home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава тридцать третья

Я заметила интересный литературный феномен: когда бы автор ни сообщал читателям, что собираются делать его герои, происходит нечто, что срывает и делает их продуманные планы бесполезными, что обманывает их надежды и ожидания читателей. Не знаю, справедливо ли мое наблюдение для всех книг, но для истории, которую я сейчас рассказываю, оно оказалось безусловно справедливым.

До отъезда из Ирландии мы со Слейдом составили план: ехать в Лондон, где я останусь у его сестры, пока он продолжит путешествие до Парижа. Там у него есть друзья, которые сопроводят его в Нормандию и помогут схватить Найала Кавана. А уж потом он решит, что делать с пленником и его оружием и как отомстить Вильгельму Штайберу. Мне план не нравился. Не только потому, что был расплывчатым, но и потому, что, согласно этому плану, я должна была сидеть сложа руки и только ждать новостей.

Убьет ли Вильгельм Штайбер Слейда? Или верх одержит Слейд, но все равно не отступится от своего упрямого намерения расстаться со мной, потому что не хочет запятнать меня своими грехами?

Так или иначе, ехать за Слейдом туда, куда он теперь направлялся, я не могла. Не говоря уж о неприличии такой поездки, я бы только путалась у него под ногами — слишком велика была опасность. Поэтому я нехотя согласилась на такой план. Нам и в голову не могло прийти, что неожиданное осложнение заставит нас полностью его изменить.

В Лондон мы прибыли на следующий день рано утром. От того, что в последнее время мне пришлось пересечь все королевство столько раз, что я уже и счет потеряла, чувствовала я себя измученной и дезориентированной. Поезда с грохотом подъезжали и отъезжали от перронов Юстонского вокзала, дым и жара слепили меня. Я ничего не замечала вокруг, пока Слейд не сказал:

— Что-то полицейских больше, чем обычно.

Поморгав, я тоже увидела, что платформу патрулируют констебли.

— А что они ищут?

— Я, так же как и вы, могу лишь гадать об этом, — ответил Слейд. — Но у меня дурное предчувствие.

Когда мы вошли в здание вокзала, выяснилось, что интуиция его не подвела. На стенах висели два огромных плаката. На одном в черно-белом изображении был воспроизведен мой портрет кисти Джорджа Ричмонда, которому я позировала годом раньше. Под портретом крупными буквами было написано: «Видели ли вы эту женщину?» Еще ниже буквами помельче следовали мое имя и описание, а также сообщалось, что меня разыскивает полиция. На другом плакате весьма грубо и приблизительно воспроизводилось лицо Слейда и содержались те же сведения о нем.

Слейд выругался себе под нос и сказал:

— Это, конечно, дело рук лорда Истбурна.

Стало быть, милостиво пожалованные мне лордом Пальмерстоном несколько дней истекли. Теперь мы со Слейдом стали объектами массовой охоты.

— Лучше нам не попадаться никому на глаза, — сказал Слейд и, взяв меня за руку, быстро, но не так, чтобы привлечь внимание, потащил к выходу. Остановив кэб, он забросил наши вещи на крышу, втолкнул меня внутрь и, уже заскакивая следом, выкрикнул извозчику адрес. К счастью, извозчик нас не опознал. Слейд опустил шторки на окнах, чтобы никто не увидел нас, пока мы будем ехать по Лондону, и заверил: — У моей сестры вы будете в безопасности.

— Когда вы отправитесь во Францию?

— Сегодня. Чем быстрее я выберусь из Англии, тем лучше.

Наконец кэб свернул на фешенебельную улицу в районе Мейфэр, где жила вдовствующая сестра Слейда, миссис Кэтрин Эббот. Слейд глубоко надвинул на глаза шляпу и, выглянув в окно, крикнул извозчику:

— Не останавливайтесь, заверните за угол.

— Что случилось? — спросила я.

— На площади стоит констебль. Он наблюдает за домом Кейт. Должно быть, лорд Истбурн приказал следить за всеми моими родственниками и знакомыми.

Я задрожала от страха. Когда кэб с грохотом проезжал по аллее за домом, Слейд снова выглянул в окно и сказал:

— Отлично. Здесь они не догадались поставить наблюдателя. Пошли.

Мы выпрыгнули из экипажа, Слейд мгновенно стащил с крыши наши вещи и расплатился с извозчиком. Аллея была огорожена кирпичной стеной, за которой находились задние дворы элегантных георгианских домов. Когда мы поспешно нырнули в ворота, я узнала этот прелестный дворик — мне доводилось останавливаться здесь прежде, во время наших приключений 1848 года. Мы проскользнули внутрь через черный ход. В доме было тихо. Никто не встретился нам, пока мы не дошли до маленькой столовой, примыкавшей к кухне. Там за письменным столом сидела и писала письмо женщина в бледно-зеленом шелковом платье.

— Кейт, — окликнул ее Слейд.

Она вздрогнула, вскрикнула от неожиданности, обернулась и тут же схватилась руками за горло.

— Джон! И Шарлотта! Боже милостивый, как вы меня напугали! — Кэтрин Эббот была очень похожа на брата: черные волосы, поразительные серые глаза, но, в отличие от брата, она была невысока ростом, худа и изящна, и черты лица у нее были милее. — Если бы я была из тех женщин, которые верят в химеры, я бы упала в обморок!

— Прости, — сказал Слейд. — Мы не хотели тебя напугать.

— Тогда незачем было проникать в мой дом, словно воры. — Однако, испытав облегчение, Кейт уже не сердилась. Она обняла Слейда, потом меня. — Слава богу, с вами все в порядке. Вы знаете, что вас разыскивает полиция? И знаете ли вы, в чем вас подозревают?

— Да, — ответила я.

— А ты откуда это знаешь, Кейт? — спросил Слейд.

— Они были здесь, — объяснила она, — меньше часа тому назад. Двое самых бесцеремонных и злобных нахалов, каких я только имела несчастье видеть в своей жизни. Джон, они заявили, что ты сошел с ума и убил двух санитаров в Бедламе. А что касается вас, Шарлотта, они сказали, что вы убили какую-то русскую актрису и трех уличных женщин в Уайтчепеле. Разумеется, я не поверила ни единому их слову. Это беспардонный вздор.

Я была так благодарна ей за преданность, что слезы мгновенно застлали мне глаза.

— Что, черт возьми, происходит? — потребовала ответа Кейт.

— Давайте присядем, — предложил Слейд.

Мы уселись в гостиной, и Слейд рассказал Кейт о своем пребывании в России, о Вильгельме Штайбере, Найале Кавана и его изобретении, о своем аресте, препровождении в Бедлам и пытках.

— Я действительно убил санитаров, но только в порядке самозащиты. Если бы я этого не сделал, мы бы сейчас здесь не сидели. Мне очень жаль, Кейт.

— А мне вовсе нет, — решительно сказала она. — Я отнюдь не желаю, чтобы прусский наемный шпион убил моего брата.

Подхватив рассказ Слейда, я поведала Кейт о том, как увидела Слейда в Бедламе, о событиях, приведших меня к Катерине, о том, как меня арестовали за якобы многочисленные убийства и бросили в Ньюгейтскую тюрьму.

— Ох, бедняжка, — воскликнула она, обнимая меня. — Если бы я знала! Я бы вызволила вас.

Ее сочувствие было бальзамом на раны моей души, которая страдала от избытка жестокости, доставшейся на ее долю в последнее время.

— К счастью, в дело вмешалась королева. — Я подробно рассказала о своих поисках Найала Кавана. Мы со Слейдом, дополняя друг друга, описали секретную лабораторию в Тонбридже, то, что мы там обнаружили и что случилось потом, — все, за исключением наших личных отношений.

Слейд завершил повествование отчетом о том, что мы узнали в Ирландии.

— Я еду во Францию, — сказал он, — и привел к тебе Шарлотту, чтобы она пожила у тебя в мое отсутствие, пока все не прояснится.

Я ожидала, что Кейт с готовностью согласится, ведь она помогла мне и прежде, во время нашего со Слейдом сотрудничества в 1848 году. Я нравилась ей, и она поощряла наши отношения со Слейдом. Но вместо этого она напряглась и сказала:

— Джон, боюсь, это невозможно.

— Почему? — удивился Слейд.

— Ты знаешь, что полиция следит за моим домом?

— Да. Поэтому-то мы и проскользнули в него с черного хода.

Кейт покачала головой и отмахнулась:

— Ты не сможешь выехать из страны.

— Конечно, смогу! — возразил Слейд. — Полицейский, дежурящий у дома, не видел, как мы вошли, не увидит, и как я выйду.

— Да нет же, ты не понимаешь! Ты — наиболее разыскиваемый преступник во всем королевстве, — объяснила она. — Все порты находятся под контролем военных, которым приказано взять тебя живым или мертвым.

— Что?! — Слейд задохнулся от возмущения. — Откуда ты знаешь?

— Твой прежний начальник сообщил мне, — ответила Кейт.

— Лорд Истбурн? Он был здесь?

— Да, вместе с полицейскими. Он допрашивает всех, кто хоть как-то связан с тобой. И он знает, что ты попытаешься покинуть Англию. Он велел мне, если я тебя увижу и если я хочу, чтобы ты остался жив, убедить тебя сдаться.

Мы со Слейдом обменялись испуганными взглядами. Лорд Истбурн просчитывал каждый наш шаг.

— Шарлотту он тоже ищет, — продолжала Кейт. — Он догадывается, что вы вместе.

— Не волнуйся, — сказал Слейд. — Мне уже доводилось ускользать из Англии незамеченным, я сделаю это и теперь. А Шарлотта будет здесь в безопасности, поскольку никто ее не увидит.

— Нет, не будет, — возразила Кейт. — Люди лорда Истбурна обыскали весь дом, и, хоть ничего не нашли, он уверен, что рано или поздно вы здесь объявитесь, поэтому сказал, что обыски будут повторяться. — Кейт посмотрела на меня с сожалением: — Больше всего на свете я хотела бы вам помочь, но вас не должно быть здесь, когда он вернется.

— Она права, — признал Слейд.

То, что наш план провалился, привело меня в смятение, к тому же встревожила интонация Слейда — в ней слышалось отчаяние. Усталость и боль навалились на него, он ссутулился, безвольно уронив руки на колени. Я испугалась, потому что рассчитывала, что именно он решит, что делать дальше, но он молчал. Однако длилось это недолго. Собравшись с духом, он встал.

— Должен быть какой-нибудь надежный друг, которому я смогу вас препоручить, — сказал он, шагая по комнате. — Дайте подумать.

— Нет, — возразила я, поскольку видела теперь только одно решение: — Я должна ехать во Францию с вами.

Кейт вскрикнула от удивления. Слейд остановился, выражение его лица было скорее хмурым, чем удивленным — он ожидал такого решения с моей стороны.

— Женщине в таких делах не место, — сказала Кейт. — Подумайте об опасности!

— Мне будет труднее выполнять свою работу, если я буду вынужден тревожиться о вас, — резко заметил Слейд.

— Вне Англии опасность грозит мне меньше, вам не придется беспокоиться о том, что лорд Истбурн нашел меня. До сих пор я была вам полезна, могу оказаться полезной и впредь.

— Что ж, ладно. — Слейд повернулся к Кейт, которая отважно приняла наше решение. — Первой задачей будет незамеченными выбраться из дома. Сестрица, дорогая, нам понадобится твоя помощь.


Глава тридцать вторая | Невероятные приключения Шарлотты Бронте | * * *



Loading...