home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 2.



Сочинение второе


Завтрак я завершил только после того, как с площадки рядом с гостиницей уехал последний грузовик. Ключ от своих апартаментов получил от Милы - она извлекла его из кармашка служебного передника. Номер, указанный на бирке привел меня к низкому крылечку, а дверь пропустила в комнату с двумя кроватями, тумбочкой и крючками рядом со входом. Удобства в отдельной выгородке включали в себя и душевую кабинку, где я радостно поплескался, смывая пот и грязь, налипшие на меня в дороге.

Выйдя наружу, уселся прямо на крылечке и подставил лицо лучам недавно взошедшего солнышка. Хорошо здесь. Тихо и пока не слишком жарко.

Из подъехавшего микроавтобуса выбрались несколько женщин средних лет и принялись сновать между "нумерами" со стопами постельного белья и щётками-тряпками.

- Мань! Лопух из шестнадцатого барсетку забыл.

- И чего ты орёшь, спрашивается? Закинь на ресепшен.

- Валь! Куда ведро девалось?

- Треснуло твоё ведро. Новое возьми у Никифоровны.

Очарование момента сразу пропало, и я отложил в сторону свой путевой блокнот. Уже хотел вернуться в номер и придавить храповецкого, как из столовой вышли три девушки. Две в нарядах официанток и одна в белом халате. Похоже, закончили работу и сменились. Они скрылись за одой из дверей в комнаты для приезжих - видимо, жили там. Но вскоре снова появились в просторных летних штанах из лёгкой ткани и футболках. Дамские рюкзачки за спинами и шляпки на головах - вот и всё их убранство. Все три шествовали босиком, привычно ступая по щебёнчатой присыпке вдоль стены строения.

Представив себе, как больно ступням от соприкосновения с острыми кромками камней, я словно сам испытал неудобство - сердце моё наполнило сочувствие и сопереживание. Самая изящная из троицы, имени которой я не знал, вдруг удивлённо посмотрела в мою сторону, но ничего не сказала. Только плечиком дёрнула, словно сгоняя муху.

Девчата пересекли пустынную подъездную дорогу и скрылись в заросшей до невозможности лесополосе.

- Ты, хлопчик, надолго к нам? - обратилась ко мне та тётка, что кричала про ведро.

- Не знаю, - ответил я неуверенно. - Отдыхаю в вольном стиле. Может, уже вечером сорвусь, или остановлюсь на недельку.

- Тут ставок есть, если захочешь поплавать, - махнула женщина в сторону лесополосы. - Тропинка прямо к нему выводит. А других развлечений у нас нет, если только Олька вечером петь не надумает. Голосистая она и выводит с чувством.

- А часто она... это самое... выводит? - полюбопытствовал я, с ужасом представив себе выступление самодеятельной певуньи.

- Кажон вечер, почитай, да подолгу. А уж песен знает - я отродясь столь не слыхивала.

- Спасибо, - ответил я сдержанно. А сам подумал, что девчонка явно старается походить на знаменитую певицу. Наверное, нарочно накладывает макияж и причёску накручивает, чтобы увеличить сходство. Горло явно дерёт по той же причине - ну чистая обезьяна, как, впрочем, и многие ей подобные.

Пока не начало по-настоящему припекать, вернулся в комнату и прилёг, чтобы вздремнуть - всё-таки ночное путешествие давало о себе знать.


***


- Ну вот, Матвей Семёнович! Сразу и результат - явное указание на то, что царевна, если и не телепатка, то уж эмпатией обладает весьма сильной. Возможно даже, что и тренированной. Как полагаешь, клюнет она на нашего Костика? Парень-то он видный, спортивный и вообще умница.

- Вряд ли эмпатия тренированная, Владимир Петрович. Если бы она это контролировала, то не обернулась бы так опрометчиво.

- Возможно. Но, с другой стороны - красивый юноша, острое чувство, летнее утро - мы ведь имеем дело с очень молодыми людьми, которые невольно обращают внимание на представителей противоположного пола. Пора любви, так сказать.

- Всё может быть. Кстати, репортёрский оклад ему перевели сразу, чтобы парень хотя бы номер мог оплатить - явно ведь ничего, кроме карманных денег от родителей не имеет. Ну и в наблюдательности ему не откажешь. Посмотрим, чего он ещё насочиняет. А то, видишь, скутер придумал, путешествие.

- Юношеские фантазии выплёскивает. Но проговаривается на каждом шагу - видно же, что не певицей заинтересовался и не математичкой, а младшенькой. Ведь глаз с неё не сводит. Ладно, будем ждать продолжения дозволенных речей.


***


К ставку Костя сходил, как только слегка подремал. Здесь, действительно имелся водоём с песчаным входом и по-летнему прогретый. Приятно поплавал и слегка позагорал. Потом пообедал, и некоторое время смотрел по телевизору развлекательные передачи. Нужно было написать ещё хоть что-то, но никакие мысли в голову не приходили. К тому же та, похожая на известную певицу девушка надёжно отсутствовала во всём обозреваемом пространстве, а ведь именно о ней он подрядился сочинить нечто выдающееся.

Радовала сумма, упавшая на счёт сразу после отъезда выпускающего редактора, но она же и напрягала, словно аванс за невыполненную работу. Ближе к вечеру он уже с нетерпением ждал возвращения с прогулки трёх красивых девушек, рассчитывая обрести вдохновение от впечатления от самодеятельного пения, но вместо этого на площадку съезжались одни только грузовики. А потом натянуло тучу, подул резкий ветер, и разразилась нешуточная гроза. После получасового ливня дождь быстро прекратился, а вскоре из лесополосы вышли и утренние официантки вместе с поварихой. Как они умудрились остаться сухими - уму непостижимо.

А вечернее песнопение оказалось совсем недурственным - обе официантки аккомпанировали себе на гитарах, устроившись за крайним столиком, и пели то в унисон, то на два голоса. Почти все песни оказались незнакомыми и просто замечательными. Костя озирался, высматривая третью из их компании, но она так и не появилась. Водилы слушали бесплатный концерт с удовольствием и не забывали похлопать.


***


Проснулся Костя ни свет, ни заря, не понимая толком, что подкинуло его в такую рань. Он ведь по жизни сова - может и до обеда продрыхнуть, если не будить. Ноги сами понесли его в столовую, что тоже странно - обычно по утрам ему есть не хотелось.

Дверь в пустующий обеденный зал оказалась не только не заперта - распахнута настежь, впуская в помещение утренний бодрячок. За прилавком-стеллажиком в гордом одиночестве работала та самая юная повариха. Точно! Ей ведь нужно приходить раньше, чтобы приготовить еду для посетителей. Вот почему она отсутствовала на вечернем концерте - спала, чтобы сейчас не дремать на ходу.

- Привет! Меня зовут Костей, - сказал парень, не сводя глаз с быстрых и точных движений девушки.

- Даша, - ответила повариха, наливая чаю в фарфоровую кружку. - Холодец с хреном и макарошки с сыром - остальное пока не готово. Держи, - она уже поставила всё на поднос. Притаранила его к тому самому столику, где он сидел накануне, накрыла скромную трапезу и вернулась к своим сковородкам.

Разложив на столешнице большой блокнот, юноша принялся вдохновенно в нём строчить, изредка откладывая ручку и берясь за вилку - кушалось с аппетитом и без поспешности, а глаз частенько обращался в сторону плиты, угадывая между полками стеллажа движения стряпухи.

К моменту, когда пришли первые водилы, и появилась Оля, успел исписать несколько страниц и умять весь завтрак.


***


- Ну вот, Матвей Семёнович! - довольно ухмыльнулся Владимир Петрович, откладывая в сторонку исписанные листки третьего сочинения. - Не глаза она наблюдателю отвела а, наоборот, приворожила. Эх, юность-молодость! Трепет и вожделение, робость и надежда.

- На душе и светло и тревожно, - улыбнулся Семёныч. - Но что же эти прерианки делают неведомо где? Средства спутникового наблюдения теряют их в зарослях среди нагретых солнцем объектов. А вечером после дождя, когда кусты и деревья остыли, тепловые пятна наших гостий были обнаружены только на выходе из лесополосы примерно в то же мгновение, как Костя их увидел.

- Думаю, наш друг уже сегодня захочет присоединиться к их прогулке. Или попросится в компанию, или попытается играть в шпиона.




Глава 1 | Последние каникулы | Глава 3



Loading...