home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 4. Одиночество

Утром 27 мая, обогнув гряду гранитных островков и миновав пороги Дедаль в устье Френч-ривер, флотилия ван дер Меера вошла в Георгианский залив красивейшего озера Гурон. Ветер был кормовым, и по озеру шла легкая волна. «Попутный ветер!» – радостно вскричали усталые путешественники. Лучшей погоды не приходилось и желать. В каждой лодке тут же соорудили «мачту»: в специальное отверстие в поперечине судна вставили лопатообразное весло с привязанным к нему небольшим парусом. Это позволило ускорить передвижение.

Окружающий пейзаж преобразился. На смену полным пены узким ущельям пришли большие пространства. Впереди раскинулось озеро Гурон – расположенное в центре континента пресноводное море. «Значит, все, что я слышал об этих местах, правда…» – подумалось Александеру. Лодки тем временем уже скользили меж островков, прилежащих к огромному острову Манитулин. Растительности на них было немного, и те острова, на которых высилось несколько хвойных деревьев, своим видом напоминали горшки с цветами. Проплыв вдоль северного берега озера до реки Сент-Мэри, берущей начало в озере Верхнее и впадающей в Гурон, они преодолели последний волок – Сол-Сент-Мэри. В свое время в этом месте, недалеко от порогов, находилась миссия иезуитов. На ночлег остановились на берегу озера Пен, откуда отчалили, по обыкновению, еще до восхода солнца. Озеро Верхнее открылось их взорам в рамке из окутанных туманом скалистых мысов Гро-Кап и Пуан-Ирокуа. А дальше, сколько хватало глаз, была только искрящаяся на солнце водная гладь…

– Раскуривайте трубки! – распорядился впередсмотрящий.

Отработанным движением гребцы переместились поближе к центру лодок, продолжавших плыть через сады водяных лилий, и вынули трубки. Через несколько секунд над флотилией поплыл пахучий дым. Под впечатлением такой красоты притихли даже самые разговорчивые.

– И это вы называете озером? – пробормотал Александер себе под нос.

– Дух захватывает, правда? – отозвался Призрак, щурясь от яркого света. – Думаю, это самое большое озеро на свете. Разрази меня гром, если это не так!

Глядя на небо, он раскинул руки ладонями вверх и, подождав немного, засмеялся.

– Я говорю это, наверное, раз в десятый, и небо до сих пор не рухнуло мне на голову! Значит, я прав!

Мунро то и дело тряс головой в надежде отогнать надоедливых комаров.

– Mac an diabhail! – ругался он, хлопая себя по щекам. – Damn midgets![61]

– Комары тоже любят ром, братишка! – пошутил Александер, раздавив насекомое у себя на ноге.

Пейзаж казался фантастическим, незыблемым, суровым и, как ни странно, приветливым. Голубизна воды смягчала строгие очертания каменистого берега. Скалы, величественные мысы… Складывалось впечатление, что здешняя природа спит с момента сотворения мира и время над ней не властно…

Пара цапель снялась с места и полетела на восток. На берегу, у самой воды, медленно жевал свой завтрак лось, время от времени поглядывая на лодки. Снова стало тихо. Александер прикрыл глаза и прислушался к своему сердцу, которое билось в ритме волн. Отдавшись безмятежной магии момента, он почувствовал себя в полной гармонии с природой. Но прошло несколько минут, и последовал приказ взяться за весла. Десятки гребцов, только что любовавшихся высокими скалистыми берегами, опустили весла в спокойную воду.

– M’en revenant de la jolie Rochelle…[62] – веселым зычным голосом завел один из вояжеров знакомую всем песню.

– J’ai rencontr`e trois jolies demoiselles… C’est l’aviron qui nous m`ene qui nous m`ene, c’est l’aviron qui nous m`ene en haut![63] – подхватили гребцы хором, и лодки понеслись через озеро к острову Руаяль, откуда было рукой подать до цели путешествия – фактории Гран-Портаж.


* * * | Река надежды | * * *



Loading...