home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 8

— Что это было за сообщение? — допытывался Кассиан. — Ты можешь сказать мне.

Позади крякнул Бейз. Пилот опасался смотреть прямо на Андора. Они уже пошли по второму кругу — оперативник задавал вопросы, а страдалец только бормотал какую-то неразборчивую чушь. Иногда в этой путанице слов проскальзывала толика смысла: капитан несколько раз услышал слова «разрушитель планет», но не более. Постепенно нарастало желание просто выбить ответы из этого типа, ради которого пришлось проделать такой путь.

Оно должно того стоить. Сообщение, задание — должно оправдывать цену потерь.

— У меня было сообщение, — в итоге выдал пилот. — Сообщение от Галена Эрсо. Я привез его с Иду.

«Иду».

Кассиан смутно припомнил, что название фигурировало в одном из документов разведки Альянса — планета где-то во Внешнем Кольце. За эту ниточку можно было зацепиться.

И тут по катакомбам прокатилась дрожь, сопровождаемая страшным грохотом.

Посыпавшиеся из своих ниш черепа разлетались на куски, ударяясь о каменный пол. Лампы замигали, охранники бросились к выходу. Абсурдный инстинкт побуждал Кассиана забыть о землетрясении и заставить пилота говорить, но он смог обуздать это навязчивое желание. Перед разведчиком замаячила новая возможность, и ее нельзя было упускать.

— Протонные бомбы, — заключил Бейз, взглянув на потолок.

— Нет, — Чиррут отрицательно покачал головой, но не предложил другого объяснения.

Андор не терял времени. Он достал припрятанный в ботинке экстренный набор и начал возиться с замком камеры, зажимая провода и щелкая переключателями. Толчки все усиливались, отчего ладони повстанца дрожали и он промахивался мимо цели. Наконец раздался долгожданный лязг, и дверь отъехала в сторону. Кассиан едва успел убрать руки. Он бросился к столу, где было свалено их снаряжение, а следом Бейз уже тянул за собой товарища.

— Надо убираться! — рявкнул здоровяк.

Кассиан подхватил свой бластер одной рукой, другой нащупал комлинк и вышел на связь:

— К-2? К-2, где ты?

«Пожалуйста, будь на корабле. Только не говори, что пошел за мной. Мы почти у цели…»

Комлинк разразился треском помех, и еле слышный голос ответил:

— О, вот и ты! Я наготове, как ты и приказал. Только тут проблема с горизонтом.

— Какая проблема? — выдохнул Кассиан.

— Горизонта нет. Однако есть и хорошая новость, — похоже, я нашел наш разрушитель планет.

Катакомбы содрогались и разваливались. Кассиан едва не упал на колени. Только снова обретя равновесие, он осознал, о чем говорил дроид.

— Что творится на поверхности?

— Да какая разница? Разрушитель планет действительно существует.

«Он здесь».

Осознав, что они раскопали, Кассиан испытал неподдельный трепет. Капитан вернется к повстанцам, не просто успешно выполнив задание, а со свидетельством разрушений, учиненных чудовищем, равного которому Галактика еще не знала. И только от Андора зависело, переживет ли он это первое знакомство. Вслед за трепетом по спине пробежал холодок, а на лбу выступила испарина.

— Определи наше местоположение, — приказал повстанец. — И прилетай прямо сюда!

— Эвакуация через пять минут, — ответил дроид. — Если я справлюсь.

Кассиан искоса взглянул на Бейза, который то ли проверял свою бластерную пушку, то ли просто любовался ей. «Пять минут». Слишком долго и при этом чересчур быстро, чтобы успеть осуществить задуманное.

Неизвестно, что случилось с Джин. Оказалась ли она в руках Со или угодила в лапы палачей, которые пытали Бодхи Рука? Теперь девушка стала бы обузой. Да и Геррера больше был не нужен: Бодхи сам мог привести повстанцев к Галену Эрсо.

«Не просто обузой, — поправился Кассиан. — Она попытается сорвать операцию».

Всего и делов-то: забыть это отчаяние в ее глазах, оставить Джин в прошлом, как он уже оставил Тивика на «Кольце Кафрены» и тех ребят на Эйлоросейнте и Чемво.

— Куда ты собрался? — крикнул Чиррут.

Капитан был уже на полпути к выходу из пещеры.

— Я должен найти Джин, — отозвался он. — Захватите пилота, он нам нужен. И если хотите выбраться отсюда, встречаемся наверху.

Это было и предложение, и угроза одновременно.

Тусклого света в катакомбах едва хватало, чтобы ориентироваться. Дорогу ему освещали качавшиеся под потолком лампы и фонари в руках партизан Герреры, когда те попадались на пути. Все повстанцы спешили в одном направлении, и Кассиан без опаски несся по лестницам и огибал углы вслед за ними. Никто, кажется, даже не заметил одинокого беглеца.

Он взбежал по ступенькам на основной этаж монастыря и сквозь грохот горных недр и крики спасающихся бойцов услышал еще кое-что: рокот корабельных двигателей и жуткое завывание ветра, как во время ураганов на Скварре. Из центрального зала высыпали солдаты. Кто-то тащил на себе какое-то снаряжение, большая часть которого осталась валяться на полу. Кассиан задумался о том, скольким из здешних обитателей доведется снова увидеть звезды.

Мимо прошмыгнул повстанец-тви'лек. Капитан ухватился за голубые отростки на его голове и швырнул парня об стену.

— Где Джин Эрсо? — крикнул он. — Куда ее увели?

Тви'лек инстинктивно дал сдачи. Он был совсем юным и тощим, поэтому Кассиан недооценил его. Но стоило учесть, что он был одним из подручных Герреры. Инородец хорошенько врезал капитану кулаком под ребра. Кассиан блокировал следующий удар и снова прижал противника к стене.

— Я здесь не ради драки. Как тебя зовут? — прорычал он.

Парень непонимающе уставился на Андора.

— Как тебя зовут?

— Рей'содан, — ответил тви'лек.

Значит, Рей'содан.

«Не надо злить его. Этим делу не поможешь. Пусть мальчишка немного успокоится».

— Мы можем лупить друг друга, пока все здесь разваливается на части, или ты скажешь мне, куда вы увели Джин Эрсо. Девушку, которую поймали раньше. Ее держали отдельно от остальных.

Парень подумал пару секунд и ответил:

— Покои Со. Верхний уровень. Но я не видел его с тех пор, как…

Кассиан развернулся и побежал прочь. Со оставил пилота в живых. Может быть, если Андору очень повезло, Геррере хватило жестокости оставить в живых и девушку.

Он взлетел по очередной лестнице, перемахивая по две ступеньки зараз. Монастырь ревел. Перекрытия обваливались. Кассиан прикрыл рукавом рот и нос, чтобы хоть как-то защититься от клубов взвившейся пыли. Энергокабели привели его к входу, завешенному лохмотьями, возле которого капитан споткнулся обо что-то мягкое: на полу мешком лежала девушка-повстанец с винтовкой длиннее, чем ее собственная рука.

«Никаких бластерных ран, — отметил Кассиан. — Бедняжка пришла сюда за Геррерой и разбила голову во время одного из толчков».

Партизанка могла быть еще жива, но разведчику было не до нее.

Выкрикивая имя Джин, оперативник продрался сквозь занавесь и нашел ее внутри.

— Эрсо стояла на коленях, ее плечи были опущены, а руки безвольно повисли. При каждом новом сотрясении она перемещала вес так, чтобы ее не опрокинуло, но это были единственные движения слепо уставившейся в одну точку Джин. Похоже, она даже не замечала склонившуюся над ней фигуру в броне.

Со Геррера. Несомненно, это был он, пускай и гораздо старше, чем на изображениях из досье, что Андор видел на «Базе-1».

Что он сделал с девушкой?

Со поднял голову. Его налитые кровью глаза встретили взгляд капитана. Пожилой мужчина прикрыл веки, потом ответил скрипучим голосом, словно прочитав гнев и возмущение на лице Кассиана:

— Это не моих рук дело. Она просто не была готова к тому, что увидела.

Кассиану хотелось закричать: «Да что все это значит?!» — но Геррера продолжил тоном, не терпящим возражений:

— Если можешь спасти ее, — произнес он с горечью, — то уводи.

Монастырь разваливался на куски. K-2SO должен был прибыть с минуты на минуту. Времени катастрофически не хватало. Что ж, за неимением лучшего и такой ответ Герреры сгодится.

Капитан опустился на колени рядом с Джин. Взгляд ее остекленевших глаз был совершенно рассеянным.

— Нужно убираться отсюда, — произнес Андор тихо, но твердо.

От звука его голоса девушка лишь вздрогнула. Кассиан мысленно выругался.

«Оставь ее в прошлом».

Это будет проще, чем он ожидал. В ее глазах больше не было того неистового отчаяния. Дикий, первобытный инстинкт выживания теперь был похоронен глубоко внутри. Он оставит здесь пустую оболочку…

— Я знаю, где твой отец, — сделал еще одну попытку Кассиан.

Джин моргнула. Ее взгляд сосредоточился на Андоре.

— Уходи, Джин! — Даже при всей его немощи голос Со оставался все таким же властным. — Ты должна идти.

Девушка поднялась. Ее ноги дрожали. Дыхание со свистом вырывалось из едва приоткрытых губ. Она бесстрастно оглядела комнату, взглянула на Кассиана и Со и взяла за руку своего наставника.

Между Джин и Геррерой что-то происходило, но Андор не смог понять, что именно. Со просто тихо произнес:

— Спасайся. Пожалуйста.

Девушка вспыхнула от гнева, но разжала пальцы. Кассиан схватил ее за другую ладонь и потащил к выходу.

— Давай же! — поторапливал он, и Джин сделала один нетвердый шаг, за ним второй.

— Уходи! — с неожиданным напором приказал Геррера. Его голос мог посоперничать с грохотом обломков, осыпавшихся за окном. Не сводя глаз со старого повстанца, Джин сделала очередной шаг.

— У нас нет времени, — рявкнул Кассиан и снова потянул ее за собой. Пошатнувшись, девушка вместе с капитаном выскочила в коридор.

Рев Со, казалось, мог раздробить камни за их спиной и заглушить даже неистовое бушевание катаклизма.

— Спасите восстание! — взывал он. — Спасите мечту!


Бодхи Рук понимал разницу между прошлым и настоящим, между воспоминаниями и реальностью. Вот только разобраться, что есть что, никак не получалось.

Бор-Галлет отнял все, что у него было — каждую сокровенную мысль и мечту, каждое нежно хранимое или забытое воспоминание, — и впился в них своими щупальцами, словно скальпелями. В голове всплыл оборванный смутный момент первого поцелуя, отправившийся в воображаемую груду справа. Лента кайбер-кристаллов плыла к куче слева — еще один спрессованный фрагмент, подготовленный для дальнейшего изучения.

Когда Бор-Галлет и Со закончили дознание, Бодхи попытался вернуть воспоминания на свои места, но они никак не укладывались в правильном порядке.

«Я — пилот!»

Кому он это сказал? Значит, кто-то все-таки его слушал. Или это эхо далеких времен?

Может, он все еще в клетке с чудовищем?

Нет. Но он был в другой клетке, пропитавшейся его собственной вонью. Летный комбинезон натирал озябшую кожу, сдирая болячки и занося в раны грязь.

Мир вокруг рокотал, как взлетающий корабль.

«Вот это-то уж точно воспоминание», — подумал Бодхи.

— Пилот, — раздался полный презрения низкий голос.

Заключенный сосредоточился на источнике звука и увидел сквозь прутья решетки крепкого мужчину с темными непослушными волосами. За его спиной стоял поджарый человек с посохом.

Здоровяк — откуда-то всплыло имя Бейз, хотя Бодхи понятия не имел, где его слышал, — поднял бластерную пушку и направил прямо в грудь пленнику.

Паника помогла парню обрести слова.

— Стой! — закричал он. — Не надо…

Бодхи, пошатываясь, поднялся на ноги и приготовился к болезненной смерти. Он услышал бластерный выстрел, но ничего не почувствовал.

Дверь камеры отъехала в сторону. Бейз хмуро глядел на пилота. Дуло его оружия было направлено на обгоревшую и сыпавшую искрами панель управления.

— Давай! — позвал второй. «Его зовут Чиррут». — Пошли отсюда!

Неужели это реальность?

Неужели это спасение?

Бодхи сделал первый шаг и едва не подвернул лодыжку. Второй шаг, и земля вдруг вздыбилась под ним. А потом он уже бежал следом за Бейзом и Чиррутом. Парень молился, чтобы это и было то самое искупление, радушный прием, обещанный ему Галеном Эрсо, когда ученый отправил его на поиски повстанцев, посулив возможность загладить свои грехи.

Бодхи очень надеялся, что его мучения подходят к концу.

Парень узнавал в бежавшей вместе с ними толпе отдельные лица. Спешившие по каменным коридорам повстанцы уносили с собой винтовки и снаряжение. Среди них были и конвоиры Бодхи, которые связали его, надели на голову мешок и вели под прицелом по пустыне, хотя он просто хотел помочь им. Теперь же они не удостоили беглеца даже взглядом и, похоже, вообще его не замечали. Напрягая измученные ноги и выжимая все возможное из замерзших легких, Бодхи старался не сбавлять шаг.

— Они убьют нас, — шептал пилот Бейзу. — Ты бы знал, какие они.

Здоровяк расхохотался так громко, что парень испугался, как бы это не привлекло внимание повстанцев, но те продолжали свой бег.

— Прости моего друга, — пояснил Чиррут. — Ты бы тоже посмеялся, если бы знал, что он жаждал твоей смерти больше всех.

Бодхи не нашел в этом ничего забавного. Но ничего не попишешь, таким уж было его спасение.

По отполированным за века ступеням они выбежали из катакомб и вырвались наружу, прямо в холодный рассвет. Солнце резануло пилота по глазам синими, зелеными и серебряными всполохами. Бодхи не помнил, когда в последний раз видел солнечный свет, хотя Бор-Галлет наверняка мог бы подсказать.

Парень притормозил вслед за своими спасителями. Они оказались на широком горном уступе, с которого открывался вид на долину. Повстанцы исчезли, разбежавшись кто куда. Перед беглецами бушевала пыльная буря: куда ни глянь, долину застилали завихрения и волны песка.

Бейз беззвучно шевелил губами. Похоже, он был в шоке.

— Что ты видишь? — спросил друга Чиррут.

Бодхи несколько раз моргнул, чтобы избавиться от разноцветных пятен перед глазами. Когда зрение прояснилось, он понял, что на самом деле долина была слишком темной. Парень поднял голову, едва разогнув затекшую шею, и увидел висевшую в небе странную тень — словно луна заслонила собой солнце.

— Что ты видишь? — повторил вопрос Чиррут.

Воспоминания и реальность смешались в кучу. Бодхи был на Джеде, более того, даже никогда не покидал ее, и теперь смотрел на долину, где должен был стоять Священный город. А над ним, в небесах…

— Нет, — шептал он. — Нет!

Это было вовсе не спасение. Это какой-то трюк Бор-Галлета. Вот в чем была причина, по которой Бодхи дезертировал, бросил друзей, доверился словам Галена Эрсо, терпел пытки и унижения: нужно остановить разрушитель планет, не дать ввести боевую станцию в строй. То, что предстало перед его глазами, не было реальным. Просто не могло быть.

— Этого не должно было случиться, — шептал пилот, хотя его никто не слушал.

Он опоздал. Это была его вина.

Порыв горячего ветра, прорезавшего холодный воздух, едва не сбил парня с ног. Пыльная буря приближалась.

Вдруг до него донесся другой шум, отличавшийся от ревущей вокруг стихии. Прямо перед ними снижался U-транспортник UT-60D. Неуклюже нырнув в неистовые воздушные потоки, он попытался поравняться с уступом.

Бейз сгреб в охапку Чиррута и бросился к кораблю:

— Ну, вперед!

«Ради чего? — задумался Бодхи. — Нам все равно крышка».

Тут кто-то хлопнул его ладонью между лопаток.

— Пошел! — крикнул новый голос.

Его обладатель пронесся мимо, увлекая за собой девушку. Наверное, Бодхи видел этого мужчину раньше. Пилот вспомнил ласковый, почти жалостливый голос.

«Ради чего?»

Да просто он не хотел умирать.

Бодхи бросился вслед за мужчиной, Бейзом и Чиррутом. В воздухе становилось все больше пыли. Песок хлестал парня по коже и трепал волосы. Он не слышал, как открылся люк корабля, но увидел просвет — словно посреди бури распахнулось окно. Бежавшие впереди спутники устремились к этому проему и одним прыжком преодолели оставшееся до него расстояние. Бодхи тоже прыгнул, но дрожащие ноги подвели его. Он уже падал мимо, когда его схватила чья-то рука и грубо втащила внутрь прямо перед тем, как люк закрылся.

Бодхи так и не понял, кто спас ему жизнь.

— Вытаскивай нас отсюда! — раздался голос. — Давай, жми!

Пассажирский отсек заходил ходуном. Бейз, Чиррут и девушка пристегнулись к креслам ремнями, чтобы тряска не расшвыряла их по стенам. Но даже с полом, уходящим из-под ног, металлическими завываниями ветра, бьющего по обшивке, Бодхи ощутил спокойствие. Он был на корабле. Он попал в свою стихию.

Корпус застонал, когда по крыше транспортника ударило что-то тяжелое. Палуба ухнула вниз, пилот упал на четвереньки, и запястья пронзила острая боль. Корабль накренился, и Бодхи начал скользить. Он узнал рев знакомого переделанного «Инкомом» резервного двигателя 9XR, надрывно противостоящего буре.

Парень пополз вперед и забрался в кабину пилота. Он никогда раньше не видел рубку U-транспортника.

Кораблем управляли дроид и мужчина — тот, что обогнал Бодхи в последний момент.

«Кассиан? Кажется, так его зовут?»

Они лихорадочно регулировали тягу, стараясь скользить по пыльным волнам, и уводили машину из самого пекла, проносясь мимо скал, крошащихся прямо на глазах.

Парень не вмешивался. Он видел, как руки Кассиана и манипуляторы дроида порхают над панелью управления. Бодхи наблюдал за показаниями приборов и датчиков, которые в нынешних условиях были практически бесполезны. Он почувствовал, как транспортник, подхваченный бурей, сотрясается, пытаясь сравняться скоростью с ветром. Потом над кабиной нависла тень, словно тяжелое горячее облако набрало высоту, а теперь опадало.

Бодхи понял, что все равно умрет. Его спасение подходило к концу. И виноват в этом он сам. Если бы он поспешил, повстанцы могли бы остановить разрушитель планет.

— Простите, — прошептал парень.

Кассиан и дроид его не слышали.

Пилот вдруг понял, что Бор-Галлет покинул его разум. Нахлынувшие на Бодхи воспоминания были необыкновенно живые, как и те, что выхватывало чудовище. Парень посмотрел в иллюминатор и вместо пыльной бури увидел изумрудно-бирюзовые оттенки гигантских газовых облаков. Разряды молний, словно удивительные танцоры, скакали от одного облака к другому, воспламеняя и разрывая их на части. Бодхи смеялся в рубке своего челнока типа «Ню», едва ли подходящего для тренировочных полетов. Челнок вращался и скакал, а однокашники подбадривали Бодхи.

Это было такое спокойное воспоминание. Чистейшая безмятежность. А потом его полет сквозь газовый гигант Бамаяр-9 прервался, и пилот снова оказался посреди пыльной бури, а вокруг U-транспортника смыкалась тьма.

— Смотрите! — закричал парень и потянулся к искорке света в иллюминаторе, просвету в пыли, который уже накрывала падающая сверху волна.

Кассиан не обернулся. Наверное, он не слышал.

— Давай же! — закричал повстанец, снова перенаправил мощность и бросил корабль к этому пятнышку света, пока вокруг разверзалось небытие. Небо стало синим, потом черным, и иллюминатор заполнили звезды.

Транспортник прыгнул в гиперпространство, а Бодхи истерично хохотал на полу кабины.


ГЛАВА 7 | Звёздные Войны. Изгой-Один. Истории | ГЛАВА 9



Loading...