home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 11. Размышления об одном и том же

Потоки света золотом проливались сквозь листву на изумрудно-зеленый ковер папоротников. Красота леса и тишина вокруг – все дышало покоем и умиротворением. Луна появлялась на небе вслед за солнцем, а потом – снова солнце и снова – луна… Прошло две недели с того дня, когда они с Изабель встретились. Александер не находил в себе сил рассказать Тсорихиа о том, что собирается покинуть ее. А это нужно было сделать. У него остался всего месяц, чтобы найти и восстановить дом Голландца, если, конечно, от него вообще хоть что-то осталось. Мунро пообещал ему помочь. Вместе с Микваникве и Отемин он последует за кузеном, невзирая на то, что его жена беременна.

Река танцевала и пела. В воде весело плескались дети. Александер ненадолго задержался, чтобы полюбоваться ребятней. Словно беззаботные щенки, дети толкались и гонялись друг за другом под внимательными взглядами своих крутобедрых матерей. У некоторых женщин на руках были младенцы, у многих лица были изъедены оспой – принесенная завоевателями болезнь обрушилась на индейцев, как грозовой ливень.

Туземцам, таким щедрым и гостеприимным, была уготована жалкая участь. Оказавшись между англичанами и французами, словно между молотом и наковальней, за свою преданность белым союзникам они получали баррель-другой водки, а за сопротивление бледнолицему же врагу – страшную кару. И все чужаки – противники и друзья – понемногу отнимали у автохтонов их земли. Несмотря на то что он прибыл сюда в рядах завоевателей, Александер ощущал свою общность с этими людьми, которых обкрадывали, силы которых подтачивали, руководствуясь подлыми собственническими мотивами. Шотландские горцы с их мятежным нравом и грубыми манерами и непредсказуемые американские индейцы с их жестокими обычаями – вот два народа, чья кровь стала прочным цементом для укрепления фундамента империи…

Временами в памяти Александера всплывали картинки из прошлого: старики и дети бредут из долины в долину; их одежда сшита из домотканой шерсти с одним и тем же тартаном[120] – англичане запретили ношение всех остальных тартанов, – но разве можно заставить шотландца забыть о своей принадлежности к тому или иному клану, если это знание навеки запечатлено у него в сердце? На родине, в Хайленде, – разорение и упадок. Великобритания к хайлендерам относилась так же, как французы и англичане – к туземному населению Северной Америки. И тем, и другим была уготована участь рабов. И все же было одно различие: хайлендеры были белокожими и могли без труда раствориться в массе своих поработителей. Хитрый и изворотливый ум всегда может отвоевать себе теплое место в так называемом «цивилизованном» мире!

Шум маленькой алгонкинской деревни, в которой они жили, здесь был едва слышен, но запах коптящихся над кострами кож[121] ощущался отчетливо. Примириться с мыслью о том, что с этим поселением и его обитателями придется расстаться, оказалось не так легко, как он думал. Прошлой осенью, в конце октября, Александер, Тсорихиа, Мунро со своей маленькой семьей, Ноньяша и Матиас покинули регион Великих озер, чтобы обосноваться на реке Святого Лаврентия. Александер бессознательно искал возможность быть поближе к золоту Голландца, мысли о котором, хотел он того или нет, преследовали его днем и ночью.

Рано начались снегопады, и люди не успели построить себе достойное жилище. Приют они нашли в деревне племени вескарини, расположенной в месте слияния Заячьей реки и реки Святого Лаврентия. Это племя, как и другие алгонкины, вело кочевой образ жизни: когда охотники переставали приносить достаточно дичи, вся деревня снималась с места и переходила на новое. На момент встречи у путешественников почти истощились запасы продовольствия, а маленькая Отемин сильно простудилась. Индейцы дали им пищу и кров, взамен попросив лишь об одном – чтобы мужчины участвовали в общей охоте.

Они остались и провели в деревне зиму. С ее жителями их теперь связывали узы крепкой дружбы. А потом пришла весна. Пора было отправляться по реке Ла-Гранд на поиски фактории, где можно было бы продать то, что стало добычей в сезон зимней охоты. Ближайшей была миссия сульпицианцев в местечке Дё-Монтань, но Александер настоял на поездке в Монреаль. Ему нужно было повидаться с вдовой ван дер Меера. С Мунро и несколькими индейцами они отправились в путь. И там, в большом городе, его спокойная жизнь перевернулась вверх дном.

Александер наблюдал за молодой индианкой. Полуобнаженная, она нежилась на солнце. В шелест листвы вплеталась далекая песня дрозда. Александер знал, что назад пути нет. Он шагнул вперед, сделал глубокий вдох, словно черпая силы в терпком запахе лесной земли и свежем – хвои. Обошел цветущий куст кизила, наподдал носком мшистую кочку, споткнулся о корень… Он ничего не видел… Ничего, кроме женщины, за которой подсматривал и которая вызывала в нем противоречивые чувства.

Он любил Тсорихиа. Любил Изабель. Разрывался между этими двумя женщинами. Зачем расставаться с той, которая вот уже три года делила с ним свою жизнь? Он не находил ответа на этот вопрос. Но если здравомыслие подсказывало ему, что надо остаться с Тсорихиа, сердце неизменно выбирало Изабель. Он прекрасно понимал, что страдает, возможно, впустую. Что, если Изабель уже отстраивает себе новую жизнь, в которой для него нет места? Потом он вспоминал о Габриеле и терял способность размышлять здраво. Все эти сомнения отнимали у него силы. После возвращения из Монреаля его телесное влечение к Тсорихиа стало угасать. Занимаясь любовью с молодой виандоткой, он думал о беззаботной мещаночке из своего прошлого. Получалось, что он предает их обеих, и легче от этого не становилось.

Тсорихиа отложила недоплетенную корзинку. Александер, который был уже близко, замер на опушке. Солнце золотило его кожу, волосы блестели в ярких лучах. Нанесенные на щиколотки татуировки скрылись под отросшими волосами – с некоторых пор он перестал их удалять. Манеры и привычки белого человека стали брать верх над привычками индейцев. Когда это началось? С тех пор, как он вернулся из города. Разумеется, это нормально, когда контакт с цивилизацией пробуждает в человеке воспоминания, тоску о былом, но… ненадолго. Тсорихиа казалось, что по возвращении Александер даже смотреть стал на нее по-другому.

Но именно в эту минуту она подумала, что снова видит в его голубых глазах огонек, который моментально распалил в ней желание завоевать любовь своего мужчины. Она отлично умела его соблазнять. Притворившись, что не замечает его, она потянулась лениво и томно, как кошка. Он прищурился, помедлил немного, потом шагнул к ней. Поглядывая незаметно в его сторону, молодая женщина встала на четвереньки и, делая вид, что ищет что-то в траве, повернулась к нему задом. Зрелище получилось весьма аппетитное…

Обычно такой ненасытный, в последние дни «Тот, кто говорит взглядом» не искал ее объятий. Сначала она подумала, что ее женские чары утратили силу. Чтобы проверить, так ли это, в день, когда Александер с Мунро ушли вдвоем на охоту, она отправилась в хижину к Матиасу. Это было впервые, когда она решила отдаться другому. Но Тсорихиа хотела знать. И Матиас страстно ответил на ее призыв. Значит, дело не в ней? Она обратилась за помощью к шаману, и тот посоветовал искать ответ в снах.

Под предлогом наступления месячных[122] она ушла в лес и три дня там постилась. Когда тело достаточно ослабело, ей явилось видение: бледнолицая женщина тихонько гладила по голове дух Белого Волка. Сперва Тсорихиа не поняла сути послания, но прошло несколько дней, и в ее сердце закралось подозрение…

Наконец Александер вышел из тени и направился к молодой индианке. Она замерла, словно напуганное животное, и напряженно прислушалась. Внезапно между ними простерлась пелена дыма от костра. Когда дым рассеялся, Тсорихиа исчезла. И только незаконченная корзинка осталась лежать на том же месте. Александер поискал ее взглядом. Неподалеку на берегу реки дети ловили лягушек под присмотром трех женщин. Тсорихиа очень любила плавать. Может, она решила искупаться? Но в воде ее не было видно. Присмотревшись, Александер приметил узкую тропинку, идущую от большого камня к лесу, и решил пойти по ней.

Девичий смех позвал его за собой. Он пробирался между кружевными листьями папоротника, зная, что она наблюдает за ним своими черными, как оксидиан, глазами. Над головой щебетали птицы. Услышав крик ворона, он улыбнулся и свернул направо, к пригорку. Крик послышался снова, и он в конце концов увидел ее. Молодая женщина сидела на подстилке из сосновых веток, по-портновски подвернув ноги, – спина прямая, вокруг – ореол солнечного света.

Он опустился перед ней на колени и посмотрел так, словно хотел прочесть ее мысли. Глаза Тсорихиа блестели, призывали рассказать наконец, что его мучит.

– Тсорихиа!

– Нет! – Она прижала палец к его губам. – Не надо говорить. Твои глаза расскажут все сами.

Привстав на коленях, она придвинулась к нему так близко, что их тела почти соприкоснулись, и с грустью заглянула ему в глаза.

– Мне приснился сон… Мудрецы говорят, что наши сны – правда, что это послания, которые мы получаем из мира духов.

– И что же это был за сон, Тсорихиа? – спросил он, поглаживая указательным пальцем ее по плечу и думая о том, уж не раскрыла ли она его секрет.

Она взяла его ладонь, стиснула ее, а потом приложила к своему сердцу. Дождалась, когда он снова устремит на нее свой взгляд, и заговорила:

– Женщина гладила по голове Белого Волка.

Александер вздохнул с облегчением: она попросту решила в иносказательной манере напомнить ему, что он в последнее время уделяет ей недостаточно много внимания. Он улыбнулся и наклонился, чтобы ее поцеловать.

– Тсорихиа хитра, как лисица…

Со вздохом он позволил своим векам сомкнуться. Теплое тело девушки прижалось к его телу, нетерпеливые губы приникли к его губам. Потом в игру вступили ловкие руки чаровницы, и он забыл обо всем на свете.

Тсорихиа умела разбудить в мужчине желание. Александер и не пытался противиться. Глядя на клочки неба, просвечивавшего сквозь листву, он отдался ее ласкам. Зачем оставлять эту спокойную жизнь и возвращаться в самое сердце бури? Он ведь искренне верил, что с Тсорихиа ему хорошо и что это навсегда. Молодая индианка своей мудростью поддерживала его, помогала принимать правильные решения. Она, словно крошечный светлячок, вела его сквозь мрак здешних лесов. Не будь ее, он давно бы заблудился. И все же сейчас он чувствовал себя скверно. Ощущения казались неотчетливыми, поцелуи имели горький привкус.

Он долго пытался разобраться в себе, понять, почему его так влечет к Изабель. Любовь? Желание лучше узнать сына, оставить после себя потомство? В последнее время ему очень хотелось иметь ребенка. Сложилось бы все по-другому, если бы у них с Тсорихиа был свой малыш?

Он обратил свой грустный взгляд к Тсорихиа, и она ответила взглядом, исполненным такой любви, что он попросту не смог этого вынести. Он отвернулся, желая скрыть сомнения, давно терзавшие его душу. Зарывшись пальцами в длинные волосы, такие же черные и блестящие, как и ее глаза, он застонал. Аромат тела индианки напоминал запах леса, кожа ее была шелковистой и упругой, как самый лучший бобровый мех. Он пробежал губами по ее стройному телу, имевшему вкус смолы – кисловатый и пряный… вкус, который был совсем не похож на вкус тела Изабель. Вопреки всем ожиданиям, желание внезапно зажглось в нем. Он уложил Тсорихиа спиной на землю и лег сверху, испытывая неутолимую жажду и голод.

Молодой индианке почудилось, что в ее плоть вонзился томагавк. Она даже вскрикнула от боли. Поцелуи наполнили ее рот вкусом желчи. И женщина в одночасье поняла, что безвозвратно утратила Александера. Она предчувствовала, что так случится. Он подолгу молчал, отказывался делить с ней ложе… Теперь она прочла это решение в его взгляде. Все еще обнимая своего мужчину, обвивая ногами его бедра, она ощутила, как одиночество проникает в душу, в то время как тело млеет от наслаждения.

Задыхаясь, Александер какое-то время обнимал обжигающе горячее тело Тсорихиа. Он только что осознал, что в момент наивысшего блаженства видел перед собой лицо Изабель. Молоденькая квебекская мещанка, завладевшая его душой, останется в ней навсегда. Только смерть может это исправить. Он перевернулся на спину и прислушался к звукам леса.

– Я люблю тебя, Тсорихиа.

– Но собираешься уходить, – договорила она шепотом.

Последовало молчание.

– Ты любишь другую… Белую женщину. Ту, которую я видела во сне.

Александер почувствовал, как замерло сердце. Он привстал на локте. Тсорихиа едва заметно улыбалась, но в глазах ее стояли слезы.

– Белую женщину?

– Да. Ее кожа, бледная, как луна, освещает твои ночи… Она, как и Атаентсик, станет матерью твоего рода.

Неужели она что-то знает об Изабель и Габриеле?

– Я уже давно жду, когда ты заговоришь со мной о разлуке, Александер. Я предвидела, что однажды ты уйдешь от меня к той женщине. Но со временем я забыла… вернее, мне не хотелось думать об этом. У меня нет права на тебя сердиться. Это – твоя судьба, ее избрали для тебя духи. Мне надо смириться с тем, чего нельзя изменить, а тебе – следовать по начертанному для тебя пути.

– Но… ты никогда мне об этом не говорила… Тсорихиа, почему?

– Я надеялась, что духи про тебя забудут. Мне так хотелось, чтобы…

– Я и сам думал, что забыл эту женщину, – грустно проговорил Александер. – Но она снова и снова возникает в моей жизни. Это не из-за тебя, поверь мне! Теперь я думаю, что одна любовь не может вот так просто взять и заместить собой другую. Судьбе было угодно, чтобы наши с ней пути снова пересеклись в Монреале. Моя любовь к ней проснулась, и я узнал…

По щеке Тсорихиа скатилась слеза. Александер нежно смахнул ее и поцеловал молодую женщину в щеку.

– У меня есть сын, Тсорихиа. Эта женщина родила от меня сына и…

Молодая индианка стиснула зубы, чтобы сдержать крик. О ребенке она не знала, во сне его не было…

– Ты так хотел ребенка! Поэтому ты и возвращаешься к ней?

– Я… Я до сих пор люблю ее. Тсорихиа, мне очень жаль, что все так вышло.

Не в силах больше выносить то, что она слышала, и то, что читала в глазах своего мужчины, индианка со стоном отвернулась. Александер проклинал себя за то, что заставляет ее так мучиться.

– Когда я говорю тебе, что люблю, я говорю правду, Тсорихиа.

– Я знаю, – всхлипывая, произнесла молодая индианка. – Но твои глаза говорят и другое…

Глубоко взволнованный, он снова лег рядом с ней, нежно обнял.

– О, Тсорихиа! Прости меня!

Совершает ли он ошибку, покидая ее? А вдруг Изабель не захочет его больше видеть и запретит даже близко подходить к сыну? Что тогда он станет делать? Вернуться к Тсорихиа он точно не сможет. Неужели он вот так просто готов отказаться от шанса прожить свою жизнь в счастье, к которому всегда стремился? Но пути назад уже не было. Слишком поздно…

Тсорихиа хотелось кричать. Закрыв глаза, она попыталась раствориться в тепле, исходившем от любимого мужчины. Запомнить его запах, родинки у него на коже, ритм его дыхания, мягкость волос. Этот мужчина намеревался ее покинуть. Не надо было пить настой из трав! То, что случилось с ней, – наказание, ниспосланное духами за то, что она отказала своему мужчине в исполнении самого сокровенного желания.


Часть вторая. 1767–1768. Под переменчивым небом | Река надежды | * * *



Loading...