настаивал он. - С некоторыми рисками приходится мириться. Запасы нефти не бесконечны. Тот факт, что мы вынуждены бурить на краю Земли, должен многое тебе сказать. Что, по твоему, будет, когда все месторождения иссякнут? Другие компании вкладываются в исследование альтернативных источников энергии, и мы тоже. Может, это будет слишком опрометчиво - делать подобные суждения, но представь, если сработает! Что, если мы нашли организм, способный заменить нефть, практически, по всем показателям? Подумай!

- Это решение зависит не от тебя!

- Это не причинит совету никакого вреда. Им известно лишь, что платформа сгорела. Именно это и видно со спутника, а после того, как стало невозможно провести расследование причин пожара, они ничего и не узнают.

- А я? - спросила она. - А я, Готфрид? Со мной, что будешь делать?

- Прости. Я забочусь об интересах компании, Кейтлин.

- А что с моей долей? Ведь, в случае моей смерти, завещанные отцом акции, перейдут к тебе, так, ведь?

Вот она - жестокая правда. А в трактовке правды Готфрид был настоящим мастером спорта. Когда об этом знают только они двое, какой смысл дергаться?

- Как скажешь.

- Как скажешь, - повторила она, прищурившись. В её взгляде он увидел что-то, что ему не понравилось. - Они узнают.

Она отошла от него, подошла к столу, взяла трубку телефона и нажала кнопку. И внезапно, он осознал, что она всё записывала. Он должен был подумать о магнитофоне, но, наверное, он был слишком старомоден.

- Кейтлин, дорогая. Ты же понимаешь, это недоказуемо. И понимаешь, что я заберу у тебя запись, прежде чем ты покинешь комнату.

- Сами по себе, твои слова не доказуемы, - сказала она. - Но со словами живого свидетеля, вполне.

- Что?

Из ниоткуда, разом, вышли пять человек. Готфрид, возмущенно, обернулся.

- Что? - произнес он. - В моем доме?

По мере приближения, фигуры обретали очертания. Ими оказались его собственные охранники. Но они, всё же, были не ЕГО охранниками. Они работали на "Вэлли Ойл" и выглядели они очень недовольными.

Он посмотрел на МакНаба, который вышел вперед всех. В руке он держал служебный револьвер.

- Взять его, - приказал он.

- Колин! Ты что творишь, мать твою?

Охранник молча защелкнул на его руках наручники.

Его крестная подошла к МакНабу и поцеловала его в щёку.

- Спасибо, Набби.

- Не за что.

- Ты хороший человек.

- Я знаю, - ответил он и улыбнулся.

Из темноты вышел ещё один человек и она обняла его. Но эти объятия были другими, личными. Готфрид заметил, что у мужчины были ярко рыжие волосы.

- Ты! - выкрикнул он. - Я же тебя знаю! Мы тебя уволили! Ты должен быть мертв, ты в курсе?

- Ага, - ответил мужчина. - Забавно, но кое-кто уже не на коне.

- Будьте вы прокляты! - заорал Готфрид. - Никто из вас отсюда не выйдет... Никто!

Внезапно, он почувствовал головокружение. Что за глупости? Эта девчонка, напрочь, вскружила ему голову.

Охранники выволокли его в коридор и потащили к выходу. Снаружи их ждала заведенная машина. Когда они вышли на улицу, Готфрид снова оказался под ненавистным дождем.

Кейтлин, в любом случае, доведет дело до конца. Расскажет всем.

Кейтлин.

Дочь своего отца.



Глава 24: "Черута" | Эсхил | Эпилог. Мейсон



Loading...