home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 11

Капитан Кассиан Андор потерпел неудачу. Других предположений у Дрейвена не было.

Как только генерал получил от оперативника сообщение о разрушителе планет, он немедленно активировал маячок на борту U-транспортника. Установка маячка грозила лишь минимальными рисками, поскольку его сигнал, имитировавший излучение пульсара, транслировался на «Базу-1» через десяток других повстанческих станций, чью работу обеспечивала автоматика. В сложившихся обстоятельствах Дрейвен счел решение следить за Андором правильным.

Генерал безмерно уважал своего сотрудника, но надо быть дураком, чтобы вверить судьбу всего Альянса одному разведчику. И как бы Дрейвену ни претила эта мысль, но операция принимала именно такой скверный оборот.

— Попробуй связаться с ними еще раз, — приказал он.

Дрейвен нависал над плечом рядового Вимса, набиравшего команды на своем пульте в центре связи. Рядом стояли два подчиненных Дейвицу капитана, и этим офицерам генерал доверял не меньше, чем Андору, хоть и по иным причинам.

— Я пытаюсь, — сказал Вимс. — Но сигнал пропал.

— Ваши предположения — почему? — Генерал повернулся к сослуживцам. Чем раньше они покончат с домыслами, тем лучше.

— Мы знаем, что до системы Иду Андор добрался, — первой заговорила капитан Найома, аналитик и технический консультант Разведслужбы Альянса, витающая в облаках гениальная особа, которая потеряла сон, едва до нее дошли слухи о разрушителе планет. — Возможно, его корабль сбили. Не исключено, что его лишь зацепили, а маячок оказался достаточно прочен и выдержал значительные повреждения. Однако у нас не так много сведений об Иду, а исходя из имеющихся — сигнал может глушить высокоэнергетичная термосфера…

— Какова вероятность такого варианта? — перебил Дрейвен.

— Весьма низкая.

Хмыкнув, генерал облокотился на спинку кресла Вимса.

— Допустим, мы собираемся отправить туда Синюю эскадрилью. Сколько займет перелет до Иду?

До того как влиться в ряды Восстания, капитан Вайнарис, как ни странно, был диспетчером космопорта, и у него всегда имелись наготове расчеты полудесятка гиперпространственных маршрутов. Капитан включил в них переменные атмосферных факторов и быстро просмотрел результаты вместе с Дрейвеном.

— В двух словах: мы на расстоянии одного перелета для удара, но если Империя начнет эвакуацию, то ее корабли мы не перехватим. В лучшем случае Синяя эскадрилья прибудет, когда имперцы прыгнут в гиперпространство.

Но нужна ли Империи эта эвакуация? Дрейвен попытался поставить себя на место командира гарнизона, расквартированного на Иду: «Мои бойцы обнаружили корабль, разведывательный U-транспортник Альянса, который что-то разнюхивал возле моей базы. Мы подбили нарушителя и даже взяли пленных…»

Появление единичного корабля может нарушить секретность, но это не повод для паники. Если бы Альянс точно знал, что творится на Иду, то прислал бы многочисленные силы. А работы на этой планете ведутся серьезные, и если уж принимать решение зачистить тут все под корень, то главный разработчик проекта должен проследить за вывозом оборудования и эвакуироваться последним. Штурмовикам столь чувствительную технику доверять нельзя.

Следовательно, Гален Эрсо все еще на базе. Скорее всего, смерть ученого никак не скажется на разрушителе планет, но если тот и вправду был разработчиком главного орудия, то поддерживать функциональность этой махины без него будет гораздо труднее.

— Поднимайте эскадрилью, — приказал Дрейвен. — Курс на Иду. Мы должны устранить Галена Эрсо, пока есть такая возможность.

Не успел генерал договорить, как капитан Вайнарис выбежал из помещения, тараторя в комлинк. Найома посмотрела на командира воспаленными глазами.

— У вас есть на это полномочия? — спросила она. — Полномасштабная атака на крупный имперский объект…

Кого-нибудь другого Дрейвен отвел бы в сторонку и отчитал за публичное обсуждение приказа. Но у Найомы так и не сложился военный образ мышления, и казалось, будто она рассыпется от любого сурового слова.

— Операция находится в ведении моей службы, — ответил генерал. — Мне не нужна санкция совета.

И это было правдой. Вот только он не сказал капитану, что вся операция, вне зависимости от санкций и полномочий, идет вразрез с намерениями совета.

Генерал надеялся придержать информацию о выстреле разрушителя планет по Джеде до того, как лично выслушает доклад капитана Андора. Если огласить его сообщение — при условии, что оно соответствует действительности, — не разъяснив сложившуюся ситуацию, то члены совета по личной инициативе спонтанно поднимут собственные войска без какого бы то ни было согласованного плана действий. Половина Альянса разбежится по укромным уголкам, а другая половина будет рваться в бой с бластерами наголо. В считаные часы весть разлетится за пределы совета, сея повсюду панику. Тогда шанс использовать знание о разрушителе планет как рычаг давления, чтобы манипулировать голосованием в Сенате либо чтобы привлечь на свою сторону приверженцев Со Герреры, будет упущен.

Дрейвен работал на Разведслужбу Альянса. Его задачей было не раскрывать все известные ему секреты, а толковать их, если и когда пришла пора делиться информацией. И этот момент еще не настал.

Но совет узнает, что Синяя эскадрилья вылетела на задание. Мон Мотма наверняка потребует объяснений, каким образом план эвакуации Галена Эрсо превратился в операцию по его устранению.

Всего через несколько минут истребители лягут на курс к Иду, и до их прибытия на место Дрейвен должен подготовиться к разговору с главой Альянса.

— Нет, нет! — воскликнул Бодхи, с волос и бороды которого ручьями стекала вода. — Надо забраться выше.

Кассиан хмуро глянул на него и перевел глаза на далекие огни лабораторий, что сияли за склоном глинистого каньона. Можно, конечно, попытаться вытянуть из пилота подробности, но у капитана не лежала к этому душа, да и смысла не было. Знает Бодхи местность или не знает, лжет он повстанцу или нет — поворачивать назад уже поздно.

Разведчик пожал плечами и зашагал за перебежчиком по скользкому каменистому склону. По крайней мере, нашелся предлог, чтобы выбраться из грязной жижи.

Пока они поднимались, Бодхи не переставая болтал о своей службе на Иду. Кассиан вполуха слушал его рассказы о грузовых рейсах, о доставке с Джеды кайбер-кристаллов для местных ученых. Пилот утверждал, что во время прилетов на Иду его почти никуда не допускали — лишь в общую столовую, да еще освежиться и заправить корабль, — а потом отправляли обратно на пустынную луну.

— Если бы я не заговорил с Галеном в очереди в столовой, если бы не спросил у него, какой дроид выдает еду, я бы, наверное, даже и не задумался, что тут творится. Над чем они тут работают…

Для Кассиана признания Бодхи звучали чересчур неправдоподобно. Но перебежчик скорее врал себе, чем капитану. Если пилот решил преподнести легенду о знакомстве с Галеном в подобном ключе, так тому и быть. Андора вполне устраивало, что спутник, возможно, боится его и отчаянно пытается убедить, что он не провокатор.

Тропинка становилась все уже, и болтовня Бодхи постепенно стихла. Когда он запнулся, капитан заметил скованность его движений — чем выше они поднимались, тем явственнее пилот старался не нагружать колени. Кроме того, на шее у него виднелись темные кровоподтеки и свежие ссадины. По большей части они были скрыты воротником летного комбинезона, но из-за дождя ткань сползла, обнажая неприглядные следы.

— Сколько тебя держали бойцы Со Герреры? — поинтересовался Кассиан.

Бодхи вздрогнул, но с шагу не сбился.

— Что?

Разведчик повторил вопрос.

— Несколько дней, наверное, — не оглядываясь, ответил парень.

Оперативник вспомнил, каким потрепанным и исхудавшим, невменяемым от побоев и травм они встретили Бодхи в катакомбах. И вот прошло меньше суток, а его проводник по каньону на Иду, явно напуганный и невоздержанный на язык, тем не менее изо всех сил старается придать своему поведению видимость нормального, насколько это возможно на смертельно опасной вылазке. И у него даже получается.

Кассиан издал короткий гортанный смешок, тут же потонувший в шуме дождя. На этот раз Бодхи обернулся, удивившись и слегка насторожившись.

— Что? — спросил пилот.

— Ничего, — бросил повстанец, но потом грубовато, словно через силу, добавил: — Скверные небось выдались деньки-то?

Бодхи едва заметно дернул губами, впервые улыбнувшись со времени их знакомства.

Они поднялись выше. Теперь Кассиану стала видна платформа на другой стороне узкого ущелья — приподнятая над землей отдельная посадочная площадка. Но тропинка наверх становилась все более ненадежной. Вскоре она и вовсе исчезла, и Бодхи прижался к скалистому уступу, а из-под его ног вниз посыпалась каменная крошка.

— Я сразу за тобой, — как можно увереннее сказал Андор.

Бодхи выглядел неважно, но тем не менее кивнул:

— Пойдем.

Они предельно осторожно обогнули очередной уступ, за которым тропа снова расширялась, и, перевалив через гребень, с высоты взглянули на имперский комплекс. Металлическая посадочная площадка примыкала к нескольким военным постройкам и лабораториям. Кассиан был знаком с подобной модульной архитектурой, однако здания лаборатории выглядели существенно доработанными. Капитан заметил на них целые ряды незнакомого антенного оборудования и генераторов.

Разведчик выступил вперед и устроился за валуном, чувствуя, как мокрый щебень холодит колени. Он притянул Бодхи в свое укрытие и вытащил квадронокль, чтобы рассмотреть объект во всех подробностях. На посадочной площадке царила суета, из какого-то здания строем вышли штурмовики, позади которых виднелись силуэты в бело-голубых инженерных комбинезоцах.

Кассиан, не спуская глаз с платформы, передал квадронокль пилоту.

— Глянь, — приказал он. — Есть там Эрсо?

Бодхи посмотрел через прибор, энергично покачал головой и вдруг замер.

— Вон он, — чуть помедлив, сказал пилот. — Это Гален, вон там, в темном…

От волнения голос его сорвался, и Кассиан выхватил квадронокль, снова обозревая платформу. Посреди инженеров стоял человек в серо-синей форме, с остро очерченным, угловатым лицом и седыми прядями в волосах. Кассиан присмотрелся к его чертам, выискивая сходство с Джин, и обнаружил его в глубоко посаженных, цепких глазах ученого.

Гален разговаривал с остальными инженерами, которые выглядели растрепанными из-за дождя и недовольными, что их вытащили на улицу в такую темень.

Андор нахмурился. Почему все высыпали на платформу? Неужели они с Бодхи активировали какую-то сигнализацию? Не готовятся ли имперцы к эвакуации?

Из-за раздумий он чуть не пропустил отдаленный гул, приняв его за шум грозы. Но слишком ровный для дождя звук быстро нарастал. Кассиан рукой придавил Бодхи к земле, и тут над ними в сторону платформы проплыл имперский челнок с широкими крыльями.

— И часто инженеры выходят принимать груз? — прошептал разведчик.

Откашлявшись от попавшей в нос воды, Бодхи решительно покачал головой:

— Только не ночью.

Значит, ситуация нештатная. Возможно, построение вызвано не появлением U-транспортника, а событиями на Джеде, и теперь, когда «Звезда Смерти» введена в строй, Империя сворачивает комплекс. Предназначенный для длительных перелетов челнок типа «Дельта» создан скорее для перевозки пассажиров, чем грузов. Что бы ни затевали имперцы, лучшего момента для выполнения задания капитану не представится.

Отложив квадронокль в сторонку, Кассиан снял с плеча винтовку. Проверив настройки, капитан расположил оружие на камне и занял позицию поудобнее.

Возвращайся вниз, — велел он Бодхи, — и найди, на чем мы сможем отсюда улететь. Понял?

— А ты что задумал?

Прильнув к прицелу, Кассиан увидел на платформе лишь размытые силуэты. Он отрегулировал увеличение и фильтры, а встроенный компьютер обработал изображение, подавив пелену дождя.

— Ты меня слышал, — нарочито грубо бросил разведчик, стараясь изгнать из голоса ту теплоту, что зародилась между ним и пилотом. Ему сейчас было не до споров.

— Ты сказал, что мы здесь только осмотримся, — выпалил Бодхи.

«Соври ему. Скажи, что Гален нужен Альянсу живым, но он останется на Иду. И что ты понятия не имеешь, зачем прилетел этот челнок».

— Я здесь, — отрезал Кассиан. — И как раз осматриваюсь. Иди.

Платформа в прицеле стала четче. Из зданий выбегало все больше имперцев. Поведя винтовкой, капитан начал выискивать среди стоящих Эрсо. Бодхи тихо и порывисто сопел рядом.

— Живей! — рявкнул Кассиан.

Пилот ринулся бежать, окатив руки и плечи повстанца вылетевшей из-под ботинок каменной крошкой.


Летя на Иду, Кренник распалял свой гнев. Огонь, подпитываемый злобой и обидой, пылал так жарко, что директор не заметил ни прохлады в салоне челнока, ни ледяной мороси, которая обрушилась на него, стоило лишь ступить на посадочный трап. Подошвы ботинок отряда смерти резко скрипнули о мокрый металл платформы, когда Кренник остановился и воззрился на встречавших его штурмовиков, офицеров и ученых. Солдаты выстроились полукругом возле инженеров, которые напоминали несчастных мокрых щенят, сбившихся в несуразную кучку. Старшие офицеры стояли рядом с челноком, всем своим видом демонстрируя, что унизительная муштра на глазах у директора проекта их никоим образом не затронула. Командующая гарнизоном выступила вперед с приветствием, но Кренник лишь отмахнулся, желая поскорее приступить к делу, ради которого прибыл. Инженеры нервно переглядывались. Орсон присмотрелся к каждому, припоминая имена и анализируя язык тела. С большинством ученых он был знаком лишь поверхностно. Директор лично выбрал Уйона из брентаальской «Программы будущего», которую закончили и они с Галеном, но с тех пор результаты работы его протеже весьма удручали. Уйон стоял, прямой как жердь, а лицо его принимало выражение то страха, то глуповатой, отчаянной надежды. Онопин, казалось, напротив, вот-вот во весь голос выругается на «бюрократические препоны», скрыв тревогу за тончайшим налетом профессиональной гордости. Он нравился Креннику, но директор надеялся, что хотя бы на этот раз Онопин промолчит.

Ни один из инженеров не выказывал признаков бунтарства. Орсон перевел взгляд на Галена Эрсо, который, сморгнув с ресниц дождинки, выступил вперед. Ученый вел себя так, будто появление директора не только не удивило, но и вообще никоим образом его не озаботило.

— Итак, Гален, — произнес Кренник. — Наконец-то она построена. Ты, должно быть, очень горд.

— Горд — не то слово, Кренник.

Разумеется, это была ложная скромность. Директор нисколько в этом не сомневался.

— Собери всех инженеров, — приказал он. — Я хочу сделать объявление.

По едва заметному взмаху руки Галена его коллеги послушным стадом подтянулись с другого края платформы, столпившись перед директором и своим непосредственным начальником. Они жались друг к другу, словно хотели поделиться теплом в этой промозглой тьме и отогнать прочь свои общие страхи.

— Все здесь? — поинтересовался директор, хотя и так знал ответ.

— Да, — подтвердил Гален.

Язвительно улыбнувшись, Кренник произнес слова, которые тщательно продумал за время полета:

— Господа, один из вас предал Империю. Один из вас вступил в сговор с пилотом и передавал через него информацию Восстанию. Приказываю предателю выйти вперед.

Штурмовики смерти, все как один, приняли боевую стойку и вскинули оружие, целясь в инженеров.

На платформе находилось слишком много народу. По-прежнему упирая винтовку в камень и не обращая внимания на текущие по спине ручьи дождевой воды, Кассини старался не упустить Галена Эрсо. Но теперь ученого заслоняли штурмовики, а когда приземлился челнок и толпа перемешалась, целиться стало еще труднее. Капитан выругался и приготовился ждать.

Покопавшись в памяти, Кассиан вспомнил имя офицера в белом — Орсон Кренник, некий руководитель проектов, по всей видимости отвечающий за разрушитель планет. Если каким-то чудом удастся выстрелить второй раз, то Кренник отправится следом за Галеном Эрсо. Если Империя лишится очередного высокопоставленного болтуна, это пойдет только на пользу.

Но это в качестве приятного дополнения, сейчас же следовало сосредоточиться на основном задании. Надо лишь дождаться, пока так некстати подвернувшиеся штурмовики и инженеры уйдут с линии огня.

Что ж, хотя бы удалось отослать Бодхи. Обойдемся без свидетелей.

Кренник с Галеном завязали беседу, и от снайпера их все еще заслоняла уйма народу.

Андор знал, что ему придется придумать оправдание для Джин. Она не поверит ни единому слову капитана, но, если он представит неоспоримые факты, да еще и частично подкрепленные рассказом пилота, она, скорее всего, не накинется на него с сумасшедшими глазами. В глубине души девушка будет подозревать его, и придется все время держать ухо востро в ее присутствии, но неопределенность умерит ее пыл. Без отца и какой-либо конкретной цели отчаяние в ее глазах потухнет и рассосется подобно нарыву.

Если они спасутся с Иду и Джин доберется до Явина живой, то на этом их пути разойдутся. Даже если ее внутренний огонь угаснет, это всяко лучше, чем снова угодить в тюрьму.

Гален взмахнул рукой, и стоящие на платформе снова перегруппировались, выпуская вперед инженеров. Стрелять по-прежнему нельзя.

Кассиану было бы проще всего — «Да, именно так, и не отрицай» — прикончить Джин. Если девушка догадается, что он сделал, то ее неистовое отчаяние перерастет в жажду крови. Джин откроет на него охоту и, может статься, перетянет на свою сторону хранителей уиллов и Бодхи.

Инженеры выстроились перед Эрсо и Кренником, и штурмовики в черных доспехах окружили их. Еще несколько шагов в сторону…

Может, это не самая худшая развязка. Кассиан убивал существ куда порядочнее Галена. Кайся — не кайся, а тот был пособником Империи, создавшим разрушитель планет. Если же Джин решит отомстить капитану, то он заплатит жизнью за собственные преступления. Некоторые умирали куда нелепее.

Неужели все к этому и шло?

Гален шагнул вперед, линия огня была свободна.

Но у Кассиана уже сбилось дыхание, дуло винтовки дрожало. Разведчик вцепился в приклад, что есть мочи прижимая оружие к камню.

Он устал от преступлений, за которые его никто не призывал к ответу.

«„Звезда Смерти" — ответ на все твои сомнения. Выполни задание, и будешь прощен».

Наведя прицел на Галена Эрсо, Кассиан увидел глаза его дочери.

Сипло взвыв, разведчик швырнул винтовку в грязь.


Ни один из инженеров не ответил на обвинения директора. Неудивительно.

— Никто не выйдет? — уточнил он. — Предатель в любом случае будет казнен, но при этом хотя бы умрет во имя своей идеи. Возможно, даже сможет заразить ею кого-нибудь, — Кренник обвел платформу широким жестом затянутой в перчатку руки, — своими предсмертными словами.

Онопин открыл было рот, но тут же снова захлопнул его, словно разрываясь между желанием упрашивать предателя признаться и попыткой выразить безмолвное негодование. Два других инженера пристально глядели на коллег, как будто лихорадочно проводили в уме собственное расследование.

Гален, стоявший рядом с Кренником, молча сделал небольшой шаг вперед.

— Ну что ж, — подытожил директор. — Тогда будем считать это коллективным сговором.

Какими же сладкими были эти жестокие слова. Кренник не стеснялся получать удовольствие от того, как беспощадно вершит правосудие.

— Оружие к бою, — скомандовал он, и штурмовики с металлическими щелчками проверили режим винтовок.

— Целься.

Отряд смерти навел стволы на ученых.

И…

Гален все-таки не выдержал.

Выскочив между директором и инженерами, он так резко развернулся, что едва не упал.

— Стой, стой! — как заведенный повторял Эрсо, разведя руки, словно хотел заслонить коллег от выстрелов. — Кренник, стой. Это я. Я! Они ни в чем не виноваты.

Взглянув в лицо мужчины, с которым они когда-то давным-давно были друзьями, директор помедлил.

— Отпусти их, — попросил Гален. Мокрый, усталый человек с вытаращенными глазами, в один миг растерявший всю свою гениальность.

Кренник поманил его пальцем, и Гален нерешительно, не переставая умолять, шагнул ему навстречу.

— Огонь, — скомандовал директор.

Он не обратил внимания на алые заряды, вырвавшиеся из винтовок штурмовиков, не удостоил взглядом упавшие с глухим стуком тела и их шипящие под дождем ожоги.

Глаза Кренника были прикованы к Галену, лицо которого перекосилось от потрясения и ярости, тут же сменившихся не слишком убедительным каменным спокойствием.

Но времена, когда им удавалось что-то утаить друг от друга, давно прошли, и Гален зря старался. Кренник резко ударил наотмашь, чувствуя, как костяшки пальцев впечатались в подбородок и щеку ученого. Тот, неловко пошатнувшись, рухнул на колени.

— Я выстрелил из твоего оружия, — сказал директор. — Джеда. Со Геррера. Его банда фанатиков. Священный город. Последнее напоминание о джедаях. — Он сделал паузу. — Следующим шагом станет целая планета.

Гален, не издав ни единого звука, уверенно смотрел на него снизу вверх.

— Тебе все равно не победить, — наконец прошептал он.

Идеальный самообман, в нем даже было некое очарование.

— По-моему, — ответил Кренник, — я где-то это уже слышал.

Где-то среди дождя, тьмы и грязи Джин потеряла Кассиана и Бодхи из виду. Впрочем, не важно — она спустилась по каньону благодаря освещению исследовательского центра и пробралась к подножию посадочной площадки. Она там, где и должна быть, сюда привели поиски отца. Это стало своеобразным откликом на засевшую в закоулках ее разума запись, и с каждым шагом слова Галена Эрсо звучали в ее голове все громче и отчетливей.

Чтобы пробраться наверх, нужно время, поскольку все пути со дна каньона к платформе и примыкающим к ней постройкам охранялись. Приметив на отвесной стене аварийную лестницу, Джин начала карабкаться. Ступени были довольно скользкими от мороси, нанесенной ветром, поэтому там, где нельзя было крепко схватиться, девушка перекидывала руку через металлические прутья и подтягивалась, болтая ногами, пока не нащупывала под ними опору. Череда одинаковых движений милостиво изгнала из ее головы мысли, надежду и отчаяние, и вскоре от Джин осталось лишь безвольное тело, которое на автомате доберется до вершины, если не свалится на полпути. Опомнилась она, только когда посадочная площадка оказалась на расстоянии вытянутой руки и оттуда послышались тихие, неразборчивые из-за шума дождя голоса.

Не медля ни секунды, девушка перелезла через край платформы. Это было рискованно, но руки в перчатках уже занемели, и с каждой перекладиной она соскальзывала все чаще. Если уж умирать, то действуя, а не осторожничая.

Металл приятно холодил ее распростертое тело, однако сейчас не время прохлаждаться. Перед лицом девушки возникла пара белых сапог, а в макушку ткнулось дуло винтовки. Джин подскочила, чтобы рывком выкрутить оружие из рук штурмовика. Одним движением она развернулась и швырнула имперца за край платформы. Тут же стукнувшись головой о стену каньона, тот улетел в пропасть без единого звука.

Зажав винтовку под мышкой, Джин огляделась. Откуда-то по-прежнему доносились голоса, но ей повезло — она поднялась на платформу за транспортировочными ящиками, благодаря чему осталась незамеченной. Пригнув голову, Джин подползла ближе и поверх ящиков оглядела собравшихся на платформе.

И вот что предстало ее глазам.

Рассредоточенные по платформе штурмовики в белом с опущенными винтовками, наблюдавшие за происходящим.

Понурившиеся под дождем разномастные офицеры.

Полдесятка трупов со все еще дымящимися ранами.

Штурмовики в черном, как те, что убили маму на Ла'му.

Тот самый человек в белом, что отдал приказ убить маму.

И стоящий на коленях отец, с жалостью взирающий на высившегося рядом человека в белом.

Перед ней в новых декорациях разворачивалась сцена из прошлого. Невозможный, чудовищный повтор для одного зрителя — маленькой девочки, которая в предыдущий раз скрылась в пещере.

Но та девочка была погребена в сырости мысленной пещеры Джин, откуда не доносилось ни рыданий, ни криков ужаса.

Подняв дрожащими руками винтовку, она прицелилась в человека в белом.

Сидя среди камней на краю утеса, Кассиан наблюдал за происходящим.

Он сам решил просто наблюдать. Отбросив винтовку, капитан провалил задание, нарушил присягу и обещания, данные Дрейвену и Разведслужбе Альянса. При иных обстоятельствах предательство могло бы подарить ощущение свободы. Но сейчас, видя, что человека, которого он едва не лишил жизни, ждет неминуемая гибель, Кассиан ничего не мог поделать.

У него не было возможности предотвратить расстрел инженеров. Выстрелив в толпу, капитан вряд ли снял бы больше одного штурмовика. Да и зачем вмешиваться в их разборки — смерть имперских ученых вообще никак не тронула повстанца.

Но казнь Галена Эрсо сразу после того, как сам Кассиан отказался от своего намерения, выглядела насмешкой судьбы, Силы или древних богов Иду. Наблюдая в квадронокль за происходящим на платформе, капитан выискивал взглядом что угодно, что сможет помешать, казалось бы, неизбежному.

К изумлению оперативника, на глаза ему попалась Джин, перелезшая через край платформы и отправившая часового в последний полет.

«Она-то что там делает?»

Едва сформулировав в уме вопрос, Кассиан тут же нашел на него ответ.

Но прикинуть, что делать в новых обстоятельствах, он не успел, поскольку комлинк разразился помехами, сквозь которые прорвалась торопливая речь K-2SO:

— Кассиан, ты меня слышишь?

Капитан одной рукой выхватил коммуникатор.

— Слышу. — В то же время он старался не упустить из виду Джин, крадущуюся между ящиков. — Ты наладил связь.

— Верно, но у нас новая проблема! Сюда летит эскадрилья истребителей Альянса. — Чтобы расслышать слова за треском статики и шумом дождя, Кассиану пришлось напрячь слух. — Уходите оттуда!

Секунду спустя мозг осознал смысл приглушенных помехами слов.

— Нет! — выкрикнул капитан. — Нет, нет, нет… скажи им притормозить! Там на площадке Джин!

Раз Дрейвен прислал эскадрилью, значит он решил завершить задание и уничтожить Галена Эрсо, сровняв с землей исследовательский центр и расстреляв все живое на поверхности.

Пилоты наверняка не в курсе о капитане и его спутниках. Скорее всего, Дрейвен и не подумал поставить их в известность, да и не выслал бы их, полагай он, что разведчик еще жив.

Взглянув на платформу, где виднелся размытый из-за дождя силуэт Джин, Кассиан подумал: «Я всех нас погубил».

Время Дрейвена неумолимо истекало. «База-1» начала полниться слухами о происшествии на Джеде, и если сплетни достигли Явина, то что уж говорить о более цивилизованных уголках Галактики. Дрейвену предстояло доложить на совете Верховного командования Альянса о разрушителе планет и о боевом вылете на Иду.

Точнее, ему предстояло доложить об этом Мон Мотме. У генерала не было времени, чтобы отчитываться перед всем советом, а Мотма — при всем его горячем неодобрении ее стратегии — может быть до беспощадности прямолинейной, если загнать ее в угол. Бывший сенатор и нынешняя глава Альянса не брезговала грязной политической игрой, и Дрейвен сам время от времени ловил ее на приемах, о которых она предпочла бы умолчать. Но когда дело касалось разрушителя планет, генерал не сомневался, что Мон Мотма предпочтет практичность любому рискованному ходу.

На полпути к ее кабинету на верхних этажах пирамиды Дрейвена снова вызвали в центр связи. Опрометью сбежав по двум лестничным пролетам, так что форма прилипла к спине от пота, он ворвался в помещение.

— Генерал! — Рядовой Вимс, отдав честь, указал на терминал связи. — Слабый сигнал с Иду. Это транспортник капитана Андора. Открытое сообщение, без шифрования.

— Что? — «Должно быть, корабль лишился всех передающих устройств и им пришлось мастерить что-то из подручных средств прямо на коленке». Дрейвен опустился в кресло, сгорбившись над пультом. — Включай.

Послышался приглушенный металлический голос, говоривший чуть ли не расслабленным тоном.

— Капитан Андор просит приостановить поддержку с воздуха.

«Ручной дроид Андора».

Услышав дальнейшее, Дрейвен наклонился ближе к динамику и стиснул челюсти.

— Силы Альянса в зоне поражения. Подтвердите получение.

Мысленно выругавшись, генерал суматошно замахал рукой Вимсу.

— Свяжись с командиром эскадрильи, — выкрикнул он. — Немедленно!

Бедняга-рядовой пришел в такой ужас, будто его обвинили в дезертирстве.

Три минуты назад они доложили, что приступают.

«Проклятье».

Генерал медленно кивнул. В голове пускали ростки идеи, цвели пышным цветом варианты, но он один за другим обрубал их на корню.

Если эскадрилья уже вступила в бой, то приказ отложить атаку лишь даст имперцам возможность укрепить позиции. Мертвых уже не вернешь, а члены отряда Кассиана, оставшись без прикрытия, окажутся обречены. Операция, несомненно, будет провалена.

— Если сможешь связаться с Синей эскадрильей, — приказал генерал, — сообщи им новые сведения.

Впрочем, эта информация для пилотов будет абсолютно бесполезна.

Что касается отряда Андора…

Дрейвен вздохнул. «Иногда и хорошие ребята плохо кончают».

— Передай им: да пребудет с ними Сила, — закончил он.


ГЛАВА 10 | Звёздные Войны. Изгой-Один. Истории | ГЛАВА 12



Loading...